Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 22.02.2007 по делу N А40-59027/05-98-450 Требование о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления земельного налога, налога на прибыль, НДС и пеней удовлетворено, поскольку у налогоплательщика отсутствует обязанность уплачивать земельный налог по причине отсутствия объекта налогообложения, налогоплательщик правомерно отнес затраты по проведению капитального ремонта основных средств в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, применил налоговые вычеты по НДС.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 22 февраля 2007 г. по делу N А40-59027/05-98-450

Полный текст решения изготовлен 22 февраля 2007 года

Арбитражный суд г. Москвы

в составе:

судьи К.Д.В.

при ведении протокола судебного заседания судьей К.Д.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

по заявлению ООО “Баштрансгаз“

к Межрегиональной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 2

о признании недействительными решения от 19.09.2005 N 145/53-12,

требования от 21.09.2005 N 161

с участием:

от заявителя: Х.И.В., дов. от 13.06.2006; М.И.М., дов. от 27.12.2005; А.А.А., дов. от 27.12.2005; А.Г.М., дов. от 01.09.2006; З.О.В., дов. от 27.12.2005; А.В.А., дов. от 01.09.2006; Г.Т.А., дов. от 01.09.2006

от ответчика: Д.А.В., дов. от 11.01.2006; Л.М.А., дов. от 29.12.2005

установил:

общество с ограниченной ответственностью
“Баштрансгаз“ (далее - общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 2 (далее - Инспекция, ответчик) о признании недействительными решения N 145/53-12 от 19 сентября 2005 года “О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“ (далее - решение) в полном объеме и требования N 161 об уплате налога по состоянию на 21.09.2005 (далее - требование) в полном объеме.

В обоснование своих требований, изложенных в заявлении (с учетом заявлений об изменении оснований заявленных требований в порядке ст. 49 АПК РФ), дополнениях к заявлению, объяснениях по делу общество указало, что решение и требование Инспекции не соответствуют нормам налогового законодательства, фактическим обстоятельствам дела, нарушают права и законные интересы общества.

Инспекция возразила против заявленных требований по основаниям, изложенным в решении, отзыве на заявление общества, письменных пояснениях по делу.

Заслушав объяснения представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, суд пришел к выводу, что заявленные требования подлежат удовлетворению частично.

В связи с тем, что оспариваемое решение является многоэпизодным, доводы сторон рассматриваются судом поэпизодно.

Как установлено судом, Межрегиональной инспекцией ФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам N 2 проведена выездная налоговая проверка ООО “Баштрансгаз“ по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет налогов и сборов, а именно: налога на прибыль организаций, ЕСН за период с 01.01.02 по 31.12.03; НДС, НДФЛ за период с 01.07.02 по 31.12.03, налога на пользователей автомобильных дорог, налога с владельцев транспортных средств за период с 01.07.02 по 31.12.02; транспортного налога за период с 01.01.03 по 31.12.03; налога на имущество предприятий, налога с продаж, акцизов
на природный газ, платы за пользование водными объектами, земельного налога за период с 01.07.02 по 31.12.03, отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, платы за пользование недрами за период с 01.07.02 по 31.12.02; налога на добычу полезных ископаемых за период с 01.01.03 по 31.12.03; платы за загрязнение окружающей природной среды, местных налогов и сборов за период с 01.07.02 по 31.12.03.

По результатам проверки был составлен акт от 20.06.05 N 95/53-12 (т. 28 л.д. 144), на основании акта было вынесено решение N 145/53-12 от 19.09.2005 г. “О привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения“ (т. 1 л.д. 75 - 155). Решением обществу доначислены налоги, начислены соответствующие пени, общество привлечено к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ, ст. 123 НК РФ, п. 1 ст. 126 НК РФ.

На основании решения Инспекцией было выставлено требование N 161 об уплате налога по состоянию на 21.09.2005 г.

I. По разделу 1 решения “Налог на прибыль“.

По подпункту 2 пункта 1.1. решения.

Инспекция считает неправомерным включение в состав расходов затрат на замену неисправных выключателей в электроустановках, эксплуатируемых обществом. За совершение данного правонарушения с общества взыскивается недоимка в размере 1 038 240 руб., соответствующие пени, а также санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 207 648 руб.

В обоснование своих выводов Инспекция в решении (стр. 1) указывает, что произведенные затраты должны быть квалифицированы как расходы на реконструкцию и обновление основных производственных фондов. По мнению Инспекции, понесенные расходы должны согласно п. 2 ст. 257 НК РФ увеличивать первоначальную стоимость закрытых распределительных устройств (электроустановок). В письменных пояснениях (т. 20 л.д. 4)
Инспекция указывает, что по причине физического износа масляных выключателей закрытых распределительных устройств (электроустановок) произведена их замена на новые. Марка ранее установленных выключателей была снята с производства, в связи с чем на распределительных устройствах установлены вакуумные выключатели другой марки. Данные обстоятельства свидетельствуют о техническом перевооружении закрытых распределительных устройств.

Заявитель считает, что доводы налогового органа не основаны на фактических обстоятельствах дела, ст. ст. 100, 101, 257, 260 НК РФ. В судебном заседании заявитель пояснил, что обществом были произведены работы по ремонту распределительных устройств. В ходе проведения работ осуществлена замена вышедшей из строя детали электроустановки - выключателя. Замена неисправных выключателей на выключатели другой марки обусловлена снятием с производства марки ранее установленных выключателей. В результате произведенных работ назначение, производительность и другие технико-экономические показатели объекта основных средств не изменились. Такие работы в соответствии со ст. 260 НК РФ относятся к работам по ремонту электроустановок.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.03.2003 N 71, а не Постановления Высшего Арбитражного Суда РФ.

Заявитель также указывает, что налоговый орган незаконно в ходе судебного заседания неоднократно менял квалификацию вмененного обществу в оспариваемом решении правонарушения (реконструкция, техническое перевооружение, дооборудование и др.). Данные действия Инспекции противоречат ст. 100, 101, 31, 140 НК РФ, что подтверждается судебной практикой ФАС МО и Постановлением ВАС РФ N 71 (п. 18).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как установлено судом, заявителем были выполнены работы на распределительных устройствах (электроустановках) Ургалинского и Кармаскалинского
линейно-производственных управлений (ЛПУ). Работы производились по договору N 16 от 23.01.2001 г. ООО “Инсан“ путем замены вышедших из строя выключателей электроустановок на новые, пригодные для эксплуатации. Необходимость проведения спорных работ вызвана выходом из строя ранее установленных на распределительных устройствах выключателей, что подтверждается актами обследования технического состояния РУ-10 кВ КС Кармаскалинского ЛПУ и КС-2 Ургалинского ЛПУ (т. 14, л.д. 87 - 88) и не оспаривается ответчиком.

В соответствии с п. 4.2.2. Правил устройства электроустановок, утв. Главгосэнергонадзором России 1998 г. (т. 14, л.д. 83), распределительное устройство (РУ) является электроустановкой, служащей для приема и распределения электроэнергии по потребителям. Согласно указанных Правил, в состав РУ входят выключатели (п. 4.2.17, т. 14 л.д. 86), предназначенные для включения/выключения напряжения в РУ. Распределительные устройства отражены в учете общества как объекты основных производственных фондов (инв. карточка N 3365 и N 12199) и используются для деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии со ст. 11 НК РФ и “Правилами эксплуатации электроустановок потребителей“, утв. Начальником Главгосэнергонадзора России 31.03.1992 г. (т. 14 л.д. 89 - 90), под капитальным ремонтом электроустановок понимается ремонт, выполняемый для восстановления исправности и полного или близкого к полному ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые. Таким образом, замена неисправных и морально устаревших деталей устройства на новые, пригодные для эксплуатации, если целью замены является восстановление исправности изделия при сохранении характеристик использования объекта, является ремонтом.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях
увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции. Под техническим перевооружением понимается комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

В соответствии с п. 3 ст. 101 НК РФ в решении налогового органа должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений. В решении ответчика отсутствуют указания, что в результате замены вышедших из строя выключателей произошло изменение каких-либо технико-экономических показателей распределительных устройств, какими показатели были до проведения работ, каким стали после. В то же время согласно справкам ЭВС такие показатели не изменились (т. 24 л.д. 68 - 69).

В своих пояснениях ответчик указывает, что в результате произведенных работ неисправные выключатели были заменены на вакуумные, которые имеют более длительный межремонтный период. Данные доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку различный рекомендуемый межремонтный период для старых и новых выключателей электроустановки не свидетельствует об изменении производительности или других технико-экономических показателей основного средства. В Правилах эксплуатации электроустановок потребителей, на которые ссылается Инспекция, указано, что периодичность ремонтов определяется организацией самостоятельно и может быть изменена исходя из опыта эксплуатации (п. 2.2.41.).

Довод ответчика о более высокой производительности вновь установленных выключателей также является несостоятельным. “Инструкция по техническому обслуживанию и ремонту оборудования тяговых подстанций электрифицированных железных дорог“ (т. 24 л.д. 61), на которую ссылается ответчик, распространяется только на оборудование и аппаратуру, используемые в устройствах тягового электроснабжения электрифицированных железных дорог. Спорные же работы произведены на электроустановках компрессорных станций магистрального газопровода. Также ответчик необоснованно ссылается
на технические характеристики выключателя марки ВВТЭ-10-20/630(1000), т.к. такие выключатели на распределительных устройствах общества не устанавливались, о чем свидетельствуют акты выполненных работ (т. 14 л.д. 79, 80).

Таким образом, замена выключателей электроустановки не привела к изменению ее функционального назначения, заключающегося в приеме и распределении электроэнергии по потребителям, увеличению числа потребителей, номинального напряжения и других производственных показателей основного средства. Назначение ни выключателей, ни электроустановки в целом также не поменялось. Доказательств обратного Инспекция не представила.

Следовательно, работы по замене изношенных выключателей на пригодные к эксплуатации правомерно отнесены заявителем к работам по ремонту.

Суд также соглашается с доводами заявителя о том, что налоговый орган в ходе судебного заседания не вправе изменять квалификацию вмененного заявителю нарушения по сравнению с тем, как оно определено в оспариваемом решении. Как следует из ст. 100 и ст. 101 НК РФ, в решении должны быть отражены обстоятельства совершенного налогоплательщиком правонарушения, основания привлечения к ответственности, а также приведены соответствующие доказательства этого правонарушения. В силу ст. 31 НК РФ налоговому органу, проводившему налоговую проверку, не предоставлено право вносить изменения в ранее принятое решение, в том числе переквалифицировать вмененное им правонарушение. Изменить решение Инспекции может только вышестоящий налоговый орган в порядке, предусмотренном ст. 140 НК РФ. Следовательно, решение о привлечении к ответственности является итоговым документом налогового контроля и его дальнейшая корректировка, переквалификация действий налогоплательщика незаконны.

Поэтому ответчик неправомерно в нарушение ст. 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 1 038 240 руб., штраф и пени.

По подпунктам 3, 6 пункта 1.1. решения.

Инспекция считает неправомерным включение в состав расходов затрат на проведение подрядных работ, осуществленных по
договорам с ООО “Уфаремстройгаз“, на ветках ВЛ (высоковольтных линиях). За совершение данного правонарушения с общества взыскивается недоимка по пп. 3 п. 1.1. решения в размере 235 567 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 47 113,4 руб. По пп. 6 п. 1.1. решения с общества взыскивается недоимка в размере 1 183 755 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 236 751 руб.

В решении Инспекция указывает, что обществом произведен монтаж новой ветки ВЛ-10 кВт (высоковольтной линии). Данные расходы носят капитальный характер и не могут уменьшать налоговую базу текущего периода. В судебном заседании представитель Инспекции пояснил, что при проведении проверки заявитель не представил документов, подтверждающих наличие производственных высоковольтных линий ВЛ-10 кВт Кармаскалинского ЛПУ, на ремонт которых списаны произведенные затраты. Кроме того, характер произведенных работ свидетельствует о капитальном характере затрат (реконструкции): выполнены работы по расчистке площадей от кустарника и мелколесья, произведена валка леса, корчевка пней; выполнены строительные работы по установке блоков фундамента, железобетонных плит; выполнена установка железобетонных опор для высоковольтной линии (ВЛ-10), стоек вибрированных, арматуры А-1 и т.п. Заявитель не представил доказательств, что данные работы относятся к работам по ремонту.

Заявитель с доводами Инспекции не согласен и указывает, что монтаж новой ветки ВЛ-10 кВ он не производил, фактически им выполнены работы по ремонту ЛЭП-10 кВ, построенной в 1997 г., и ВЛ 10/0,4, построенной в 1993 г. В обоснование своих доводов заявитель ссылается на рабочий проект застройки жилого поселка ГП “Баштрансгаз“ в Уфимском районе (т. 22 л.д. 111 -
114), акт допуска в эксплуатацию от 03.07.97 (т. 22 л.д. 116), разрешение на включение электроустановки от 15.07.97 (т. 22 л.д. 120), акт государственной приемочной комиссии (т. 22 л.д. 125).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции по следующим основаниям.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Ни при проведении налоговой проверки, ни в судебном заседании заявитель не представил доказательств выполнения именно ремонтных работ на производственных высоковольтных линиях (ВЛ). Как установлено Инспекцией при проведении проверки (т. 20 л.д. 4), на территории Кармаскалинского ЛПУ были выполнены следующие работы: работы по расчистке площадей от кустарника и мелколесья, валка леса, корчевка пней; выполнены строительные работы по установке блоков фундамента, железобетонных плит; выполнена установка железобетонных опор для высоковольтной линии (ВЛ-10), установка оборудования на опорах разъединителей, стоек вибрированных, арматуры А-1, и т.п. (п. 3, п. 6 решения - т. 35 л.д. 2, 4, 12 - 15, т. 30, л.д. 70 - 71). Факт выполнения данных работ заявителем не оспаривается; доказательств, опровергающих утверждение Инспекции, заявитель в материалы дела не представил.

Из характера произведенных работ, а также пояснений заявителя (т. 30 л.д. 70 - 71) следует, что выполнен монтаж основных конструкций высоковольтной линии: блоков фундамента, ж/б плит, стоек, арматуры, оборудования, проводов и т.п. При проведении проверки заявитель не представил доказательств, что спорные работы выполнены на конкретных производственных объектах общества - ВЛ-10 кВ и
не улучшают их технико-экономические показатели.

По подпункту 3:

В судебном заседании заявитель представил рабочий проект застройки жилого поселка ГП “Баштрансгаз“ в Уфимском районе (т. 22 л.д. 111 - 115). В представленном проекте предусмотрено строительство ВЛ-10 кВ, 30-ти жилых домов для АО “Кадыр“. 10 жилых домов для ГП “Баштрансгаз“; магазина товаров повседневного спроса с мини-пекарней; почты, телеграфа и др. социально-бытовых объектов жилого поселка (т. 22 л.д. 114).

Оценив представленные заявителем доказательства, суд считает, что они не подтверждают характер расходов по ст. 252 НК РФ, а также факт, что конструкции и оборудование смонтированы на ВЛ-10 кВ взамен ранее демонтированных со схожими технико-экономическими показателями и в аналогичных объемах.

Ссылка заявителя на собственную справку без номера и даты в подтверждение факта ранее произведенного демонтажа проводов с ВЛ-10 кВ протяженностью 17,52 км хозяйственным способом (т. 22 л.д. 124) также не принимается, поскольку указанные в ней данные не подтверждены первичными документами. Суд оценивает представленные доказательства в совокупности.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям (т. 20 л.д. 5). Поэтому ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 235 567 руб., соответствующие пени и штраф.

По подпункту 6:

По аналогичным основаниям суд считает законным решение Инспекции и по пп. 6 п. 1.1. решения. В судебном заседании заявитель представил акт о приемке законченного строительством ВЛ 10/0,4 кВ и КТП 100 КВА на пасеке Кармаскалинского ЛПУ (т. 22 л.д. 127), собственную справку б/н и даты о проведении работ по демонтажу хозяйственным способом 7,48 км провода (т. 22 л.д. 128) без подтверждающих первичных документов.

Оценив представленные заявителем доказательства, суд считает, что они не подтверждают, что конструкции и оборудование смонтированы на ВЛ-10 кВ взамен ранее демонтированных объектов со схожими технико-экономическими показателями и в аналогичных объемах. Кроме того, характер произведенных работ свидетельствует о монтаже на объекте основных элементов ВЛ-10 кВ: железобетонных опор, проводов арматуры, изоляторов и т.п., на что также указано в пояснениях заявителя (т. 30 л.д. 71).

Ссылка заявителя на собственную справку без номера и даты в подтверждение факта ранее произведенного демонтажа проводов с ВЛ-10 кВ протяженностью 7,48 км хозяйственным способом (т. 22 л.д. 128) не принимается, поскольку указанные в ней данные не подтверждены первичными документами. Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям (т. 20 л.д. 5). Ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 1 183 755 руб., соответствующие пени и штраф.

Заявитель не подтвердил первичными документами ремонтный характер работ.

По подпунктам 4, 5 пункта 1.1. решения.

Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав расходов затрат на проведение капитального ремонта газотурбинных установок. В этой связи с общества взыскивается недоимка по пп. 4 решения в размере 303 062 руб., пени, а также санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 60 612,4 руб. По пп. 5 решения с общества взыскивается недоимка в размере 1 642 297 руб., пени и штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 328 459,4 руб.

В решении и письменных пояснениях (т. 20 л.д. 5) ответчик указал, что по договору N 653 от 14.11.01 с ООО “Башгазтехнология“ произведены работы по демонтажу и замене отдельных узлов агрегата ГТК-10-4 КС18 по программе “рекон“ (акт за апрель 2002 г., акт за март 2002 г.). Причиной демонтажа узлов агрегата стала наработка, превышающая назначенный ресурс. После обследования на заводе заявителю выдано заключение об их замене от 15.03.02 N 1011/1. В решении произведенные работы квалифицированы как реконструкция и обновление основных производственных фондов. Затраты на их проведение, по мнению Инспекции, должны быть отнесены на увеличение первоначальной стоимости основного средства по п. 2 ст. 257 НК РФ. В письменных пояснениях ответчик указывает, что произведенные работы свидетельствуют о техническом перевооружении объекта. Наличие у замененных деталей заводского номера свидетельствует о наличии самостоятельного инвентарного объекта.

Заявитель считает, что доводы налогового органа не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, разъяснениям компетентных государственных органов, ст. ст. 100, 101, 257, 260 НК РФ. В обоснование своих доводов заявитель указывает, что необходимость замены отдельных деталей установки вызвана их неисправностью, что не оспаривается ответчиком. В результате произведенных работ назначение, производительность и другие технико-экономические показатели объекта не изменились. Замененные детали не являются самостоятельным объектом основных средств согласно ст. 257, 258 НК РФ, Постановлению Правительства РФ N 1 от 01.01.02. При вынесении решения Инспекция в нарушение ст. 100 - 101 НК РФ не указала, какие технико-экономические показатели установки изменились в результате проведения работ.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как установлено судом, между заявителем и ООО “Башгазтехнология“ заключен договор N 653 от 14.11.01 на капитальный ремонт агрегатов ГТК-10-4 КС-18 (т. 16 л.д. 79). При проведении работ произведен демонтаж камеры сгорания, корпуса компрессора, корпуса турбины, заменена камера сгорания, рабочие лопатки ротора (акт за апрель 2002 г., акт за март 2002 г., письмо от 19.03.02 N 06/888 (т. 16 л.д. 85, 95). Из пояснений Инспекции следует, что причиной выполнения работ явился износ отдельных деталей установки. Налоговый орган ссылается на заключение N 1011. В данном заключении указано, что в результате обследования рабочих лопаток на роторе осевого компрессора установки ГТК-10 выявлена неисправность части лопаток (т. 23 л.д. 139 - 140).

Замененные в связи с износом элементы газотурбинной установки являются ее отдельными деталями, что подтверждается техническими условиями на установки газотурбинные ГТК-10-4 ТУ 108.641-77. В соответствии с техническими условиями в состав газотурбинных установок ГТК входят: блок турбогруппы (турбоблок); обшивка турбогруппы; устройство отсасывающее; смеситель; камера сгорания; шайбы дроссельные; секции воздухоподогревателя; маслопроводы с воздушными маслоохладителями; блок насосов с подогревом масла; инжектор и др. В блок турбогруппы, в свою очередь, входит ротор (т. 16 л.д. 71). Ротор включает в себя рабочие лопатки, которые и были частично заменены при ремонте.

Согласно ст. 11 НК РФ и ГОСТ 18322-78 (СТ СЭВ 5151-85) “Система технического обслуживания и ремонта техники. Термины и определения“ под капитальным ремонтом понимается ремонт, выполняемый для восстановления полного или близкого к полному восстановлению ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые. Из приведенного определения следует, что замена неисправных деталей газотурбинной установки на пригодные для эксплуатации, если целью замены является восстановление исправности изделия, относится к работам по ремонту.

В соответствии с п. 3 ст. 101 НК РФ в решении налогового органа должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки. Между тем, в решении ответчика не указано, что в результате произведенных работ по демонтажу и замене вышедших из строя деталей произошло изменение каких-либо технико-экономических показателей газотурбинных установок, какими они были до проведения работ, каким стали после.

Довод налогового органа, что детали имеют свой заводской номер и поэтому являются отдельным объектом основных средств, не соответствует определению объекта основных средств, приведенному в ст. 257 и ст. 258 НК РФ. В качестве объекта основных средств учитывается газотурбинная установка, а не ее отдельные детали, что соответствует Постановлению Правительства РФ N 1 от 01.01.02 (код 14 2911130) (том 15, л.д. 140, 141).

Таким образом, работы по демонтажу и замене отдельных изношенных деталей газотурбинных установок на пригодные к эксплуатации правомерно отнесены заявителем к работам по ремонту, а затраты на их проведение включены в состав расходов по ст. 260 НК РФ. Ответчик неправомерно доначислил налог на прибыль по подпункту 4 пункта 1.1. решения в сумме 303 062 руб., штраф и пени. По подпункту 5 пункта 1.1 решения ответчик неправомерно доначислил налог на прибыль в сумме 1 642 297 руб., штраф и пени.

По подпункту 7 пункта 1.1. решения.

В пп. 7 п. 1.1. решения Инспекция указала, что заявитель неправомерно включил в состав расходов затраты на проведение работ на пристрое к складу Сибайского ЛПУ, осуществленного по договору с ООО “Башуралмонолит“. За совершение данного правонарушения с общества взыскивается недоимка в размере 68 760 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 13 752 руб.

По мнению Инспекции, обществом на основании договора с ООО “Башуралмонолит“ произведена реконструкция и обновление, а также модернизация пристроя к складу Сибайского ЛПУ. Произведенные работы изменяют ранее принятые нормативы функционирования объекта, в т.ч. срок полезного использования. Затраты на выполнение работ составили 286 499 руб. Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ данные затраты должны увеличивать первоначальную стоимость основных средств.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что в связи с подтоплением пристроя вследствие внезапно ухудшившихся погодных условий был произведен его капитальный ремонт: установлены защитные фундаментные блоки, специальные панели, восстановлены отмостки, врезан грунт, обладающий повышенной гигроскопичностью (скапливающий воду), произведена гидроизоляция и др. работы. В результате произведенных работ изменение технико-экономических показателей, влияющих на транспортировку и хранение природного газа, не произошло.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Как установлено Инспекцией при проведении проверки и подтверждается материалами дела (т. 29 л.д. 92 - 95, л.д. 90, 91, т. 32 л.д. 46 - 49), подрядчиком - ООО “Башуралмонолит“ выполнены следующие работы: разработка грунта экскаватором; устройство щебеночных оснований под фундаменты; уплотнение грунта щебнем; установка блоков стен подвалов массой более 1,5 тонн; установка стен из силикатного кирпича; укрепление покрытий керамзитом; устройство выравнивающих цементных стяжек; установка стропил; устройство обрешетки; монтаж кровельного покрытия; установка оконных блоков; монтаж ворот и др. работы.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. В качестве доказательств ремонтного характера работ заявитель ссылается: во-первых, на документы, подтверждающие, что до начала проведения работ у заявителя имелся пристрой к складу, выполненный частично из металлических листов по металлическому каркасу (литера строения Б2) и частично из крупноразмерных блоков (литера строения Б1) (т. 23 л.д. 27, 15 - 23); во-вторых, что необходимость проведения работ вызвана подтоплением склада в результате паводка, что подтверждается выдержкой из газеты “Сибирский рабочий“ (т. 23 л.д. 28) и справкой о ситуации на подконтрольной территории Сибайского КООС (т. 23 л.д. 29).

Исследовав представленные доказательства, суд приходит к выводу, что они не подтверждают факт проведения ремонта на пристрое к складу. Как следует из представленных Инспекцией документов, на объекте выполнены работы по строительству основных конструктивных элементов склада: фундаментов, блоков стен подвала, стен склада из кирпича, окон, кровельного покрытия, ворот и др.

Суд также приходит к выводу, что выдержка из газеты “Сибирский рабочий“ и справка о ситуации на подконтрольной территории Сибайского КООС, в которой отсутствует упоминание о пристрое к складу, не доказывают, что указанные работы произведены в связи с паводками на территории Сибайского ЛПУ. Суд также соглашается с доводами Инспекции о том, что ни при проведении налоговой проверки, ни в судебном заседании заявитель не представил доказательств того, что произведен ремонт пристроя к складу путем замены вышедших из строя в результате паводка конструкций, поскольку в материалы дела не представлены акты выполненных работ, другие документы, подтверждающие замену или какой-либо демонтаж существовавших ранее конструкций помещения.

Согласно ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

Установка на объекте, частично выполненном из металлических листов, частично из блоков, - фундаментов, кирпичных стен, оконных блоков, кровельного покрытия, ворот и других основных конструктивных элементов пристроя к складу, свидетельствует о повышенных нагрузках объекта, изменении его технико-экономических показателей, в связи с чем Инспекция обоснованно квалифицировала работы как реконструкцию и модернизацию объекта основных средств. Поэтому ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 68 760 руб., соответствующие пени и штраф.

По подпункту 8 пункта 1.1. решения.

В решении Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав расходов затрат на замену анодных заземлителей установок катодной защиты Сибайского ЛПУ. В связи с этим с общества взыскивается налог в размере 62 498 руб., пени, а также санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 12 499,6 руб.

В обоснование своих выводов Инспекция в решении указывает, что произведенные затраты должны быть квалифицированы как расходы на реконструкцию и обновление основных производственных фондов. По мнению Инспекции, понесенные расходы согласно п. 2 ст. 257 НК РФ увеличивают первоначальную стоимость объекта основных средств. В письменных пояснениях Инспекция указывает (т. 31 л.д. 110), что общество произвело сооружение глубинных анодных заземлителей. Выполнение земляных работ, бурения, отсутствие работ по демонтажу анодных заземлителей свидетельствует о капитальном характере затрат.

Заявитель считает, что доводы налогового органа основаны на неверном понимании специфики оборудования, эксплуатируемого обществом, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, разъяснениям компетентных государственных органов, ст. ст. 100, 101, 257, 260 НК РФ. В обоснование своих доводов заявитель указывает, что обществом были произведены работы по ремонту установок катодной защиты (УКЗ) N 86 и N 87 путем замены анодных заземлений. Необходимость проведения работ вызвана отклонением от нормы показателей сопротивления растеканию анодного заземления. Проведенные работы направлены на восстановление проектных характеристик УКЗ. Замена анодных заземлений производится путем врытия в почву металлических конструкций, соединенных с УКЗ. При провед“нии указанного вида ремонта демонтаж ранее установленных анодных заземлений не возможен в связи их разрушением в почве в процессе эксплуатации, что подтверждается нормативно-техническими актами и разъяснениями Ростехнадзора N 12-27/1492 (т. 24 л.д. 121).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, между заявителем и ООО “Башгазтехнология“ заключен договор N 287 от 16.05.2002 г. на капитальный ремонт объектов Сибайского ЛПУ, в т.ч. ремонт анодных заземлителей (т. 14 л.д. 34). Работы выполнены на установках катодной защиты (УКЗ) N 86 и N 87 Сибайского ЛПУ, что подтверждается справкой о стоимости выполненных работ, актами выполненных работ (т. 14 л.д. 42). В соответствии с п. 3.1.1. ВРД 39-1.10-006-2000 “Правил технической эксплуатации магистральных газопроводов“ (т. 14 л.д. 48) в систему электрохимической защиты газопроводов от коррозии входят установки катодной защиты. Они предназначенные для отвода коррозионных токов и предотвращения почвенной коррозии трубопроводов. Согласно ГОСТ Р 51164-98 (т. 14 л.д. 49) установка катодной защиты состоит из ряда восстанавливаемых элементов, в том числе анодных заземлений (схема - т. 24 л.д. 65).

Необходимость проведения спорных работ вызвана выявленными неисправностями в работе установок, что подтверждается актами обследования технического состояния УКЗ N 86 и N 87 от 06.05.2002 г. (т. 14 л.д. 55 - 57). Согласно актам, сопротивление растеканию анодного заземления было выше нормы (на УКЗ N 86 R = 6,2 Ом, на УКЗ N 87 R = 13 Ом). Норма сопротивления по Положению по техническому обслуживанию и ремонту средств электрохимической защиты от 25.04.2000 г. составляет 1,5 Ом (т. 14 л.д. 58). В целях устранения неисправностей в работе установок катодной защиты проведен их ремонт путем замены анодных заземлений. О восстановлении нормативных показателей после проведения работ на УКЗ N 86 и N 87 свидетельствуют отчеты о работе УКЗ за 2 квартал 2002 г. (до выполнения работ) и за 3 квартал 2003 г. (после выполнения работ) (т. 14 л.д. 62 - 70).

Как следует из п. 4.5.4.1. “Руководства по эксплуатации средств противокоррозионной защиты подземных газопроводов“, утв. Мингазпром СССР (т. 14 л.д. 60), при капитальном ремонте установок катодной защиты выполняются частичная или полная замена анодного и защитного заземлений. Таким образом, работы по восстановлению утраченного за время эксплуатации анодного заземления прямо отнесены действующими нормативными актами к капитальному ремонту.

Как пояснил заявитель, анодное заземление, обеспечивая электрохимическую защиту магистрального газопровода от коррозии, разрушается в процессе эксплуатации. Анодное заземление может состоять, в том числе из металлических труб, врываемых в почву на необходимую глубину, соединенных с другими элементами УКЗ. В связи с разрушением анодных заземлителей в процессе работы, при проведении ремонта УКЗ демонтаж разрушенных заземлителей невозможен (разъяснения Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1492) (том 24 л.д. 121).

Ссылка Инспекции на то, что заявителем приобретен самостоятельный объект основных средств, не соответствует закону и материалам дела. Во-первых, в решении заявителю не вменяется приобретение объектов основных средств. Во-вторых, согласно приведенным выше нормативно-техническим документам, а также разъяснению компетентного органа - Ростехнадзор (т. 24 л.д. 121), анодные заземления по своим техническим характеристикам не являются самостоятельным оборудованием, а являются только одной из составных частей установки катодной защиты (т. 26. л.д. 110, 107, 105, 98). Работы по замене анодных заземлений прямо отнесены нормативными актами к работам по ремонту установок катодной защиты.

Ссылка Инспекции на то, что при ремонте проводились земляные работы, в связи с чем работы носят капитальный характер, несостоятельна. Общество эксплуатирует подземные газопроводы. Оборудование, обеспечивающее их защиту, также имеет подземную часть. Ремонт подземной части основных средств, обеспечивающих защиту подземных газопроводов, не возможен без проведения земляных работ, бурения. Следовательно, работы, выполняемые на УКЗ N 86 и N 87, направлены на восстановление нормативных показателей указанных объектов (т. 24 л.д. 53 - 58) и устранение их неисправностей. Доказательств обратного Инспекция не представила.

Поэтому затраты на замену анодных заземлений правомерно отнесены заявителем к расходам на ремонт в соответствии со ст. 260 НК РФ. Ответчик неправомерно доначислил налог на прибыль в сумме 62 498 руб., штраф и пени.

По подпункту 9 пункта 1.1. решения.

В пп. 9 п. 1.1. решения Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав расходов затрат на проведение строительных работ на операторной пункта замера расхода газа. За совершение данного правонарушения с общества взыскивается недоимка в размере 132 980 руб., пени, а также санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 26 596 руб.

В обоснование своих выводов Инспекция указывает, что на операторной пункта замера расхода газа (ПЗРГ) произведено строительство его основных конструктивных элементов: произведены земляные работы, установлены фундаменты, стены, перекрытия, оконные и дверные блоки, кровля, произведена внутренняя и внешняя отделка здания. Затраты на указанные работы должны согласно п. 2 ст. 257 НК РФ увеличивать первоначальную стоимость объекта основных средств.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и пояснил, что ПЗРГ непосредственно в процессе транспортировки газа не участвует, а служит лишь средством учета газа, в связи с чем, по определению, не может быть модернизирован или реконструирован (т. 30 л.д. 72). Произведенные работы были направлены на устранение недостатков, выявленных при обследовании ПЗРГ: произведено усиление фундаментов для того, чтобы они могли выдержать дополнительную нагрузку, произведена монолитная связка дополнительных элементов (блоков фундаментов), кирпичей стен с ранее существовавшим строением. Произведенные работы не увеличивают технико-экономические показатели объекта.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Как следует из материалов дела, согласно акту приемки работ за ноябрь 2002 г. подрядчиком - ДООО “Железобетон“ выполнены следующие работы (т. 32 л.д. 12 - 16): произведены земляные работы (разработка грунта экскаватором, перемещение грунта бульдозером и др.); установлены фундаменты; построены стены из кирпича с теплоизоляционными плитами; перекрытия; сооружена кровля; полы; установлены оконные и дверные блоки; осуществлена внутренняя и внешняя отделка здания, выполнены другие работы. Таким образом, осуществлено сооружение основных конструктивных элементов здания.

Суд также соглашается с доводами Инспекции о том, что указанные виды работ свидетельствуют об отсутствии какого-либо ремонта путем смены изношенных конструкций и деталей или какой-либо их замены.

Ссылка заявителя на то, что ПЗРГ непосредственно в процессе транспортировки газа не участвует, а служит лишь средством учета газа, в связи с чем не может быть реконструирован, судом не принимается. Как следует из акта приемки работ за ноябрь 2002 года, на объекте были сооружены основные конструктивные элементы здания: фундамент, стены, полы, крыша, двери, окна и др. Согласно ст. 257 НК РФ, совместному Письму Государственного Комитета по планированию СССР N НБ-36-Д, Государственного Комитета по вопросам строительства и архитектуры СССР N 23-Д, Строительного Банка СССР N 144, Центрального статистического управления СССР N 6-14 от 8 мая 1984 года здание любого производственного объекта может быть достроено, реконструировано и модернизировано.

Кроме того, заявитель в своих объяснениях указывает, что на объекте установлены дополнительные блоки фундаментов для обеспечения повышенных нагрузок здания (т. 30 л.д. 73). Согласно ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами. В нарушение ст. 252, 260 НК РФ заявитель документально не подтвердил ремонтный характер работ.

Поэтому ответчик правомерно установил, что заявителем произведены капитальные расходы и в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил налог на прибыль в сумме 132 980 руб., соответствующие пени и штраф.

По подпункту 10 пункта 1.1. решения.

В пп. 10 п. 1.1. решения Инспекция указала, что заявитель неправомерно включил в состав расходов затраты на замену неисправного двигателя автомобильного крана ДЭМАГ на новый. В связи с этим ответчик доначислил налог в размере 304 290 руб., пени, а также санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 60 858 руб.

В обоснование своих выводов ответчик в решении указал, что согласно договору от 06.05.2002 г. N 271 с ООО “Уралгарант“ проведены работы, связанные с заменой двигателя ОМ-401 на автокране ДЭМАГ в размере 1 267 875 руб. В решении произведенные работы квалифицированы как реконструкция и обновление основных производственных фондов. В письменных пояснениях от 18.01.06 ответчик указывает, что замена двигателя была вызвана выработкой ресурса. В результате износа двигатель не вырабатывал рабочих параметров, что, по мнению Инспекции, свидетельствует о проведении технического перевооружения автокрана. В пояснениях от 19.09.06 ответчик изменил квалификацию вмененного нарушения, указав, что приобретались объекты основных средств.

По мнению заявителя, данные выводы ответчика являются несостоятельным по следующим основаниям. Во-первых, налоговому органу не предоставлено право вносить изменения в ранее принятое им решение, в том числе осуществлять переквалификацию вмененного правонарушения. Во-вторых, ООО “Баштрансгаз“ были произведены работы по ремонту автокрана ДЭМАГ, которые заключались в замене вышедшего из строя двигателя на двигатель аналогичной марки. В результате произведенных работ назначение, производительность и другие технико-экономические показатели автокрана не изменились.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, по договору N 271 от 06.05.2002 г. (т. 13 л.д. 140) были выполнены работы по ремонту автокрана “Демаг“ Шаранского ЛПУ. Ремонт производился путем замены вышедшего из строя двигателя на двигатель, пригодный для эксплуатации. Кран автомобильного типа является транспортным средством, поставленном на учет в ГАИ 26.10.1994 г., о чем указано в техническом паспорте. Регистрация произведена в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 12.08.1994 г. N 938, предусматривающим обязательную регистрацию транспортных средств в Госавтоинспекции МВД РФ.

Согласно дефектной ведомости детали двигателя ОМ-401 (поршень, топливный аппарат, форсунки, сальники к/вала) были физически изношены (т. 13 л.д. 144). По этой причине была произведена замена вышедшего из строя двигателя. Как следует из акта выполненных работ N 1/7, счета-фактуры N 73 от 27.06.2002 г., на автокране смонтирован двигатель аналогичной марки - ОМ-401 (т. 13 л.д. 144, 145 - 146, 147). Также согласно справке Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора (т. 14 л.д. 9) при замене двигателя технические данные автокрана ДЕМАГ не изменились. Кроме того, в декларациях по налогу с владельцев транспортных средств за 2002 г. (до замены двигателя) и за 2003 г. (после замены двигателя) мощность двигателя автокрана ДЕМАГ АС-155 указана одинаковая - 280 л.с. (т. 14 л.д. 10 - 11).

Согласно п. 72 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утв. Приказом Минфина РФ от 20.07.1998 г. N 33н, при капитальном ремонте транспортных средств производятся полная разборка агрегата, ремонт базовых корпусных деталей и узлов, замена или восстановление всех изношенных деталей и узлов на новые и более современные, сборка, регулирование и испытание агрегата.

В соответствии со ст. 11 НК РФ и ГОСТ 18322-78 (СТ СЭВ 5151-85) под капитальным ремонтом понимается ремонт, выполняемый для восстановления полного или близкого к полному восстановлению ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые (т. 13 л.д. 148).

Из приведенных определений следует, что замена неисправного двигателя автокрана на пригодный для эксплуатации, если целью замены является восстановление исправности изделия, относится к работам по ремонту.

Таким образом, объем работ, выполненных заявителем, свидетельствует о проведении капитального ремонта автокрана ДЕМАГ АС-155. По смыслу п. 2 ст. 257 НК РФ работы по замене двигателя автокрана на двигатель с техническими параметрами, идентичными первоначальным, которые к моменту замены выработали свой ресурс, не относятся к реконструкции, достройке, дооборудованию, модернизации или техническому перевооружению. Произведенная операция по замене двигателя правильно квалифицирована как капитальный ремонт, а затраты правомерно включены в состав расходов по ст. 260 НК РФ. У ответчика отсутствуют основания для доначисления налога на прибыль в сумме 304 290 руб., штрафа и пеней.

По подпунктам 11, 12 пункта 1.1. решения.

В пп. 11 п. 1.1. решения Инспекция указала, что обществом были проведены пусконаладочные работы системы автоматического пожаротушения объекта КС-2 Ургалинского ЛПУ на сумму 832 415 руб. В подпункте 12 п. 1.1 решении ответчик указал, обществом были проведены пусконаладочные работы системы автоматического пожаротушения объекта КС-19А Шаранского ЛПУ на сумму 1 032 194 руб.

По мнению Инспекции, произведенные работы должны быть квалифицированы как реконструкция и обновление основных производственных фондов и учитываться по п. 2 ст. 257 НК РФ. За совершение данного нарушения с общества по пп. 11 п. 1.1. решения взыскивается налог в размере 199 780 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 39 956 руб., соответствующие пени. По пп. 12 п. 1.1. решения с общества взыскивается налог в размере 247 727 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 49 545,4 руб., соответствующие пени. В письменных пояснениях от 18.01.06 ответчик переквалифицировал проведенные работы в техническое перевооружение объектов основных средств.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что были выполнены работы по ремонту установок автоматического газового пожаротушения на компрессорных станциях Ургалинского и Шаранского ЛПУ. В результате проведения работ назначение, производительность и другие технико-экономические показатели установок не изменились.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, ООО “Баштрансгаз“ заключило договор N 1156/649 от 16.09.2002 г. (т. 15, л.д. 12) и договор N 1143 от 26.07.2002 г. с ООО ПКФ “ПРТ Групп“ (т. 15 л.д. 25) на проведение работ по капитальному ремонту систем автоматического пожаротушения объекта КС-2 Ургалинского ЛПУ и объекта КС-19А Шаранского ЛПУ соответственно.

Согласно акту от 21.03.01 и акту от 12.06.01 (т. 15 л.д. 16, 30) капитальный ремонт автоматических установок газового пожаротушения проводился в связи с неисправностью некоторых деталей, узлов системы. Пусконаладочные работы всей системы пожаротушения не производились, а велись лишь на отремонтированном оборудовании. В акте сдачи-приемки выполненных работ N 219, счете-фактуре N 522, в акте сдачи-приемки выполненных работ N 193, счете-фактуре N 456 указывается, что проведены ремонтные и пусконаладочные работы по системе автоматического пожаротушения (т. 15 л.д. 17, 20, 31, 34). Из Письма Первого заместителя Министра по делам ГО и ЧС РБ - начальника УГПС от 31.12.2002 г. N 3/9-4162 (т. 15 л.д. 21) следует, что в ходе очередных плановых проверок установлено, что при том же использовании огнетушащего вещества (углекислый газ) и при том же физическом объеме защищаемого оборудования и помещений обеспечена установленная нормативно-техническими документами надежность эксплуатации установок автоматического газового пожаротушения и пожарная защищенность объектов. То есть выполнение работ на установках автоматического газового пожаротушения правомерно квалифицированы заявителем как работы по ремонту, т.к. в результате их выполнения были восстановлены проектные функции работы системы автоматического газового пожаротушения.

В соответствии с п. 3 ст. 101 НК РФ в решении налогового органа должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений. Между тем, в оспариваемом решении отсутствуют указания на то, что в результате проведенных работ произошло изменение каких-либо технико-экономических показателей установок, какими показатели были до проведения работ, каким стали после.

Поэтому суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции. Ответчик неправомерно в нарушение ст. 260 НК РФ доначислил по пп. 11 п. 1.1. решения налог в размере 199 780 руб., штраф и соответствующие пени, по пп. 12 п. 1.1. решения налог в размере 247 727 руб., штраф и соответствующие пени.

По подпункту 13 пункта 1.1. решения.

В решении Инспекция указала, что общество неправомерно включило в состав расходов затраты на проведение подрядных работ, осуществленных по договору с ООО “Грант“, на ветке ВЛ (высоковольтной линии). В связи с этим Инспекция доначислила недоимку в размере 124 336 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 24 867,2 руб.

В решении Инспекция указывает, что обществом произведен монтаж ветки ВЛ-10 кВт. Данные расходы носят капитальный характер и не могут уменьшать налоговую базу текущего периода. В судебном заседании представитель Инспекции пояснил, что при проведении проверки заявитель не представил документов, подтверждающих наличие производственных высоковольтных линий ВЛ-10 кВт Кармаскалинского ЛПУ, на ремонт которых списаны произведенные затраты. Кроме того, характер произведенных работ свидетельствует о капитальном характере затрат (реконструкции): выполнены работы по установке железобетонных плит; железобетонных опор для высоковольтной линии, проводов, линейной арматуры. Заявитель не представил доказательств, что данные работы относятся к работам по ремонту.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и пояснил, что монтаж новой ветки ВЛ-10 кВ он не производил, фактически им выполнены работы по ремонту ЛЭП-10 кВ, построенной в 1990 г. В обоснование своих доводов заявитель ссылается на ТУ на подключение электроустановок от 23.09.89 (т. 22 л.д. 138), акт разграничения балансовой принадлежности (т. 22 л.д. 135), акт государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию от 28.06.90 (т. 22 л.д. 132). Согласно указанному акту предъявлена к приемке в эксплуатацию ВЛ 10 кВ для электроснабжения жилого поселка “Газовик“, расположенного в населенном пункте Кармаскалы.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Ни при проведении налоговой проверки, ни в судебном заседании заявитель не представил доказательств выполнения именно ремонтных работ на производственных высоковольтных линиях (ВЛ).

Как установлено Инспекцией при проведении проверки, на территории Кармаскалинского ЛПУ были выполнены следующие работы: установка железобетонных плит; железобетонных опор для высоковольтной линии, проводов, линейной арматуры, траверс, изоляторов и др. (т. 29, л.д. 65 - 66, 67, 68). Факт выполнения данных работ заявителем не оспаривается; доказательств, опровергающих утверждение Инспекции, заявитель в материалы дела не представил.

Из характера произведенных работ, а также из пояснений заявителя (т. 30, л.д. 74) следует, что выполнен монтаж основных конструкций высоковольтной линии: ж/б плит, стоек, арматуры, оборудования, проводов и т.п. При проведении проверки заявитель не представил доказательств, что спорные работы выполнены на конкретных производственных объектах общества - ВЛ-10 кВ и не улучшают их технико-экономические показатели.

В судебном заседании заявитель представил акт государственной приемочной комиссии от 28.06.90 (т. 22 л.д. 132) и утверждает, что работы произведены на ветке ВЛ-10 кВ, предназначенной для электроснабжения жилого поселка “Газовик“, расположенного в населенном пункте Кармаскалы. В подтверждение данного довода заявитель также сослался на технические условия на подключение электроустановок, которыми предусмотрены проектирование и строительство ответвления от новой ветки ВЛ 10 кВ, проектирование и строительство ВЛ-10 кВ от РП колбасного цеха, для электроснабжения жилого поселка в населенном пункте Кармаскалы (т. 22 л.д. 138).

Также заявитель утверждает, что он произвел установку основных конструктивных элементов ВЛ 10 кВ и оборудования взамен ранее демонтированных на ВЛ. В качестве доказательства заявитель ссылается на собственную справку без номера и даты (т. 22 л.д. 141), копии договоров на прием отходов (т. 22 л.д. 145 - 148). Согласно указанным договорам от 01.02.03 и от 05.01.02 исполнитель с 8 ч. по 18 ч. принимает бытовые и производственные отходы у заявителя. Данными договорами заявитель объясняет вывоз 54 тонн ж/б плит и опор, 3 тонн проводов, линейной арматуры, траверс, изоляторов и т.п. (т. 29 л.д. 65 - 68) без приложения каких-либо первичных документов, подтверждающих фактический вывоз материалов на основании указанных договоров.

Оценив представленные заявителем доказательства, суд считает, что они не подтверждают характер расходов по ст. 252 НК РФ, а также факт, что конструкции и оборудование смонтированы на ВЛ-10 кВ взамен ранее демонтированных со схожими технико-экономическими показателями и в аналогичных объемах. Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. Поэтому ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 124 336 руб., соответствующие пени и штраф.

Заявитель не подтвердил первичными документами ремонтный характер работ.

По подпункту 14 пункта 1.1. решения.

В подпункте 14 пункта 1.1. решения Инспекция указала, что согласно договору от 13.01.03 N 1036 с ООО “Грант“ (т. 18 л.д. 140 - 146) были выполнены работы, связанные с заменой, монтажом новых опор трубопровода через реку Усень в сумме 9 481 457 руб. По мнению Инспекции, произведенные работы должны быть квалифицированы как реконструкция и обновление основных производственных фондов и учитываться по п. 2 ст. 257 НК РФ. За совершение данного нарушения с общества взыскивается недоимка в размере 2 275 550 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 455 110 руб. и соответствующие пени.

Заявитель с выводами Инспекции не согласился и пояснил, что были произведены работы по ремонту неисправного участка подводного перехода через р. Усень магистрального газопровода путем замены неисправного участка трубы. В обоснование своей позиции общество ссылается на рабочий проект, ВСН 51-1-97, СНиП 2.05.06-85, РД 51-3-96, ГОСТ и другие нормативно-технические акты. Также заявитель указал, что при вынесении решения Инспекция в нарушение ст. 100 - 101 НК РФ не указала, какие технико-экономические показатели газопровода изменились в результате проведения работ.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, в ходе проведения планового обследования подводного перехода магистрального газопровода “Туймазы - Уфа“ через реку Усень (основной нитки) заявителем было выявлено наличие оголенных участков трубы, а также залегание газопровода менее 1 метра от поверхности дна реки (акт обследований подводного перехода N 14 от 12.09.2002 г. - т. 13 л.д. 95). При обследовании резервной нитки этого же перехода также было выявлено наличие оголенных участков трубы, провисание трубы, а также залегание газопровода менее 1 метра от поверхности дна реки (акт обследования подводного перехода от 12.09.2002 г. - т. 13 л.д. 96).

Согласно подпункту 2 п. 5.3 раздела 5 Регламента по техническому обслуживанию подводных переходов магистральных газопроводов через водные переходы РД 51-3-96, основными признаками неисправного состояния подводных переходов являются наличие на подводном трубопроводе обнаженных и провисающих участков (т. 13 л.д. 87 - 88). Пункт 6.6. СНиП 2.05.06-85 “Магистральные газопроводы“ устанавливает обязательные требования к расположению линейной части газопровода при пересечении водных преград, а именно: “проектная отметка верха забалластированного трубопровода при проектировании подводных переходов должна назначаться... но не менее 1 метра от естественных отметок дна“ (т. 13 л.д. 93).

Таким образом, выявленные в ходе обследования подводного перехода факты свидетельствуют о неисправном техническом состоянии участка подводного перехода и о необходимости выполнения капитального ремонта, обязательность проведения которого установлена п. 5.5. раздела 5 Регламента (т. 13 л.д. 87 - 88). Поэтому участки газопровода “Туймазы - Уфа“, Ду 300 протяженностью 0,277 км (основная нитка) и протяженностью 0,296 км (резервная нитка) (от км 349) были переданы для производства капитального ремонта (акты сдачи-приемки в капитальный ремонт от 24.03.03 г. - т. 13 л.д. 97 - 98).

Капитальный ремонт магистрального газопровода проводился путем замены участка действующего газопровода. Согласно Пояснительной записке к рабочему проекту “Капитальный ремонт газопровода “Туймазы - Уфа Ду 300 мм, км 349. Основная и резервная нитки. Подводные переходы через р. Усень “150-23.00“ был осуществлен капитальный ремонт с заменой труб путем демонтажа заменяемого участка трубопровода (т. 13 л.д. 99 - 102). Пункт 3.6 рабочего проекта предусматривает демонтаж газопровода. Согласно п. 3.6.1 рабочего проекта демонтируемый газопровод извлекается из траншеи (т. 24 л.д. 48, 49, 51). Работы по демонтажу заменяемого трубопровода были выполнены другим подрядчиком (ИЦ “Планета“), о чем свидетельствует акт о выполненной работе (т. 24 л.д. 50), в соответствии с которым на участке 349 км МГ “Туймазы - Уфа“ (подводный переход через реку Усень) были выполнены работы по демонтажу основной и резервной ниток. На этом основании является неправомерным и не соответствующим фактическим обстоятельствам довод Инспекции об отсутствии замены уже существовавших конструкций.

Согласно пункту 1.3. ВСН 51-1-97 капитальный ремонт линейной части магистрального газопровода по характеру выполняемых работ подразделяется на следующие виды: замена старой и дефектной изоляции, замена изоляции и восстановление стенки трубы или частичная замена труб; полная замена труб (т. 13 л.д. 103). В соответствии с п. 1.1 Правил производства работ при капитальном ремонте магистральных газопроводов ВСН 51-1-97, согласованных Госгортехнадзором России (Письмо от 17.01.1997 г. N 10-03/18), под капитальным ремонтом магистрального газопровода понимается комплекс технических мероприятий, направленных на полное или частичное восстановление линейной части эксплуатируемого газопровода до проектных характеристик (т. 13 л.д. 103). Согласно п. 36 раздела “Общие понятия“ ГОСТ 18322-78 “Система технического обслуживания и ремонта техники. Термины и определения“ под капитальным ремонтом понимается ремонт, выполняемый для восстановления исправности полного или близкого к полному восстановлению ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые (т. 13 л.д. 105).

Длина всего магистрального газопровода “Туймазы - Уфа“ составляет 162,5 километров (паспорт на магистральный газопровод “Туймазы - Уфа“, т. 13 л.д. 107 - 109). Протяженность подводного перехода газопровода (основная ветка) через реку Усень составляет 1540 метров (паспорт на переход газопровода “Туймазы - Уфа“ через р. Усень, т. 13 л.д. 110). При этом было отремонтировано только 277 метров основной нитки подводного перехода и 296 метров резервной нитки подводного перехода, что подтверждается актами завершения ремонтных работ (т. 13 л.д. 112, 113). То есть ремонту подверглась только часть подводного перехода.

На основании изложенного, суд пришел к выводу, что заявителем были проведены работы по капитальному ремонту участка подводного перехода магистрального газопровода.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

В данном случае при ремонте участок газопровода, который был врезан взамен несправного, выполняет те же функции, что и предыдущий, то есть улучшения каких-либо технико-экономических показателей деятельности заявителя по транспортировке газа не произошло. Замена одного из участков газопровода не привела к изменению функциональных и технических характеристик основного средства (магистрального газопровода). Инспекция в нарушение ст. 100 - 101 НК РФ не указала, какие технико-экономические показатели газопровода изменились в результате проведения работ. Более того, заявителем было получено Разрешение Башкирского управления Госгортехнадзора России N 184 от 31.03.2003 г. на производство работ по реализации проекта “капитального ремонта газопровода Туймазы - Уфа Ду 300 мм, км 349. Подводный переход через р. Усень“, которым также было подтверждено проведение капитального ремонта вышеуказанного объекта магистрального трубопровода (т. 13 л.д. 114 - 115).

Ответчик в обоснование своих доводов ссылается, что заявителем была проведена расчистка площадей от кустарника, разработка грунта бульдозерами, планировка площадей. Между тем ответчик не учел, что протаскивание газопровода, так и его демонтаж, объективно возможен лишь при подготовке площадки для такого рода работ и при проведении необходимых земляных работ, как это предусмотрено п. 3.4.3 рабочего проекта. Возведение временных опор, на которое ссылается ответчик в пояснениях от 18.01.06, обусловлено осуществлением замены участка трубы газопровода в русловой части способом протаскивания, что предполагает протаскивание трубы под наклоном, это объясняется особенностями проведения работ с подводной частью трубопровода и следует из рабочего проекта. На этом основании является неправомерным довод Инспекции об осуществлении дооборудования основного средства.

В соответствии со ст. 260 НК РФ расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат.

Учитывая изложенное, суд признает решение Инспекции в этой части недействительным. Произведенные затраты правомерно включены обществом в состав расходов по ст. 260 НК РФ, доначисление Инспекцией налога в размере 2 275 550 руб., штрафа 455 110 руб. и соответствующих пени является неправомерным.

По подпункту 16 пункта 1.1. решения.

В подпункте 16 п. 1.1. решения Инспекция указала, что согласно договору N 687 от 04.11.2002 г. с ООО “РегионЭнергоСервис“ (т. 13 л.д. 130 - 132) обществом выполнены работы, изменяющие квалификационный признак объектов основных средств, связанные с модернизацией двух шаровых кранов “Борзиг“ на ДУ-700 в сумме 643 333 руб. За совершение данного правонарушения с общества взыскивается недоимка в размере 154 400 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 30 880 руб. и соответствующие пени.

В обоснование своих доводов ответчик ссылается на “чет-фактуру Р-001 от 28.02.03 (т. 25 л.д. 136), акт сдачи-приема работ от 11.03.03 (т. 25 л.д. 137), справку о стоимости выполненных работ (т. 25 л.д. 138).

Заявитель не согласился с доводами Инспекции и указал, что были проведены работы по ремонту шаровых кранов. Заявитель пояснил, что слово “модернизация“ указано в счете-фактуре, акте сдачи-приема работ и справке о стоимости ошибочно и не может влиять на квалификацию осуществленных работ.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд соглашается с доводами Инспекции по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 54 НК РФ налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением. В соответствии со ст. 252 НК РФ расходами признаются документально подтвержденные затраты, под которыми понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

Согласно акту сдачи-приема работ от 11.03.03 (т. 25 л.д. 137) по договору N 687 от 4 ноября 2002 г. ООО “РегионЭнергоСервис“ были выполнены в полном объеме работы по модернизации двух шаровых кранов “Борзиг“ на Ду700. В справке о стоимости выполненных работ (т. 25 л.д. 138) отражено, что подрядной организацией произведена модернизация шаровых кранов, что на основании п. 2 ст. 257 НК РФ изменяет первоначальную стоимость указанных основных средств. Таким образом, доводы общества о проведении ремонтных работ опровергаются представленными в дело первичными документами.

Учитывая изложенное, Инспекция правомерно доначислила налог в размере 154 400 руб., штраф в размере 30 880 руб. и соответствующие пени.

По подпункту 17 пункта 1.1. решения.

В пп. 17 п. 1.1. решения Инспекция доначислила налог в размере 340 405 руб., штраф в размере 68 081 руб. и соответствующие пени. Основанием для этого послужила квалификация Инспекцией выполненных работ на энергоблоке операторной как реконструкции и обновления основных производственных фондов. В обоснование своей позиции Инспекция ссылается на счет-фактуру N 473 от 30.06.03 (т. 14 л.д. 15), акт выполненных работ N 7 за июнь 2003 г. (т. 14 л.д. 18 - 19), справку о стоимости выполненных работ б/н за июнь 2003 г. (т. 14 л.д. 16 - 17). В письменных пояснениях от 18.01.06 ответчик переквалифицировал проведенные работы в дооборудование основного средства.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что были выполнены работы по ремонту энергоблока операторной, в результате которого назначение, производительность и другие технико-экономические показатели энергоблока не изменились.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами заявителя по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ к работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

Как следует из материалов дела, согласно акту выполненных работ N 7 за июнь 2003 г. (т. 14 л.д. 18 - 19), на который ссылается Инспекция, были выполнены работы, связанные с изготовлением и установкой “ферм“ (счет-фактура N 473 от 30.06.2003 г., справка о стоимости за июнь 2003 г., т. 14 л.д. 15 - 17).

Согласно Положению о проведении планово-предупредительного ремонта производственных зданий и сооружений МДС 13-14.2000 (приложение N 8 к Положению), утв. Постановлением Госстроя СССР от 29.12.1973 г. N 279, при капитальном ремонте предусматривается смена ветхих деревянных ферм покрытия или замена их на сборные железобетонные; сплошная или частичная замена ветхих металлических и железобетонных ферм, а также замена металлических на сборные железобетонные фермы; частичная или полная смена ветхих элементов покрытий, а также замена их на более прогрессивные и долговечные; частичная (свыше 10% общей площади кровли) или сплошная смена или замена всех видов кровли, переустройство крыш в связи с заменой материала кровли (т. 14 л.д. 21). Исходя из изложенного суд считает, что заявитель правомерно квалифицировал выполненные работы на энергоблоке операторной как капитальный ремонт.

Более того, в решении ответчика в нарушение ст. 101 НК РФ отсутствуют указания на то, что в результате проведенных работ произошло изменение каких-либо технико-экономических показателей энергоблока операторной, какими показатели были до проведения работ, каким стали после.

Поэтому суд признает решение Инспекции в этой части недействительным, доначисление налога в размере 340 405 руб., штрафа в размере 68 081 руб. и соответствующих пени является необоснованным и неправомерным.

По подпункту 18 пункта 1.1. решения.

В подпункте 18 пункта 1.1. решения ответчик указал, что обществом были проведены ремонтные работы системы автоматического пожаротушения объекта КС-19-А Шаранского ЛПУ в сумме 7 203 072 руб. По мнению ответчика, произведенные работы должны быть квалифицированы как реконструкция и обновление основных производственных фондов и учитываться по п. 2 ст. 257 НК РФ. В письменных пояснениях от 18.01.06 ответчик переквалифицировал проведенные работы в техническое перевооружение объекта основных средств. За совершение данного нарушения с общества взыскивается недоимка в размере 1 728 738 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 345 747,6 руб. и соответствующие пени.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что были проведены работы по ремонту установки автоматического газового пожаротушения на компрессорной станции КС-19 Шаранского ЛПУ, а не КС-19А, как указывается в решении, в результате проведения которых назначение, производительность и другие технико-экономические показатели установки не изменились.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, ООО “Баштрансгаз“ заключило договор от 13.01.2003 г. N 1036 (т. 15 л.д. 39 - 50) с ООО “Грант“. Согласно договору, акту N 192 о приемке выполненных монтажных работ по капитальному ремонту установки автоматического газотушения КС-19 Шаранского ЛПУ (т. 15 л.д. 54), счету-фактуре от 30.06.2003 N 541 (т. 15 л.д. 51) проводился капитальный ремонт установки автоматического газотушения КС-19 Шаранского ЛПУ, а не установки КС-19А, как указывает в решении Инспекция.

Согласно акту обследования и акту о выявленных дефектах от 14.04.2001 (т. 15 л.д. 59, 61), составленных с участием органов Государственного пожарного надзора, установка автоматического газотушения КС-19 в связи с выявленными в актах дефектами подлежала капитальному ремонту. В ходе проведенных работ были заменены отдельные части и детали системы автоматического газотушения (акт о приемке выполненных работ, т. 15 л.д. 54), в результате чего технические характеристики установки не изменились, не была увеличена ее производственная мощность, что подтверждается заключением Пожарной части N 96 от 15.09.2003 (т. 15 л.д. 62 - 63).

Таким образом, материалами дела подтверждается, что были проведены работы по капитальному ремонту установки КС-19, а не реконструкция, обновление основных производственных фондов или техническое перевооружение, как указывает Инспекция. Инспекцией в нарушение ст. 100 - 101 НК РФ не указано в решении и не представлено доказательств изменения технико-экономических показателей установки в результате проведения работ.

В связи с изложенным, суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции. Ответчик неправомерно в нарушение ст. 260 НК РФ доначислил налог на прибыль в размере 1 728 738 руб., штраф в размере 345 747,6 руб. и соответствующие пени.

По подпункту 19 пункта 1.1. решения.

В решении Инспекция считает неправомерным включение в состав расходов на ремонт затрат на проведение строительных работ и монтаж оборудования на ББСН Аркауловского ЛПУ в размере 1 676 201 руб. В связи с этим ответчик доначислил налог в размере 402 289 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 80 457,8 руб.

В решении и письменных пояснениях Инспекция указывает, что согласно актам приемки выполненных строительно-монтажных работ N 1 - 7 за 2003 год, подписанных с подрядчиком ЗАО ИЦ “Планета“, обществом произведены строительно-монтажные работы, а также установка оборудования на блок-боксе компрессорной станции Аркауловского ЛПУ (ББСН): сооружены фундаменты, установлены основания под фундаменты; установлены стены, перегородки; произведен монтаж кровельного покрытия; установлены внутренние и внешние дверные проемы и блоки; проложены трубопроводы, выполнено их испытание и т.п. Данные работы свидетельствуют о реконструкции ББСН и установке нового оборудования. Расходы на проведение указанных работ должны учитываться по п. 2 ст. 257 НК РФ.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и пояснил, что был произведен ремонт ББСН, заключавшийся в замене изношенных конструкций, узлов и оборудования на новые, восстанавливающие эксплуатационные возможности объекта. Проведенные работы не повлияли на объем товарно-транспортной работы и не привели к увеличению выручки от транспортировки и подачи газа.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Заявитель не представил доказательств выполнения ремонтных работ.

Как установлено судом, согласно актам N 1 - 7 приемки выполненных ремонтно-строительно-монтажных работ, подписанных с ЗАО ИЦ “Планета“ в 2003 году (т. 32 л.д. 22 - 43), на ББСН КС “Аркаулово“ Аркауловского ЛПУ были выполнены следующие работы: разборка грунта экскаваторами и вручную, погрузка грунта экскаватором, устройство оснований под фундаменты, устройство фундаментов, монтаж опор под трубопроводы, монтаж опор под одоризатор и др.; строительство перегородок из кирпича, монтаж кровли, дверных и оконных блоков; внутренняя и внешняя отделка; прокладка трубопроводов, установка регистров отопительных, грязевиков, термометров, манометров, устройства для измерения давления, кранов и др. оборудования. Таким образом, осуществлено сооружение основных конструктивных элементов объекта, а также установлено оборудование.

Суд также соглашается с доводами Инспекции о том, что заявитель не представил в материалы дела доказательства того, что заявителем фактически была произведена замена изношенных конструкций, узлов и оборудования на новые в целях восстановления эксплуатационных характеристик объекта. Ссылка заявителя на собственное заключение (т. 23 л.д. 1) судом не принимается, поскольку указанные в нем данные не подтверждены первичными документами.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях реконструкции и дооборудования соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. Таким образом, ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 402 289 руб., соответствующие пени и штраф.

Заявитель не доказал ремонтный характер работ.

По подпункту 20 пункта 1.1. решения.

В пп. 20 п. 1.1. решения Инспекция указала на неправомерное включение в состав расходов на ремонт затрат на проведение строительных работ с заменой существующего здания и оборудования на ББСН КС “Ургала“ в размере 1 201 004 руб. В связи с этим ответчиком доначислен налог в размере 288 241 руб., соответствующие пени, а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 57 648,2 руб.

В решении и письменных пояснениях Инспекция указывает, что согласно актам приемки выполненных строительно-монтажных работ N 93/1 - 108/1 за 2003 год, подписанных с подрядчиком ЗАО ИЦ “Планета“, обществом произведены строительные работы, связанные с заменой существующего здания и оборудования на блок-боксе компрессорной станции “Ургала“ (ББСН): сооружение фундаментов, установка оснований под фундаменты; установка стен, перегородок; монтаж переходных площадок, монтаж кровельного покрытия; установка внутренних и внешних дверных проемов и блоков; устройство покрытий дорожек и тротуаров, установка устройств отопления и вентиляции, монтаж технологического оборудования и опор под трубопроводы и др. работы. Данные работы свидетельствуют о реконструкции ББСН и установке нового оборудования. Расходы на проведение указанных работ должны учитываться по п. 2 ст. 257 НК РФ.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что был произведен ремонт ББСН, заключавшийся в замене изношенных конструкций, узлов и оборудования на новые, восстанавливающие эксплуатационные возможности объекта. Проведенные работы не повлияли на объем товарно-транспортной работы и не привели к увеличению выручки от транспортировки и подачи газа.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Заявитель не представил доказательств выполнения ремонтных работ.

Как указано в актах о приемке выполненных работ N 93/1 - 99/1, 106/1 - 108/1 за декабрь 2003 года, подписанных с ЗАО ИЦ “Планета“ (т. 29, л.д. 99 - 141), на блок-боксе Компрессорной станции “Ургала“ были выполнены общестроительные и технологические работы, связанные с заменой существующего здания ББСН и его оборудования. В частности, выполнены следующие работы: разборка грунта экскаваторами, устройство оснований под фундаменты; уплотнение грунта щебнем; монтаж прогонов, балок, стоек; монтаж кровельного покрытия; строительство полов, в т.ч. уплотнение грунта щебнем, устройство подстилающих слоев бетонных, устройство покрытий на цементном растворе и др.; устройство крылец из бетона; монтаж переходных площадок и др. Кроме того, на объекте смонтированы системы отопления и вентиляции; установлено электроосвещение и электрооборудование; проложены наружные сети газоснабжения и теплоснабжения, в т.ч. установлены фундаменты, опоры под трубопроводы, проложены трубопроводы в каналах и надземные, произведена врезка построенного участка трубопровода в действующие магистрали и т.п. Таким образом, на объекте сооружены инженерные коммуникации, наружные сети газоснабжения и теплоснабжения, включая их основные конструктивные элементы (построены фундаменты, проложены трубопроводы и др.), выполнены общестроительные работы здания ББСН.

Суд также соглашается с доводами Инспекции о том, что заявитель не представил в материалы дела доказательства того, что заявителем фактически была произведена замена изношенных конструкций, узлов и оборудования на новые в целях восстановления эксплуатационных характеристик объекта. Ссылка заявителя на собственное заключение (т. 23 л.д. 1) судом не принимается, поскольку указанные в нем данные не подтверждены первичными документами, а также с учетом характера выполненных на объекте работ.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях реконструкции и дооборудования соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. Поэтому ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 288 241 руб., соответствующие пени и штраф.

Заявитель не подтвердил первичными документами ремонтный характер работ.

По пункту 1.2. решения.

В пункте 1.2. решения Инспекция указала, что налогоплательщик завысил расходы на сумму амортизационных отчислений по объектам непроизводственной сферы (предметы не используются для извлечения дохода) в размере 87 535 руб., в том числе в 2002 - 48 639 руб., в 2003 - 38 896 руб. В связи с этим Инспекцией доначислен налог в размере 21 008 руб. (за 2002 г. 11 673 руб., за 2003 г. 9 335 руб.).

Заявитель не согласился с Инспекцией и указал, что все спорное имущество непосредственно связано с производственным процессом, поскольку находится в домах операторов газораспределительных станций магистральных газопроводов. В обоснование своей позиции налогоплательщик ссылается также на СНиП 2.05.06-85 “Магистральные трубопроводы“, Нормы технологического проектирования, согласованных с Госгортехнадзором России 04.08.97 г. Письмом N 10-03/437, Положение по технической эксплуатации газораспределительных станций магистральных газопроводов, утв. Министерством газовой промышленности СССР 12 августа 1988 г.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Как следует из материалов дела, налогоплательщик включил в расходы по налогу на прибыль суммы амортизационных отчислений в размере 87 535 руб. по объектам, находящимся в домах операторов газораспределительных станций, а именно: спальни “релакс“ с матрасом, диван-кровати “раной“, кровати односпальные с матрасом, набор комнатной мебели “вежа“, кровати полутора (т. 23 л.д. 75).

В соответствии п. 1 ст. 256 НК РФ амортизируемым имуществом признаются имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10 000 рублей. В соответствии с п. 1 ст. 257 НК РФ под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией.

В соответствии со СНиП 2.05.06-85* в состав магистральных трубопроводов входят газораспределительные станции (ГРС). Согласно п. 3.2.16 “Перечня недвижимого и иного имущества, входящего в состав единых производственно-технологических комплексов ОАО “Газпром“ и его дочерних организаций...“, утвержденного заместителем Министра энергетики Российской Федерации от 17.05.2002 г. N УГ-3615, в состав газораспределительных станций входят дома операторов со вспомогательными объектами (т. 23 л.д. 83). Как следует из п. 5.12. Раздела 5 части 1 Норм технологического проектирования, при надомном обслуживании ГРС следует предусматривать служебный дом операторов (т. 23 л.д. 77). Согласно п. 1.3.11. Положения по технической эксплуатации ГРС магистральных газопроводов при надомном обслуживании ГРС оператор дежурит сутки. Шесть часов в сутки оператор работает непосредственно на ГРС, остальные восемнадцать дежурит дома. После каждого дежурства оператор имеет суточный отдых (т. 23 л.д. 80).

Исходя из этого, дома операторов газораспределительных станций магистральных газопроводов являются производственными объектами, необходимыми для обеспечения бесперебойной и безопасной эксплуатации газораспределительных станций. Комплектация домов операторов мебелью для круглосуточного дежурства и проживания операторов является обязанностью налогоплательщика как лица, эксплуатирующего опасные производственные объекты (газопроводы). Поэтому вывод налогового органа о том, что объекты являются непроизводственными и не используются для извлечения дохода, является необоснованным.

Поэтому суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, ответчик неправомерно в нарушение ст. 256, 257 НК РФ доначислил налог в размере 21 008 руб., штраф в размере 4 201,6 руб. и соответствующие пени.

По пункту 1.4. решения.

В пункте 1.4 решения ответчик указал, что заявитель неправомерно включил в расходы по налогу на прибыль суммы амортизационных начислений в размере 3 618 733 руб. (за 2002 - 1 519 615 руб., за 2003 - 2 099 118 руб.) по объектам недвижимости, права собственности на которые не зарегистрированы в едином государственном реестре (перечень объектов приведен в приложении 1 к оспариваемому решению). За данное нарушение Инспекция доначислила налог в размере 868 496 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 173 699,2 руб. и пени.

Заявитель не согласился с доначислением налога в размере 389 241 руб. и пояснил, что блоки временного проживания, блоки, вагоны-дома, контейнеры, сборно-разборный дом, комфорт на шасси, емкости РГС, скважины установок катодной защиты не относятся к объектам недвижимости, права на которые подлежат государственной регистрации. В отношении инвентарного номера 32608 “электроснабжение АГНКС-М-45 Дюртюлинского ЛПУ“ и инв. номера 32610 “благоустройство территории АГНКС-М-45 Дюртюлинского ЛПУ“ заявитель указал, что право собственности на эти объекты зарегистрировано им в надлежащем порядке.

Доначисление оставшейся суммы налога по п. 1.4. решения в размере 479 255 руб. оспаривается заявителем в связи с нарушением Инспекцией налогового законодательства при вынесении оспариваемого решения.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд находит, что требование общества в части признания неправомерным доначисления налога в размере 389 241 руб. подлежит удовлетворению.

Как следует из решения, общество включило в расходы по налогу на прибыль амортизационные отчисления по вагонам БВП (блок временного проживания), блокам, вагонам-домам, контейнерам, сборно-разборному дому, комфорту на шасси в 2002 г. в размере 71 314 руб., в 2003 г. в размере 998 178 руб.

В соответствии с п. 2 ст. 256 НК РФ не подлежат амортизации объекты незавершенного капитального строительства. Согласно п. 41 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утв. Приказом Минфина РФ от 29.07.1998 г. N 34н, к ним относятся объекты, не оформленные актами приемки-передачи основных средств и иными документами (включая документы, подтверждающие государственную регистрацию объектов недвижимости в установленных законодательством случаях).

Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимому имуществу относится все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Как следует из пп. 1, 13, 29, 31 п. 2.3., п. 1.2. ГОСТ 25957-83 “Здания и сооружения мобильные (инвентарные)“ (т. 27 л.д. 1 - 9), блоки временного проживания, блоки, вагоны-дома, контейнеры, сборно-разборный дом, комфорт на шасси относятся к мобильным зданиям и сооружениям, конструкция которых обеспечивает возможность его передислокации, т.е. передвижение с помощью транспортных средств с одного места эксплуатации на другое. То есть по своей конструкции объекты предназначены для перемещения и не обладают таким обязательным признаком недвижимого имущества, как прочная связь с землей, что означает возможности перемещения объектов без несоразмерного ущерба их назначению. Этот вывод подтверждается и паспортом “Блок временного проживания“ (т. 23 л.д. 146 - 149).

Следовательно, вывод Инспекции, что вагон БВП (блок временного проживания), контейнер, вагон-дом, блок, блок-бокс, блок-столовая, блок-склад, сборно-разборный дом, комфорт на шасси, являются недвижимым имуществом, является неправомерным. Поэтому ответчик неправомерно доначислил налог на прибыль по данным объектам за 2002 г. в размере 17 115 руб., за 2003 г. в размере 239 563 руб., штрафы и пени.

Как следует из решения, ответчик признал неправомерным начисление амортизации в 2003 г. по емкостям РГС в размере 33 634 руб. Однако ответчик не учел, указанные емкости могут быть перенесены в любое место без значительного ущерба, поскольку они не связаны прочно с землей, следовательно, не относятся к объектам недвижимости. Поэтому доначисление Инспекцией налога в размере 8 072 руб. является неправомерным.

Как следует из материалов дела, заявитель начислил амортизацию по скважинам на сумму 453 036 руб. Между тем ответчик не учел, что эти скважины не являются самостоятельным имуществом, а входят в состав установки катодной защиты, поэтому не подлежат отдельной регистрации. Таким образом, доначисление Инспекцией недоимки за 2002 г. в размере 108 729 руб., штраф и пени является неправомерным.

Как следует из решения, заявитель включил в расходы по налогу на прибыль в 2003 г. амортизационные отчисления по инвентарным номерам 32608 “электроснабжение АГНКС-М-45 Дюртюлинского ЛПУ“, 32610 “благоустройство территории АГНКС-М-45 Дюртюлинского ЛПУ“ в размере 65 673 руб. По мнению ответчика, право собственности на эти объекты не зарегистрировано в установленном порядке. Между тем, данный вывод ответчика противоречит фактическим обстоятельствам. Заявителем было получено свидетельство о государственной регистрации права собственности N 015566 (т. 23 л.д. 141) на нежилое строение - автоматическую газонакопительную компрессорную станцию-45, в состав которой включаются благоустройство территории и электроснабжение (технический паспорт, т. 23 л.д. 142). Поэтому доначисление Инспекцией налога в размере 15 762 руб., штрафа и пеней является неправомерным.

На основании изложенного суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, ответчик в нарушение ст. 256, 257 НК РФ доначислил налог на прибыль по 1.4. решения в размере 389 241 руб., штраф 77 848,2 руб. и соответствующие пени.

Доначисление оставшейся суммы налога по п. 1.4. решения в размере 479 255 руб. оспаривается заявителем в связи с нарушением Инспекцией налогового законодательства при вынесении оспариваемого решения. Доводы сторон по нарушению процедуры вынесения оспариваемого решения приведены и рассмотрены судом отдельно.

По пункту 1.5. решения.

В пункте 1.5. решения ответчик доначислил налог на прибыль в размере 911 832 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 182 366,6 руб. и пени.

1) В п. 1.5. решения ответчик указал, что заявителем была неправомерно уменьшена налоговая база по налогу на прибыль за 2002 г. “на расходы, по которым возможно определить период совершения события“. Ответчик указал, что представленные налогоплательщиком документы “свидетельствуют о периоде проведения финансово-хозяйственной операции в предыдущих периодах“. В обоснование своих выводов ответчик сослался на ст. 54, 81 НК РФ, указав, что дополнения и изменения вносятся в соответствующую декларацию на дату совершения ошибки. В связи с этим ответчик доначислил налог на прибыль за 2002 г. в размере 777 970 руб., штраф в размере 155 594 руб. и соответствующие пени.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что у общества не возникло недоимки по налогу в 2002 г.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

В соответствии с п. 1 ст. 54 НК РФ налоговая база исчисляется по итогам каждого налогового периода на основании данных регистров бухгалтерского учета. Согласно ст. 313 НК РФ налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого периода на основе данных налогового учета. Данные налогового учета подтверждаются первичными учетными документами, аналитическими регистрами налогового учета, расчетом налоговой базы. В соответствии со ст. 252 НК РФ расходы должны быть документально подтверждены.

Заявитель в 1999 - 2001 г.г. исчислял налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, в соответствии с имеющимися на тот момент данными учета. При этом затраты в этих периодах в размере 3 241 542 руб. в состав расходов не включались вследствие поступления соответствующих первичных учетных документов лишь в 2002 году. В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки прошлых налоговых периодов, выявленные в текущем отчетном (налоговом) периоде. Поэтому, налогоплательщик правомерно включил в 2002 г. в состав внереализационных расходов выявленные убытки прошлых лет в размере 3 241 542 руб.

Кроме того, отнесение спорных расходов не к 2002 году, а к более ранним налоговым периодам, означает наличие у общества переплаты в предшествующие периоды и, следовательно, отсутствие у него недоимки в текущем периоде.

Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 16.11.2004 г. N 6045/04 невключение расходов в налогооблагаемую базу предыдущего периода могло привести в этом периоде либо к завышению налогооблагаемой прибыли и переплате налога на прибыль (при положительном финансовом результате по итогам налогового периода), либо к занижению убытка (при отрицательном финансовом результате). В первом случае неправильный учет повлек бы излишнюю уплату налога, что компенсирует занижение налога в следующем периоде, во втором - увеличилась бы сумма убытка, на которую в силу Закона о налоге на прибыль уменьшалась бы налогооблагаемая прибыль последующих налоговых периодов. Таким образом, и при условии признания действий налогоплательщика незаконными для доначисления Инспекцией налога на прибыль и начисления пеней при данных обстоятельствах оснований не имелось.

Поэтому признание обществом расходов в более поздний налоговый период (2002 г.) не привело к возникновению недоимки по налогу в этом периоде.

В обоснование доначислений ответчик также указал, что в связи с более поздним признанием расходов в 2002 году, налогоплательщик нарушил ст. 252 НК РФ, т.к. по этим расходам не получено дохода в данном налоговом периоде.

Однако ответчик не учел, что ни глава 25 НК РФ (ст. 252), ни действовавший до ее вступления в силу Закон РФ “О налоге на прибыль предприятий и организаций“, не устанавливают в качестве основания для признания понесенных налогоплательщиком затрат в целях налогообложения прибыли условие об обязательности получения дохода по осуществленным затратам в определенном периоде. Расходы должны быть только направлены на получение дохода.

При этом все выявленные ответчиком расходы в размере 3 241 542 руб. являются экономически обоснованными и документально подтвержденными, что не оспаривается ответчиком в решении и подтверждается материалами дела (т. 12 л.д. 36 - 117). Как установлено судом, в состав расходов по налогу на прибыль заявителем были включены расходы на подготовку и переподготовку кадров в размере 263 000 руб.; расходы по приобретению услуг по облету трассы магистрального газопровода, расходы по содержанию вертолетов МИ-34с, предназначенных для воздушного патрулирования магистрального газопровода общества в размере 1 443 781 руб.; расходы на проведение технического освидетельствования трех водогрейных котлов в размере 138 392 руб.; расходы на проведение работ по обследованию и оценке объектов техническим условиям для осуществления деятельности по содержанию и эксплуатации автомобильных заправочных станций в размере 110 670 руб.; расходы на проведение работ по метеорологии в размере 537 руб., работ по проверке дифманометров-расходометров в размере 285 руб.; расходы на приобретение работ по перезарядке, профилактических работ радиоизотопных приборов и захоронению отработанных источников в размере 11 983 руб.; расходы на проведение работ по диагностическому обследованию технологических трубопроводов и газового оборудования ГРС в размере 396 000 руб.; расходы на проведение экспертизы документов, обосновывающих обеспечение безопасности деятельности общества в области использования атомной энергии в размере 47 000 руб.; расходы по устранению отказов газотурбинных установок ГТУ-12П, ГТУ-16П и регламентные работы по формам ТО-1 и ТО-2 на КС Шаранская в размере 381 823 руб.; расходы на ремонт средств КИПиА в размере 357 667 руб.; расходы на оплату услуг Интернет в размере 4 586 руб.; расходы по аренде транспортных средств в размере 85 818 руб. (т. 12 л.д. 36 - 117).

Поэтому суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы ответчика, доначисление налога на прибыль в размере 777 970 руб., штрафа 155 594 руб. и соответствующих пени является неправомерным.

2) В пункте 1.5. решения ответчик указал, что общество неправомерно отнесло к расходам по налогу на прибыль затраты в размере 557 760 руб., которые не подтверждены первичными документами.

Заявитель не согласился с Инспекцией и пояснил, что в оспариваемом решении отсутствует информация о дате проведения той или иной операции, не указан бухгалтерский счет, в котором отражены выявленные от“етчиком суммы, поэтому представляется невозможным идентифицировать часть затрат, не признанных ответчиком для целей налогообложения.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд находит, что требование общества подлежит частичному удовлетворению.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

Как следует из материалов дела, обществом документально подтверждены затраты на сумму 492 210 руб. (т. 12 л.д. 118 - 136), а именно: расходы на обучение сотрудников в размере 8 000 руб., понесенные по оплате услуг ООО “Учебный центр “Класс“; расходы в размере 61 376 руб., понесенные в связи с оплатой услуг Управления Государственной противопожарной службы МВД РБ; расходы в размере 81 000 руб. в связи с оплатой услуг ООО “Промэкология“ (в оспариваемом решении ответчик ошибочно указал вместо ООО “Промэкология“ ЗАО “Башэкошина“); расходы в размере 123 954 руб. в связи с приобретением консультационных услуг ООО “Карт-бланш Стаф“; расходы в размере 150 000 руб., понесенных по оплате услуг Уфимского государственного нефтяного технического университета (ИПК УГНТУ); расходы в размере 67 880 руб., понесенные по приобретению у Некоммерческого образовательного партнерства “Челябинский учебный центр “Тео-Практ“ услуг по обучению работников.

Оставшаяся сумма затрат в размере 65 550 руб., включенных в расходы по налогу на прибыль в 2002 г., заявителем в нарушение п. 1 ст. 252 НК РФ документально не подтверждена, не представлены документы, подтверждающие факт несения спорных расходов, и в судебное заседание.

Поэтому суд принимает доводы Инспекции и отклоняет доводы заявителя в части доначисления Инспекцией налога на прибыль в размере 15 732 руб., соответствующих пени и штрафа 3 146,4 руб. Суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции в части доначисления налога на прибыль в размере 118 131 руб., соответствующих пени и штрафа 23 626,2 руб.

По п. 1.6 решения.

Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав внереализационных расходов безнадежной задолженности ООО “ДКО“, в связи с тем, что общество получило информацию о ликвидации должника 2000 - 2001 г.г. На этом основании Инспекция доначислила заявителю недоимку в размере 3 600 000 руб., пени и штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 720 000 руб.

В обоснование своих выводов ответчик в решении указал, что у общества в учете числилась задолженность ООО “ДКО“ в размере 15 000 000 руб. Из представленных Инспекции документов следует, что сведения о ликвидации должника получены заявителем 24.10.00. Сведения о невозможности взыскать данную задолженность в связи с ликвидацией должника имелись у общества в 2000 году. Повторно ответ из Регистрационной - лицензионной палаты Агинского Бурятского Автономного округа о ликвидации должника получен 18.02.01 N 74. На этом основании Инспекция сделала вывод, что общество должно было признать указанную задолженность в 2000 году, а не в 2002 году.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что признание расходов в более поздний налоговый период, чем разрешено действующим законодательством, не приводит к возникновению недоимки, что подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2004 г. N 6045/04.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

В соответствии со ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, в т.ч. суммы безнадежных долгов. Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым организация-должник ликвидирована. Как указано в решении ответчика, факт ликвидации ООО “ДКО“ подтверждается ответом из Регистрационной - лицензионной палаты Агинского Бурятского Автономного округа о ликвидации должника от 18.02.01 N 74. Факт ликвидации должника Инспекцией не оспаривается.

Невключение указанной суммы задолженности ООО “ДКО“ в состав расходов для целей налогообложения 2000 и 2001 годов подтверждается налоговыми декларациями по налогу на прибыль за 2000 и 2001 года и расшифровками к строкам расходов по указанным декларациям.

Более поздний учет произведенных расходов при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль не может являться основанием для доначисления недоимки, пеней и штрафов, поскольку такой порядок учета не приводит к образованию недоимки и причинению ущерба бюджету. Если расход должен был быть признан в 2000 году, то тогда в 2000 году у общества образовалась переплата по налогу на прибыль на сумму начисленной Инспекцией недоимки.

В пункте 42 Постановления ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 указывается, что если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и указанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, занижение суммы налога не привело к возникновению задолженности перед бюджетом (внебюджетным фондом) в части уплаты конкретного налога. Также в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2004 г. N 6045/04 (т. 12 л.д. 16 - 18) указано, что невключение расходов в налогооблагаемую базу 1999 года могло привести в этом периоде либо к завышению налогооблагаемой прибыли и переплате налога на прибыль (при положительном финансовом результате по итогам налогового периода) либо к занижению убытка (при отрицательном финансовом результате). В первом случае неправильный учет повлек бы излишнюю уплату налога, что компенсирует занижение налога в следующем периоде, во втором - увеличилась бы сумма убытка, на которую в силу Закона о налоге на прибыль уменьшалась бы налогооблагаемая прибыль последующих налоговых периодов. При таких обстоятельствах для доначисления Инспекцией налога на прибыль и начисления пеней оснований не имелось (т. 12, л.д. 17).

Инспекция ссылается на то, что задолженность в размере 15 000 000 руб. могла быть отнесена на расходы в 2000 и 2001 годах. Однако данный довод не может служить основанием для отказа в признании расходов, поскольку Инспекция не представила доказательств включения спорных затрат в расходы для целей налогообложения в более ранние периоды, в то же время факт их не признания в составе расходов в 2000 - 2001 годах подтверждается материалами дела (т. 12 л.д. 138 - 150, т. 13 л.д. 1 - 30).

Так, ни в 2000 году, ни в 2001 году указанная задолженность не была списана на финансовые результаты в бухгалтерском и налоговом учете, что подтверждается данными аналитического бухгалтерского учета за 2000 и 2001 годы. Согласно представленным регистрам задолженность в сумме 15 000 000 руб. числилась в бухгалтерском учете как на 31.12.2000 года, так и на 31.12.2001, и, соответственно, не была включена в расходы, формирующие прибыль по данным бухгалтерского и налогового учета. Налогооблагаемая прибыль в 2000 и 2001 году определялась по данным бухгалтерского учета с учетом корректировок, предусмотренных действующим в этом периоде законодательством по налогу на прибыль и отраженных в справке к расчету налога от фактической прибыли. Анализ корректировок, произведенных в 2000 и 2001 году, показывает наличие только следующих корректировок, уменьшающих налогооблагаемую прибыль по сравнению с прибылью, сформированной по данным бухгалтерского учета:

Корректировка выручки и себестоимости по оплате за 2000 и 2001 гг.;

Корректировка прибыли в 2001 году на 33 521 805 руб. на суммы восстановленного резерва по сомнительным долгам (суммы создаваемого резерва в 2000 году в размере 151 512 773 также не были учтены для налогообложения прибыли, так как по правилам действующего в этом периоде законодательства создание и восстановление резерва по сомнительным долгам в бухгалтерском учете не влияло на налогооблагаемую прибыль).

Списание пени по расчетам с бюджетом в 2001 году.

Корректировка на результат по балансовому счету 76/951 в 2000 году.

Все приведенные корректировки не связаны со списанием задолженности ООО “ДКО“.

Правомерность данных документов Инспекция не оспаривает.

Таким образом, при наличии оснований для списания задолженности в 2000 г. она не была списана и не повлияла на формирование прибыли для целей налогообложения ни через формирование прибыли в бухгалтерском учете, ни путем ее корректировок. Представленные документы ответчиком не оспариваются.

Поэтому списание безнадежной задолженности ООО “ДКО“ в 2002 году не привело к возникновению недоимки, в связи с чем доначисление ответчиком налога в размере 3 600 000 руб., пени и штраф по п. 1.6. решения незаконно.

По пункту 1.7. решения.

В п. 1.7. решения Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав расходов на ремонт затрат на замену газотурбинных компрессоров, поскольку, по мнению Инспекции, они являются самостоятельными объектами основных средств. На этом основании Инспекция доначислила налог в размере 5 421 817 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 1 084 363,4 руб. и пени.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что в соответствии со ст. ст. 257, 258 НК РФ, Постановлением Правительства РФ N 1 от 01.01.02 объектом основных средств является газотурбинная установка. В целях ремонта газотурбинных установок заявитель приобрел одну из ее составных частей - турбоблок (2 штуки) заводской N 1185 и заводской N 1159. Тот факт, что турбоблок не является газотурбинной установкой, а является только одной из составных частей газотурбинной установки, подтверждается ТУ 108.641-77, разъяснением Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1494 (т. 26, л.д. 67), а также ответом на запрос завода-изготовителя от 25.01.06 N ОП-06-022/а (т. 26, л.д. 68).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Пункт 1 ст. 257 НК РФ предусматривает, что под основными средствами в целях налога на прибыль понимается имущество, используемое в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией. В соответствии со ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации. Согласно Постановлению Правительства РФ N 1 от 01.01.02 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы“ именно установка газотурбинная типа ГТК, а не ее отдельные детали и узлы, относится к объектам основных средств (код 14 2911130) (т. 15, л.д. 140, 141).

Согласно счетам-фактурам N 30/05 от 27.08.2002 и N 42/05 от 13.11.2002 (том 16 л.д. 67 - 68), на которые ссылается ответчик, заявителю переданы два турбоблока заводской N 1185 и заводской N 1159. Тот факт, что изделия с данными заводскими номерами не являются газотурбинными установками, а являются только одной из их составных частей - турбоблоками, подтверждается ответом на запрос завода-изготовителя от 25.01.06 N ОП-06-022/а. Более того, завод, у которого приобретены спорные объекты, указал, что он не производит и никогда не производил газотурбинных установок в целом (т. 26, л.д. 68).

Согласно ТУ 108.641-77 (т. 16, л.д. 71) в состав газотурбинных установок входят: блок турбогруппы, обшивка турбогруппы, устройство отсасывающее, смеситель, камера сгорания, шайбы дроссельные для дежурной горелки и для воспламенителя, секции воздухоподогревателя, маслопроводы с воздушными маслоохладителями, блок насосов с подогревом масла, система автоматического регулирования, приборы и средства автоматики, установка автоматического управления и контроля с приборами, другие узлы и блоки.

Таким образом, турбоблок является только одной из составных частей газотурбинной установки. Данное обстоятельство подтверждается также разъяснением Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1494, ответом на запрос завода-изготовителя от 25.01.06 N ОП-06-022/а, (том 26, л.д. 67 - 68).

Газотурбинная установка типа ГТК, в состав которой входит турбоблок ГТК-10М, предназначена для сжатия и транспортирования природного газа по магистральному газопроводу. Турбоблок не может выполнять каких-либо самостоятельных функций, что подтверждается разъяснением Ростехнадзора от 36.02.06 N 12-27/1494 (т. 26, л.д. 67).

С целью восстановления утраченных за время эксплуатации основных характеристик (мощности и КПД) газотурбинная установка подвергается капитальному ремонту путем замены отдельных элементов и узлов (в частности, турбоблока). Заявителем была осуществлена замена выработавшей свой ресурс сборной единицы - турбоблока, в целях обеспечения надежности эксплуатации опасного производственного объекта. В соответствии со ст. 11 НК РФ и ГОСТ 18322-78 (СТ СЭВ 5151-85) (том 15, л.д. 9) под капитальным ремонтом понимается ремонт, выполняемый для восстановления полного или близкого к полному восстановлению ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые. Из приведенного определения следует, что замена неисправных узлов и деталей газотурбинной установки на пригодные для эксплуатации относится к работам по ремонту.

Расходы организации на указанные цели рассматриваются как прочие расходы на ремонт основных средств и признаются в целях налогообложения прибыли в соответствии со ст. ст. 260 и 324 НК РФ.

Ссылка ответчика на практику Уральского округа является несостоятельной, поскольку постановление принято по делу с другими фактическими обстоятельствами, в соответствии с законодательством, отмененным в период проведения налоговой проверки по настоящему делу. В настоящее время применению подлежит ст. 257, 258 НК РФ и Постановление Правительства N 1.

На основании изложенного, заявитель правомерно отразил затраты по ремонту газотурбинных установок путем замены турбоблоков в составе расходов на ремонт основных средств. У ответчика отсутствовали основания для доначисления налога на прибыль в сумме 5 421 817 руб., штрафа и соответствующих пеней.

По пункту 1.9. решения.

В п. 1.9. решения Инспекция указала на неправомерное включение в расходы затрат на создание кабельных линий связи. За совершение данного нарушения заявителю доначислен налог в размере 3 642 999 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 728 599,8 руб. и пени.

Основанием для начисления налога послужил вывод ответчика о том, что заявитель создал амортизируемое имущество (“объект КЛС Поляна - Оренбург, Челябинск - Петровск“) в связи с передачей оборудования в монтаж согласно актам заявителя.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что кабельных линий связи “Поляна - Оренбург“, “Челябинск - Петровск“ он не создавал, т.к. они существовали ранее. Общество осуществило ремонт существующей кабельной линии связи “Челябинск - Петровск“, который заключался в замене двух емкостей (термокамер) необслуживаемых усилительных пунктов (НУП). Общество также ремонтировало системы передачи “К-6Т“, установленные на кабельных отводах от линии связи “Поляна - Оренбург“, путем замены отдельных деталей “К-6Т“.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

1) акт приемки-передачи оборудования в монтаж на сумму 81 235 руб. (объект “Челябинск - Петровск“).

В п. 1.9 решения Инспекция указала, что заявитель создал амортизируемое имущество “Кабельная линия связи “Челябинск - Петровск“, связанное с передачей оборудования в монтаж на основании акта на сумму 81 235 руб. (т. 15 л.д. 65). Однако из материалов дела следует, что заявитель не создавал в 2003 г. кабельную линию связи “Челябинск - Петровск“. Она была построена в 1980 г., что подтверждается актом приемки в эксплуатацию государственной приемочной комиссии законченной строительством магистральной КЛС газопровода “Челябинск - Петровск“ на участке КС “Ургала“ - КС “Аркаулово“ от 31.12.1980 г. (т. 15 л.д. 66).

В 2003 г. заявитель осуществил ремонт указанного основного средства, который заключался в замене двух емкостей (термокамер) необслуживаемых усилительных пунктов (НУП). В целях проведения ремонта в монтаж были переданы две емкости НУП (термокамеры) (т. 15 л.д. 65). Емкости необслуживаемых усилительных пунктов (термокамеры) - это конструктивный элемент подземной части необслуживаемого усилительного пункта (НУПа), представляющий собой стальную цистерну с входным утепленным люком для обеспечения температурно-влажностного режима (п. 2.2, 2.3. паспорта НУПа, п. 17.7 Правил технической эксплуатации первичных сетей взаимоувязанной сети связи РФ, утв. Приказом Госкомсвязи РФ - т. 15 л.д. 72, 74).

Необслуживаемый усилительный пункт (НУП), в свою очередь, является неотъемлемой частью кабельной линии связи (КЛС) магистрального газопровода. Данный факт подтверждается пунктом 2 акта государственной приемочной комиссии от 31 декабря 1980 г. (т. 15, л.д. 68 - 69), пунктом 2.3.1 ВСН 015-89 “Строительство магистральных и промысловых трубопроводов. Линии связи и электропередачи“ (т. 15 л.д. 77), абзацем 2 п. 2.1 паспорта НУП (т. 15 л.д. 72), а также пунктом 21.1 Руководства по строительству линейных сооружений магистральных и внутризоновых кабельных линий связи (т. 15 л.д. 79) и пунктом 17.1 Правил технической эксплуатации первичных сетей взаимоувязанной сети связи РФ (т. 15 л.д. 74).

Ремонт КЛС проводился в связи с непригодностью к дальнейшей эксплуатации ранее установленных термокамер НУПов, что подтверждается актом осмотра и технического состояния оборудования от 06 сентября 2002 г. (т. 15 л.д. 82). В ходе проведения ремонта непригодные к эксплуатации емкости НУП (термокамеры) были заменены на идентичные емкости.

Также суд соглашается с доводами заявителя, что термокамеры не отвечают признакам амортизируемого имущества, указанным в п. 1 ст. 256 НК РФ. Они не могут использоваться отдельно от ОС “Кабельная линия связи “Челябинск - Петровск“, входят в комплекс конструктивно сочлененных предметов, образующих указанное основное средство и могут выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

Таким образом, заявитель осуществил капитальный ремонт основных средств и правомерно признал соответствующие затраты на основании п. 1 ст. 260 НК РФ. У налогового органа отсутствуют основания для доначисления налога на прибыль в сумме 19 496 руб., штрафа и соответствующих пеней.

2) акты приемки-передачи оборудования в монтаж на сумму 6 566 803 руб. и на сумму 8 531 125 руб. (“объект КЛС Поляна - Оренбург“).

Из материалов дела следует, что Инспекция ошибочно пришла к выводу о создании заявителем амортизируемого имущества - кабельной линии связи “Поляна - Оренбург“. Согласно представленным актам (т. 15 л.д. 97, 98) заявитель ремонтировал системы передачи “К-6Т“, установленные на кабельных отводах от данной линии связи, путем замены отдельных деталей системы передачи “К-6Т“. Ремонт производился в связи с неисправностью систем передачи “К-6Т“, что подтверждается дефектными ведомостями (т. 15 л.д. 83, 84).

Согласно техническому описанию, система передачи “К-6Т“ предназначена для организации каналов тональных частот в разветвленной сети технологической связи и применяется на кабельных линиях связи (п. 2.1.2, - т. 15 л.д. 86, 87). Система передачи К-6Т состоит из ряда устройств, перечисленных в разделе 4 технического описания (т. 15 л.д. 88). В соответствии с актами приемки-передачи оборудования в монтаж (т. 15 л.д. 90, 91), на которые ссылается ответчик, а также актами приемки-передачи смонтированного оборудования (т. 15 л.д. 92, 93) как в монтаж, так и из монтажа был передан не полный комплекс устройств, входящих в состав системы передачи “К-6Т“. Например, не монтировалось большая часть устройств, входящая в состав “К-6Т“ согласно техническому описанию: ОС К6-Т, НУП К-6Т, НПО К-6Т, НУР К-6Т, НУР-П К-6Т, НУР-ПА К-6Т, УП, УК К-6Т, АДТС К6-Т, “Надежда 2Р“. Таким образом, актами приемки-передачи оборудования в монтаж, предоставленными ответчиком, подтверждается, что заявитель не только не мог создать амортизируемое имущество КЛС “Поляна - Оренбург“, но и не мог создать даже целостной системы передачи К-6Т.

Также суд соглашается с доводами заявителя, что смонтированные составные части системы передачи “К-6Т“ не отвечают признакам амортизируемого имущества, указанным в п. 1 ст. 256 НК РФ. Они не могут использоваться отдельно от самой системы передачи “К-6Т“; входят в комплекс конструктивно сочлененных предметов, образующих указанные основные средства, и могут выполнять свои функции только в составе комплекса. В свою очередь, системы передачи “К-6Т“ функционируют в составе кабельной линии связи (п. 2.1.2, - т. 15, л.д. 86, 87; п. 6.14 ОНТП 51-1-85 - т. 15, л.д. 96).

Кроме того, дефектными ведомостями и актами приемки выполненных работ (т. 15, л.д. 97, 99) предусмотрен именно капитальный ремонт “К-6Т“ и не предусмотрена установка нового оборудования. Согласно указанным документам осуществляется демонтаж уже имеющегося неисправного оборудования с последующим монтажом того же количества оборудования, что было демонтировано ранее.

В связи с изложенным произведенные затраты на ремонт “К6Т“ были правомерно отнесены заявителем в состав расходов по п. 1 ст. 260 НК РФ. У налогового органа отсутствовали основания для доначисления налога на прибыль в сумме 3 623 503 руб., штрафа и соответствующих пеней.

По пунктам 1.10. и 1.20 решения.

В пункте 1.10. решения Инспекция указала, что заявитель в октябре 2002 года неправомерно отнес на расходы затраты на приобретение амортизируемого имущества - газоперекачивающего агрегата ГПА-10-01 - в сумме 46 491 445,03 руб. За совершение данного нарушения заявителю доначислен налог в размере 11 157 946 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 2 231 589,2 руб. и пени.

В пункте 1.20. решения Инспекция также указала, что в октябре 2002 года заявитель неправомерно отнес на расходы затраты на приобретение амортизируемого имущества - семи газоперекачивающих агрегатов - в сумме 124 470 354 руб. За совершение данного нарушения заявителю доначислен налог в размере 29 872 885 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 5 974 577 и пени.

Основанием для начисления налога по п. 1.10 и 1.20 решения послужил вывод ответчика о том, что заявитель приобрел 8 газоперекачивающих агрегатов (ГПА). По мнению Инспекции, газоперекачивающий агрегат является самостоятельным объектом основных средств.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился по следующим основаниям.

Во-первых, общество не приобретало каких-либо газоперекачивающих агрегатов (ГПА). Приобретенные обществом объекты с заводскими номерами N А002900670 (п. 1.10 решения) и N 00299563 (п. 1.20 решения) являются только одной из их составных частей газоперекачивающего агрегата (ГПА) - газотурбинными двигателями ДР59Л. Они приобретены для ремонта вышедших из строя газоперекачивающих установок (ГПУ). Объекты с заводскими номерами N 1501/1501, N 1499, N 1082, N 1506/1506, N 8007, N 0474/0474 вообще не приобретались обществом в проверяемый Инспекцией период. Данные объекты ранее принадлежали обществу, были переданы на завод только для проведения их ремонта в условия завода-изготовителя, после чего возвращены обществу. На расходы отнесена только стоимость услуг по ремонту, а не стоимость какого-либо вновь приобретенного имущества.

Во-вторых, согласно Постановлению Правительства N 1 от 01.01.02, ТУ 51-927-87 “Установки газоперекачивающие ГПУ-10-01“, ОК 005-93, ответа на запрос Ростехнадзор от 26.02.06 N 12-27/1493, разъяснения Минфин РФ от 17.02.06 г. N 07-05-06/33 объектом основных средств является не ГПА-10-01, а газоперекачивающая установка (ГПУ), составной частью которой является ГПА-10-01.

Изучив материалы дела, в том числе разъяснения компетентных органов, заслушав объяснения сторон, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Материалами дела подтверждается, что расходы по п. 1.10 решения на сумму 46 491 445,03 руб. и п. 1.20 на сумму 55 414 677 руб. произведены для приобретения не газоперекачивающего агрегата, а только одной из его составных частей - двигателя на раме заводской N А002900670 (п. 1.10 решения) и заводской N 00299563 (п. 1.20 решения). Двигатели для газоперекачивающих агрегатов были приобретены в целях ремонта газоперекачивающих установок (ГПУ) стационарный N 22 (компрессорной станции N 17) и стационарный N 22 (компрессорной станции N 19). Ремонт произведен путем замены изношенного двигателя на раме газоперекачивающего агрегата (ГПА), который работает в составе газоперекачивающей установки (ГПУ).

Тот факт, что изделия под указанными заводскими номерами не являются газоперекачивающими агрегатами (ГПА), подтверждается первичной документацией на их приобретение, ответом на запрос завода-изготовителя от 20.02.06 N 35/341 (т. 26, л.д. 72), формулярами на изделия (т. 15, л.д. 124, л.д. 144). Тот факт, что двигатель на раме является только одной из составных частей газоперекачивающего агрегата, подтверждается ТУ 5.433.9618-87 (т. 15, л.д. 134), ответом на запрос завода-изготовителя от 20.02.06 N 35/341 (т. 26, л.д. 72), а также разъяснением Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1493 (т. 26, л.д. 71). Правомерная квалификация произведенных затрат как расходов на ремонт также подтверждена ответом на запрос Минфин РФ от 17.02.06 г. N 07-05-06/33 (т. 26, л.д. 74).

В отношении расходов в сумме 69 055 677,37 руб. по п. 1.20 решения материалами дела подтверждается, что заявитель вообще не приобретал какого-либо имущества - ни газоперекачивающих агрегатов (ГПА), ни их составных частей. Данные расходы произведены для оплаты услуг по капитальному ремонту 6 блоков двигателей для ГПА, принадлежащих заявителю, осуществляемому в условиях завода-изготовителя: заводской N 1501/1501, N 1499, N 1082, N 1506/1506, N 8007, N 0474/0474. Тот факт, что данные расходы не связаны с приобретением какого-либо имущества, подтверждается первичной документацией на проведение ремонта собственных двигателей заявителя, сопроводительными листами на отправку двигателей в ремонт, ответами на запрос заводов, проводивших ремонт, от 15.12.05 N 14-10/1320 (т. 16, л.д. 1) и N 33/2531 от 20.12.05 (т. 16, л.д. 61).

На основании изложенного позиция ответчика не основана на фактических обстоятельствах дела. При проведении проверки ответчик не исследовал документы на приобретение спорных объектов, а также работ (услуг), связанных с ремонтом спорных объектов.

В связи с тем, что доначисление налогов произведено ответчиком по 8 объектам, анализ первичной документации производится судом по каждому объекту.

1) По расходам по п. 1.10 решения на сумму 46 491 445,03 руб. и по п. 1.20 решения на сумму 55 414 677 руб. на приобретение двигателя ДР59Л заводской N 670 и заводской N 563.

Во-первых, согласно акту от 9.09.02, газотурбинная установка типа ГПУ 10-01 стационарный N 22 была выведена в капитальный ремонт в связи с выходом из строя ее составной части - газоперекачивающего агрегата (ГПА) (т. 15, л.д. 128). При ремонте газоперекачивающей установки (ГПУ) была произведена замена составной части от газоперекачивающего агрегата - изношенного двигателя на новый. Стоимость приобретенного двигателя на раме для ГПА-10-01 заводской N 670 при ремонте была списана на расходы, что подтверждается актом N 210 от 25.10.02. Также согласно акту от 22.01.02 был произведен ремонт газотурбинной установки типа ГПУ 10-01 стационарный N 22 путем замены составной части от ГПА - изношенного блока двигателя на новый. Стоимость двигателя на раме заводской N 563 при ремонте списана на расходы, что подтверждается актом от 22.01.02.

Блок двигателя был приобретен обществом в 2001 году на основании договора N 34-116-00/66 от 27.12.99 с ОАО “Центрэнергогаз“. Указанным договором не предусмотрена купля-продажа газоперекачивающих агрегатов. Договором предусмотрено только приобретение новых двигателей и отдельных узлов газоперекачивающего агрегата (т. 15, л.д. 117). Факт приобретения заявителем именно двигателей на раме, а не агрегата в целом, подтверждается формулярами на приобретенные изделия (т. 15 л.д. 124, л.д. 144) и отчетом комиссионера (т. 15 л.д. 123). Как следует из формуляра, являющегося основным документом к приобретенному изделию, обществом был приобретен не весь газоперекачивающий агрегат, а только его составная часть: в разделе “Комплектность“ указано, что приобретен только двигатель на раме. Тот факт, что изделия под указанными заводскими номерами не являются газоперекачивающими агрегатами, дополнительно подтверждается ответом на запрос завода-изготовителя от 20.02.06 N 35/341 (т. 26, л.д. 72). Завод-изготовитель также указывает, что он никогда не производил и не производит газоперекачивающие агрегаты, приобретение которых у завода вменяет заявителю ответчик.

В соответствии с ТУ 5.433.6918-87 (т. 15 л.д. 134) в состав газоперекачивающего агрегата ГПА-10 входят: двигатель на раме, нагнетатель, коммуникации нагнетателя с рамой-маслоблоком, система автоматического управления и другие блоки и узлы. Таким образом, двигатель на раме является только одной из составных частей ГПА-10-01. Данный факт также подтверждается ответом на запрос завода-изготовителя от 20.02.06 N 35/341 (т. 26, л.д. 72), а также разъяснением Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1493 (т. 26, л.д. 71).

Следовательно, общество не приобретало каких-либо газоперекачивающих агрегатов, как указывает ответчик.

В соответствии со ст. 11 НК РФ и ГОСТ 18322-78 (СТ СЭВ 5151-85) (т. 15, л.д. 9) под капитальным ремонтом понимается ремонт с заменой или восстановлением любых частей, включая базовые. Из приведенного определения следует, что замена неисправных узлов ГПА на пригодные для эксплуатации, относится к работам по ремонту.

Таким образом, произведенные затраты правомерно отражены как расходы на ремонт.

Во-вторых, суд соглашается с доводом заявителя, что объектом основных средств является не ГПА, в котором произведена замена неисправного двигателя, а газоперекачивающая установка (ГПУ), конструктивным элементом которой является ГПА (ТУ 5.433.6918-87) (схема ГПУ - т. 23, л.д. 123).

В соответствии со ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством РФ. Согласно Постановлению Правительства РФ N 1 от 01.01.02 (т. 15, л.д. 140) именно турбина газовая, а не ее отдельные детали и узлы, относится к объектам основных средств (код 14 2911130). Тот факт, что ГПУ относится к турбинам газовым, подтверждается ТУ 51-927-87 “Установки газоперекачивающие ГПУ-10-01“ (т. 24, л.д. 1), ОК 005-93 (т. 24, л.д. 6), ответом на запрос Ростехнадзор от 26.02.06 N 12-27/1493 (т. 26, л.д. 71). То, что ГПА-10-01 не может выполнять каких-либо самостоятельных функций отдельно от газоперекачивающей установки (ГПУ), подтверждается ответом на запрос завода-изготовителя от 20.02.06 N 35/341 (т. 26, л.д. 72), разъяснением Ростехнадзора от 26.02.06 N 12-27/1493 (т. 26, л.д. 71), ТУ 5.433.6918-87 (т. 15, л.д. 131).

Ответчик считает, что основным средством является ГПА, входящий в газоперекачивающую установку. В обоснование своей позиции Инспекция ссылается на Положение по бухгалтерскому учету “Учет основных средств“ ПБУ 6/01, согласно которому в случае наличия у одного объекта нескольких частей, имеющих разный срок полезного использования, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект. Однако из представленных документов следует, что газоперекачивающая установка (ГПУ) и ГПА имеют единый срок использования - 15 лет, что подтверждается техническими условиями на ГПУ (т. 15 л.д. 136), техническими условиями на ГПА (т. 15 л.д. 133).

Ссылка ответчика на практику Уральского округа является несостоятельной, поскольку постановление принято по делу с другими фактическими обстоятельствами, в соответствии с законодательством, отмененным в период проведения налоговой проверки по настоящему делу.

2) По расходам в сумме 69 055 677,37 руб. по п. 1.20 решения на оплату услуг по капитальному ремонту 6 блоков двигателей для ГПА: заводской N 1501/1501, N 1499, N 1082, N 1506/1506“ N 8007, N 0474/0474 - т. 16.

Как следует из материалов дела, данные блоки двигателей для ГПА были сняты с газоперекачивающих агрегатов заявителя и направлены для ремонта в условиях завода-изготовителя на основании договоров на проведение капитального ремонта. После капитального ремонта заявителю были возвращены те же самые блоки двигателей в исправном состоянии. Общество оплатило услуги по ремонту в соответствии с условиями заключенных договоров.

Таким образом, суд признает доказанным, что заявитель не приобретал какого-либо имущества - ни газоперекачивающих агрегатов (ГПА), ни их составных частей. На расходы отнесена не стоимость какого-либо имущества, а затраты на оплату услуг заводов по ремонту двигателей ГПА (т. 16, л.д. 1, л.д. 61).

2.1.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА зав. N 1501.

Согласно акту N 5 от 10.11.02 заявитель включил в состав расходов затраты на оплату услуг по ремонту блока ГПА-10-01 заводской N 1501 (т. 16, л.д. 1 - 13). Сумма расходов, не принятая Инспекцией для целей налогообложения, составила 11 305 940 руб. Затраты состоят из: расходов на оплату услуг по ремонту блока ГПА заводской N 1501, ранее снятого с газоперекачивающей установки общества (счет-фактура N 000754 - т. 16 л.д. 4); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“, заключившего в интересах и от имени общества договор с заводом ОАО “Газтурбосервис“ на ремонт блока ГПА заводской N 1501 (счет-фактура N 70 от 31.07.02); расходы на оплату доставки блока ГПА N 1501 из ремонта (счет-фактура N 000755 от 15.07.02).

Также, как следует из сопроводительного листа на отправку блока ГПА-10 N 1501 в ремонт, оборудование было демонтировано с КС-19 Шаранского ЛПУ ООО “Баштрансгаз“ для отправки в ремонт в связи с выработкой моторесурса (т. 16 л.д. 3). Ремонт блока ГПА-10 заводской N 1501 произведен ОАО “Газтурбосервис“. Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 31.07.02 (т. 16. л.д. 7) комиссионер передал обществу отремонтированный ГПА-10 N 1501 на основании договора с ОАО “Газтурбосервис“ N 35-192-02 от 20.03.02. Согласно договору с ОАО “Газтурбосервис“ N 35-192-02 от 20.03.02 (т. 16 л.д. 8) завод принял на себя обязательства “выполнить капитальный ремонт газотурбинных двигателей судового типа“ (ст. 1.1.) “в соответствии с календарным графиком ремонта“ (ст. 2.1.), а ООО “Баштрансгаз“ “произвести оплату ремонта судовых двигателей“. В соответствии с календарным графиком ремонта судовых двигателей на ОАО “Газтурбосервис“, ООО “Баштрансгаз“ должен передать в ремонт 7 двигателей ГПА-10. Факт ремонта двигателя ГПА 10-01 N 1501 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами. Данное обстоятельство также подтверждается письмом завода N 14-10/1320.

2.2.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА 10-01 зав. N 1499 (т. 16 л.д. 1, 14 - 27).

Согласно акту б/н от 20.09.02 заявитель включил в состав расходов затраты на оплату услуг по ремонту блока ГПА-10-01 заводской N 1499. Сумма расходов, не принятая Инспекцией, составила 8 566 713 руб. Затраты состоят из: расходов на оплату услуг по ремонту блока ГПА заводской N 1499, ранее снятого с газоперекачивающей установки общества (счет-фактура N 348 - т. 16 л.д. 15); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ (счет-фактура N 47 от 27.12.00); расходов на доставку блока ГПА N 1499 из ремонта (счет-фактура N 361 от 29.12.00). Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 10.01.01 (т. 16, л.д. 18) комиссионер передал обществу отремонтированный на основании договора с ОАО “Газтурбосервис“ N 610/89/20-112-00 от 22.12.99 блок ГПА-10 N 1499. Как следует из договора с ОАО “Газтурбосервис“ N 610/89/20-112-00 от 22.12.99 (т. 16, л.д. 20, 24), завод принял на себя обязательства “выполнить капитальный ремонт ГПА и ГТД“ (ст. 2.1.), а ООО “Баштрансгаз“ “произвести оплату ремонта“ (т. 16, л.д. 20). Цена на ремонт определяется Протоколами согласования свободных оптовых цен на капитальный ремонт газотурбинных двигателей. Факт ремонта ГПА 10-01 N 1499 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами. Данное обстоятельство также подтверждается письмом завода ОАО “Газтурбосервис“ N 14-10/1320 (т. 16, л.д. 1).

2.3.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА зав. N 1082 (т. 16 л.д. 1, 28 - 34, 51).

Согласно акту N 193 от 28.08.03 заявитель включил в состав расходов затраты на ремонт блока ГПА-10 заводской N 1082. Сумма расходов, не принятая Инспекцией, составила 11 280 016 руб. Затраты состоят из расходов на оплату ремонта блока ГПА заводской N 1082 (счет-фактура N 378); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ (счет-фактура N 52 от 02.07.01); расходы на оплату услуг по погрузке, увязке и доставке блока ГПА N 1082 из ремонта (счет-фактура N 425 от 27.07.01 и N 379 от 02.07.01).

Также, как следует из сопроводительного листа на отправку блока ГПА-10 N 1082 в ремонт (т. 16, л.д. 34), оборудование было демонтировано с КС-19А Шаранского ЛПУ ООО “Баштрансгаз“ для отправки в ремонт в связи с выработкой моторесурса. Ремонт блока ГПА-10 заводской N 1802 произведен ОАО “Газтурбосервис“. Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 30.07.01 (т. 16, л.д. 51), комиссионер передал обществу отремонтированный на основании договора с ОАО “Газтурбосервис“ N 610/89/20-112-00 от 22.12.99 блок ГПА-10 N 1082 (т. 16, л.д. 20 - 21, 24). Как следует из договора с ОАО “Газтурбосервис“ N 610/89/20-112-00 от 22.12.99, данный договор заключен на оказание услуг по ремонту оборудования общества. Факт ремонта блока ГПА 10-01 N 1082 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами. Данное обстоятельство также подтверждается письмом завода ОАО “Газтурбосервис“ N 14-10/1320 (т. 16 л.д. 1).

2.4.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА зав. N 1506 (т. 16 л.д. 35 - 61).

Согласно акту б/н от 05.08.02 заявитель включил в состав расходов затраты на ремонт блока ГПА-10-01 заводской N 1506. Сумма расходов, не принятая Инспекцией, составила 12 717 655 руб. Затраты состоят из расходов на оплату ремонта ГПА заводской N 1506 (счет-фактура N 58); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ (счет-фактура N 58 от 23.07.01); расходы на оплату услуг по хранению и перевозке блока ГПА N 1506 из ремонта (счет-фактура N 7238 и N 119). Также, как следует из сопроводительного листа на отправку блока ГПА-10 N 1506 в ремонт (т. 16, л.д. 52), оборудование было демонтировано с КС-19А Шаранского ЛПУ ООО “Баштрансгаз“ для отправки в ремонт в связи с повышенными вибрациями. Ремонт блока ГПА-10 заводской N 1506 произведен ОАО “КОНСТАР“. Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 30.07.01 (т. 16, л.д. 51) комиссионер передал обществу отремонтированный на основании договора с ОАО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 блок ГПА-10 N 1506. Согласно договору с ООО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 (т. 16, л.д. 35 - 36, 40 - 41), на который имеется ссылка в отчете комиссионера, ООО “Солид“ обязуется “заключить договоры от своего имени, направленные на выполнение капитального ремонта ОАО “Криворожский турбинный завод “КОНСТАР“ газоперекачивающего оборудования“ (ст. 1.1.). ООО “Баштрансгаз“ “обеспечивает передачу комиссионеру оборудования в ремонт“ (ст. 3.1), комиссионер обеспечивает возврат ООО “Баштрансгаз“ оборудования из ремонта (ст. 3.2.). Согласно комиссионного поручения N 1 (т. 16, л.д. 40) ООО “Баштрансгаз“ поручает, а ООО “Солид“ принимает на себя обязательство заключить контракт с ОАО “КОНСТАР“ на капитальный ремонт газоперекачивающего оборудования. В соответствии со спецификацией ООО “Солид“ должен быть обеспечен капитальный ремонт 5 блоков ГПА-10. Во исполнение данного поручения ООО “Солид“ заключило контракт N 261/5Т от 15.05.00 на выполнение капитального ремонта данного газотурбинного оборудования (т. 16, л.д. 42, 46). Факт ремонта блока ГПА 10-01 N 1506 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами и ответом на запрос завода от 20.12.05 N 33/2531 (т. 16, л.д. 61, 60).

2.5.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА зав. N 8007.

Согласно акту N 15 от 23.10.02 заявитель включил в состав расходов затраты на ремонт блока ГПА-10 заводской N 8007. Сумма расходов, не принятая Инспекцией, составила 12 703 702,24 руб. Затраты состоят из расходов на оплату ремонта блока ГПА заводской N 8007, ранее снятого с газоперекачивающей установки общества (счет-фактура N 58); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ (счет-фактура N 58 от 23.07.01); расходы на оплату услуг по хранению и перевозке блока ГПА N 119 из ремонта (счет-фактура N 8333 от 09.08.01).

Также, как следует из сопроводительного листа на отправку ГПА-10 N 8007 в ремонт (т. 16, л.д. 58), оборудование было демонтировано с КС-2 Ургалинского ЛПУ ООО “Баштрансгаз“ для отправки в ремонт в связи с разрушением подшипника. Ремонт блока ГПА-10 заводской N 8007 произведен ОАО “КОНСТАР“. Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 30.07.01 (т. 16, л.д. 52), комиссионер передал обществу отремонтированный на основании договора с ОАО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 блок ГПА-10 N 8007. Как следует из договора с ООО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 (т. 16 л.д. 35 - 36, 40) и контракта N 261/5Т от 15.05.00 (т. 16, л.д. 42, 46), данные договоры заключены на оказание услуг по ремонту газотурбинного оборудования. Факт ремонта блока ГПА 10-01 N 8007 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами и ответом на запрос завода от 20.12.05 N 33/2531 (т. 16, л.д. 61).

2.6.) Расходы на оплату услуг по ремонту блока ГПА зав. N 0474.

Согласно акту N 9 от 20.03.02 заявитель включило в состав расходов затраты на ремонт блока ГПА-10-01 заводской N 0474. Сумма расходов, не принятая ответчиком, составила 12 481 650,4 руб. Затраты состоят из расходов на оплату ремонта блока ГПА заводской N 0474 (счет-фактура N 47); расходов на оплату услуги комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ (счет-фактура N 47); расходы на оплату услуг по хранению и перевозке блока ГПА N 0474 из ремонта (счет-фактура N 31 и N 4489).

Также, как следует из сопроводительного листа на отправку блока ГПА-10 N 0474 в ремонт, оборудование было демонтировано с КС-19 Шаранского ЛПУ ООО “Баштрансгаз“ для отправки в ремонт в связи с выработкой межремонтного ресурса. Ремонт блока ГПА-10 заводской N 0474 произведен ОАО “КОНСТАР“. Согласно отчету комиссионера ОАО “Центрэнергогаз“ от 30.07.01 комиссионер передал обществу отремонтированный на основании договора с ОАО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 блок ГПА-10 N 0474. Согласно договору с ООО “Солид“ N 35-261-00 от 13.01.00 и контракту N 261/5Т от 15.05.00 данные договоры заключены на оказание услуг по ремонту газотурбинного оборудования. Факт ремонта блока ГПА 10-01 N 0474 на основании данного договора и размер затрат на его ремонт подтверждены указанными выше документами и ответом на запрос завода от 20.12.05 N 33/2531 (т. 16 л.д. 61, 60).

Следовательно, вывод Инспекции о том, что затраты являются расходами на приобретение основных средств и не могут относиться на уменьшение налогооблагаемой прибыли, является незаконным и необоснованным.

По п. 1.16 решения.

По п. 1.16. раздела 1 решения Инспекция признала неправомерным включение в состав расходов затрат на работы по капитальному ремонту Туймазинской газораспределительной станции по договору от 24.06.2002 N 401. За данное нарушение заявителю доначислен налог в размере 5 533 942 руб. штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 1 106 788,4 руб. и пени.

В качестве основания для доначисления налога в решении ответчик указал, что в ходе капитального ремонта Туймазинской ГРС проводился демонтаж старых элементов газораспределительной станции (стального крана на условное давление 6,4 - 10 МПа, отстойников, резервуаров) и установка новых (кранов стальных шаровых с пневмоприводом, кранов-регуляторов). Названные работы, по мнению ответчика, должны быть квалифицированы как техническое перевооружение объекта (газораспределительной станции) и в соответствии с п. 2 ст. 257 НК РФ затраты на их проведение увеличивают первоначальную стоимость объекта основных средств.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ к техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным. В нарушение ст. 100 - 101 НК РФ ответчик в решении не указал, повышение каких технико-экономических показателей произошло в результате проведенных на газораспределительной станции работ; какими они были и какими стали после проведения работ.

Как указано в решении, подрядчиком ООО “Уфаремстрой“ “осуществлен капитальный ремонт Туймазинской ГРС“. Работы проведены на основании договора от 24.06.2002 N 401 (т. 14, л.д. 98). Условия названного договора предусматривают проведение капитального ремонта Туймазинской газораспределительной станции. В процессе производства работ производилась замена отдельных изношенных элементов Туймазинской ГРС на новые в целях поддержания ее работоспособного состояния, восстановления до проектных характеристик.

В состав ГРС входит комплекс блоков, узлов и устройств различного назначения, снабженных соответствующим оборудованием, имеющих общее управление и предназначенных для обеспечения выполнения общей функции по производству и выдаче сжиженного природного газа (т. 14 л.д. 118). Ответчик в решении указывает, что в процессе ремонта были демонтированы стальные краны и установлены новые стальные краны с пневмоприводом. Однако из материалов дела следует, что до ремонта были установлены краны с пневмогидроприводом диаметром 200 - 300 мм (т. 14 л.д. 104, 108). После ремонта были установлены аналогичные краны с пневмогидроприводом диаметром 200 - 300 мм (т. 14, л.д. 109 - 111). Единственной назначением указанных кранов является выполнение функции запорного устройства на компрессорной станции. Следовательно, замена одного запорного устройства другим не может привести к повышению технико-экономических показателей компрессорной станции и увеличению ее производительности.

Ответчик в решении также указывает, что в процессе работ были смонтированы краны-регуляторы давления. Краны-регуляторы давления являются составной частью узла редуцирования газораспределительной станции (т. 14 л.д. 118). Однако до ремонта эти краны также были установлены на ГРС, что подтверждается актом госкомиссии о вводе ГРС в эксплуатацию (т. 14 л.д. 113). В соответствии с п. 3.1.23 ВРД 39-1.10-069-2002 (т. 14 л.д. 118) узел редуцирования ГРС должен соответствовать проектной расчетной производительности ГРС. То есть, характеристики устанавливаемого регулятора давления предопределяются проектной производительностью ГРС, а не производительность ГРС обуславливается типом регулятора давления. Повышения эксплуатационных характеристик вследствие замены оборудования не произошло.

Порядок проведения капитального ремонта ГРС регламентируется Положением по технической эксплуатации газораспределительных станций магистральных газопроводов ВРД 39-1.10-069-2002. В соответствии с пунктом 4.1.6. Положения капитальный ремонт газораспределительных станций связан с заменой основных узлов и деталей, в том числе и оборудования (т. 14 л.д. 117). Подрядчиком в процессе производства работ была осуществлена замена отдельных видов оборудования и деталей на ГРС, что согласно ВРД 39-1.10-069-2002 и ст. 11 НК РФ признается капитальным ремонтом.

Также суд принимает во внимание, что неизменность характеристик Туймазинской ГРС после проведения ремонта подтверждается заключением органа технического надзора - Башкирским газотехническим центром Газнадзор (т. 24, л.д. 30 - 31), назначенного Госгортехнадзором России для осуществления технического надзора при осуществлении ремонта Туймазинской ГРС (т. 14, л.д. 129).

Следовательно, заявитель обоснованно на основании ст. 260 НК РФ признал затраты по проведению капитального ремонта в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, в размере фактических затрат. Поэтому доначисление ответчиком налога в сумме 5 533 942 руб. штрафа и соответствующих пеней неправомерно.

По п. 1.17. решения.

В решении Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в расходы затрат в размере 7 782 568 руб. на создание объекта основных средств - склада ГСМ. За совершение данного нарушения заявителю доначислен налог в размере 1 867 816 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 373 563,2 руб. и пени.

В обоснование своих доводов Инспекция указала, что заявитель осуществил новое строительство склада ГСМ линейной службы эксплуатации газопроводов, а не его ремонт. Налогоплательщик при проведении налоговой проверки не представил доказательств существования склада ГСМ в Приютовском ЛПУ до начала проведения спорных работ, а также доказательств выполнения работ на сумму 7 782 568 руб. на конкретном складе ГСМ Приютовского ЛПУ в связи с его неисправностью.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что факт существования склада ГСМ подтверждается наличием у заявителя лицензии А 987835 N 214 от 06 декабря 2001 года на эксплуатацию АЗС по адресу г. Белебей, р.п. Приютово; заключением на получение лицензии для осуществления работ по заправке и хранению ГСМ на промплощадке Приютовского ЛПУ, выданного Туймазинским Территориальным управлением охраны окружающей среды Государственного комитета Республики Башкортостан по охране окружающей среды; заключением N 84 Государственной пожарной службы МВД РФ на получение лицензии для осуществления работ по заправке автотранспорта и хранения ГСМ на промплощадке Приютовского ЛПУ (т. 23, л.д. 59 - 61). Также факт существования склада ГСМ подтверждается тем, что в Приютовском ЛПУ на должность оператора заправочных станций была принята А.А.Г., в должностные обязанности которой входила заправка автотранспорта горючими и смазочными материалами, представление заявок на проведение ремонта оборудования и доставку нефтепродуктов.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Заявитель не доказал, что затраты произведены в связи с ремонтом конкретного склада ГСМ, существовавшего до начала проведения работ.

Представленные налогоплательщиком доказательства и пояснения не подтверждают факт существования на АЗС склада ГСМ, на который произведены спорные затраты на ремонт в сумме сумму 7 782 568 руб., а также факт проведения работ в связи с неисправностью ранее существовавшего склада ГСМ. Кроме того, на объекте произведены общестроительные работы, монтаж нового оборудования, не связанный с неисправностью ранее установленного оборудования (т. 29 л.д. 70, 83, т. 35, л.д. 8 - 10).

Таким образом, ответчик правомерно в соответствии со ст. ст. 252, 272, 260 НК РФ доначислил заявителю налог на прибыль в сумме 1 867 816 руб., соответствующие пени и штраф.

По п. 1.22 решения.

В п. 1.22. решения Инспекция указала на неправомерное включение в состав расходов затрат по договору от 25.03.2002 N 195 с подрядчиком ОАО “Башгазавтоматика“ на модернизацию системы контрольно-измерительной аппаратуры (КИПиА) в размере 837 822 руб. В связи с этим ответчиком доначислен налог на прибыль в размере 201 077 руб. штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 40 215,4 руб. и пени.

В обоснование своих доводов в судебном заседании ответчик пояснил, что в результате произведенных работ на объекте установлен новый промышленный компьютер, средства автоматизации на сумму 837 822 руб. Данные затраты в соответствии с п. 5 ст. 270 НК РФ носят капитальный характер и не учитываются для целей налогообложения.

Заявитель не согласен с ответчиком и указывает, что имела место не модернизация системы, а ее ремонт. Заявитель пояснил, что произведен ремонт системы линейной телемеханики “Магистраль-1“, установленной в диспетчерской компрессорной станции КС-Ургала (т. 22, л.д. 43).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами Инспекции.

Согласно ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Из ст. 252 НК РФ и ст. 260 НК РФ следует, что налогоплательщик обязан документально подтвердить не только размер и факт несения расходов, но и их характер. Заявитель не доказал ремонтный характер произведенных затрат.

Материалами дела подтверждается, что на КИПиА Ургалинского ЛПУ установлен новый промышленный компьютер Radisys MultiPro3600 (т. 22, л.д. 32, 35, 38). Как указывает заявитель, ремонт в условиях Ургалинского ЛПУ не возможен, в связи с чем производится полная замена системы ПК, а не ее отдельных частей (т. 22 л.д. 34). Кроме того, как следует из п. 1.22 решения, а также подтверждается материалами дела (т. 22 л.д. 32, 37 - 38) в результате выполненных работ был установлен не только промышленный компьютер, но и иные средства автоматизации. В соответствии с п. 2 ст. 257 НК РФ к работам по модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

Поэтому ответчик правомерно признал, что расходы носят капитальный характер и согласно п. 5 ст. 270 НК РФ не учитываются для целей налогообложения. Доначисление налога размере 201 077 руб. штрафа и пени правомерно.

По п. 1.25 решения.

В решении ответчик признал неправомерным включение в расходы затрат на ремонт автоматических газораспределительных станций (АГРС) в с. Новобелокатай и с. Верхние Киги. За совершение данного нарушения заявителю доначислен налог за 2003 г. в размере 501 580 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 100 316 руб. и пени.

В обоснование своих доводов ответчик указал, что дефектной ведомостью предусмотрена не замена отдельных узлов или деталей АГРС, а установка нового оборудования - емкостей сбора конденсата. Указанные работы должны быть квалифицированы как дооборудование системы сбора конденсата.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

В учете заявителя числятся два основных средства: газораспределительная станция в с. Новобелокатай и газораспределительная станция в с. Верхние Киги (т. 14 л.д. 132, 134). Газораспределительные станции (ГРС) предназначены для подачи газа населенным пунктам, промышленным предприятиям и другим потребителям (п. 1.2.1 ВРД 39-1.10-069-2002 - т. 14 л.д. 138). В соответствии с п. 5.2 НТП “Магистральные трубопроводы. Часть 1. Газопроводы. Раздел 5. Газораспределительные и газоизмерительные станции“ узел очистки газа, предназначенный для очистки газа от посторонних примесей, является обязательной составной частью газораспределительной станции (т. 14 л.д. 143).

Узел очистки газа, в свою очередь, как указано в п. 5.22 НТП, оснащен устройствами удаления конденсата и дренажа в сборные резервуары. Согласно п. п. 3.1, 3.1.9 ВРД 39-1.10-069-2002 в состав ГРС входит узел очистки газа, который должен быть оснащен устройствами для удаления жидкости и шлама в сборные емкости. Такая емкость (резервуар) является неотъемлемой составной частью узла очистки газа и ГРС, входит в комплекс конструктивно сочлененных предметов, образующих указанный объект, и может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

Материалами дела подтверждается, что заявитель осуществил ремонт указанных основных средств, заключающийся в замене емкостей сбора конденсата. Заявитель демонтировал старые емкости сбора конденсата (резервуары) по причине их физического износа и невозможности дальнейшей эксплуатации. Как следует из паспорта, старые емкости сбора конденсата были изготовлены в 1989 г. (т. 15 л.д. 10). После демонтажа старых емкостей Башкирским управлением Госгортехнадзора РФ была проведена проверка деятельности обеих ГРС. По ее результатам вынесено предписание от 20.09.02 г., в котором указывалось на необходимость установки емкостей для сбора конденсата (т. 14 л.д. 144).

Таким образом, установка новых емкостей сбора конденсата производилась с целью восстановления надлежащих условий эксплуатации ГРС и выполнения требований правовых актов (ВРД 39-1.10-069-2002 и НТП “Магистральные трубопроводы. Часть 1. Газопроводы. Раздел 5. Газораспределительные и газоизмерительные станции“), предписаний государственного органа. Такие работы не преследуют цели повышения технико-экономических показателей и не могут рассматриваться в качестве дооборудования.

Старые и новые емкости сбора конденсата имеют аналогичные характеристики, что подтверждается паспортами (старые - т. 15, л.д. 10; новые - т. 15, л.д. 1, 4).

В соответствии со ст. 11 НК РФ и “Положением по технической эксплуатации, газораспределительных станций магистральных газопроводов“ ВРД 39-1.10-069-2002 (пунктом 4.1.6.) капитальный ремонт газораспределительных станций связан с заменой основных узлов и деталей, в том числе и оборудования (т. 14, л.д. 140). Доводы ответчика о том, что было осуществлено дооборудование обеих ГРС, не основан на доказательствах и противоречит материалам дела. Ответчик не указал, как изменилось технологическое или служебное назначение обеих ГРС.

Кроме того, Инспекция утверждает, что самостоятельным объектом основных средств является газоочистительное оборудование АГРС. При этом емкости сбора конденсата, как следует из приведенных выше нормативно-технических документов, является только одной из составных частей газоочистительного оборудования - устройства удаления конденсата и дренажа узла очистки газа.

Поэтому заявитель правомерно отнес затраты по проведению ремонта на ГРС Новобелокатай, Верхние Киги в состав прочих расходов на основании п. 1 ст. 260 НК РФ. Доначисление ответчиком налога на прибыль в сумме 501 580 руб., штрафа и пени незаконно.

По п. 1.27 решения.

В пункте 1.27 решения Инспекция указала, что заявитель неправомерно включил в расходы по налогу на прибыль затраты на выплату премии сотрудникам общества по итогам подготовки филиалов к осенне-зимней эксплуатации 2003 - 2004 годов и начисленного на премии ЕСН. По мнению Инспекции, премиальная выплата не соответствует требованиям статьи 255 НК РФ. За совершение данного нарушения Инспекция доначислила налог на прибыль в размере 546 318 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 109 263,6 руб. и пени.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что премии по итогам подготовки филиалов к осенне-зимней эксплуатации предусмотрены коллективным договором, носят производственный характер и входят в систему оплаты труда работников общества, а уплаченный в бюджет налог (ЕСН) включается в состав расходов в силу прямого указания закона (ст. 264 НК РФ).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части подлежит признанию недействительным.

В соответствии со ст. 255 НК РФ в расходы на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства РФ, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Как установлено судом, выплата спорных премий предусмотрена коллективным договором, эти премии связаны с производственной деятельностью общества и входят в систему оплаты труда.

Как следует из материалов дела, на основании приказа N 809 от 28.11.2003 (т. 13 л.д. 73 - 76) налогоплательщиком была выплачена премия работникам по итогам подготовки филиалов к осенне-зимней эксплуатации 2003 - 2004 годов в сумме 1 675 000 руб.

В систему оплаты труда включаются все виды выплат, применяемые в организации, в том числе и поощрительные выплаты (ст. 135, ч. 3 ст. 129 Трудового кодекса РФ, п. 5.1.1. коллективного договора на 2001 - 2003 г., т. 13 л.д. 56 - 59).

Виды премиальных выплат (часть системы оплаты труда) установлены заявителем в разделе III Положения “О порядке оплаты труда работников ООО “Баштрансгаз“ от 19.03.2003, согласованным с профсоюзным комитетом (т. 13, л.д. 60 - 66). В п. 3.2 данного Положения установлено, что за выполнение отдельных работ, имеющих важное значение для ООО “Баштрансгаз“ или ОАО “Газпром“ в целом, возможно единовременное премирование работников в соответствии с Положением “О премировании работников за выполнение особо важных производственных заданий“ (т. 26 л.д. 145).

Работы по газоснабжению потребителей в осенне-зимний период рассматриваются как особо важное задание. Перечень особо важных производственных заданий определяется заявителем в соответствии с Положением о премировании самостоятельно. На основании Положения о премировании был издан приказ N 809 от 28.11.03 г. “О премировании работников по итогам подготовки филиалов к осенне-зимней эксплуатации 2003 - 2004 годов“.

Основанием для осуществления работ по подготовке объектов к осенне-зимней эксплуатации является приказ общества N 403 от 11.06.2003 г. “О подготовке объектов к работе в осенне-зимний период 2003 - 2004 годов и обеспечении устойчивого газоснабжения потребителей газа“ (т. 13, л.д. 71 - 72), изданный в связи с постановлением Правления ОАО “Газпром“ N 24 от 24.04.2003 г. (т. 13, л.д. 77 - 78).

Планом действий по обеспечению устойчивого снабжения топливом и энергией населения и отраслей экономики в осенне-зимний период 2003/04 года, утв. распоряжением Правительства РФ от 12.06.2003 N 785-р, на ОАО “Газпром“ возложена задача обеспечить создание запасов газа и его поставку электростанциям в конкретных объемах (строки 2 и 3 плана). Постановлением Правления ОАО “Газпром“ N 24 (абз. 9 преамбулы) предусматривается создание запаса газа в таких же объемах. В постановлении N 24 непосредственно перед обществом были поставлены задания в связи с подготовкой к осенне-зимнему периоду 2003 - 2004 гг.: обеспечить устойчивую работу компрессорных станций в сезон закачки газа 2003 г., провести мероприятия по обследованию, диагностике и капитальному ремонту объектов, осуществить подготовку транспортных средств и специальной технике и т.п. Приказом N 403 был утвержден план соответствующих мероприятий (пункт 1). В структурных подразделениях общества были образованы комиссии (в том числе центральная) по подготовке к осенне-зимней эксплуатации; предписано обратить самое серьезное внимание на максимальное утепление зданий, подготовку котельных и тепловых сетей, повседневно контролировать проведение ремонтных работ на трассах газопроводов, подготовку аварийных машин и т.п. (пункты 3 и 4 приказа). Данные мероприятия имеют важное производственное значение для заявителя и организации системы газоснабжения в стране в целом, срыв подготовки заявителя (дочернего общества ОАО “Газпром“) к осенне-зимнему сезону, означал бы неисполнение распоряжения Правительства РФ.

Поэтому налогоплательщик обоснованно признал, что подготовка газотранспортной системы к осенне-зимней эксплуатации является особо важным производственным заданием, выплаченные премии являются экономически обоснованными.

Кроме того, необоснованным является вывод ответчика о том, что в трудовом договоре отсутствует ссылка на выплату данной премии. Осуществление выплат за выполнение особо важной работы предусмотрено пунктом 5.2 типового трудового договора (приложение N 7 к Положению “О порядке отбора, найма, перевода и увольнения персонала ООО “Баштрансгаз“, т. 13, л.д. 79 - 83). Согласно п. 1.6. договора на любого работник распространяет действие коллективный договор и другие внутренние нормативные акты ООО “Баштрансгаз“, в т.ч. регламентирующие систему оплаты труда. Коллективным договором данная выплата предусмотрена. Право работодателя поо“рять работника за добросовестный труд закреплено в п. 3.1. трудового договора.

В решении Инспекция указала на неправомерность включения в состав расходов уплаченного в бюджет ЕСН в размере 601 325 руб., начисленного на указанные премии. Суд считает данный вывод Инспекции необоснованным.

В соответствии с п. 1 ст. 264 НК РФ суммы налогов и сборов, начисленные в установленном законодательством РФ о налогах и сборах порядке, за исключением прямо перечисленных в статье 270 НК РФ, включаются в состав прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией. ЕСН в ст. 270 НК РФ не перечислен. Поэтому в силу прямого указания закона исчисленный в бюджет налог подлежит включению в состав налогооблагаемой базы по прибыли.

Поэтому суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, ответчик неправомерно в нарушение ст. 252, 255, 264 НК РФ доначислил налог в размере 546 318 руб., штрафные санкции и соответствующие пени.

По пункту 1.28 решения.

В п. 1.28. решения указывается на завышение обществом внереализационных расходов за 2002 г. на сумму убытков прошлых лет в сумме 13 665 423 руб., представляющую собой, как указал ответчик в решении, повторно проведенную в 2001 г. реализацию. По мнению Инспекции, поскольку данная сумма была дважды проведена как реализация именно в 2001 г., то налогоплательщик должен корректировать налоговую базу 2001 г., а не 2002 г., как было сделано. На этом основании Инспекция доначислила налог на прибыль за 2002 г. в размере 3 279 702 руб.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что у общества не возникло недоимки по налогу в 2002 г., поскольку с учетом позиции Инспекции у общества имелась переплата по налогу в предшествующий период.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 5 имеет дату 28.02.2001, а не 28.01.2001.

В решении налоговый орган выразил мнение, согласно которому выявленные обществом убытки должны быть отражены не в 2002, а в 2001 году. В таком случае применение позиции Инспекции означает наличие у общества переплаты, возникшей в предшествующие периоды. Наличие у заявителя переплаты в предшествующий период свидетельствует об отсутствии у него недоимки по налогу на прибыль, что соответствует правовой позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2004 г. N 6045/04 и п. 42 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.01.2001 г. N 5.

Поэтому с учетом позиции ВАС РФ признание налогоплательщиком расходов в более поздний налоговый период означает наличие у общества переплаты, возникшей в предшествующий период. Поэтому в связи с наличием переплаты (заниженного убытка) по налогу на прибыль в предыдущий налоговый период (2001 г.) у заявителя не возникло недоимки по налогу на прибыль в 2002 г.

Таким образом, суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, доначисление налога в размере 3 279 702 руб., штрафа в размере 655 940,4 руб. и соответствующих пени является неправомерным.

2. По разделу 2 решения “Налог на добавленную стоимость“.

По пункту 2.3. решения.

В п. 2.3. решения ответчик доначислил налог на добавленную стоимость в размере 155 121 руб., штраф в размере 31 024,2 руб. и соответствующие пени.

Заявитель не согласился с доначислением налога в размере 149 089 руб. и пояснил, что фактически были перечислены профсоюзные взносы, что не привело к возникновению объекта обложения по НДС.

Доначисление оставшейся суммы налога по п. 2.3. решения в размере 6 032 руб. оспаривается заявителем в связи с нарушением Инспекцией налогового законодательства при вынесении оспариваемого решения. Доводы сторон по нарушению процедуры вынесения оспариваемого решения приведены и рассмотрены судом отдельно.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд находит, что требование общества в части признания неправомерным доначисления налога в размере 149 089 руб. подлежит удовлетворению.

Как следует из оспариваемого решения, заявителем был не исчислен НДС “со стоимости спортивной формы, переданной участникам сборной команды“ в апреле 2003 г. в сумме 745 445 руб. Поэтому Инспекцией был доначислен налог в размере 149 089 руб. В обоснование своих доводов Инспекция ссылается на счет 86-12 “Расходы по спорту“.

Как следует из материалов дела, заявителем фактически были перечислены денежные средства в размере 745 445 руб. в пользу Объединенной профсоюзной организации ООО “Баштрансгаз“, которая является самостоятельным юридическим лицом (свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, т. 15 л.д. 108). На основании письма Профсоюза N 3 от 20.02.2003 г. (т. 15 л.д. 103) в порядке ст. 313 ГК РФ заявитель оплатил в счет профсоюзных взносов последующих периодов участие сборной команды в спартакиаде в размере 745 445 руб. (акт от 10.04.03 г., т. 15 л.д. 104). На основании ст. 410 ГК РФ и письма Профсоюза N 3 от 20.02.2003 г. перечисленные денежные средства были зачтены заявителем в счет причитающихся к уплате профсоюзных взносов (карточка счета 2803). То есть заявитель не передавал спортивную форму участникам сборной команды.

Счет 86-12 “Расходы по спорту“, на который в обоснование своих выводов ссылается Инспекция и на котором, по мнению Инспекции, отражалась заявителем операция по передаче спортивной формы, в Плане счетов ООО “Баштрансгаз“ (т. 15 л.д. 105 - 107) отсутствует.

Согласно подпунктам 1 и 3 п. 3 ст. 39 НК РФ передача денежных средств некоммерческим организациям на осуществление основной уставной деятельности, не связанной с предпринимательской деятельностью, не признается реализацией товаров (работ, услуг).

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 146 НК РФ операции, указанные в пункте 3 статьи 39 НК РФ не признаются объектом налогообложения НДС. Таким образом, уплата обществом профсоюзных взносов не привела к возникновению объекта обложения по НДС.

На основании изложенного суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, доначисление НДС в размере 149 089 руб. при перечислении денежных средств в счет профсоюзных взносов является неправомерным.

Доначисление оставшейся суммы налога по п. 2.3. решения в размере 6 032 руб. оспаривается заявителем в связи с нарушением Инспекцией налогового законодательства при вынесении оспариваемого решения. Доводы сторон по нарушению процедуры вынесения оспариваемого решения приведены и рассмотрены судом отдельно.

По пункту 2.4 решения.

В пункте 2.4. решения ответчик указал, что в июле 2002 г. заявителем не начислен НДС при проведении работ по газоснабжению дома В.А. (т. 28 л.д. 26 - 30) и доначислил налог в размере 2 204 руб.

Заявитель не согласился с решением на том основании, что Инспекцией не представлены доказательства, выразившиеся в неправильном исчислении налога, не представлен расчет, заявленной суммы НДС к доначислению, а также другие доказательства наличия состава налогового правонарушения.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд соглашается с выводами Инспекции.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. Согласно ст. 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией признается соответственно передача (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Таким образом, выполнение заявителем работ по газоснабжению привело к возникновению объекта обложения НДС (т. 28 л.д. 27). Из ст. 149 НК РФ не следует, что выполнение таких работ освобождено от налогообложения НДС.

Поэтому Инспекция правомерно доначислила недоимку в размере 2 204 руб., штраф в размере 440,8 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.5. решения.

В п. 2.5. налоговый орган указал, что заявитель не начислили НДС при передаче ТМЦ на собственные нужды в медико-санитарную часть, что привело к занижению налога в размере 317 277 руб. за январь, февраль, март, июнь, октябрь, ноябрь, декабрь 2003 г.

Заявитель не согласился с доводами Инспекции и указал, что НДС за период с 01.01.2003 года по 31.05.04 года восстановлен в сумме 422 065,03 руб., что отражено в бухгалтерской справке N 3324 от апреля 2004 года (т. 18 л.д. 119).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд соглашается с выводами Инспекции по следующим основаниям.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по передаче на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций. Поэтому передача обществом ТМЦ на собственные нужды в медико-санитарную часть привела к возникновению объекта обложения в период такой передачи, налог подлежит исчислению и уплате в бюджет в соответствующие налоговые периоды 2003 года.

Ссылки ответчика на то, что НДС был восстановлен в последующие периоды (в 2004 г.) является несостоятельным. В соответствии со ст. 54 НК РФ при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым периодам, в текущем налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки. Согласно ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им налоговой декларации неотражения или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые дополнения и изменения в налоговую декларацию. Если предусмотренное заявление о дополнении и изменении налоговой декларации делается после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности, если указанное заявление налогоплательщик сделал до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 81, либо о назначении выездной налоговой проверки. Налогоплательщик освобождается от ответственности в соответствии с настоящим пунктом при условии, что до подачи такого заявления налогоплательщик уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени. Обществу необходимо было представить уточненные расчеты за соответствующие налоговые периоды 2003 г. в порядке ст. 54, 81 НК РФ. Вместе с тем, заявитель не подтвердил, что им была подана уточненная декларация по НДС за соответствующие налоговые периоды 2003 г., уплачен налог и пени.

Поэтому Инспекция правомерно доначислила недоимку за январь, февраль, март, июнь, октябрь, ноябрь, декабрь 2003 г. в общей сумме 317 277 руб., штраф в размере 63 455,4 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.7. решения.

По п. 2.7. решения налоговый орган отказал в вычете НДС на сумму 25 603 091 руб., доначислил штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 5 120 618,2 руб. и пени по следующим эпизодам:

-----------T--------------------------------------------------T-------¬

¦Пункт 2.7.¦ ¦ Всего ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июнь - ¦Ремонт автодороги Ургала - Злоказово ¦20 ¦

¦авг.03 ¦Ургалинского ЛПУ ¦771 518¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦ноя.02 ¦Проведение ремонтных работ по замене двигателя ¦267 ¦

¦ ¦автокрана ДЭМАГ, закрепленного за Шаранским ЛПУ. ¦175 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦дек.02 ¦Проведение ремонтных работ системы ¦69 ¦

¦ ¦автоматического пожаротушения объекта КС-2 ¦362 ¦

¦ ¦Ургалинского ЛПУ. ¦ ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦янв.03 ¦Проведение ремонтных работ системы ¦97 ¦

¦ ¦автоматического пожаротушения объекта КС-2 ¦121 ¦

¦ ¦Ургалинского ЛПУ. ¦ ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦янв.03 ¦Проведение ремонтных работ на пристрое к ¦57 ¦

¦ ¦складу в г. Сибай. ¦300 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦янв.03 ¦Проведение ремонтных работ на станции катодной ¦52 ¦

¦ ¦защиты на ГРС Акъяр. ¦081 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦апр.03 ¦Выполнение ремонта столовой Ургалинского ЛПУ ¦121 ¦

¦ ¦ООО “Баштрансгаз“ по договору от 13.01.2003 N 1036¦242 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июн.03 ¦Проведение ремонтных работ объектов ¦103 ¦

¦ ¦Кармаскалинского ЛПУ. ¦613 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июн.03 ¦Проведение ремонтных работ газопровода ¦1 896 ¦

¦ ¦“Туймазы - Уфа“ (участок через р. Усень). ¦291 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июн.03 ¦Проведение ремонтных работ энергоблока ¦283 ¦

¦ ¦операторной Ургалинского ЛПУ. ¦671 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июн.03 ¦Проведение ремонтных работ столовой ¦62 ¦

¦ ¦Ургалинского ЛПУ ¦755 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦июн.03 ¦Проведение ремонта установки газового ¦1 440 ¦

¦ ¦пожаротушения КС-19 “Шаран“. ¦614 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦авг.03 ¦Проведение ремонта столовой Стерлитамакского ¦45 ¦

¦ ¦ЛПУ. ¦108 ¦

+----------+--------------------------------------------------+-------+

¦дек.03 ¦Проведение ремонтных работ блок-боксов СН ¦335 ¦

¦ ¦(ББСН) Аркауловского ЛПУ ¦240 ¦

L----------+--------------------------------------------------+--------

В обоснование своей позиции ответчик указал, что работы, произведенные заявителем, являются не работами по ремонту, а работами по реконструкции, модернизации, техническому перевооружению объектов основных средств. По мнению ответчика, в соответствии с п. 5 ст. 172 НК РФ по таким работам НДС может быть поставлен к вычету только после отражения понесенных затрат на счете 01 “Основные средства“.

Заявитель не согласился с доводами Инспекции. Во-первых, как указывает заявитель, даже неправомерная переквалификация ответчиком работ по ремонту в работы капитального характера не может являться основанием для отказа в вычете НДС. Нормы главы 21 НК РФ не предусматривают такого основания для отказа в вычете НДС. Кроме того, п. 5 ст. 172 НК РФ не связывает право налогоплательщика произвести налоговый вычет с номером счета, на котором учтены работы. Во-вторых, переквалификация выполненных работ по ремонту в работы по реконструкции, модернизации, техническому перевооружению и т.п. незаконна по основаниям, изложенным в разделе “Налог на прибыль“.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд соглашается с доводами заявителя.

Во-первых, переквалификация работ по ремонту в работы по модернизации, реконструкции, техническому перевооружению объекта основных средств согласно гл. 21 НК РФ не является основанием для отказа в вычете НДС. Также для применения вычета не имеет значения, каким образом приняты к учету указанные работы (услуги), как текущие расходы либо как расходы, увеличивающие стоимость основных средств. Заявитель в любом случае вправе был использовать свое право на вычет по мере выполнения соответствующих работ по реконструкции, модернизации, техническому перевооружению и принятия выполненных работ к учету.

Во-вторых, квалификация указанных в акте и решении работ, как реконструкции, модернизации, технического перевооружения в основной части не соответствует законодательству, и решение в этой части признано недействительным.

1. Для применения вычета НДС пунктом 1 ст. 172 НК РФ предусмотрено соблюдение следующих условий: 1) суммы налога должны быть предъявлены налогоплательщику и уплачены им при приобретении товаров (работ, услуг); 2) продавцом в адрес покупателя должен быть выставлен счет-фактура, соответствующий ст. 169 НК РФ; 3) товары (работы, услуги) должны быть приняты на учет; 4) НДС должен быть уплачен при приобретении товаров (работ, услуг), которые приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС. Выполнение указанных условий Инспекцией не оспаривается.

Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 7486/98 имеет дату 06.04.1999, а не 06.09.1999.

Инспекция в обоснование своей позиции ссылается на п. 5 ст. 172 НК РФ. Однако п. 5 ст. 172 НК РФ не связывает право налогоплательщика произвести налоговый вычет с номером счета бухгалтерского учета, на котором учтены работы (Постановление ВАС РФ от 06.09.1999 г. N 7486/98 - т. 28, л.д. 136 - 137; Постановление ВАС РФ от 24.02.2004 N 10865/03 - т. 27, л.д. 133 - 135). Основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам, являются их использование для облагаемых НДС операций, фактическое наличие, учет и оплата. Все объекты, в отношении которых были произведены ремонтные работы, эксплуатируются заявителем в рамках деятельности, облагаемой НДС, что не оспаривается ответчиком.

Кроме того, п. 5 ст. 172 НК РФ не подлежит применению к рассматриваемым операциям. Согласно п. 5 ст. 172 НК РФ вычеты сумм НДС, указанных в абзаце 1 п. 6 ст. 171 НК РФ, производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов завершенного капитального строительства (основных средств) с момента, указанного в абз. 2 п. 2 ст. 259 НК РФ, или при реализации объекта незавершенного капитального строительства.

Нормы законодательства РФ о бухгалтерском учете предполагают, что основное средство принимается к учету один раз, при приобретении (создании), а последующие операции по достройке, модернизации или реконструкции этого основного средства не влекут списание “старого“ объекта основных средств и постановку на учет “нового“ основного средства.

Так, в п. 7 ПБУ 6/01 “Учет основных средств“, на которое ссылается и Инспекция, говорится о том, что “основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости“. Таким образом, системное толкование норм п. 5 ст. 172 НК РФ позволяет сделать вывод о том, что в ней идет речь о вычете НДС, предъявленного заявителю при строительстве нового основного средства.

Результатом же реконструкции, модернизации или достройки основного средства является не создание и ввод в эксплуатацию нового объекта основных средств, а изменение характеристики и увеличение стоимости уже существующего объекта. Следовательно, в этом случае порядок вычета НДС, предусмотренный п. 5 ст. 172 НК РФ, неприменим, поскольку отсутствует подлежащий постановке на учет объект основных средств, завершенный капитальным строительством. Поэтому, в рассматриваемой ситуации для общества действует общий порядок применения вычета, предусмотренный п. 1 ст. 172 НК РФ, согласно которому вычет НДС, уплаченного по приобретенным товарам (работам, услугам), осуществляется после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг). При этом для применения вычета не имеет значения, приняты ли указанные работы (услуги) к учету как текущие расходы, либо как расходы, увеличивающие стоимость основных средств.

Следовательно, в тех случаях, когда общество должно было увеличивать стоимость основных средств на величину затрат по реконструкции, модернизации и техническому перевооружению основных средств, это не означает, что оно не вправе было принимать НДС к вычету по мере выполнения соответствующих работ и принятия их к учету.

2. Также ответчик незаконно переквалифицировал работы по ремонту в работы капитального характера по основаниям, изложенным разделе по налогу на прибыль, а именно:

- за ноябрь 2002 г. по договору от 06.05.2002 г. N 271 с ООО “Уралгарант“, по счету-фактуре от 27.06.2002 г. N 73. Произведены работы по замене двигателя автокрана ДЭМАГ объекта Шаранского ЛПУ. Вычет в сумме 267 175 руб. (обоснование по пп. 10 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за декабрь 2002 г. по договору от 16.09.2002 г. N 1156/649 с ООО ПКФ “ПРТ Групп“, по счету-фактуре б/д N 522. Произведены ремонтные работы системы автоматического газового пожаротушения объекта КС-2 Ургалинского ЛПУ МГ. Вычет в сумме 69 362 руб. (стр. 20 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 11 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за январь 2003 г. по договору от 16.09.2002 г. N 1156/649 с ООО НКФ “ПРТ Групп“, по счету-фактуре б/д N 522. Произведены ремонтные работы системы автоматического газового пожаротушения объекта КС-2 Ургалинского ЛПУ МГ. Вычет в сумме 97 121 руб. (стр. 21 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 10 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за январь 2003 г. по договору от 16.05.2002 г. N 287 с ООО “Башуралмонолит“, по счету-фактуре от 28.11.2002 г. N 00109. Проведены работы по капремонту глубинных анодных заземлителей Сибайского ЛПУ МГ. Вычет на сумму 52 081 руб. (стр. 21 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 8 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за июнь 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 30.04.2003 г. N 222. Проведены работы по ремонту газопровода Туймазы - Уфа. Вычет на сумму 1 896 291 руб. (стр. 21 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 14 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за июнь 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 30.06.2003 г. N 473. Проведены работы по ремонту энергоблока с операторной КС-2 Ургалинского ЛПУ МГ. Вычет на сумму 283 671 руб. (стр. 21 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 17 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения);

- за июнь 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 30.06.2003 г. N 541. Проведены работы по ремонту установки автоматического газотушения КС-19 Шаранского ЛПУ. Вычет на сумму 1 440 614 руб. (стр. 22 оспариваемого решения) (обоснование по пп. 18 п. 1.1 раздела “Налог на прибыль“ решения).

3. В пункте 2.7 решения указывается на работы за апрель 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 28.02.2003 г. N 60. Работы заключались в проведении ремонта столовой Ургалинского ЛПУ.

По указанным операциям ответчиком отказано в вычете НДС на сумму 121 242 руб. (стр. 21 решения). В отношении данного эпизода ответчик также утверждает, что затраты носят капитальный характер, поэтому вычет НДС возможен только после принятия объекта основных средств на учет на счете 01. Данный довод ответчика неправомерен.

Кроме того, указанный эпизод был отражен в акте выездной налоговой проверки по налогу на прибыль (п. 13 раздел 1 акта, стр. 14). Основанием для отказа в признании расходов для целей прибыли также являлся довод о капитальном характере затрат. Однако в ходе рассмотрения возражений претензии налогового органа по ремонту столовой были сняты, возражения налогоплательщика признаны обоснованными, о чем свидетельствует раздел 1 решения (стр. 4). То есть Инспекция признала, что указанные затраты относятся к ремонту. Следовательно, доначисление налога по данному эпизоду неправомерно. Вычет сумм НДС в размере 121 242 руб. в данном случае производится в общем порядке.

4. В пункте 2.7 решения отражены эпизоды, по которым ответчик не заявлял претензий по квалификации проведенных работ как работ по ремонту ни для целей исчисления налога на прибыль, ни для целей НДС. То есть решение не содержит указания на капитальный характер затрат по следующим эпизодам:

- за июнь 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 30.06.2003 г. N 474. Проведены работы по ремонту столовой Ургалинского ЛПУ. Вычет на сумму 62 755 руб. (стр. 22 решения).

- за август 2003 г. по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“, по счету-фактуре от 29.08.2003 г. N 714. Проведены работы по ремонту столовой Стерлитамакского ЛПУ. Вычет в сумме 45 108 руб. (стр. 22 решения).

В решении в качестве обоснования своей позиции налоговый орган указал: “см. раздел акта по налогу на прибыль ООО “Баштрансгаз“. Однако в разделе акта по налогу на прибыль ответчик не заявлял претензий по данным работам, в том числе в части квалификации проведенных работ как ремонтных. Отсутствуют какие-либо обоснования отказа в вычете НДС и в разделе решения по НДС. В нарушение ст. 100 - 101 НК РФ в решении не указаны основания, по которым ответчик отказал заявителю в вычете НДС, что также является основанием для признания решения в указанной части недействительным.

Налоговый орган также отказал в вычете НДС по работам по ремонту столовой Ургалинского ЛПУ за июнь 2003 г. на сумму 62 755 руб. Работы проведены по договору от 13.01.2003 г. N 1036 с ООО “Грант“. Однако в ходе рассмотрения возражений заявителя все претензии налогового органа в части отнесения на расходы затрат по ремонту столовой были сняты, возражения налогоплательщика признаны обоснованными (стр. 4 решения).

Следовательно, по данным эпизодам вывод ответчика о невозможности вычета НДС в периоде осуществления расходов необоснован.

5) Вычет НДС, предъявленного подрядчиком со стоимости работ по ремонту автодороги “Компрессорная станция Ургала - Злоказово“ (стр. 19 решения) на сумму 20 771 518 руб.

В решении (стр. 19) ответчик признал неправомерным применение налогового вычета по НДС по счетам-фактурам N 384 от 30.05.05 г. на сумму 2 800 883 руб.; N 499 от 30.06.05 г. (июнь 2003 г.) на сумму 7 747 285 руб. и N 724 от 29.08.05 г. (август 2003 г.) на сумму 10 223 250 руб. Указанные суммы были приняты заявителем к вычету при приобретении работ по ремонту автодороги “Компрессорная станция Ургала - Злоказово“. В результате допущенного, по мнению ответчика, нарушения неуплаченная сумма НДС составила 10 548 168 руб. в июне 2003 г. и 10 223 250 руб. в августе 2003 г.

В обоснование отказа в вычете НДС, начисления штрафа и пени Инспекция ссылается на то, что работы по ремонту автодороги являются работами по реконструкции. Заявитель в нарушение п. 5 ст. 172 НК РФ неправомерно применил налоговые вычеты при несоблюдении условия постановки на учет основного средства - автодорога “компрессорная станция Ургала - Злоказово“, поскольку произведенные затраты не были отражены на счете 01 “Основные средства“.

Заявитель с доводами Инспекции не согласился и указал, что, во-первых, Инспекцией допущена арифметическая ошибка при расчете суммы налога. Во-вторых, переквалификация работ по ремонту в работы по реконструкции не является основанием для отказа в вычете НДС. В-третьих, заявителем произведен ремонт автодороги, а не ее реконструкция.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Во-первых, ответчик допустил арифметическую ошибку, указав, что в июне 2003 г. по счету-фактуре N 499 от 30.06.05 г. (т. 16, л.д. 100) к вычету принята сумма в размере 7 747 285 руб. Как следует из указанного счета-фактуры, заявителю предъявлена сумма налога в размере 7 447 285 руб. К вычету, как указано в книге покупок, поставлена также именно данная сумма (т. 16, л.д. 102). Факт ошибки в судебном заседании Инспекция не оспаривала. Следовательно, ответчик необоснованно завысил сумму налога, фактически предъявленную к вычету в июне 2003 г., на 300 000 руб. Соответственно, сумма налоговых претензий подлежит уменьшению на 300 000 руб., штраф и пени по причине арифметической ошибки ответчика.

Во-вторых, переквалификация работ по ремонту в работы по реконструкции объекта основных средств согласно гл. 21 НК РФ не является основанием для отказа в вычете НДС. Также для применения вычета не имеет значения, каким образом приняты к учету указанные работы (услуги), как текущие расходы либо как расходы, увеличивающие стоимость основных средств. Кроме того, приемка в эксплуатацию законченной капитальным ремонтом автодороги подтверждается актом приемки в эксплуатацию законченной капитальным ремонтом автодороги КС Ургала - Злоказово (т. 16, л.д. 104).

В-третьих, заявитель не осуществлял, как ошибочно полагает ответчик, реконструкцию основного средства, а произвел капитальный ремонт автодороги “компрессорная станция Ургала - Злоказово“.

Имеется в виду пункт 72 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 20.07.1998 N 33н.

В обоснование своей позиции о выполнении работ по реконструкции дороги ответчик ссылается на п. 72 Методических указаний, согласно которому “при капитальном ремонте зданий и сооружений производится смена изношенных конструкций и деталей или замена их на более прочные и экономичные, улучшающие эксплуатационные возможности ремонтируемых объектов“. Однако не признается ремонтом полная замена основных конструкций, срок службы которых в данном объекте является наибольшим.

Материалами дела подтверждается, что заявитель не производил полной замены покрытия из железобетонных плит, как полагает ответчик.

Согласно дефектной ведомости (т. 16, л.д. 105), при обследовании автодороги КС Ургала - Злоказово на участке общей площадью 111 000 кв. м с покрытием из железобетонных плит, было установлено, что дорога находится в неудовлетворительном состоянии и требует капитального ремонта: ямочный ремонт щебнем, демонтаж существующего разбитого покрытия дороги из ж/б плит общей площадью 580 кв. м, устройством покрытия из асфальтобетонной смеси и т.п. Из акта приемки в эксплуатацию (т. 16, л.д. 104) видно, что подрядчиком были выполнены работы по частичной переукладке дорожных ж/б плит, произведен ремонт покрытия асфальтобетоном.

Также согласно актам выполненных работ, на которые ссылается ответчик (т. 16, л.д. 109 - 110), были произведены работы по разборке покрытий из ж/б плит площадью 90 кв. м, и вновь монтаж старых плит той же площадью.

Из приведенных актов и дефектной ведомости следует, что заявитель не осуществлял “полной замены“ железобетонных плит на всей дороге, а только осуществил частичную переукладку существующих ж/б плит путем частичного демонтажа (менее 10%) и последующего монтажа старых же плит той же площади.

При вынесении решения Инспекция также не учла, что согласно ст. 11 НК РФ и п. б раздела XIX “Автомобильные дороги“ Приложения N 8 к Положению о проведении планово-предупредительного ремонта производственных зданий и сооружений МДС 13-14.2000 к капитальному ремонту автомобильных дорог относятся:

- работы по устройству асфальтобетонного покрытия на дорогах с цементно-бетонным покрытием;

- укладка на цементно-бетонном покрытии выравнивающего слоя из асфальтобетона,

- замена цементно-бетонных плит; смена цементно-бетонного покрытия.

Таким образом, в силу прямого указания нормативно-технической документации по ремонту дорог произведенные заявителем работы отнесены к работам по капитальному ремонту автодорог.

Уполномоченный государственный орган, осуществляющий контроль за эксплуатацией, ремонтом и реконструкцией автодорог - ОГИБДД Белокатайского РОВД, также под“вердил, что выполненные заявителем работы не носят характер реконструкции (т. 27, л.д. 104).

Реконструкция является юридическим фактом, требующего надлежащего правового оформления. При рассмотрении вопроса о квалификации выполненных работ суд учитывает документы государственных органов, обладающих специальными познаниями.

Следовательно, материалами дела подтверждается ремонт автодороги, а ее реконструкция. В решении ответчика не указано, какие именно технико-экономические показатели автодороги повысились в результате проведенного капитального ремонта и какими документами подтверждаются данные обстоятельства. Таким образом, согласно ст. ст. 100, 101 НК РФ оспариваемое решение в соответствующей части нельзя признать обоснованным.

Заявитель правомерно применил вычеты по НДС по счетам-фактурам N 384 от 30.05.05 г. на сумму 2 800 883 руб.; N 499 от 30.06.05 г. (июнь 2003 г.) на сумму 7 447 285 руб. и N 724 от 29.08.05 г. (август 2003 г.) на сумму 10 223 350 руб.

Требования ответчика об уплате НДС по автодороге “КС Ургала - Злоказово“ в размере 10 548 168 руб. (в т.ч. арифметическая ошибка - 300 000 руб.) в июне 2003 г. и НДС в размере 10 223 250 руб. в августе 2003 г., штрафа и пени являются неправомерными.

На основании изложенного ответчик незаконно по п. 2.7. решения доначислил НДС в размере 25 603 091 руб., штраф и пени.

По пункту 2.8. решения.

В пункте 2.8. решения ответчик указал, что заявитель неправомерно применил налоговый вычет в размере 25 623 руб., исчисленный со стоимости услуг по сопровождению и организации отдыха детей в ДОЦ “Нептун“, оказанных ООО “Туристическая фирма Крекс“ по счету-фактуре N 415 от 28.06.2002 г.

Заявитель не согласился с решением и указал, что приобретенные в ДОЦ “Нептун“ путевки были реализованы ООО “Уфаремстройгаз“ и Башкирское УБР ДАО “Бургазгеотерм“ на основании счета-фактуры N 1757 от 01.11.2002 г. и счета-фактуры N 1767 от 01.11.2002 г. (т. 3 л.д. 83, 85) и данная реализация отражена в книге продаж за декабрь 2002 г.

В соответствии со ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса, товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Заявителем выполнены требования ст. 171, 172 НК РФ для правомерного принятия НДС к вычету: имеется счет-фактура N 415, факт оплаты НДС продавцу Инспекцией не оспаривается, приобретенные путевки были реализованы, т.е. подтверждается наличие связи с операциями, признаваемые объектом обложения НДС, поэтому доначисление НДС в размере 25 623 руб., штрафа в размере 5 124,6 руб. и соответствующий пени является неправомерным.

В п. 2.8 решения ответчик также указал, что заявитель необоснованно применял налоговые вычеты в размере 1 384 руб. в августе, сентябре 2002 г., июне, августе, сентябре 2003 г. по услугам технического обслуживания медицинской техники, находящейся в медико-санитарной части и не относящейся к основным средствам производственного назначения, оказанным предприятием ГУП “Медтехника“ (счета-фактуры N 5349/2011, N 6207/3419, N 10172/2455, N 0173/2433, N 10998/3485, N 11058/297, N 11084/294, N 11085/345, т. 4).

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и указал, что данные услуги носят производственный характер.

В соответствии со ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории РФ для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ. В пояснениях заявителем указывается, что работы и услуги приобретались обществом для осуществления медицинской деятельности. Согласно п. 2 ст. 149 НК РФ оказание медицинских услуг не подлежит обложению НДС. В силу п. 2 ст. 170 НК РФ не принимаются к вычету суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), используемых для операций по производству и (или) реализации (а также передаче, выполнению, оказанию для собственных нужд) товаров (работ, услуг), не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения). В связи с этим предъявление суммы налога к вычету из бюджета является необоснованным.

Ссылка ответчика на то, что возмещенный НДС был восстановлен в 2004 г. является несостоятельной, т.к. согласно ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им налоговой декларации неотражения или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые дополнения и изменения в налоговую декларацию. Обществу необходимо было представить уточненные расчеты за соответствующие налоговые периоды в порядке ст. 54, 81 НК РФ. Однако заявитель не подтвердил, что им была подана уточненная декларация по НДС за соответствующие налоговые периоды 2002 - 2003 г., уплачен налог и пени.

Поэтому ответчик правомерно доначислил налог в размере 1 384 руб., штраф в размере 276,8 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.10. решения.

В пункте 2.10 решения ответчик указывает на неправомерное отнесение обществом к налоговым вычетам сумм НДС по счетам-фактурам, составленным и выставленным с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ (всего 64 счета-фактуры на общую сумму НДС 9 290 592 руб.). В качестве нарушений ответчик указал на отсутствие в счетах-фактурах адреса покупателя, грузоотправителя, грузополучателя, ИНН.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что до принятия оспариваемого решения вместе с возражениями на акт налоговой проверки им были представлены в Инспекцию исправленные счета-фактуры; недостатки счетов-фактур, на которые указывает Инспекция, не являются существенными, т.к. не препятствует участникам операции надлежащим образом исчислить, уплатить и предъявить к вычету соответствующие суммы налога, равно как не препятствуют осуществлению налогового контроля со стороны налоговых органов.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части опровергается содержанием представленных доказательств и подлежит признанию недействительным.

Согласно п. 5 ст. 100 НК РФ налогоплательщик вправе в случае несогласия с фактами, изложенными в акте проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в двухнедельный срок со дня получения акта проверки представить в соответствующий налоговый орган письменное объяснение мотивов отказа подписать акт или возражения по акту в целом или по его отдельным положениям. При этом налогоплательщик вправе приложить к письменному объяснению (возражению) или в согласованный срок передать налоговому органу документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность возражений или мотивы неподписания акта проверки.

Общество в период до принятия оспариваемого решения представило в налоговую инспекцию вместе с возражениями на акт налоговой проверки все перечисленные в акте счета-фактуры с исправлениями, внесенными в них продавцами соответствующих товаров (работ, услуг) в порядке, предусмотренном Правилами, утв. Постановлением Правительства РФ от 02.12.2000 г. N 914. Однако ответчик отклонил представленные заявителем возражения и не принял во внимание факт внесения исправлений в счета-фактуры (т. 16 л.д. 128 - 150, т. 17 л.д. 1 - 35).

Между тем, ответчик не учел, что ни Налоговый кодекс, ни Постановление Правительства РФ от 02.12.2000 г. N 914 не содержат запрета на внесение исправлений в счета-фактуры и не ограничивают право налогоплательщика на применения налоговых вычетов по таким счетам-фактурам. Заявитель выполнил все предусмотренные налоговым законодательством условия для применения в июле 2002 - январе 2003 года налоговых вычетов.

При этом закон не предусматривает применение налогового вычета только в том налоговом периоде, в котором такие недостатки были устранены. Согласно статей 171 и 172 НК РФ основными требованиями, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм налога по приобретенным товарам, являются их приобретение для операцией, признаваемых объектом налогообложения, фактическое наличие, учет и оплата. В соответствии с п. 8 Правил, утв. Постановлением Правительства РФ от 02.12.2000 г. N 914, счета-фактуры, полученные от продавцов, подлежат регистрации в книге покупок в хронологическом порядке по мере оплаты и принятия на учет приобретаемых товаров (т. 27 л.д. 86). Следовательно, момент применения налоговых вычетов непосредственно связан с моментом оплаты товара и принятия его на учет, а не с моментом, выписки исправленных счетов-фактур.

В качестве замечаний к оформлению счетов-фактур Инспекция указала на отсутствие в них таких реквизитов, как адреса покупателя, грузоотправителя и грузополучателя, ИНН заявителя. Однако замечания Инспекции не являются существенными, во всех счетах-фактурах присутствует наименование покупателя, что позволяет идентифицировать лицо, получившее от продавцов соответствующие товары (работы, услуги) и не препятствует участникам хозяйственной операции надлежащим образом исчислить, уплатить и предъявить к вычету соответствующие суммы налога на добавленную стоимость. Внесенные изменения не коснулись сведений о сумме налога на добавленную стоимость или размере стоимости товара.

При выполнении работ и оказании услуг понятия “грузополучатель“ и “грузоотправитель“ отсутствуют, поэтому если счет-фактура выставляется продавцом при выполнении работ либо оказании услуг, графы “грузоотправитель“ и “грузополучатель“ счета-фактуры не могут быть заполнены в силу отсутствия как таковой отгрузки товара. Этот вывод делается и в Письме Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 10.08.2005 г. N 03-04-11/202 (т. 27 л.д. 103). Неуказание в счетах-фактурах ИНН покупателя также не является безусловным основанием для отказа в применении налоговых вычетов. Ответчик не принял во внимание, что все указанные счета-фактуры содержат наименование покупателя, его адрес и иные сведения, что позволяет идентифицировать заявителя как покупателя товаров. Кроме того, все счета-фактуры были исправлены продавцами и представлены ответчику до вынесения оспариваемого решения.

Кроме того, в решении ответчик сделал вывод о необоснованном принятии обществом к вычету НДС в размере 1 276 754 руб. по счету-фактуре N 86, выставленному ООО “Башуралмонолит“ (N п/п 43 на стр. 24 решения Инспекции, т. 15 л.д. 14).

Как подтверждается материалами дела, счет-фактура N 86 содержит следующие показатели: стоимость работ без НДС - 1 276 754 руб.; НДС (20%) - 255 351 руб.; стоимость работ с учетом НДС - 1 532 105 руб. То есть фактически заявителем был принят к вычету НДС в размере 255 351 руб., а не 1 276 754 руб., как указывает Инспекция. Это подтверждается декларацией по НДС за декабрь 2002 (т. 17 л.д. 90 - 100), книгой покупок за декабрь 2002 г. (т. 1 л.д. 101 - 115) и оборотной ведомостью по счету 68-12 за декабрь 2002 г. (т. 17 л.д. 116 - 127). Таким образом, сумма НДС, предъявленная поставщиком заявителю по этому счету-фактуре и принятая заявителем к вычету, составила 255 351 руб. Поэтому доначисление НДС в размере 1 021 403 руб. (1 276 754 - 255 351) является неправомерным.

Других претензий по применению обществом налоговых вычетов в п. 2.10 решения Инспекцией не предъявлено.

На основании изложенного суд принимает доводы заявителя и отклоняет доводы Инспекции, доначисление НДС в размере 9 290 592 руб., штрафа в размере 1 858 118,4 руб. и соответствующих пени является неправомерным.

По пункту 2.11. решения.

В пункте 2.11. решения ответчик указал, что в январе 2003 г. заявителем неправомерно была завышена сумма налогового вычета при регистрации счета-фактуры от 31.01.03 г. N 0130123-03, выставленного ООО “Башкиргаз“, на сумму 51 816 руб. (т. 4 л.д. 108). В счете-фактуре указан НДС 485 951 руб., заявитель предъявил к возмещению 537 767 руб.

Заявитель не согласился с решение и указал, что в марте 2003 г. была проведена сторнировочная запись и НДС в размере 51 816 руб. был восстановлен.

Как следует из решения, в январе 2003 г. заявителем был предъявлен к вычету НДС в размере 537 767 руб. на основании двух счетов-фактур от 31.01.2003 г. N 0130123-03н (т. 4 л.д. 108, 109). Однако в счетах-фактурах указан НДС в общей сумме 485 951 руб., т.е. обществом излишне предъявлен НДС к вычету в размере 51 816 руб.

Согласно п. 1 ст. 54 НК РФ при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки. В случае невозможности определения конкретного периода корректируются налоговые обязательства отчетного периода, в котором выявлены ошибки (искажения).

Согласно ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им налоговой декларации неотражения или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые дополнения и изменения в налоговую декларацию. Если предусмотренное заявление о дополнении и изменении налоговой декларации делается после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности, если указанное заявление налогоплательщик сделал до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, либо о назначении выездной налоговой проверки. Налогоплательщик освобождается от ответственности в соответствии с настоящим пунктом при условии, что до подачи такого заявления налогоплательщик уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.

Вместе с тем, заявитель не представил доказательств, что им была подана уточненная декларация по НДС за январь 2003 г. и уплачен налог и пени, поэтому ссылка заявителя, что в последующие периоде НДС был восстановлен является несостоятельной.

Поэтому Инспекция правомерно доначислила за январь 2003 г. недоимку в размере 51 816 руб., штраф в размере 10 363,2 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.12. решения.

В пункте 2.12. решения Инспекция указала, что общество неправомерно применило вычеты по НДС в размере 255 273 руб. по счетам-фактурам N 347 и N 59, поскольку векселя, переданные заявителем поставщику (ОАО “Нефтехимремстрой“) в оплату данных счетов-фактур, по мнению ответчика, поставщиком не получены, поэтому Инспекция сделала вывод, что факт оплаты данных счетов не подтвержден. В связи с этим Инспекция доначислила НДС в размере 255 273 руб.

Заявитель не согласился с выводами Инспекции и пояснил, что обществом соблюдены все требования ст. 171, 172 НК РФ, установленные для принятия к вычету НДС, передача векселей поставщику в счет оплаты спорных счетов-фактур подтверждается актом приема-передачи векселей от 14.11.2002 г. и передаточной записью (индоссамент) на оборотной стороне векселей.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает, что решение Инспекции в этой части подлежит признанию недействительным.

В соответствии со ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории РФ в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения. Согласно ст. 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

Ответчик в решении указывает, что векселя N 021626 и N 021627 “переданы ОАО “Нефтехимремстрой“ 14.11.2002 г. и учтены в счет оплаты следующих счетов-фактур от 17.07.2002 N 347... от 29.08.2002 г. N 59...“.

Как следует из материалов дела, суммы НДС, предъявленные ОАО “Нефтехимремстрой“ на основании счетов-фактур N 347 от 26.06.02 и N 59 от 31.07.02, были оплачены заявителем, что подтверждается актом приема-передачи векселей от 14.11.2002 г., доверенность N 400 (т. 17 л.д. 129). Согласно этому акту заявителем были переданы ОАО “Нефтехимремстрой“ векселя ЗАО “Международный промышленный банк“ N 021626, N 021627 и N 021628 (т. 17 л.д. 131 - 133). Оплата данных векселей заявителем банку подтверждается платежным поручением N 498 от 13.11.2002 г. (т. 17 л.д. 136) и дополнительным соглашением N 64, заключенным с ЗАО “Международный промышленный банк“ (т. 17 л.д. 134 - 135).

Согласно главе 2 Положения о переводном и простом векселе утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 г. N 104/1341 всякий вексель может быть передан посредством индоссамента. Поэтому факт передачи заявителем векселей ОАО “Нефтехимремстрой“ подтверждается также наличием передаточной записи (индоссамента) на оборотной стороне векселей - “платите приказу “ОАО “Нефтехимремстрой“ (т. 17 л.д. 131 - 133). Таким образом, обществом надлежащим образом доказан факте передачи “ОАО “Нефтехимремстрой“ векселей в счет оплаты приобретенных работ.

В решении ответчик указывает, что “по результатам проведенной встречной проверки ОАО “Нефтехимремстрой“ данные векселя обществом не получены“. Суд считает, что отказ обществу в применении налоговых вычетов по данному основанию является необоснованным, т.к. вывод Инспекции в решении не соответствует закону и справке N 147/1 от 13.04.2005 г. встречной налоговой проверки по ОАО “Нефтехимремстрой“ (т. 17 л.д. 137). Согласно справке векселя ЗАО “Межпромбанк“ N 021626, N 021627 и N 021628 в бухгалтерском учете общества (ОАО “Нефтехимремстрой“) не отражены. Однако это не отрицает, что эти векселя были переданы обществу, хотя и в нарушение правил бухгалтерского учета не отражены в учете.

Налог представляет собой отчуждение принадлежащих именно налогоплательщику на праве собственности денежных средств, который самостоятельно исчисляет и уплачивает сумму налога в бюджет (п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 45 и ст. 52 НК РФ). Исполнение этой обязанности налогоплательщиком никак не зависит от исполнения обязанности по бухгалтерскому учету приобретенного имущества его контрагентами. Каждый налогоплательщик самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо от других налогоплательщиков пользуется своими правами, в т.ч. правом на налоговые вычеты. Право ООО “Баштрансгаз“ на применение налоговых вычетов не зависит от выполнения ОАО “Нефтехимремстрой“ обязанности по учету ценных бумаг.

Других претензий к применению обществом налоговых вычетов Инспекцией не предъявлено.

Поэтому суд признает решение Инспекции в этой части недействительным, доначисление налога в размере 255 273 руб., штрафа в размере 51 054,6 руб. и соответствующих пени является необоснованным и неправомерным.

По пункту 2.13. решения.

В пункте 2.13. решения ответчик указал, что заявитель не включил в налоговую базу по НДС стоимость горячего питания работникам детского сада и стоимость коммунальных услуг, что привело к неуплате налога в размере 20 983 руб.

Заявитель не согласился с доводами Инспекции и указал со ссылкой на ст. 27 Федерального закона от 05.08.2000 N 118-ФЗ, что стоимость платы, взимаемой собственниками или уполномоченными ими лицами за предоставленные в пользование жилые помещения, в т.ч. за тепловую энергию, НДС не облагается. Стоимость питания не подлежит обложению НДС, по мнению заявителя, на основании пп. 5 п. 2 ст. 149 НК РФ.

Согласно ст. 27 Федерального закона от 05.08.2000 N 118-ФЗ “О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах“ с 1 января 2001 года до 1 января 2004 года освобождается от налогообложения налогом на добавленную стоимость реализация на территории РФ услуг по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности, услуг по техническому обслуживанию, текущему ремонту, капитальному ремонту, санитарному содержанию, управлению эксплуатацией домохозяйства, осуществляемых за счет целевых расходов в домах жилищно-строительных кооперативов, а также услуг по предоставлению жилья в общежитиях (за исключением использования жилья в гостиничных целях и предоставления в аренду).

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РФ от 24.12.1992 “Об основах федеральной жилищной политики“ имеет N 4218-1, а не N 4181-1.

Налоговое законодательство РФ не содержит понятия “услуги по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности“, поэтому согласно статье 11 НК РФ, к спорным правоотношениям подлежат применению нормы жилищного права. Согласно статьи 1 Закона РФ “Об основах федеральной жилищной политики“ N 4181-1, статьи 141 ЖК РСФСР, Правилам пользования жилыми помещениями, содержания жилого дома и придомовой территории, утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 25.09.1985, плата по договорам найма жилого помещения имеет две составляющие величины - коммунальные платежи и квартирную плату, включающую плату за услуги по содержанию дома и придомовой территории в пригодном для проживания нанимателей состоянии.

Таким образом, услуги по найму жилого помещения включают в себя услуги по содержанию и ремонту жилого фонда, в т.ч. за тепловую энергию. Поэтому операции по реализации услуг по предоставлению в пользование жилых помещений, в том числе связанных с ними коммунальных услуг, подлежат освобождению от налогообложения налогом на добавленную стоимость. Поэтому доначисление налоговым органом налога в размере 19 086 руб., штрафа в размере 3 817,2 руб. и соответствующих пени является неправомерным.

На основании пп. 5 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит налогообложению реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации продуктов питания, непосредственно произведенных студенческими и школьными столовыми, столовыми других учебных заведений, столовыми медицинских организаций, детских дошкольных учреждений и реализуемых ими в указанных учреждениях. Между тем, общество не привело доказательств, что приведенная норма может быть применима в его случае, что горячее питание, с реализации которого Инспекцией был доначислен НДС, произведено непосредственно столовой детского сада.

Поэтому Инспекция правомерно доначислила налог в размере 1 897 руб., штраф в размере 379,4 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.14 решения.

В пункте 2.14 решения Инспекция указала, что заявитель неправомерно применил налоговый вычет в размере 1 243 руб. за приобретенный спортинвентарь.

Заявитель не согласился с решением, обосновав тем, что в структуре ООО “Баштрансгаз“ имеется обособленное подразделение “Спортивно-оздоровительный комплекс “Прометей“ (т. 22 л.д. 52 - 63), организация имеет право применить налоговый вычет по НДС, т.к. приобретает спортинвентарь для обеспечения деятельности объекта социально-культурной сферы.

В соответствии со ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса. Между тем, заявитель не обосновал, что приобретение спортинвентаря связано с деятельностью, признаваемой объектом обложения НДС.

Поэтому Инспекция правомерно доначислила недоимку в размере 1 243 руб., штраф в размере 248,6 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.15 решения.

В пункте 2.15 решения ответчик указал, что заявитель неправомерно принял к вычету НДС в ноябре 2002 г., апреле 2003 г., октябре 2003 г. на общую сумму 148 770 руб. по товарам (работам, услугам), использованным на непроизводственные нужды.

Заявитель не согласился с решением и указал, что приобретаемые налогоплательщиком товары (работы, услуги) носят производственный характер.

Как указывается в решении, заявителем были понесены затраты на организацию похорон (НДС 739 руб.), затраты на изготовление технических паспортов по жилым домам в д. Зириклы, д. Новоюмашево (НДС 734 руб.), затраты на капремонт дорог и проездов поселка Шаран (НДС 135 088 руб.) и затраты на капитальный ремонт кровли жилых домов в поселке Шаран (12 209 руб.).

В соответствии со ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса. Между тем, приобретенные заявителем товары (работы, услуги) не связаны с операциями, признаваемыми объектами обложения НДС.

Поэтому Инспекция правомерно начислила 148 770 руб., штраф в размере 29 754 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.16 решения.

В пункте 2.16 решения ответчик доначислил НДС в размере 344 руб. по операциям по передаче товаров для собственных нужд (списание спортинвентаря, списание ТМЦ, использованных в процессе празднования 50-летия ООО “Баштрансгаз“, т. 4 л.д. 126, 127).

Заявитель не согласился с выводами налоговой инспекции и указал, что реализация у заявителя отсутствует, предельный размер расчетов наличными деньгами между юридическими лицами по одной сделке в сумме 60 тысяч рублей в данном случае заявителем не превышен, оплата товара произведена обществом по кассовым и товарным чекам (т. 4 л.д. 127 - 138).

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по передаче на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций.

С учетом этого передача товаров для собственных нужд (списание спортинвентаря, списание ТМЦ, использованных в процессе празднования 50-летия ООО “Баштрансгаз“) является объектом обложения НДС. Поэтому Инспекция правомерно доначислила налог в размере 344 руб., штраф в размере 68,8 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.17 решения.

В пункте 2.17 решения ответчик указывает, что налогоплательщик неправомерно принял к вычету НДС в размере 7 556 руб. на основании счетов-фактур, в которых отсутствуют указание реквизитов свидетельства о государственной регистрации индивидуальных предпринимателей, подписавших счет-фактуру. Заявитель с решением Инспекции не согласился.

Как указывается в решении, заявитель принял к вычету НДС на основании следующих счетов-фактур: счет-фактура от 08.08.2002 N 99 (НДС 2343 руб.), счет-фактура от 12.08.2002 N 169 (НДС 435 руб.), счет-фактура от 31.07.2002 N 63 (НДС 1515 руб.), счет-фактура от 26.02.2003 N 291 (НДС 360 руб.), счет-фактура от 29.04.2003 N 000789 (НДС 582 руб.), счет-фактура от 29.04.2003 N 000790 (НДС 507 руб.), счет-фактура от 13.05.2003 N 262 (НДС 1000 руб.), счет-фактура от 30.06.2003 N 878 (НДС 326 руб.), счет-фактура от 03.03.2003 N 285 (НДС 488 руб.) (т. 5 л.д. 5, 9, 11, 14, 18, 88, 69).

В соответствии с п. 6 ст. 169 НК РФ при выставлении счета-фактуры индивидуальным предпринимателем счет-фактура подписывается индивидуальным предпринимателем с указанием реквизитов свидетельства о государственной регистрации этого индивидуального предпринимателя. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Поэтому ответчик правомерно доначислил налог в размере 7 556 руб., штраф в размере 1 511,2 руб. и соответствующие пени.

По пункту 2.18 решения.

В пункте 2.18 решения ответчик указал, что налогоплательщик неправомерно принял к вычету НДС в размере 39 398 руб. по товарам, приобретенным для осуществления операций, не признаваемым объектом налогообложения, а именно (т. 5 л.д. 89 - 128):

июль 2002 г.: счет-фактура от 22.07.2002 N 1580 - 72022 руб., в т.ч. НДС 12 004 руб., за ремонт а/м УАЗ 31512, ОАО “Белебеевское РТП“; - счет-фактура от 22.07.2002 N 1581 - 755 руб., в т.ч. НДС 126 руб., за ремонт а/м УАЗ 31512, ОАО “Белебеевское РТП“; - счет-фактура от 22.07.2002 N 1582 - 61169 руб., в т.ч. НДС 10 195 руб., за ремонт а/м УАЗ 31512, ОАО “Белебеевское РТП“; - счет-фактура от 22.07.2002 N 1583 - 15112 руб., в т.ч. НДС 2 519 руб., за изготовление металлической крыши для а/м УАЗ 31512, ОАО “Белебеевское РТП“; - счет-фактура от 22.07.2002 N 1584 - 755 руб., в т.ч. НДС 126 руб., за ремонт а/м УАЗ 31512, ОАО “Белебеевское РТП“;

сентябрь 2002 г.: счет-фактура от 30.09.2002 N 00375 - 5000 руб., в т.ч. НДС 1 000 руб., кулер настольный ANGEL, ООО “Красный ключ“;

октябрь 2002 г.: счет-фактура от 14.10.2002 N 00443 - 550 руб., в т.ч. НДС 92 руб., помпа ручной насос, ООО “Красный ключ“; - счет-фактура от 18.10.2002 N 212 - 2871 руб., в т.ч. НДС 479 руб., водонагреватель ARISTON, ООО “Урал-Маркет-2, ЛТД“; - счет-фактура от 21.10.2002 N 174 - 5520 руб., в т.ч. НДС 920 руб., микрофон с индикацией 2 шт., доставка курьерской почтой на сумму 1920 р., в т.ч. НДС 320 руб.;

декабрь 2002 г.: счет-фактура от 23.12.2002 N 39 - 6256 руб., в т.ч. НДС 1043 руб., столовая посуда и приборы, ООО “Максимум“; - счет-фактура от 23.12.2002 N 38 - 9855 руб., в т.ч. НДС 1642 руб., столовая посуда и приборы, ООО “Максимум“; - счет-фактура от 14.10.2002 N 00443 - 550 руб., в т.ч. НДС 92 руб., помпа ручной насос, ООО “Красный ключ“; - счет-фактура от 26.12.2002 N 159 - 4300 руб., в т.ч. НДС 717 руб., обогреватель HX 18-L 2, 2 шт., ООО “Эко-Климат“;

март 2003 г.: счет-фактура от 12.03.2003 N 00979 - 1650 руб., в т.ч. НДС 275 руб., помпа ручной насос, 3 шт., ООО “Красный ключ“; - счет-фактура от 26.03.2003 N 14637-1129 - 13322 руб., в т.ч. НДС 2 220 руб., магнитола Philips, 13 шт., чайник Clatronik, 2 шт., ООО ДТС “Форте-ВД“; - счет-фактура от 27.02.2003 N 5-122 - 1890 руб., в т.ч. НДС 300 руб., услуги пансионата “Изумруд“ 3 сут., ОАО “Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов“ “Комплекс социального развития“, получатель С.Ф.Ф.; - счет-фактура от 27.02.2003 N 5-120 - 2141 руб., в т.ч. НДС 340 руб., услуги пансионата “Изумруд“ 3 сут., ОАО “Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов“ “Комплекс социального развития“, получатель З.И.А.; - счет-фактура от 27.02.2003 N 5-121 - 2141 руб., в т.ч. НДС 340 руб., услуги пансионата “Изумруд“ 3 сут., ОАО “Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов“ “Комплекс социального развития“;

апрель 2003 г.: счет-фактура от 02.04.2003 N 552 - 1020 руб., в т.ч. НДС 170 руб., плита двухконфорочная, 2 шт.;

май 2003 г.: - счет-фактура от 08.05.2003 N 83 - 20160 руб., в т.ч. НДС 3360 руб., кондиционер LH FAN р/п 150001, 6 шт., ЗАО “Системинвест-ТСТ“;

июнь 2003 г.: - счет-фактура от 26.06.2003 N 0364 - 1100 руб., в т.ч. НДС 183 руб., помпа ручной насос, 2 шт., ООО “Красный ключ“;

август 2003 г.: счет-фактура от 09.01.2003 N 82 - 1053 руб., в т.ч. НДС 175 руб., столовая посуда и приборы, ООО “Максимум“;

ноябрь 2003 г.: счет-фактура от 26.11.2003 б/н - 1738 руб., в т.ч. НДС 290 руб., обогреватель масляный 9 секций, 1 шт., ООО ДТС “Форте-ВД“;

декабрь 2003 г.: счет-фактура от 01.12.2003 N 132 - 2820 руб., в т.ч. НДС 470 руб., кровать металлическая, ООО “Регионсервис“ (т. 5 л.д. 89 - 128).

Налогоплательщик не согласился с выводами Инспекции и ука