Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 20.02.2007, 06.03.2007 по делу N А40-62308/06-112-346 Выплаты иностранной валюты личному составу экипажей российских самолетов, выполняющих международные рейсы, признаются доходом физических лиц и являются объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц в соответствии со статьей 210 НК РФ, соответственно, подлежат налогообложению налогом на доходы физических лиц в порядке, предусмотренном статьями 224, 225 НК РФ.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

20 февраля 2007 г. Дело N А40-62308/06-112-3466 марта 2007 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 20.02.2007.

Арбитражный суд г. Москвы в составе: судьи З., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ к ФНС России, МИФНС России по КН N 6 о признании недействительным решения ФНС России от 20.06.2006 N 06-3-12/035 в части доначисления 309474 руб. налога на прибыль (п. 1.1 решения), 55407 руб. пени по налогу и 61894 руб. штрафа (разделы 1 и 2 резолютивной части решения); доначисления 50066776 руб. НДС, 13853831 руб. пени по налогу и 10013353 руб. штрафа (разделы 1
и 2 резолютивной части решения); доначисления 167632 руб. налога на доходы физических лиц (пункт 3 решения), 70149 руб. пени по налогу и 33526 руб. штрафа (разделы 1 и 2 резолютивной части решения), о признании недействительными требований МИФНС РФ по КН N 6 N 368 и N 131 от 26.06.2006, при участии: от заявителя - Л. по дов. от 16.09.2006, Х. по дов. от 12.10.2006, Л.Е. по дов. от 18.09.2006, Щ. по дов. от 15.02.2007, от ответчика - ФНС РФ: Б. по дов. от 27.09.2006, МИФНС РФ по КН N 6: И. по дов. от 28.12.2006,

УСТАНОВИЛ:

ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ заявлены требования к Федеральной налоговой службе Российской Федерации:

1. О признании недействительным решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 20.06.2006 N 06-3-12/035 в части:

- доначисления 309474 руб. налога на прибыль (п. 1.1 решения), 55407 руб. пени по налогу и 61894 руб. штрафа (разделы 1 и 2 резолютивной части решения);

- доначисления 50066776 руб. НДС (в т.ч. 2826106 руб. по п. 2.1 и 47240670 руб. по п. 2.2 решения), 13853831 руб. пени по налогу и 10013353 руб. штрафа (разделы 1 и 2 резолютивной части решения);

- доначисления 167632 руб. налога на доходы физических лиц (п. 3 решения), 70149 руб. пени по налогу и 33526 руб. штрафа (разделы 1 и 2 резолютивной части решения).

2. О признании недействительными требований от 26 июня 2006 года N 368, 131.

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что требования от 26.06.2006 N 368, 131, выставлены Межрегиональной инспекцией ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6, в связи с чем,
определением суда от 18.12.2006 указанный налоговый орган привлечен к участию в деле в качестве второго ответчика.

Заявитель в порядке ст. 49 АПК РФ уточнил требования, также отказался от заявленных требований в части признания недействительным оспариваемого решения ФНС России в части доначисления НДС в сумме 9444109,60 руб. (по п. 2.2 решения) и признания недействительным требования Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 от 26.06.2006 N 368 в части начисления НДС в сумме 9444109,60 руб. (п. 7 указанного требования).

Уточнения судом были приняты, отказ от части заявленных требований судом принят, в связи с чем, в указанной части производство по делу подлежит прекращению.

Заявитель обосновывает требования тем, что ненормативные акты налоговых органов, в оспариваемой части, являются незаконными и необоснованными.

Ответчики возражали против удовлетворения требований заявителя по доводам, изложенным в представленных в материалы дела, отзывах на заявление.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению, в связи со следующим.

Судом установлено, что ФНС России в порядке контроля за деятельностью нижестоящего налогового органа, в отношении заявителя проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой составлен акт от 30.12.2005 N 06-3-14/004.

24.01.2006 заявитель представил в налоговый орган возражения по акту выездной налоговой проверки.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки ФНС России принято решение от 20.06.2006 N 06-3-12/035 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

На основании указанного решения, Межрегиональной инспекцией ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 в адрес заявителя выставлены требование об уплате налога N 368 по состоянию на 26.06.2006 и требование от 26.06.2006 N 131 об уплате налоговой санкции.

Принятие решения в оспариваемой части
обосновывается налоговым органом следующими доводами.

1. В ходе выездной налоговой проверки Федеральной налоговой службой установлено, что в нарушение ст. 252, пп. 12 п. 1 ст. 264, п. 25 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации, в результате неправомерного включения в состав командировочных расходов выплат суточных членам экипажей воздушных судов, заявитель занизил налоговую базу по налогу на прибыль.

Кроме того, указанные выплаты, в нарушение ст. ст. 210, 225, 226 Налогового кодекса Российской Федерации не включались налогоплательщиком в налоговую базу по налогу на доходы физических лиц.

Заявитель в обоснование своих требований ссылается на то, что выплаты иностранной валюты личному составу экипажей российских самолетов, выполняющих международные рейсы, носят характер компенсационных, связанных с выполнением работниками своих трудовых обязанностей.

Доводы заявителя судом не принимаются в силу следующего.

В соответствии со ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций признается доход, уменьшенный на величину произведенных расходов.

Согласно положениям ст. 247, п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик для целей налогообложения вправе уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов.

В соответствии с п. 3 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, особенности определения расходов, признаваемых для целей налогообложения, для отдельных категорий налогоплательщиков либо расходов, произведенных в связи с особыми обстоятельствами, устанавливаются положениями главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.03.2004 N 76-О указано на то, что согласно пункту 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в данном Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях
законодательства, если иное не предусмотрено данным Кодексом. В Налоговом кодексе Российской Федерации (статьи 217 и 238, определяющие доходы и суммы, не подлежащие налогообложению) понятие “компенсационные выплаты“ употребляется в значении, вытекающем из системного толкования соответствующих норм налогового и трудового права.

В пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2006 N 106 также указано, что Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, следовательно, в силу пункта 1 статьи 11 Кодекса этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство.

Президиум ВАС отмечает, что Трудовой кодекс Российской Федерации выделяет два вида компенсационных выплат.

Исходя из статьи 164 Трудового кодекса Российской Федерации под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей. Указанные выплаты не входят в систему оплаты труда и производятся работнику в качестве компенсации его затрат, связанных с выполнением трудовых обязанностей.

Второй вид компенсационных выплат определен статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации. На основании этой статьи заработная плата работников состоит из двух основных частей: непосредственно вознаграждения за труд и выплат компенсационного и стимулирующего характера. При этом компенсации в смысле статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации учитываются в качестве расходов на оплату труда исходя из статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации выплаты суточных летному составу и бортпроводникам при краткосрочных загранкомандировках определяются как надбавка (доплата) к заработной плате за особые условия труда.

Согласно ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации компенсацией, связанной с выполнением работником своих трудовых обязанностей, признаются
денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей.

Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 30.09.2002 N 122 установлено, что экипажи воздушных судов в дни полетов и дежурств обеспечиваются эксплуатантом бесплатным рационом питания. Следовательно, летный состав и бортпроводники ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ обеспечивались бесплатным питанием.

Доказательств обратного, заявитель суду не представил.

Таким образом, выплаты в иностранной валюте взамен суточных, производимые членам экипажей воздушных судов, не соответствуют определению компенсации в виде суточных при краткосрочных командировках, так как дополнительных расходов, связанных с выполнением краткосрочных рейсов международного сообщения, в частности расходов на питание, члены экипажа не несут.

Соответственно выплаты в иностранной валюте взамен суточных, производимые заявителем летному составу и бортпроводникам, по своей сути являются надбавкой (доплатой) к заработной плате за особые условия труда.

Вместе с тем, в соответствии с пп. 25 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации к расходам на оплату труда относятся другие виды расходов, понесенных в пользу работника, предусмотренные трудовым договором и (или) коллективным договором.

Однако выплаты в иностранной валюте летному составу и бортпроводникам в типовом трудовом договоре и в “Положении об оплате труда, выплате надбавок и премировании“ ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ в качестве стимулирующих и компенсационных выплат не предусмотрены.

Ссылка заявителя на распоряжение Правительства Российской Федерации от 01.11.93 N 1944-р и Постановление Правительства Российской Федерации от 01.12.93 N 1261 “О размере и порядке выплаты суточных при краткосрочных командировках на территории иностранных государств“ судом не принимается, поскольку указанные документы не квалифицируют краткосрочные рейсы международного сообщения и эстафету как командировку летного состава и бортпроводников, а регламентируют порядок и размер выплат, соответствующих размеру и порядку
выплат суточных работникам, выезжающим в краткосрочные командировки на территорию иностранных государств. Производимые заявителем выплаты в данном случае не являются суточными.

Следовательно, указанные расходы не могут быть приняты для целей налогообложения налогом на прибыль, так как не соответствуют положению пп. 25 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, заявитель указывает на то, что спорные выплаты относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Суд отмечает, что расходы, которые причисляются к данной категории перечислены в ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации. К этим расходам не относятся выплаты иностранной валюты личному составу экипажей российских самолетов, выполняющих международные рейсы.

По тем же основаниям указанные выплаты иностранной валюты подлежали включению заявителем в налоговую базу по налогу на доходы физических лиц.

Поскольку такие выплаты признаются доходом физических лиц - членов экипажей воздушных судов, они являются объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц в соответствии со ст. 210 Налогового кодекса Российской Федерации и подлежат налогообложению налогом на доходы физических лиц в порядке, предусмотренном ст. ст. 224, 225 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, суд находит, что ФНС России правомерно сделан вывод о занижении налогоплательщиком налоговой базы по налогу на прибыль и по налогу на доходы физических лиц в указанных в решении размерах, в связи с чем, доначисление заявителю сумм налогов, начисление пени и штрафа произведено законно.

2. Федеральной налоговой службой установлено, что заявитель в нарушение п. п. 1, 3 ст. 164 и ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации не исчислен налог на добавленную стоимость со стоимости перевозок в рамках договоров интерлайна при отсутствии документов в обоснование применения налоговой ставки ноль процентов.

Указанный
довод обосновывается тем, что среди представленных на проверку документов отсутствовали подлинники единых международных перевозочных документов, а также не в полном объеме представлены выписки банка и платежные документы, подтверждающие фактическое поступление выручки за оказанные услуги.

Заявитель в обоснование требований ссылается на то, что в силу п. 2 ст. 786 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 105 Воздушного кодекса Российской Федерации составление двух экземпляров билета и багажной квитанции не предусмотрено, в связи с чем, наличие подлинников единых международных перевозочных документов у перевозчика исключается.

Также заявитель указывает на то, что, поскольку взаиморасчеты по соглашениям интерлайна осуществлялись путем выставления сторонами друг другу счетов с последующим перечислением сальдо-расчетов в пользу одной из сторон, им осуществлялись внешнеторговые (бартерные) операции, в связи с чем, выписки банка представляться не должны.

Суд принимает доводы налогового органа в силу следующего.

Как следует из материалов дела, заявителем заключены соглашения с другими авиакомпаниями о взаимном признании перевозочных документов друг друга. В соответствии с указанными соглашениями о взаимном признании перевозочных документов:

- каждая сторона выступает по отношению к другой стороне агентом;

- билет выдается одной стороной для перевозки по воздушной линии другой стороны;

- при выдаче и заполнении перевозочных документов для перевозки по линиям другой стороны выдающая сторона рассматривается в качестве агента стороны перевозчика;

- денежные средства за реализованные билеты получает сторона, выдающая авиабилеты, которая перечисляет их перевозчику за вычетом своего вознаграждения.

Взаиморасчеты по данным соглашениям осуществляются между двумя авиакомпаниями путем выставления друг другу счетов с последующим перечислением сальдо-расчетов в пользу одной из сторон.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации налогообложение производится по ставке ноль процентов
при реализации услуг по перевозке пассажиров и багажа при условии, что пункт отправления или пункт назначения пассажиров и багажа расположены за пределами территории Российской Федерации, при оформлении перевозок на основании единых международных перевозочных документов.

В соответствии с п. 6 ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации при оказании услуг, предусмотренных пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено пунктом 5 настоящей статьи, для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов (или особенностей налогообложения) и налоговых вычетов, в налоговые органы представляются следующие документы:

- выписка банка (ее копия), подтверждающая фактическое поступление выручки от российского или иностранного лица за оказанные услуги на счет российского или иностранного лица за оказанные услуги на счет российского налогоплательщика в российском банке с учетом особенностей предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 и подпунктом 3 пункта 2 настоящей статьи;

- реестр единых международных перевозочных документов по перевозке пассажиров и багажа, определяющих маршрут перевозки с указанием пунктов отправления и назначения.

Представление в налоговый орган документов, предусмотренных ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации является обязательным условием для подтверждения правомерности применения налогоплательщиком налоговой ставки ноль процентов и налоговых вычетов по НДС.

Указанные документы должны быть достоверными, составлять единый комплект, относящийся к определенной экспортной операции и не иметь противоречий в содержащихся в них сведениях.

Заявитель ссылается на пп. 2 п. 1, пп. 3 п. 2 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми в случае осуществления внешнеторговых товарообменных (бартерных) операций налогоплательщик представляет в налоговые органы документы, которые подтверждают ввоз товаров (выполнение работ, оказание услуг), полученных по указанным операциям, на территорию Российской Федерации
и их оприходование.

Однако, как следует из материалов дела, основанием возникновения встречных требований между заявителем и его контрагентами, по которым осуществлен взаимозачет являлись не товарообменные (бартерные) операции, в связи с чем, указанные в пп. 2 п. 1, пп. 3 п. 2 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации особенности к порядку подтверждения заявителем правомерности применения налоговой ставки ноль процентов по перевозке пассажиров в рамках интерлайн-соглашений не применяются.

Таким образом, доначисление заявителю НДС, а также соответствующих сумм пени и налоговых санкций суд считает правомерным.

3. В ходе проверки установлено, что заявителем в течение проверяемого периода заключались договоры сдачи во фрахт (чартер) части или всего воздушного судна для перевозок пассажиров по международным воздушным линиям организациям, осуществляющим туроператорскую и турагентскую деятельность. При этом в нарушение пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации при осуществлении перевозок по договорам чартера заявителем неправомерно применена ставка налога на добавленную стоимость ноль процентов.

Заявитель указывает на то, что для применения налоговой ставки ноль процентов важен сам факт оказания услуг по перевозке пассажиров и багажа, а не вид договора, на основании которого оказаны услуги.

Суд не принимает доводы заявителя на основании следующего.

Право на применение налоговой ставки ноль процентов при реализации услуг по перевозке пассажиров и багажа, предусмотренных пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации, принадлежит лицу, имеющему статус и выполняющему обязанности перевозчика, непосредственно осуществляющему перевозку пассажиров и багажа в рамках договора воздушной перевозки пассажиров, и представившему в налоговые органы документы, перечень которых установлен п. 6 ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации.

Подпунктом 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено налогообложение по налоговой ставке ноль процентов при реализации услуг по перевозке пассажиров и багажа при условии, что пункт отправления или пункт назначения пассажиров и багажа расположены за пределами территории Российской Федерации, при оформлении перевозок на основании единых международных перевозочных документов.

Услуги по перевозке пассажиров и багажа осуществляются на основании договора перевозки пассажира, предусмотренного ст. 786 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом согласно пункту 2 указанной статьи заключение договора перевозки пассажира удостоверяется билетом, а сдача пассажиром багажа багажной квитанцией.

В соответствии с требованиями п. 6 ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации при оказании услуг, предусмотренных пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации, для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов (или особенностей налогообложения) и налоговых вычетов в налоговые органы представляются:

1) выписка банка (ее копия), подтверждающая фактическое поступление выручки от российского или иностранного лица за оказанные услуги на счет российского налогоплательщика в российском банке с учетом особенностей, предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 и подпунктом 3 пункта 2 настоящей статьи;

2) реестр единых международных перевозочных документов по перевозке пассажиров и багажа, определяющих маршрут перевозки с указанием пунктов отправления и назначения.

В соответствии со ст. 787 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору фрахтования (чартера) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату всю или часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа. Порядок заключения договора фрахтования, а также форма указанного договора устанавливаются транспортными уставами и кодексами.

Согласно ст. 104 Воздушного кодекса Российской Федерации по договору фрахтования воздушного судна (воздушному чартеру) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату для выполнения одного или нескольких рейсов одно или несколько воздушных судов либо часть воздушного судна для воздушной перевозки пассажиров, багажа, грузов или почты.

Представленные заявителем выписки банка, а также материалы встречных проверок фрахтователей, подтверждают поступление выручки на счета ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ от юридических лиц за предоставление за плату всей или части вместимости транспортного средства, а не за перевозку пассажиров, багажа или грузов.

Соответственно услуги, оказанные в рамках договора фрахтования (чартера), не могут быть квалифицированы как услуги по перевозке пассажиров и багажа, предусмотренные пп. 4 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса Российской Федерации.

Заявитель указывает на то, что договор фрахтования воздушного судна (воздушного чартера) относится к договорам перевозки.

Данный довод судом не принимается, так как договор перевозки и договор фрахтования имеют различные предметы.

Данная правовая позиция соответствует позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 04.07.2006 N 2313/06 в котором указано, что “представленные в суд договоры являются договорами фрахтования судна на время (тайм-чартер), то есть договорами аренды, а не договорами перевозки. В установленном пунктом 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации перечне услуг, облагаемых по налоговой ставке ноль процентов по налогу на добавленную стоимость, услуги по сдаче в аренду имущества не содержатся“.

Соответственно, поскольку заявитель не имел права на применение ставки ноль процентов по НДС в отношении операций по предоставлению юридическим лицам за плату всей или части вместимости транспортного средства (фрахта), выводы Федеральной налоговой службы отраженные в оспариваемом решении суд находит правомерными.

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение ФНС России о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 20.06.2006 N 06-3-12/035, является законным и обоснованным.

Следовательно, требование об уплате налога N 368 по состоянию на 26.06.2006 и требование от 26.06.2006 N 131 об уплате налоговой санкции, выставленные в адрес заявителя Межрегиональной инспекцией ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 на основании указанного решения, также являются законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 167, 170, 171, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

прекратить производство по делу в части требований ОАО “Авиационная компания “Трансаэро“ о признании недействительным решения ФНС России от 20.06.2006 N 06-3-12/035 в части доначисления по указанному решению 9444109,60 руб. НДС, о признании недействительным требования МИФНС России по КН N 6 от 26.06.2006 N 368 в части начисления 9444109,60 руб. НДС (пункт 7 указанного требования).

В удовлетворении остальной части требований заявителя отказать.

Решение может быть обжаловано в месячный срок после его принятия путем подачи апелляционной жалобы в Девятый арбитражный апелляционный суд.