Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2007 N 09АП-16965/2007-ГК по делу N А40-31676/07-133-213 Возмещение убытков, по общему правилу, является мерой гражданско-правовой ответственности, применение которой возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 декабря 2007 г. N 09АП-16965/2007-ГК

Резолютивная часть постановления объявлена 24 декабря 2007 года

Постановление изготовлено в полном объеме 25 декабря 2007 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Р.,

судей А., С.Е.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем К.Ю.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью “Научно-производственная фирма “ПРОМТЕХН“ на решение Арбитражного суда города Москвы от 18.10.2007 по делу N А40-31676/07-133-213, принятое судьей Б.Л., по иску общества с ограниченной ответственностью “Научно-производственная фирма “ПРОМТЕХН“ к федеральному государственному унитарному предприятию “Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга“ (при участии третьего лица - Министерство обороны Российской Федерации) о взыскании
1 140 000 рублей убытков,

при участии представителей:

истца - Б.А. (по доверенности от 15.06.2007 без номера), К.Ю.И. (по доверенности от 15.06.2007 без номера);

ответчика - Х. (по доверенности от 24.12.2007 N 029/3791), П. (по доверенности от 25.07.2007 N 029/2081), С.Т. (по доверенности от 13.09.2007 N 029/2567);

третьего лица - Б.В. (по доверенности от 03.10.2007 N 189а),

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Научно-производственная фирма “ПРОМТЕХН“ (далее - истец, фирма) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к федеральному государственному унитарному предприятию “Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга“ (далее - ответчик, унитарное предприятие) о взыскании убытков в размере 1 140 000 рублей.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Министерство обороны Российской Федерации (далее - третье лицо, Министерство).

Решением суда первой инстанции от 18.10.2007 в удовлетворении иска отказано.

Судебный акт мотивирован тем, что в материалах дела отсутствуют доказательства вины ответчика, противоправности его поведения, наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) унитарного предприятия и неблагоприятными последствиями, наступившими у фирмы.

С этим решением не согласился истец, подал апелляционную жалобу, в которой просит решение отменить, удовлетворив заявленные требования.

Основные доводы жалобы фирмы сводятся к следующему.

По мнению фирмы, ответчик не провел патентное исследование, хотя и был обязан сделать это исходя из условий государственного контракта, заключенного
с Российской Федерацией в лице Министерства. Как находит истец, вывод суда первой инстанции относительно того, что не доказана противоправность поведения унитарного предприятия ошибочен, поскольку сам факт использования без разрешения истца как правообладателя запатентованных изобретений и полезных моделей, подтвержденный материалами дела, свидетельствует об обратном. Убытки истцу причинены вследствие нарушения его исключительных прав, а размер убытков составляет, по сути, размер ежегодного вознаграждения, который унитарное предприятие должно было бы, если бы оно действовало добросовестно и разумно, выплатить истцу, заключив с фирмой лицензионный договор.

В суде апелляционной инстанции представители фирмы доводы жалобы поддержали в полном объеме.

Представители унитарного предприятия считали обжалуемое решение законным и обоснованным, в связи с чем просили оставить его без изменения.

Представитель Министерства присоединился к правовой позиции представителя ответчика.

Повторно рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителей истца, ответчика, третьего лица, Девятый арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы.

Как установлено апелляционным судом, между унитарным предприятием и Российской Федерацией в лице Министерства заключен государственный контракт на поставку продукции от 01.04.2006 N 249/3/3/64 (далее - государственный контракт 2006 года).

По условиям этой сделки ответчик обязался поставить в срок до 25.11.2006 изделия УЭ01, соответствующие требованиям конструкторской документации ГЮЯК.6704000.001, в
количестве и сроки, предусмотренные приложением к государственному контракту.

Из материалов дела следует и не оспаривается участвующими в деле лицами то обстоятельство, что конструкторская документация ГЮЯК.67040000.001 была разработана фирмой в рамках исполнения ранее заключенного между истцом и Восьмым управлением Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации государственного контракта от 08.12.2000 N 317/ЦКБ/5 (далее - государственный контракт 2000 года).

В обоснование заявленных требований (том 1, л.д. 5 и 6) фирма ссылается на то, что работники истца в ходе выполнения государственного контракта 2000 года своим трудом создали 8 изобретений и полезных моделей, в отношении которых уполномоченным органом по интеллектуальной собственности выданы соответствующие свидетельства и патенты:

- свидетельства на полезную модель от 20.08.2002 N 24746, от 10.11.2002 N 26155;

- патенты на полезную модель от 10.01.2005 N 43393, от 10.02.2004 N 35920;

- патенты на изобретения от 23.11.2003 N 2217816, от 10.07.2004 N 2232435, от 10.11.2004 N 2339884, от 27.12.2005 N 2267170.

Как находит истец, ответчик при исполнении государственного контракта 2006 года использовал в нарушение требований пункта 1 статьи 10, пункта 1 статьи 13 Патентного закона данные упомянутых изобретений, полезных моделей без разрешения патентообладателя, не заключив соответствующий лицензионный договор с фирмой и не выплатив ей как обладателю исключительных прав соответствующее вознаграждение.

Истец считает, что в связи с этим у него возникли убытки
в виде упущенной выгоды в размере, равном цене причитающегося фирме лицензионного вознаграждения, которые и предъявлены ко взысканию в рамках настоящего дела.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Суд первой инстанции правильно указал на то, что удовлетворение требования о взыскании убытков возможно только при установлении факта их причинения, наличия причинно-следственной связи между понесенными убытками и противоправным (виновным) поведением лица, причинившего убытки, а также при документально подтвержденном размере убытков. На истце лежит бремя доказывания факта причинения ему вреда, размера убытков и наличия причинной связи (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Отсутствие хотя бы одного из перечисленных элементов является достаточным основанием для отказа в иске.

Судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что у ответчика возникли какие-либо убытки вследствие действий (бездействия) ответчика.

Процессуальный закон под основанием иска понимает обстоятельства, на
которые ссылается истец в подтверждение исковых требований к ответчику.

В данном случае истец самостоятельно определил основания рассматриваемого иска, исходя из которых и должен быть разрешен возникший спор.

Эти основания сводятся к тому, что работники фирмы при выполнении работ по государственному контракту 2000 года, создали изобретения, полезные модели, патенты (свидетельства) на которые получены не государственным заказчиком, а истцом. Ответчик же, по мнению последнего, без выплаты лицензионного вознаграждения фирме использовал в 2006 году данные этих изобретений, полезных моделей.

Однако по смыслу пункта 2 статьи 9.1 Патентного закона в случае, если патент на изобретение, полезную модель, созданные при выполнении работ по федеральному государственному контракту, получен не Российской Федерацией, патентообладатель по требованию государственного заказчика обязан предоставлять указанным им лицу или лицам неисключительную безвозмездную лицензию на использование данных изобретения, полезной модели в целях выполнения работ либо осуществления поставок продукции для федеральных государственных нужд.

Таким образом, Закон императивно устанавливает правило о безвозмездности лицензионного договора, заключаемого между лицом, выполняющим государственный контракт, и патентообладателем в отношении изобретений, полезных моделей, созданных при выполнении другого государственного контракта.

Действительно, как указывает истец, статья 9.1 Патентного закона введена в действие Федеральным законом от 07.02.2003 N 22-ФЗ, а затем изменена Федеральным законом от 02.02.2006 N 19-ФЗ.

Вместе с тем спорные отношения между истцом как патентообладателем и ответчиком связаны с
исполнение государственного контракта 2006 года, а потому возникли после его заключения - после 01.04.2006.

К этим отношениям подлежат применению положения статьи 9.1 Патентного закона в силу абзаца первого пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Несмотря на то, что безвозмездная лицензия унитарному предприятию не была предоставлена, пункт 2 статьи 9.1 Патентного закона исключает возможность получения фирмой лицензионного вознаграждения с ответчика, тогда как о взыскании именно этих денежных средств в виде убытков и заявлен настоящий иск.

Поскольку апелляционным судом не установлен факт причинения истцу убытков действиями (бездействием) ответчика, во взыскании заявленных фирмой 1 140 000 рублей в качестве убытков отказано обоснованно. Требование истца, как правильно указал суд первой инстанции, не соответствует положениям статьи 15 ГК РФ.

Кроме того, соглашаясь с выводом Арбитражного суда города Москвы, судебная коллегия не может не принять во внимание и пункт 36 государственного контракта 2000 года, в котором истец согласился с тем, что полученная в ходе выполнения этого контракта научно-техническая продукция (в том числе, образец и документация) является собственностью государственного заказчика, которая может быть использована по его усмотрению (включая доработку, внесение изменений, тиражирование, распространение и пр.) без согласования с фирмой.

По смыслу
данного пункта фирма фактически предоставила государственному заказчику право на использование изобретений, полезных моделей без разрешения патентообладателя путем тиражирования (изготовления) изделия УЭ01.

Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам жалобы, а также безусловных, предусмотренных частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Что касается возражений Министерства и унитарного предприятия, полагающих, что патенты и свидетельства на изобретения, промышленные образцы выданы фирме по порочным основаниям, апелляционный суд считает, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд с самостоятельным иском за судебной защитой.

В порядке статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 266, 268, 269 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 18.10.2007 по делу N А40-31676/07-133-213 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Московского округа в двухмесячный срок со дня изготовления в полном объеме.