Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Московской области от 12.11.2007 по делу N А41-к1-12130/07 Исковые требования в части взыскания договорной неустойки удовлетворены, так как истец подтвердил надлежащее исполнение своих обязанностей по договору поставки тепловой энергии, а ответчик не представил доказательств своевременной оплаты потребленной теплоэнергии.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 12 ноября 2007 г. по делу N А41-к1-12130/07

6 ноября 2007 года объявлена резолютивная часть решения, ноября 2007 года решение изготовлено в полном объеме.

Арбитражный суд Московской области в составе судьи Б., при ведении протокола судебного заседания судьей Б., рассмотрев в судебном заседании дело по иску (заявлению) ОАО “Пушкинские тепловые сети“ к ООО ЖКО N 1 “СТК“ о взыскании 55145,67 руб. неустойки и встречное исковое заявление ООО “ЖКО N 1 “СТК“ к ОАО “Пушкинские тепловые сети“ о взыскании 121921,46 руб. неосновательного обогащения при участии в заседании представителей сторон согласно протоколу,

установил:

Открытое акционерное общество “Пушкинские тепловые сети“ обратилось в
Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Жилищно-коммунальный отдел N 1 “СТК“ о взыскании 183922,4 руб. задолженности за тепловую энергию, поставленную ответчику в соответствии с условиями заключенного с ним договора N 346 от 1 августа 2005 года, и 55145,67 руб. договорной неустойки, начисленной ответчику за просрочку оплаты.

В судебном заседании, проведенном 19 сентября 2007 года, были приняты уточненные исковые требования, согласно которым истец просит взыскать с ответчика 55145,67 руб. договорной неустойки.

Определением суда от 19 сентября 2007 года для рассмотрения совместной с первоначальным иском к производству было принято встречное исковое заявление ООО “ЖКО N 1 “СТК“ к ОАО “Пушкинские тепловые сети“ о взыскании 90776,08 руб. неосновательного обогащения, полученного ответчиком вследствие уплаты ему налога на добавленную стоимость сверх стоимости потребленной теплоэнергии, и 31155,38 руб. неосновательного обогащения, полученного ответчиком вследствие уплаты ему стоимости потерь на сетях при транспортировке тепловой энергии.

В судебном заседании истец по первоначальному иску настаивал на удовлетворении первоначального иска, в удовлетворении встречного иска просил отказать по мотивам, изложенным в письменных пояснениях, а ответчик по первоначальному иску с требованиями истца не согласился и просил в его удовлетворении отказать и удовлетворить встречное исковое заявление.

Рассмотрев в полном объеме все представленные в материалы дела письменные доказательства, оценив их в совокупности и выслушав
доводы и объяснения представителей сторон, арбитражный суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, между сторонами 1 августа 2005 года был заключен договор теплоснабжения N 346, в соответствии с условиями которого теплоснабжающая организация (ОАО “Пушкинские тепловые сети“) приняло на себя обязательства поставить абоненту (ООО “ЖКО N 1 “СТК“) тепловую энергию, а абонент

- принимать и производить оплату потребленной тепловой энергии и теплоносителя с соблюдением сроков, размера и порядка оплаты, установленных условиями этого договора.

Заключая данный договор, теплоснабжающая организация выступала агентом ООО “Эксплуатация тепловых, водяных и электрических систем“ на основании заключенного с ним Агентского договора N 0001А-05 от 01.08.2005.

Приложением N 1 к договору теплоснабжения был согласован график отпуска тепловой энергии на 2005 год, в котором сторонами был согласован тариф на отопление, горячую воду и потери в размере 621,2 руб. за 1 Гкал, установленный для МУП “Теплосеть“ решением Энергетического комитета Московской области и разрешенный обществу с ограниченной ответственностью “Эксплуатация тепловых, водяных и электрических систем“ для применения при расчетах с потребителями тепловой энергии Письмом Администрации Пушкинского района Московской области от 21.09.2005 N 2060/20.

Как следует из представленных в материалы дела подписанных между сторонами актов о выполненных работах (оказанных услугах) за период с августа 2005 года по май 2006 года, свои обязательства по поставке ответчику тепловой энергии
исполнены теплоснабжающей организацией надлежащим образом в соответствии с условиями договора.

На оплату выполненных работ теплоснабжающей организацией абоненту выставлялись счета-фактуры.

В соответствии с п. 4.4 договора оплата должна была производиться абонентом до 25 числа месяца, следующего за расчетным.

Истец утверждает, что абонент свои обязательства по оплате потребленной теплоэнергии исполнялись несвоевременно, в связи с чем начислил ему предусмотренную пунктом 5.2.4 договора неустойку в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от соответствующих сумм, подлежавших к оплате, за каждый день просрочки.

Согласно представленному истцом расчету сумма неустойки за период с 26.09.2005 по 06.06.2007 составила 55145,67 руб.

Поскольку факт просрочки оплаты потребленной ответчиком теплоэнергии подтверждается материалами дела, суд находит требование истца о взыскании неустойки, начисленной ответчику в соответствии с условиями, предусмотренными пунктом 5.2.4 договора, обоснованным и подлежащим удовлетворению на основании ст. 330 ГК РФ.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 N 263-О предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств, предусмотренная в статье 333 ГК РФ, является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, на реализацию требования статьи 17 (часть
3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Согласно пункту 42 Постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 “О некоторых вопросах, связанных с применением части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации“ при оценке последствий нарушения обязательства судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

Как следует из отметки на исковом заявлении, истец обратился в суд с иском 6 июля 2007 года, расчет процентов произведен начиная с 26.09.2005. В дело представлена претензия от 27.04.2007, свидетельствующее о принятии мер для получения задолженности во внесудебном порядке. Вместе с тем, данная претензия датирована 27.04.2007, задолженность же возникла и проценты начислялись с 26.09.2005. Иных доказательств своевременно и целенаправленно предпринимаемых действий, направленных на сокращение периода просрочки уплаты ответчиком денежных средств в добровольном или судебном порядке истцом не представлено. С учетом
изложенного, срок просрочки исполнения условий договора оказался существенным.

Суд учитывает, что ответчик на протяжении всего периода просрочки осуществлял погашение задолженности. На момент вынесения решения сумма основной задолженности им погашена полностью, что не опровергается истцом.

Суд принимает во внимание восстановительный, а не карательный (уголовный) характер мер гражданско-правовой ответственности за нарушение гражданского обязательства.

Суд учитывает, что в материалы дела не представлены доказательства о соответствии степени неблагоприятных последствий, наступивших для истца вследствие нарушения ответчиком сроков оплаты за потребленную теплоэнергию, сумме договорной неустойки, заявленной ко взысканию. При этом также учитывается факт начисления неустойки исходя из ставок рефинансирования Банка России, действовавших на соответствующие периоды просрочки, которые составляли, соответственно, 13, 12, 11, 5, 11 и 10,5 процентов годовых, тогда как на момент принятия решения эта ставка составляет 10 процентов годовых.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что размер договорной неустойки, заявленный ко взысканию, явно несоразмерен последствиям нарушения ответчиком своего обязательства и, с учетом вышеуказанного в соответствии с нормами ст. 333 Гражданского кодекса РФ считает необходимым снизить размер неустойки в два раза до 27572,84 руб.

Поскольку при принятии первоначального искового заявления к производству арбитражного суда определением суда от 13 июля 2007 года истцу была предоставлена отсрочка по уплате государственной пошлины, с ответчика в доход федерального бюджета надлежит взыскать государственную
пошлину в размере 2154,37 руб., исчисленную исходя из подлежащей ко взысканию суммы, независимо от снижения суммы неустойки (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 20 марта 1997 г. N 6).

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. При этом, по заявлению лица, участвующего в деле, на которое возлагается возмещение судебных расходов, арбитражный суд вправе уменьшить размер возмещения, если этим лицом представлены доказательства их чрезмерности.

Требование истца о взыскании с ответчика судебных расходов, понесенных в виде оплаты услуг представителя, представлявшего интересы истца по защите его прав при рассмотрении настоящего дела, суд также находит обоснованным и подлежащим удовлетворению, однако в разумных пределах - в размере 25000 рублей, заявленную ко взысканию сумму в размере 50000 рублей считает неразумным по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Размер оплаты услуг представителя устанавливается соглашением, и в силу п. 4 ст. 421 ГК РФ стороны вправе установить тот размер вознаграждения, который они полагают адекватным, по их убеждению, сложности дела, а также квалификации
представителя и опыту его работы.

Исходя из буквального толкования ч. 2 ст. 110 АПК РФ, понесенные расходы по оплате услуг представителя подтверждаются доказательствами и подлежат возмещению в полном объеме. Однако в случаях, если сторона, с которой взыскиваются расходы, представляет доказательства их чрезмерности, либо суд усматривает неразумность (чрезмерность) понесенных расходов с учетом конкретных обстоятельств дела, он определяет размер взыскиваемых расходов самостоятельно.

Согласно разъяснениям, данным в п. 20 Информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов (статья 65 АПК РФ).

Из имеющихся в материалах дела документов (договор подряда б/н от 20.04.2007, заключенный между истцом по первоначальному иску и Я., приложения N 1 к нему, платежного поручения N 85 от 28.05.2007), представленных истцом в подтверждение оплаты услуг представителя, не представляется возможным оценить содержание и объем оказанных услуг, их стоимость как в отдельности, так
и в совокупности, и оказание каких именно услуг в совокупности составляют сумму в 50000 рублей. Не представляется возможным установить также время, затраченное в связи с рассмотрением данного спора и оценить в зависимости от этого стоимость услуг представителя, необходимость оплаты оказанных услуг именно в заявленном размере, не представлено доказательств о соответствии заявленного гонорара средней ставке вознаграждения за оказание подобного рода юридических услуг в Московском регионе.

Суд учитывает также, что первоначально иск был заявлен о взыскании задолженности (основного долга) за потребленную ответчиком теплоэнергию и договорной неустойки, начисленной ответчику за просрочку внесения платежей, а впоследствии в связи с добровольным погашением ответчиком суммы задолженности истец просил взыскать с ответчика лишь сумму начисленной неустойки. Истцом не доказаны значимость судебного процесса, его сложность, прецедентный характер.

Суд также учитывает непродолжительность рассмотрения дела и участие представителя истца лишь в четырех судебных заседаниях.

Из изложенного следует, что разумность заявленного ко взысканию размера расходов на оплату услуг представителя не усматривается.

Правильность такого подхода к рассмотрению вопроса о возмещении расходов на оплату услуг представителя подтверждается Определением Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. 454-О, в котором, в частности, обращено внимание на то, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в
деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Суд также считает необходимым указать на то, что установление баланса интересов и означает определение судом разумной, по его убеждению, суммы, подлежащей возмещению, но не означает право суда отказать в возмещении расходов вообще в случае, если они реально были понесенных заявителем.

Суд в связи с этим учитывает участие представителя истца в заседаниях, реальность понесенных истцом расходов на оплату услуг представителя, цену иска и считает возможным удовлетворить требование о возмещении расходов истца по первоначальному иску на оплату услуг представителя, в размере 25000 рублей.

В удовлетворении встречного искового заявления ООО “ЖКО N 1 “СТК“ к ОАО “Пушкинские тепловые сети“ о взыскании 90776,08 руб. неосновательного обогащения, полученного ответчиком вследствие уплаты ему налога на добавленную стоимость сверх стоимости потребленной теплоэнергии, и 31155,38 руб. неосновательного обогащения, полученного ответчиком вследствие уплаты ему стоимости потерь на сетях при транспортировке тепловой энергии, следует отказать по следующим основаниям.

Как уже указывалось выше, тариф на отопление, горячую воду и потери в размере 621,2 руб. за 1 Гкал в отношениях, возникших у сторон по договору N 346 от 01.08.2005, на 2005 год был установлен для МУП “Теплосеть“ решением Энергетического комитета Московской области, оформленным протоколом Правления Энергетической комиссии Московской области N 30 от 09.12.2004, и был разрешен обществу с ограниченной ответственностью “Эксплуатация тепловых, водяных и электрических систем“ для применения при расчетах с потребителями тепловой энергии Письмом Администрации Пушкинского района Московской области от 21.09.2005 N 2060/20.

ОАО “Пушкинские тепловые сети“ (теплоснабжающая организация) при заключении и исполнении данного договора выступала в качестве агента МУП “Теплосеть“.

Этот же тариф сторонами был прямо предусмотрен на 2005 год при заключении данного договора в приложении N 1 к нему.

На 2006 год тарифы на тепловую энергию для потребителей ОАО “Пушкинские тепловые сети“ был прямо установлен решением Энергетического комитета Московской области, оформленным протоколом N 31 от 08.12.2005, в размере 685,4 руб. за 1 Гкал.

В вышеуказанных решениях Энергетического комитета Московской области прямо предусмотрено, что налог на добавленную стоимость в них не учтен и взимается с потребителя дополнительно.

При таких обстоятельствах утверждения истца по встречному иску о том, что ответчик (теплоснабжающая организация) сумму налога на добавленную стоимость в размере 90766,08 руб., уплаченную ему за период с августа по декабрь 2005 года, получил (приобрел) в виде неосновательного обогащения без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, опровергаются фактическими обстоятельствами дела, поскольку указанную сумму истец выплачивал на основании положений нормативного правового акта - Решения энергетической комиссии Московской области, в связи с чем оснований для удовлетворения встречного иска в данной части не имеется, у теплоснабжающей организации как таковое неосновательное обогащение не возникало.

Требования истца по встречному иску о взыскании с ответчика 31155,38 руб. неосновательного обогащения, полученного в виде переплаты за потери теплоэнергии на сетях, также не основаны на законе и не могут быть удовлетворены, поскольку оплата за эти потери положениями заключенного между сторонами договора была возложена на абонента, т.е. на истца по встречному иску: в приложении 31 к договору теплоснабжения N 346 от 01.08.2005 прямо предусмотрено, что потери теплоэнергии оплачиваются абонентом по тому же тарифу, что и сама тепловая энергия, из чего следует, что ответчик неосновательное обогащение, как таковое, при получении платы за потерю тепловой энергии на сетях наряду с платой за потребленную истцом теплоэнергию, при исполнении истцом по встречному иску своих обязательств по оплате стоимости тепловой энергии, не получал (не приобрел).

При таких обстоятельствах правовых оснований для удовлетворения встречного иска не имеется. Судебные расходы, понесенные истцом по встречному иску, на основании ст. 110 АПК РФ относятся на него же.

Руководствуясь статьями 110, 112, 167 - 171, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

иск ОАО “Пушкинские тепловые сети“ удовлетворить.

Взыскать с ООО “ЖКО N 1 “СТК“ в пользу ОАО “Пушкинские тепловые сети“ 27572 рубля 84 копейки неустойки, 25000 рублей расходов на оплату услуг представителя, а всего - 52572,84 рубля.

Взыскать с ООО “ЖКО N 1 “СТК“ в доход федерального бюджета 2154,37 рублей государственной пошлины.

В удовлетворении встречного иска отказать.

Настоящее решение может быть обжаловано в Десятый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Московской области в течение месяца со дня его принятия или в Федеральный арбитражный суд Московского округа в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу.