Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.11.2007 по делу N А40-17695/07-50-176 В удовлетворении заявления о взыскании таможенных платежей отказано, так как заявителем не доказаны факты отсутствия прекращения операций МДП, а также несоблюдения порядка истребования сумм неуплаченных таможенных платежей и пеней с лица, с которого непосредственно взыскиваются указанные суммы.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 16 ноября 2007 г. по делу N А40-17695/07-50-176

Резолютивная часть решения объявлена 09 ноября 2007 года.

Решение в полном объеме изготовлено 16 ноября 2007 года.

Арбитражный суд в составе:

Председательствующего: В.И.

Единолично

При ведении протокола судебного заседания помощником судьи В.М.

с участием:

от истца: Е. (дов. N 15-66/06-101д от 20.12.06 г., уд. N 012064. гл. гос. тамож. инспектор прав. управл.)

от ответчика: П. (дов. б/н от 24.05.07 г., адв. уд. N 8926), Г. (дов. б/н от 25.06.07 г.)

от третьего лица: представитель не явился

рассмотрел в судебном заседании дело по иску: Федеральной таможенной службы

к Ассоциации международных автомобильных перевозчиков

третье лицо: фирма “KULJETUSLIIKE TRANSMICON OY“

о взыскании 200 000
долл. США

установил:

Федеральная таможенная служба обратилась с иском к Ассоциации международных автомобильных перевозчиков о взыскании с АСМАП денежных средств в размере 200 000 долларов США, составляющих сумму гарантийного обязательства уплаты таможенных пошлин и сборов по четырем книжкам МДП исходя из размера гарантии по одной книжке МДП - 50 000 долларов США, в валюте Российской Федерации по курсу Центрального банка Российской Федерации, действующему на день фактического перечисления денежных средств на счет ФТС России.

Как следует из искового заявления, объяснений представителя ФТС в судебном заседании, исковые требования мотивированы тем, что ответчик на основании Соглашения об обязательствах, заключенного с ГТК России 07.06.2004, связанных с применением Таможенной конвенцией о международной перевозке грузов с применением книжки МДП от 14 ноября 1975 г., выполняет на территории России функции национального гарантийного объединения, обеспечивающего уплату пошлин и сборов таможенным органам РФ в случае не завершения операции МДП в порядке солидарной ответственности с лицами, с которых причитаются эти суммы.

Истец указал на наличие у ответчика обязанности по исполнению гарантийного обязательства ввиду неисполнения перевозчиком “Kuljetusliike Transmicon Oy Ltd“ в июле и феврале 2004 года обязательства по доставке товаров и уплате таможенных платежей при осуществлении перевозки по процедуре МДП. Наличие оснований для исполнения ответчиком гарантийных обязательств истец мотивировал наличием в действиях (бездействии) “Kuljetusliike Transmicon
Oy Ltd“ состава административного правонарушения, выразившегося в недоставке товаров, перевозимых в соответствии с внутренним таможенным транзитом, в место доставки, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ, в связи с чем перевозчик привлечен к административной ответственности Постановлениями Выборгской таможни от 20.05.2005 N 10206000-1053/2004, N 10206000-1090/2004 N 10206000-1189/2004 N 10206000-1183/2004.

Предъявление к ответчику в судебном порядке требований об уплате таможенных платежей и пеней, подлежащих уплате перевозчиком, истец мотивировал неисполнением требований об их уплате перевозчиком и неисполнением ответчиком направленных таможенным органом требований об уплате сумм гарантийного обязательства в добровольном порядке.

В качестве нормативного обоснования иска истец сослался на нормы п. 2 ст. 4, п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 5, п. 2 ст. 11 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП от 14 ноября 1975 (Конвенции МДП), ст. ст. 307, 323 ГК РФ.

Ответчик иск не признал по мотивам, изложенным в отзыве на исковое заявление, дополнении к отзыву на исковое заявление от 02.11.2007 г., представленным в судебном заседании, указав, что требования необоснованны, поскольку таможенный орган не представил доказательств соблюдения порядка уведомления перевозчика о незавершении процедуры МДП, документально не подтвердил соблюдение требований ст. 11 Конвенции МДП по уведомлению ответчика о наличии основания для исполнения гарантийного обязательства. Ответчик считает, что таможенным
органом не соблюден порядок истребования сумм неуплаченных таможенных платежей, отсутствуют доказательства принятия таможенных органом всех необходимых мер, предусмотренных Конвенцией МДП и законодательством РФ по взысканию сумм задолженности по таможенным платежам и пени со всех лиц, с которых эти платежи причитаются. Ответчик также указал на недоказанность того обстоятельства, что не произошло прекращения операции МДП, сослался на недопустимость и не относимость представленных истцом экспертных заключений при доказывании данного обстоятельства.

Третье лицо в заседание суда не явилось, извещено надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, заявило о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя, в связи чем дело рассмотрено в отсутствие третьего лица в соответствии с ч. 2 ст. 156 АПК РФ.

В судебном заседании в порядке ст. 163 АПК РФ объявлялся перерыв с 06.11.2007 г. до 09.11.2007 г.

Рассмотрев материалы дела, выслушав доводы сторон, суд пришел к выводу, что исковые требования необоснованны и не подлежат удовлетворению.

Как усматривается из материалов дела, между Ассоциацией международных автомобильных перевозчиков (далее АСМАП) и ГТК России 07.06.2004 было заключено Соглашение об обязательствах, связанных с применением Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП 1975 г.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Соглашения об обязательствах АСМАП несет ответственность за уплату таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты, подлежащих уплате
в связи с нарушением операций с применением книжек МДП.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Конвенции МДП и п. 3 ст. 4 Соглашения об обязательствах установлено, что гарантийное объединение (АСМАП) берет на себя обязательство уплачивать причитающиеся ввозные или вывозные пошлины и сборы, а также любые проценты за просрочку, которые могут причитаться в соответствии с таможенными законами и правилами страны, в которой обнаружено нарушение в связи с операцией МДП. Гарантийное объединение обязуется уплачивать упомянутые выше суммы в порядке солидарной ответственности с лицами, с которых причитаются эти суммы.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Соглашения об обязательствах, максимальная сумма, которая может быть истребована таможенными органами Российской Федерации от Гарантийного объединения, ограничена суммой 50 000 тысяч долларов США на одну книжку МДП.

Перевозчиком “Kuljetusliike Transmicon Oy Ltd“ в июле и феврале 2004 года осуществлялась перевозка товаров по процедуре МДП.

Товары, прибывшие из Финляндии в Выборгскую таможню, были направлены Выборгской таможней по процедуре внутреннего таможенного транзита в Ногинскую таможню по книжке МДП N AX 43210977 со сроком доставки до 13.07.2004; по книжке МДП N XF 43210973 со сроком доставки 13.07.2004; по книжке МДП N XF 43200853 со сроком доставки до 13.07.2004; в Подольскую таможню по книжке МДП N JX 40556780 со сроком доставки до 22.02.2004.

По результатам
проведенной проверки Выборгской таможней было установлено, что товары, перемещаемые по процедуре внутреннего таможенного транзита по книжкам МДП N AX 43210977, N XF 43210973, N XF 4320085 в Ногинскую таможню, по книжке МДП N JX 40556780 в Подольскую таможню перевозчиком доставлены не были.

Постановлениями Выборгской таможни от 20.05.2005 N 10206000-1053/2004, N 10206000-1090/2004 N 10206000-1189/2004 N 10206000-1183/2004 “Kuljetusliike Transmicon Oy Ltd“ признано виновным в совершении административных правонарушений, выразившихся в недоставке товаров, перевозимых в соответствии с внутренним таможенным транзитом, в место доставки, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ.

Однако, решениями Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делам N А56-23580/2005, А56-31369/2005 от 30.11.2005 г., вступившим в законную силу, признаны незаконными и отменены постановления Выборгской таможни по делам об административных правонарушениях N 10206000-1183/2004, 10206000-1053/2004, 10206000-1189/2004 от 20.05.2005 г. ввиду недоказанности таможенным органом самого факта недоставки перевозчиком в таможню назначения товаров, перевозимых по книжкам МДП N AX 43210977, XF 43200853.

Таким образом, основания для возложения на перевозчика обязанности по уплате таможенных платежей в связи с недоставкой товара, перевозимого по книжкам МДП N AX 43210977, XF 43200853, установлены не были. Это обстоятельство, в свою очередь, в соответствии с п. 1 ст. 8 Таможенной Конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МДП
1975 г.) не может повлечь наступление ответственности АСМАП применительно к таможенным платежам по указанным двум книжкам МДП.

Что касается постановления по делу об административном правонарушении N 10206000-1190/2004 от 20.04.2005, то сам факт его наличия не может быть принят судом как основание для применения п. 1 ст. 8 Конвенции МДП 1975 г. ввиду недоказанности истцом того обстоятельства, что не произошло прекращения операции МДП.

В силу п. 2 ст. 10 Конвенции МДП, 1975 г., если таможенные органы той или иной страны завершили операцию МДП, они не могут больше требовать от гарантийного объединения уплаты таможенных платежей за исключением случая, когда свидетельство о прекращении операции МДП было получено противозаконным или обманным образом либо прекращения операции МДП не было.

Согласно пп. e) ст. 1 Конвенции МДП, 1975 г. завершение операции МДП свидетельствует о признании таможенными органами факта надлежащего прекращения операции МДП в данной договаривающейся стороне. Завершение операции МДП устанавливается таможенными органами на основе сопоставления данных или информации, которыми располагает таможня места назначения или выезда (промежуточная таможня), с данными или информацией, которыми располагает таможня места отправления или въезда (промежуточная таможня).

Снятие таможенным органом с контроля операции МДП по результатам проверки использованной книжки МДП и иных документов, свидетельствующих о прекращении операции МДП и подлежащих предъявлению перевозчиком при выезде с территории РФ,
подтверждает не только прекращение операции МДП, но и ее завершение.

Как следует из материалов дела, по результатам проверки таможенными органами представленных перевозчиком документов соответствующие операции МДП были сняты с контроля, перевозчик выпущен с таможенной территории РФ.

Из материалов дела следует, что в электронной базе данных ОКТТ Выборгской таможни, по завершению перевозки перемещаемых по книжкам МДП N XF 43200853, JX 40556780, XF 43210973, AX 43210977 товаров, в таможнях назначения произведено закрытие доставки товаров с указанием свидетельств о завершении внутреннего таможенного транзита (СЗВТТ) N 0126040/120704/0005544 на бланке 1440244. 10127010/240204/0002434 на бланке 0381834, 10126040/120704/0005550 на бланке 1440250, 10126040/120704/0005554 на бланке 1440254 соответственно, которое в соответствии с п. 28 “Технологии контроля за перевозкой товаров в соответствии с процедурами внутреннего таможенного транзита и международного таможенного транзита с применением автоматизированной системы контроля за таможенным транзитом“, утвержденной Приказом ГТК России от 26.12.2003 г. N 1550, производится только после поступления товаров в установленное место доставки на основании транзитной декларации (книжки МДП) и подтверждения о прибытии.

Кроме того, наличие указанных сведений в электронной базе данных ОКТТ Выборгской таможни свидетельствует о получении подтверждения из ОКТТ таможни назначения о поступлении товаров.

Согласно п. п. 41 - 43 “Инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов, осуществляющих таможенное оформление и таможенный контроль товаров, перемещаемых по таможенной территории
РФ автомобильным транспортом“, утвержденной Приказом ГТК России от 18.12.2003 г. N 1467, формирование электронного подтверждения доставки товаров под таможенный контроль и передача электронного подтверждения о поступлении товаров в ОКТТ производится после выдачи перевозчику подтверждения о прибытии и проверки предоставленных перевозчиком документов (таможенной декларации (книжки МДП), CMR и других товаросопроводительных документов и содержащихся в них сведениях, записях, отметках, печатях и штампах.

Таким образом, отсутствуют основания для взыскания таможенных платежей за недоставку товаров, перевозимых по книжкам МДП N JX 40556780, XF 43210973, на отрывных корешках листов N 2 которых проставлены штампы таможен назначения о поступлении транспортного средства.

Доказательства, опровергающие факт надлежащим образом оформленного прекращения операции МДП по указанным книжкам МДП, истцом суду не представлены.

Суду также не представлено доказательств наличия указанных в п. 2 ст. 10 Конвенции МДП оснований требовать от гарантийного объединения уплаты таможенных платежей, а именно того, что свидетельство о прекращении операции МДП получено противозаконным или обманным образом либо прекращения операции МДП не было.

Недоказанность истцом обстоятельств, подлежащих доказыванию в силу п. 2 ст. 10 Конвенции МДП при наличии завершенной операции МДП, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении искового заявления ФТС.

Ссылка таможенного органа на вывод в заключениях эксперта об неидентичности оттисков личных номерных печатей, проставленных на корешках книжек МДП, является несостоятельной, поскольку заключения
эксперта подготовлены вне рамок производства дел об административных правонарушениях с нарушением ст. 26.4 КоАП РФ, в связи с чем в силу ч. 3 ст. 26.2. КоАП РФ не могут выступать доказательствами приведенных истцом обстоятельств.

Таким образом, представленные истцом заключения эксперта, подготовленные специалистами Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления Федеральной таможенной службы России, не отвечают требованиям ст. ст. 67, 68 АПК РФ к относимости и допустимости доказательств.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют и суду не представлены доказательства того, что экспериментальные образцы оттисков печатей и штампов, представленные на исследование, соответствуют оттискам печатей и штампов, которые использовались таможней назначения на дату доставки товаров. Также документально не подтверждено, что изъятые в качестве экспериментальных образцов оттиски ЛНП проставлены именно теми печатными формами таможенного органа, которые применялись им в период доставки перевозчиком товаров в таможню назначения. Вопрос о проверке подлинности подписи должностного лица таможенного органа на корешке отрывного листа N 2 книжки МДП перед экспертом поставлен не был.

Таким образом, истцом не доказан факт отсутствия прекращения операции МДП или получения перевозчиком свидетельства о прекращении операции МДП противозаконным или обманным образом по книжкам МДП N JX 40556780, XF 43210973, в отношении которых по состоянию на дату судебного заседания не отменены постановления о привлечении перевозчика к административной ответственности, что в силу п. 2 ст. 10 Конвенции МДП, 1975 г. исключает удовлетворение исковых требований, в том числе в части, касающейся перевозок по данным книжкам МДП.

Судом также установлено несоблюдение таможенным органом порядка истребования у ответчика неуплаченных сумм таможенных платежей, что также является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Согласно п. 7 ст. 8 Конвенции МДП, 1975 г. таможенные органы, прежде чем обратиться с иском к АСМАП, должны требовать уплаты причитающихся сумм с лиц, непосредственно ответственных за их уплату.

Согласно пояснительной записке к п. 7 ст. 8 Конвенции МДП, 1975 г. меры, принимаемые компетентными органами для истребования сумм таможенных платежей у лица или лиц, с которых они непосредственно причитаются, должны включать, по меньшей мере, уведомление держателя книжки МДП (перевозчика) о незавершении операции МДП и/или направление ему требования об уплате.

Согласно п. 1 ст. 11 Конвенции МДП, 1975 г. началом отсчета срока, установленного для уведомления гарантийного объединения о том, что операция МДП не завершена, считается дата получения письменного уведомления гарантийным объединением, а не дата его отправки таможенным органом. Из содержания этой нормы в совокупности с п. 7 ст. 8 Конвенции МДП 1975 г. п. 4 ст. 350 ТК РФ следует, что данный порядок подлежит применению также к процедуре уведомления перевозчика о наличии требований по уплате таможенных платежей.

Однако в материалах дела отсутствуют доказательства направления перевозчику или получения перевозчиком уведомлений о незавершении операции МДП; отсутствуют сведения о получении перевозчиком требований об уплате таможенных платежей либо доказательства уклонения представителя перевозчика от их получения.

Реестры почтовых отправлений не могут служить достаточными доказательствами соблюдения норм Конвенции МДП, 1975 г. о направлении перевозчику требований об уплате таможенных платежей, поскольку эти требования были направлены перевозчику - иностранному юридическому лицу после истечения срока для их исполнения и с нарушением порядка, установленного Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (Гаага, 15.11.1965 г.), Договором между СССР и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (Хельсинки, 11.08.1978 г.).

Требования об уплате не переведены на финский язык, не апостилированы, не вручены для передачи финскому перевозчику через уполномоченный орган, который в соответствии с действующим порядком имеет право на вручение вышеуказанных документов на территории иностранного государства.

Помимо этого, в силу п. 7 ст. 8 Конвенции МДП, 1975 г. и п. 6 ст. 4 Соглашения об обязательствах между истцом и ответчиком, предъявлению таможенным органом иска взыскании таможенных платежей к гарантийному объединению должно предшествовать предъявление требований уплаты таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты у лица или лиц, с которых непосредственно причитаются эти суммы. Такими лицами согласно ст. ст. 90 и 320 ТК РФ являются не только перевозчик, но и получатель, а также иные лица, получившие перевозимые товары во владение без разрешения таможенного органа.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 90 ТК РФ в случае, если товары были переданы перевозчиком другому лицу, то перевозчик более не является лицом, с которого непосредственно причитаются таможенные платежи, и должником становится недобросовестный получатель товаров.

Однако, из материалов дела не следует, что истцом была исполнена обязанность по направлению требований об уплате таможенных платежей в адрес получателей товаров ООО “БАЛТТРЕЙД“ (Московская обл., г. Люберцы), ООО “ПРОМТОРГ“ (Московская обл., п. Львовский). Доказательств обратного истцом не представлено.

Кроме того, в силу ст. 351 ТК РФ при неисполнении требования об уплате таможенных платежей в установленные сроки таможенный орган принимает решение о взыскании денежных средств со счетов плательщика в банке в бесспорном порядке. При недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах плательщика либо отсутствии информации о счетах плательщика таможенные органы, в соответствии со ст. 353 ТК РФ, вправе взыскивать неуплаченные платежи за счет других средств, таких, как суммы авансовых платежей или денежного залога либо за счет иного имущества.

В соответствии с пояснительной запиской к п. 1 ст. 11 Конвенции МДП, 1975 г., содержащей в силу ст. 43 Конвенции МДП, 1975 г. официальное толкование положений Конвенции МДП, 1975 г., при решении вопроса о пропуске груза или транспортного средства таможенным органам рекомендуется не руководствоваться тем, что гарантийное объединение несет ответственность за уплату причитающихся с владельца книжки МДП пошлин, сборов и процентов за просрочку, если их законодательство предусматривает другие средства обеспечения защиты интересов, за которые они несут ответственность.

Другие средства обеспечения защиты предусмотрены, в том числе, в ст. 353 ТК РФ и ст. 47 НК РФ, положения которых ФТС России исполнены не были. В нарушение указанных норм ТК РФ и НК РФ таможенными органами не было принято решение об обращении взыскания на иное имущество компании в счет уплаты таможенных платежей во исполнение требований об уплате N 358, 360, 356 от 23.11.2004 г., 345 от 18.11.2004 г.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 351 Таможенного кодекса РФ.

В силу ст. 351 ГТК РФ, в случае пропуска срока для принятия решения о бесспорном взыскании, таможенные органы обращаются в суд с иском о взыскании с плательщика сумм таможенных платежей, при этом возможность судебного взыскания задолженности по уплате таможенных платежей с иностранного перевозчика российским законодательством не исключается.

Доказательств предъявления иска к перевозчику истец суду не представил.

Таким образом, таможенным органом не были предприняты все возможные меры по взысканию суммы задолженности по уплате таможенных платежей со всех лиц, непосредственно ответственных за их уплату, в связи с чем у истца не возникло право предъявления таких требований к АСМАП.

Изложенное свидетельствует об отсутствии указанных в ст. ст. 11, 12 ГК РФ оснований для применения судебной защиты по заявленным требованиям, что исключает удовлетворение иска.

Расходы по оплате госпошлины не подлежат взысканию с истца в силу пп. 1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ, поскольку иск был заявлен в защиту государственных интересов.

Исходя из изложенного, на основании ст. ст. 2, 8, 10, 11, 12, 307, 323 ГК РФ, ст. ст. 1, 5, 8, 10, 11 Конвенции МДП 1975 г., ст. ст. 8, 90, 350, 351, 353 ТК РФ, руководствуясь ст. ст. 64 - 68, 71, 75, 81, 102, 110, 156, 167 - 170, 176 АПК РФ,

решил:

в иске отказать.

Решение может быть обжаловано течение месяца после принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.