Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.01.2007 по делу N А40-68128/06-90-406 Исковые требования о признании незаконным решения налогового органа и обязании возместить НДС путем возврата удовлетворены, так как заявитель представил в налоговый орган одновременно с налоговой декларацией полный пакет документов, подтверждающий факт экспорта товаров в Республику Беларусь, обосновывающий применение нулевой ставки налога на добавленную стоимость и налоговых вычетов.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 19 января 2007 г. Дело N А40-68128/06-90-406“

(извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 19 января 2007 г.

Решение в полном объеме изготовлено 19 января 2007 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе: председательствующего судьи П., при ведении протокола судебного заседания судьей П., рассмотрел дело по заявлению ЗАО “Торговый дом “Ижевский радиозавод“ к ИФНС России N 16 по г. Москве о признании незаконным решения, обязании принять решение, при участии: от заявителя - Б.Н. дов. от 23.06.2006, И. дов. от 01.11.2006, от ИФНС России N 16 по г. Москве - Б.А. дов. от 13.09.2006,

УСТАНОВИЛ:

ЗАО “Торговый дом “Ижевский радиозавод“ обратилось в суд с
заявлением о признании решения ИФНС России N 16 по г. Москве N 1997 от 20.07.2006 незаконным, обязании ИФНС России N 16 по г. Москве принять решение о возмещении из федерального бюджета путем возврата НДС в размере 1729974 руб.

Свои требования заявитель обосновывает тем, что отказ налогового органа возвратить ему из федерального бюджета НДС за март 2006 г. противоречит действующему законодательству и нарушает его права.

ИФНС России N 16 по г. Москве требования заявителя не признала по основаниям, указанным в письменном отзыве на заявление.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, приходит к выводу, что требования заявителя подлежат удовлетворению по следующим основаниям:

В судебном заседании установлено, что 20 июля 2006 года ИФНС России N 16 по г. Москве вынесла решение N 1997 (т. 1 л.д. 15 - 32) об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость. Указанным решением ИФНС России N 16 по г. Москве:

1) отказала заявителю в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 1729974 рублей за март 2006 года;

2) предложила заявителю внести необходимые исправления в бухгалтерский учет.

Суд считает решение ИФНС России N 16 по г. Москве N 1997 от 20 июля 2006 года об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость незаконным, не соответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации по нижеследующему:

В декабре 2005 года заявитель приобрел у ДХООО ПСЖА “Локомотив“ (г. Ижевск, Россия) по договору N 15610503034 от 03.03.2005 товар на сумму 6653198,72 рублей, в том числе НДС, и поставил этот товар на экспорт в декабре 2005 года объединению “Белорусская железная дорога“ (г. Минск, Беларусь) по договору
N Т/Ю-342 от 22 февраля 2005 на сумму 9335498 рублей.

В соответствии с пунктом 2 раздела II Положения о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, являющегося Приложением к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь “О принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг“, вступившему в силу с 01 января 2005 года, заявитель представил в ИФНС N 16 по г. Москве одновременно с налоговой декларацией за март 2006 года полный комплект документов, подтверждающий факт экспорта товаров в Республику Беларусь, обосновывающий применение нулевой ставки налога на добавленную стоимость и налоговых вычетов в сумме 1729974 рублей.

По результатам камеральной налоговой проверки представленных заявителем документов ИФНС России N 16 по г. Москве приняла 20 июля 2006 года решение N 1997, отказав заявителю в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 1729974 рублей.

Основанием для отказа заявителю в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 1729974 рублей явилось, по мнению ИФНС России N 16 по г. Москве, наличие в действиях заявителя признаков недобросовестности. Однако приводимые в подтверждение данного вывода доводы Инспекции являются необоснованными и надуманными, они не основаны на действующем законодательстве, представленных заявителем в Инспекцию документах, подтверждающих обоснованность применения налоговой ставки ноль процентов по налогу на добавленную стоимость и налоговых вычетов, и противоречат фактическим обстоятельствам.

Довод Инспекции о том, что право собственности на товар, поставленный на экспорт, не переходит к заявителю на территории Российской Федерации, не соответствует действительности.

Согласно п. 3.4 договора N 1 561 05 03 034 от
03 марта 2005 года (п. 1 дополнительного соглашения N 1 от 19 ноября 2005 года к вышеуказанному договору) (т. 1 л.д. 97 - 102), заключенного между заявителем и ДХООО ПСЖА “Локомотив“, право собственности на поставленную продукцию переходит к заявителю в момент передачи продукции либо в момент сдачи продукции первому перевозчику. Заявитель получил продукцию у ДХООО ПСЖА “Локомотив“ 07 декабря 2005 года (накладная N 1244 на отпуск материалов на сторону от 07.12.2005, счет-фактура N 2078 от 08.12.2005 - т. 1 л.д. 103 - 104). Приобретенный у ДХООО ПСЖА “Локомотив“ товар был отгружен заявителем на экспорт объединению “Белорусская железная дорога“ 09 декабря 2005 года (товарная накладная N 13 от 09.12.2005, счет-фактура N 39 от 09.12.2005 - т. 1 л.д. 82 - 83). То есть право собственности на товар перешло к заявителю на территории Российской Федерации до момента отгрузки этого товара на экспорт в адрес объединения “Белорусская железная дорога“.

Также следует учитывать Письмо Министерства финансов Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 03-04-08/145, согласно которому, при реализации товара, вывезенного в таможенном режиме экспорта, ставка 0 процентов налога на добавленную стоимость применяется независимо от условий поставки и момента перехода права собственности на экспортируемый товар к иностранному покупателю.

Таким образом, факт перехода права собственности на товар к заявителю на территории Российской Федерации не имеет какого-либо правового значения, поскольку для целей налогообложения в данном случае важен сам факт реализации.

Довод Инспекции о том, что счета-фактуры по приобретению и реализации товара в Республику Беларусь выставлены одной организацией другой в один день, что, по мнению Инспекции, свидетельствует о недобросовестности заявителя,
не основан на действующем законодательстве и представленных заявителем документах.

Прежде всего, суд отмечает, что счета-фактуры на приобретение и реализацию продукции выставлялись не в один день, как указывает Инспекция. ДХООО ПСЖА “Локомотив“ выставило заявителю счет-фактуру 08 декабря 2005 года, а заявитель выставил объединению “Белорусская железная дорога“ счет-фактуру 09 декабря 2005 года.

Также суд отмечает, что действующее законодательство никоим образом не запрещает и не ограничивает возможность реализовывать продукцию в день ее приобретения и соответственно факт выставления счета-фактуры покупателю товара тем же днем, что и день ее выставления поставщиком при приобретении данного товара, не может говорить о незаконности данных действий, а также не может свидетельствовать о недобросовестности заявителя, так как такой порядок действий обусловлен для заявителя и его контрагентов взаимными правами и обязанностями, необходимостью исполнения своих договорных обязательств, коммерческой целесообразностью.

Согласно п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству, условий договора. Таким образом, вмешательство во взаимоотношения самостоятельных хозяйствующих субъектов, действующих в рамках закона, недопустимо.

Одним из доводов, послуживших основанием для отказа в возмещении НДС, является, по мнению Инспекции, нарушение пп. 2 п. 1 ст. 165 НК РФ, выразившееся в непоступлении выручки от иностранного лица. По мнению Инспекции, в представленных заявителем платежных поручениях указаны иные обслуживающие банки плательщика (иностранного контрагента), нежели банк, указанный в договоре.

Данный довод Инспекции не основан на законе и документах, представленных заявителем в Инспекцию для подтверждения обоснованности применения нулевой ставки налога на добавленную
стоимость.

В соответствии со ст. 7 Налогового кодекса Российской Федерации, в случае реализации российским налогоплательщиком товаров в режиме экспорта на территорию Республики Беларусь применяется Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь “О принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг“, вступившему в силу с 01 января 2005 года.

В соответствии с пунктом 2 раздела II Положения о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, являющегося Приложением к вышеуказанному Соглашению, для обоснования применения нулевой ставки по налогу на добавленную стоимость в налоговые органы одновременно с налоговой декларацией представляется, в том числе выписка банка (копия выписки), подтверждающая фактическое поступление выручки от покупателя указанного товара на счет налогоплательщика.

Все банковские документы, представленные заявителем в Инспекцию в подтверждение поступления экспортной выручки, оформлены должным образом с указанием плательщика, банков плательщика, банков-корреспондентов и маршрутов платежей, с заполненными графами назначения платежа, отметками банка в платежных поручениях об исполнении операций.

Согласно представленным заявителем банковским документам (выписка за 11.11.2005 с платежным поручением N 78; выписка за 14.11.2005 с платежными поручениями N 349; выписка за 15.11.2005 с платежным поручением N 643; выписка за 10.01.2006 с платежным поручением N 975 - т. 1 л.д. 89 - 96) на счет заявителя в ОАО “Банк Москвы“ зачислена экспортная выручка в сумме 9335498 рублей, поступившая от объединения “Белорусская железная дорога“ (г. Минск, Беларусь) по договору N Т/Ю-342 от 22.02.2005, что соответствует стоимости продукции, поставленной заявителем на экспорт в Республику Беларусь объединению “Белорусская железная дорога“ в декабре 2005 года по
договору N Т/Ю-342 от 22.02.2005 согласно товарной накладной N 13 от 09.12.2005, счету-фактуре N 39 от 09.12.2005, товарно-транспортной накладной N 8 от 09.12.2005, заявлению N 00004 о ввозе товара и уплате косвенных налогов от 28.01.2006.

Зачисление экспортной выручки в полном объеме в рамках договора N Т/Ю-342 от 22.02.2005 на счет заявителя также подтверждается ответом банка на повторно сделанный запрос заявителя в АКБ “Банк Москвы“ (ОАО) (т. 2 л.д. 1).

Следует отметить, что Инспекция противоречит сама себе, утверждая, что не подтверждается факт получения выручки от иностранного лица по вышеуказанному договору: в своем решении N 1997 от 20 июля 2006 года в п. 13 таблицы с перечнем запросов, направленных при проведении проверки обоснованности применения ставки НДС 0 процентов, Инспекция указывает:

“Запросы в банк

13. ОАО “Банк Москвы“, г. Москва - N 05-13/1008 от 25.04.2006 (повторный запрос N 05-13/1184 от 23.05.2006).

Исх. N 2827 от 24.05.2006 - представлены документы, подтверждающие поступление экспортной выручки на счет N 40702810000320000362 ЗАО “Торговый Дом “Ижевский радиозавод“: паспорт экспортной выручки к контракту N Т/Ю-342 от 22.02.2005; ведомость банковского контроля, договор N Т/Ю-342 от 22.02.2005 (с дополнениями и приложениями); платежные поручения и выписка за период с 01.11.2005 по 31.03.2006“.

Вывод Инспекции о том, что заявитель и ДХООО ПСЖА “Локомотив“ являются контрагентами, имеются “родственные связи с фирмой“, осуществляющей транспортировку продукции, что свидетельствует, по мнению Инспекции, о недобросовестности заявителя, не основан на законодательстве Российской Федерации и представленных заявителем документах.

Вопреки ошибочному мнению Инспекции, содержание понятия аффилированных лиц раскрывается не в ст. 20 НК РФ, а в Законе РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ N
948-1 от 22 марта 1991 года, в соответствии со ст. 4 которого аффилированными лицами можно назвать ДХООО ПСЖА “Локомотив“ и ОАО “Ижевский радиозавод“.

Статья 20 НК РФ, на которую ссылается Инспекция, определяет понятие взаимозависимых лиц, а не аффилированных. В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 20 НК РФ о взаимозависимости также можно говорить только в отношении двух юридических лиц: ОАО “Ижевский радиозавод“ и его дочернего общества ДХООО ПСЖА “Локомотив“. Согласно законодательству Российской Федерации об акционерных обществах и выписки из реестра акционеров заявителя N 4 от 17 мая 2006 года заявитель является зависимым обществом по отношению к ОАО “Ижевский радиозавод“.

Таким образом, взаимозависимыми лицами в смысле п. 1 ст. 20 НК РФ или аффилированными лицами в смысле Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ N 948-1 от 22 марта 1991 года можно назвать ОАО “Ижевский радиозавод“ и ДХООО ПСЖА “Локомотив“. Заявителя и ДХООО ПСЖА “Локомотив“ взаимозависимыми или аффилированными лицами назвать нельзя - они являются самостоятельными юридическими лицами, регулирующими свои договорные отношения и хозяйственную деятельность согласно российскому законодательству.

Следует также учитывать, что взаимозависимость лиц, участвующих в сделке, может служить основанием для определения налоговым органом правильности применения цен по сделкам (п. 2 ст. 40 НК РФ), но не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика.

В отношении цены на товар, применяемой заявителем в договорных отношениях с контрагентами, следует добавить, что согласно п. 1 ст. 40 НК РФ цена товара, установленная сторонами, признается соответствующей уровню рыночных цен, пока не будет доказано обратное. Таким образом, налоговым законодательством установлена презумпция соответствия цены товара рыночным ценам. Обязанность по
доказыванию обратного возлагается Налоговым кодексом Российской Федерации на налоговые органы.

Что касается предполагаемых Инспекцией родственных связей между водителем организации-перевозчика (ООО “Форвард“), и сотрудником заявителя, то их наличие или отсутствие согласно Налоговому кодексу Российской Федерации не имеет никакого правового значения для определения добросовестности заявителя, обоснованности применения заявителем налоговой ставки ноль процентов по налогу на добавленную стоимость и налоговых вычетов.

Довод Инспекции о недобросовестности контрагента заявителя (ООО “Форвард“) как об основании для признания заявителя недобросовестным и отказа в возмещении заявителю налога на добавленную стоимость не состоятелен и не основан на законе.

Обстоятельства, на которые ссылается Инспекция, заявляя о недобросовестности ООО “Форвард“, не говорят о недобросовестности самого заявителя. На заявителя не может быть возложена ответственность за действия третьих лиц. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О, по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Налогоплательщик не несет ответственность за действия своих контрагентов, являющихся самостоятельными налогоплательщиками. Действующее налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по контролю за соблюдением налогового законодательства со стороны его контрагентов.

Суд отмечает, что ООО “Форвард“ надлежащим образом и в срок выполнило свои обязательства перед заявителем согласно договору N Т/Ю-342-ТР от 25.04.2005 по перевозке товара, поставленного на экспорт.

Довод Инспекции об отсутствии факта транспортировки товара, поставленного на экспорт в Республику Беларусь, не основано на законе и на представленных заявителем в Инспекцию документах.

Вопреки мнению Инспекции, наличие путевых листов у заявителя в качестве подтверждения оказанных услуг перевозки законом не предусмотрено. Согласно Постановлению Госкомстата РФ от 28.11.1997 N 78 “Об утверждении унифицированных форм первичной
учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте“ путевой лист остается в организации - владельце автотранспорта, в нем повторяются идентичные записи о времени работы автомобиля у заказчика и служат основанием для учета работы автомобиля в течение рабочего дня.

Согласно вышеуказанному нормативному документу для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом предназначена товарно-транспортная накладная.

Факт транспортировки и оказания ООО “Форвард“ услуг заявителю по перевозке товара в Республику Беларусь подтверждается товарно-транспортной накладной N 8 от 09.12.2005, актом выполненных работ N 12-12 от 12.12.2005, составленным между заявителем и ООО “Форвард“, счетом-фактурой ООО “Форвард“ N 212 от 12.12.2005, доверенностью ООО “Форвард“ N 38 от 05.12.2005 на принятие груза к перевозке.

Таким образом, факт транспортировки груза перевозчиком (ООО “Форвард“) подтверждается всеми необходимыми и надлежащим образом оформленными документами, которые в свою очередь были представлены заявителем в Инспекцию для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов по налогу на добавленную стоимость и налоговых вычетов.

Вывод Инспекции о существовании расхождений в наименовании товара, указанного в договорах на приобретение, реализацию товара, и фактически приобретенного и поставленного на экспорт, не основан на представленных заявителем документах.

Наименование “программатор МПК“ соответствует наименованию “многофункциональный прибор контроля МПК (ЦВИЯ 468224012)“ и обозначает одну и ту же продукцию.

В соответствии с письмом N 558/16-1045 от 16.10.2006 ДХООО ПСЖА “Локомотив“, являющегося производителем продукции, наименование продукции “программатор МПК“ и “многофункциональный прибор контроля МПК (ЦВИЯ 468224012)“ относятся к одной и той же продукции и оба могут использоваться при указании наименования данной продукции. Обозначение “ЦВИЯ 468224012“ в наименовании продукции является децимальным номером прибора.

Таким образом, никаких расхождений в наименовании продукции указанной в документах на приобретение продукции и документах на продукцию, поставленную на экспорт, нет.

Инспекция в силу статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации имела возможность запросить необходимую информацию и пояснения у заявителя, однако этого не сделала, что в свою очередь не может препятствовать реализации заявителем права на применение налогового вычета и возмещение налога на добавленную стоимость.

Заявитель поставил на экспорт именно тот товар, который был приобретен у российского поставщика, что подтверждается документами, своевременно и в полном объеме представленными заявителем в Инспекцию для обоснованности применения ставки НДС 0% и налоговых вычетов согласно пункту 2 раздела II Положения “О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь“.

Довод Инспекции о том, что заявитель письменно отказал в предоставлении документов и иных сведений (рентабельность, эффективность экономической сделки, политика по ценообразованию, штатное расписание) для проведения всестороннего анализа по вопросу обоснованности возмещения НДС не соответствует фактически обстоятельствам и не основан на законе.

Инспекция направила заявителю требование о предоставлении документов N 05-11/1121 от 06.05.2006. В своем ответе на данное требование (исх. N 172 от 15 мая 2006 г.) заявитель в части требований о предоставлении документов по пункту 2 (штатное расписание) и пункту 5 (рентабельность, эффективность экономической сделки, политика по ценообразованию) обоснованно указал Инспекции, что в силу пункта 1 статьи 93 Кодекса должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого налогоплательщика необходимые для проверки документы.

Таким образом, истребование дополнительных сведений и документов в ходе камеральной проверки должно производиться налоговым органом с учетом целей соответствующей налоговой проверки.

Из содержания указанных положений следует, что при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать все документы, относящиеся к хозяйственной деятельности проверяемого налогоплательщика; им могут истребоваться только документы, имеющие непосредственное отношение к обнаруженным налоговым органом ошибкам в представленных налогоплательщиком декларациях или иных документах.

Налоговым кодексом РФ для подтверждения применения по НДС налоговой ставки 0 процентов предоставление такого рода документов и сведений, как штатное расписание, не предусмотрено.

Также заявитель в своем ответе указал, что, так как обязательное проведение расчетов рентабельности, эффективности сделки (политика по ценообразованию) по экспортной операции не предусмотрено действующим законодательством, заявитель вышеуказанные расчеты и исследования не проводит. Соответственно, предоставить вышеуказанные расчеты и исследования для заявителя не представляется возможным.

Согласно требованиям п. 1 ст. 40 Налогового кодекса РФ, пока налоговым органом не будет доказано обратное, цена сделки, установленная сторонами, признается соответствующей уровню рыночных цен. Таким образом, налоговым законодательством установлена презумпция соответствия цены сделки рыночным ценам.

Вывод Инспекции о том, что заявитель совершал хозяйственные операции, целью которых было не получение прибыли, а возмещение НДС из бюджета, не соответствует фактическим обстоятельствам.

Сумма, затраченная заявителем на приобретение товара у поставщика (ДХООО “Локомотив“) согласно счету-фактуре N 2078 от 08 декабря 2005 года составила 5638304 рублей без учета НДС, расходы по перевозке экспортируемого товара согласно счету-фактуре N 212 от 12.12.2005 составили 54750 рублей без учета НДС, стоимость товара согласно экспортному контракту составила 9335498 рублей, то есть экономическая выгода от экспортной сделки составила 3642444 рублей.

Таким образом, высокая прибыльность для заявителя данной сделки очевидна.

Ссылка Инспекции на то, что в нарушение пп. 3 п. 5 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации в счетах-фактурах, представленных заявителем в подтверждение обоснованности применения вычета по НДС, отсутствуют наименование и адрес грузоотправителя, грузополучателя, не является основанной на законе.

Поскольку при оказании услуг (счет-фактура N 0001/37 от 31.03.2006) и уплате авансов (счет-фактура N 6 от 07.03.2006, счет-фактура N 32 от 11.11.2005, счет-фактура N 33 от 14.11.2005, счет-фактура N 35 от 15.11.2005), что в данном случае имело место (приложения N 41 - 45), отсутствуют понятия грузоотправитель и грузополучатель, в соответствии с Письмом МНС России от 21.05.2001 N ВГ-6-03/404 “О применении счетов-фактур при расчетах по налогу на добавленную стоимость“, Письмом Министерства финансов Российской Федерации от 23 сентября 2004 г. N 03-04-11/158 в соответствующих строках счетов-фактур в этом случае ставятся прочерки.

Таким образом, наименование и адрес грузоотправителя и грузополучателя не являются обязательными реквизитами счетов-фактур, выставленных в связи с оказанием услуг, получением авансов, и нарушений статьи 169 НК РФ не допущено.

Учитывая вышеизложенное, поскольку заявитель представил в Инспекцию все необходимые документы для обоснования применения налоговой ставки ноль процентов по НДС, Инспекция не отрицает факта экспорта заявителем товаров в Республику Беларусь, а все приведенные доводы, на основании которых Инспекция сделала вывод о недобросовестности заявителя, как каждый в отдельности, так и в их совокупности (никакой системной взаимосвязи в них не усматривается и не существует), не состоятельны, не основаны на законе и не подтверждаются фактическими обстоятельствами, решение Инспекции N 1997 от 20 июля 2006 года об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость вынесено незаконно.

Таким образом, принятие решения N 1997 от 20 июля 2006 года нарушило права и законные интересы заявителя и создает препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности (право на применение ставки 0% по НДС при осуществлении экспортных операций и налоговых вычетов), поскольку, несмотря на то, что заявитель уплатил НДС и правомерно воспользовался вычетами по НДС в соответствующей сумме, ИФНС России N 16 по г. Москве своим решением N 1997 от 20 июля 2006 г. незаконно отказала в их применении, ходя заявитель является добросовестным налогоплательщиком, начисляет и уплачивает налоги в установленном законодательством Российской Федерации порядке, а также ведет бухгалтерский учет в соответствии с имеющимися правилами.

С учетом изложенного, а также карты расчета пени, представленной налоговым органом (по мнению налогового органа у заявителя имеется задолженность перед федеральным бюджетом в сумме 205202 руб. по НДС) и постановления ФАС МО от 21.12.2006 по делу А40-84584/05-75-720 (согласно которому налоговый орган обязан зачесть заявителю НДС в сумме 1821185 руб., что не отражено в карте расчета пени), суд считает, что оснований к отказу в удовлетворении требований заявителя не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 137 - 138 НК РФ, в соответствии со ст. ст. 167 - 170, 201 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

признать решение ИФНС России N 16 по г. Москве N 1997 от 20.07.2006 незаконным, как не соответствующее требованиям НК РФ.

Обязать ИФНС России N 16 по г. Москве принять решение о возмещении из федерального бюджета ЗАО “Торговый дом “Ижевский радиозавод“ путем возврата НДС в размере 1729974 руб. за март 2006 г.

Возвратить ЗАО “Торговый дом “Ижевский радиозавод“ из федерального бюджета 22150 руб. госпошлины, уплаченной по платежным поручениям N 317, 318 от 11.10.2006.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию в течение 1-го месяца со дня принятия, в кассационную инстанцию - ФАС МО в течение 2-х месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу.