Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда Московской области от 30.07.2007 по делу N А41-К2-2648/07 Заявление о признании незаконными решения налогового органа об отказе в возмещении НДС, требования об уплате налога и налоговой санкции удовлетворено, так как заявитель выполнил все необходимые условия, предусмотренные налоговым законодательством РФ, для применения налоговой ставки 0 процентов по НДС при совершении экспортных операций, а также для возмещения НДС, каких-либо доказательств необоснованности заявленных истцом требований, налоговым органом не представлено.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 30 июля 2007 г. по делу N А41-К2-2648/07

Арбитражный суд Московской области в составе:

судьи П.

протокол судебного заседания вел: судья П.

рассмотрев в судебном заседании дело по иску ООО “Стокс“

к МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области

о признании недействительными решений и требований налогового органа

при участии в заседании:

от истца - Л. по доверенности; Х. по доверенности;

от ответчика -

установил:

ООО “Стокс“ обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области о признании недействительным решения N 414 от 21.11.2006 об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 681224 рубля, признании недействительным
решения N 1424 от 21.11.2006 о привлечении к налоговой ответственности, также истец просит суд признать недействительными требование N 1424 от 21.11.2006 об уплате недоимки в сумме 803845 рублей и пени в сумме 52870 рублей и требование N 1424 от 21.11.2006 об уплате налоговой санкции в размере 160769 рублей.

Истец в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме, просил суд их удовлетворить.

Ответчик, извещенный надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства в суд не явился. В порядке ст. 131 АПК РФ в материалы дела представил отзыв на исковое заявление, в котором исковые требования не признает, указав на правомерность оспариваемых решений, в удовлетворении иска просит суд отказать.

Исследовав материалы дела, заслушав представителей истца, арбитражный суд установил:

МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области была проведена камеральная налоговая проверка представленной истцом налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за июль 2006 года, по результатам рассмотрения материалов которой заместителем руководителя налогового органа было вынесено решение N 414 от 21.11.2006, которым было признано необоснованным применение истцом налоговой ставки 0 процентов при реализации товаров (работ, услуг) в сумме 4465805 рублей и отказано в возмещении НДС в сумме 681224 рубля. Также налоговым органом было вынесено решение N 1424 от 21.11.2006 о привлечении ООО “Стокс“ к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату НДС в виде взыскания штрафа в размере 160769 рублей, указанным решением истцу также был доначислен НДС в сумме 803845 рублей и соответствующие пени в сумме 52870 рублей.

Налоговым органом в адрес истца были направлены требование N 1424 от 21.11.2006 об уплате недоимки
в сумме 803845 рублей и пени в сумме 52870 рублей и требование N 1424 от 21.11.2006 года об уплате налоговой санкции в размере 160769 рублей.

Не согласившись с указанными решениями и требованиями, ООО “Стокс“ обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Арбитражный суд считает, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Статьей 165 НК РФ предусмотрено, что при реализации товаров, предусмотренных пп. 1 п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса, для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов налогоплательщик должен представить в налоговый орган пакет документов, подтверждающих экспорт товаров и поступления валютной выручки.

При этом, в соответствии с п. 4 ст. 176 НК РФ суммы, предусмотренные ст. 171 настоящего Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1 - 6 п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса, а также суммы налога, исчисленные и уплаченные в соответствии с пунктом 6 ст. 166 настоящего Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 7 статьи 164 настоящего Кодекса и документов, предусмотренных ст. 165 настоящего Кодекса.

В налоговой декларации по НДС по нулевой ставке за июль 2006 года истцом отражены налоговые вычеты в сумме 681224 рубля.

Факт экспорта подтвержден истцом представленными в налоговый орган и в материалы дела первичными документами - грузовыми таможенными декларациями с отметками таможенных органов о вывозе груза, товаросопроводительными документами с отметками таможенных органов о вывозе товара, банковскими выписками о поступлении валютной выручки и признан налоговой инспекцией при проведении камеральной проверки и в ходе судебного разбирательства. В материалы дела также представлен контракт с инопокупателем N FN-4
от 30.12.2005 и дополнительные соглашения к нему.

Одним из оснований, послуживших для вынесения оспариваемых решений, по мнению налогового органа, послужило то обстоятельство, что в представленных для проведения камеральной налоговой проверки грузовых таможенных декларациях в графе 27 отсутствует информация о складских помещениях истца.

Данный довод налогового органа не принимается судом по следующим основаниям.

В соответствии с Инструкцией о порядке заполнения грузовой таможенной декларации, утвержденной приказом ГТК РФ от 21 августа 2003 г. N 915, таможенный брокер, оформляющий ГТД, в графе 27, пункт 3, “место погрузки/разгрузки“ в качестве сведений о месте нахождения товаров обоснованно указал термин “склад отправителя“, подразумевая конкретного отправителя, а именно: ООО “Стокс“ по контракту N FN-4 от 30.12.2005 “InvestTradeMetall Technologies Ltd.“. Юридическим адресом отправителя является г. Подольск, ул. Железнодорожная, 12.

Аналогично этому, в соответствии с вышеуказанной Инструкцией, если товары, перевозимые железнодорожным транспортом, хранятся непосредственно в транспортных средствах, находящихся на железнодорожных путях, которые не являются складом временного хранения (СВХ), делается запись: “Ж/д вагон в зоне таможенного контроля“ и проставляется код таможенного органа, в регионе деятельности которого находится зона таможенного контроля. Иная информация указывается, если товары находятся на складе временного хранения или таможенном складе.

Инструкцией о порядке заполнения грузовой таможенной декларации для графы 27 предусмотрен исчерпывающий перечень мест нахождения товаров и его произвольная трактовка недопустима.

Кроме того, как пояснил представитель истца в ходе судебного разбирательства, согласно Общих условий поставки цветных металлов и сплавов от 02.02.04, действовавших между истцом и “InvestTradeMetall Technologies Ltd.“ (покупатель), стороны договорились считать базисом поставки FCA - Подольск. Товар отгружался истцом на экспорт покупателю напрямую машинными партиями с места его переработки (а именно с
завода ООО “ПЗСЛ“ на его территории), в связи с чем в ходе выполнения транспортной технологической схемы не возникло необходимости в помещениях для промежуточного складирования груза. Складирование ферроникеля, его охрана, как указал истец, повлекли бы дополнительные затраты, что в свою очередь бы понизило рентабельность сделки. Поэтому ферроникель отгружался на экспорт напрямую, риски переходили в момент погрузки на транспортное средство, обязательства по договору выполнялись сторонами в момент погрузки. Таким образом, отсутствовала необходимость в складских помещениях.

Также ошибочным является мнение налогового органа о том, что в представленных истцом товарных накладных указаны адреса складов лиц, упомянутых в накладных.

Согласно форме ТОРГ-12, утвержденной постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998 N 132, в данной форме нет четкого регламента, какие именно адреса должны быть указаны в данной форме.

В данных товарных накладных указаны адреса, по которым зарегистрированы ООО “Стокс“ и его поставщик ООО “ПЗСЛ“, поскольку, как указывалось ранее, товар, поставляемый на экспорт, отгружался истцом напрямую с места его переработки, то есть с территории ООО “ПЗСЛ“.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории РФ.

Указанные суммы вычетов согласно п. 1 ст. 172 НК РФ должны быть подтверждены первичными документами и производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Одним из оснований для отказа истцу в применении налоговых вычетов, по мнению налогового органа, послужило то, что представленные на проверку счета-фактуры не
соответствуют требованиям пп. 13, 14 п. 5 ст. 169 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению, в связи с чем в пунктах 5 - 6 указанной статьи установлены требования, соблюдение которых в силу пункта 2 этой же статьи обязательно для применения налоговых вычетов.

Как следует из положений пп. 13 и пп. 14 п. 5 ст. 169 НК РФ, в счете-фактуре должны быть указаны: страна происхождения и номер ГТД.

Однако, согласно п. 5 ст. 169 НК РФ, сведения, предусмотренные пп. 13 и пп. 14 п. 5 ст. 169 НК РФ указываются в отношении товаров, страной происхождения которых не является РФ. Налогоплательщик, реализующий указанные товары, несет ответственность только за соответствие указанных сведений в предъявляемых им счетах-фактурах сведениям, содержащимся в полученных им счетах-фактурах и товаросопроводительных документах.

Таким образом, следует вывод о том, что налогоплательщик, который не указал недостоверных сведений, предусмотренных пп. 13 и пп. 14 п. 5 ст. 169 НК РФ, в случае если такие сведения не были указаны в полученном им счете-фактуре и товаросопроводительном документе, от своего поставщика товара (работ, услуг) относительно страны происхождения и номера ГТД, то даже отсутствие указанных сведений не может являться нарушением требований ст. 169 НК РФ. Истец же представил счет-фактуры, в которых были заполнены строки - “страна происхождения“, где было указано - “Россия“, т.е. указал излишне сведения, которые не являлись обязательными, что не может влечь недействительность счет-фактуры.

Кроме того, в силу положений ст. 88 НК РФ, если проверкой выявлены ошибки в заполнении документов или
противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, то об этом сообщается налогоплательщику с требованием внести соответствующие исправления в установленный срок.

Однако, как усматривается из материалов настоящего дела, МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области обязанность, возложенную на налоговые органы положениями ст. 88 НК РФ, не выполнила.

Также налоговый орган указывает в решении на тот факт, что платежными поручениями N 12 от 08.02.2006, N 26 от 21.02.2006 и N 28 от 10.06.2006 оплачен товар по счетам-фактурам N 3 от 16.01.2006 и N 7 от 14.02.2006, не только в июле 2006 года, но и в мае 2006 года - счет-фактура N 174 от 14.12.2005.

Как пояснил представитель истца в ходе судебного разбирательства, товар, отгруженный на экспорт в мае 2006 года по счет-фактуре N 174 от 14.12.2005, был оплачен платежными поручениями N 12 от 08.02.2006, N 28 от 10.06.2006, остающиеся от оплаты указанной счет-фактуры по платежными поручениями N 12 от 26, 28 денежные средства были зачтены при оплате счет-фактуры N от 16.01.2006 и N 7 от 14.02.2006 за ферроникель, поставленный на экспорт в июле 2006 года по ГТД N 10127050/160106/0000172 и N 10127050/140206/0001211, что также подтверждается представленным истцом в материалы дела свифт-сообщением банка, подтверждающее поступление экспортной выручки на расчетный счет истца за экспортный товар, отгруженный по вышеуказанным ГТД.

Кроме того, с 01.01.2006 у налогоплательщика право на применение налоговых вычетов по НДС возникает в соответствии со ст. 172 НК РФ при наличии счет-фактуры с выделенным НДС и при наличии документа, подтверждающего принятие на учет товаров (работ, услуг). Наличие платежных поручений не является обязательным для обоснования права на
налоговые вычеты и налогоплательщик не обязан представлять их в пакете документов в налоговый орган.

Довод налогового органа в решении о том, что истец имеет незначительное число сотрудников в штате, а потому у него нет права на применение ставки 0% и налоговых вычетов по НДС, не принимается судом, т.к. при подтверждении факта приобретения товаров, направление их на экспорт и получения валютной выручки данное обстоятельство не имеет правового значения для данного дела.

Не имеет правового значения и не является нарушением действующего законодательства то обстоятельство, что расчетные счета поставщика и покупателя находятся в одном банке, т.к. налоговым органом не представлено в материалы дела доказательств недобросовестности истца, факт списания денежных средств подтвержден истцом копиями платежных документов.

Как следует из текста оспариваемого решения N 414 от 21.11.2006, стоимость сырья, приобретенного истцом у ЗАО “Аванти“ составляет 3769255 рублей 07 копеек, в том числе НДС 574971 рубль, стоимость готовой продукции, изготовленной ООО “ПЗСЛ“, составила 679908 рублей, в том числе НДС в сумме 103257 рублей, услуги ООО Терминал-Комплекс“ составили 13329 рублей, в том числе НДС в сумме 2033 рубля, услуги ОАО “Внешторгбанк“ составили 9313 рублей, в том числе НДС в сумме 963 рубля. Всего сумма расходов, произведенных ООО “Стокс“, составили 4465805 рублей, в том числе НДС в сумме 681224 рубля, сумма реализации на экспорт составила 4465805 рублей. Следовательно, по мнению налогового органа, деятельность истца нерентабельна и не имеет экономической выгоды, поскольку весь доход истца образуется, преимущественно за счет возмещения сумм НДС по приобретенным для поставки на экспорт товарам.

Суд не может согласиться с данным мнением налогового органа по следующим основаниям.

В силу ст.
41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, оценка которой производится в соответствии с главой 25 НК РФ “Налог на прибыль (доход) организаций“.

Согласно ст. 247 НК РФ прибылью признаются полученные организацией доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

При этом, в силу п. 1 ст. 248 НК РФ при определении доходов, из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с НК РФ налогоплательщиком покупателю товаров (работ, услуг), и наоборот, суммы таких налогов (в т.ч. НДС, акциз) не учитываются при формировании расходов при исчислении доходов (п. 2 ст. 254 НК РФ).

Согласно п. 2 ст. 254 НК РФ стоимость товарно-материальных ценностей, включаемых в материальные расходы, исчисляется исходя из цены их приобретения (без учета сумм налогов, подлежащих вычету либо включаемых в расходы в соответствии с НК РФ).

По смыслу указанных положений главы 25 НК РФ при исчислении налога на прибыль НДС, уплаченный поставщику, не должен учитываться и включаться в состав доходов и (или) расходов.

При этом, факт реализации товаров по цене ниже цены приобретения товара у поставщика, включающей НДС, сам по себе, вне связи с другими обстоятельствами конкретного дела, не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика и в качестве объективного признака недобросовестности.

Кроме того, данный факт не означает отсутствие экономической выгоды и хозяйственного результата от заключенных сделок, поскольку при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не подлежит включению НДС, уплаченный заявителем поставщикам.

В пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ указано, что установление судом наличия разумных экономических или
иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Как указано в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ N 53, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Обязанность налогового органа доказать обоснованность оспариваемого ненормативного правового акта следует из ч. 5 ст. 200 АПК РФ.

Таким образом, налоговая инспекция должна представить сведения, бесспорно подтверждающие, что действия налогоплательщика не имели экономического обоснования, направлены на возникновение у него налоговой выгоды за счет незаконного возмещения налога из бюджета.

Указывая на недобросовестность налогоплательщика в спорных налоговых правоотношениях, налоговый орган не сослался на конкретные доказательства, из которых можно сделать указанный вывод.

В соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражных судах требования, обеспечивающие поступление налогов в бюджет, включая иски о признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Согласно письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.04.2002 N С5-5/уп-342, доказывание факта недобросовестности конкретного лица является конкретной обязанностью налогового органа.

Данная позиция ВАС РФ отражена и в письме МНС РФ от 05.06.2002 N ШС-6-14/793, в котором сказано о том, что при выявлении фактов, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика, налоговые органы обязаны доказывать недобросовестность налогоплательщика путем представления подтверждающих документов при рассмотрении судами исков налогоплательщиков, связанных с возмещением НДС по экспортным операциям и исков налоговых органов о признании недействительными сделок, как заключенных с целью, противной основам правопорядка.

Нормы НК РФ, регулирующие порядок исчисления, уплаты и возмещения налога на добавленную стоимость, в том числе по экспортным операциям, содержат перечень документов, наличие которых является необходимым и достаточным для подтверждения права на возмещение налога.

Каких-либо доказательств необоснованности заявленных истцом требований, налоговым органом не представлено.

При таких обстоятельствах суд считает, что у налогового органа не было законных оснований для принятия оспариваемых решений, а соответственно и оспариваемых требований, выставленных на основании решений.

Пунктом 5 статьи 200 АПК РФ определено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли решение и совершили оспариваемые действия (бездействие).

Учитывая положения ст. ст. 71, 201 АПК РФ, согласно которым при рассмотрении дела суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь всех представленных доказательств в их совокупности, арбитражный суд пришел к выводу о том, что оспариваемые решения и требования МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области не соответствуют требованиям действующего законодательства и нарушают права и охраняемые законом интересы ООО “Стокс“, поэтому подлежат признанию недействительными.

Согласно п. 5 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.03.2007 N 117 при возмещении расходов по уплате государственной пошлины, понесенных по делу об оспаривании ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) государственного органа (органа местного самоуправления), с 1 января 2007 года подлежит применению общий порядок распределения судебных расходов, предусмотренный главой 9 АПК РФ, и уплаченная заявителем государственная пошлина в соответствии с ч. 1 ст. 110 АПК РФ взыскивается в его пользу непосредственно с государственного органа (органа местного самоуправления) как со стороны по делу.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 104, 167 - 170, 201, 176, 319 АПК РФ, арбитражный суд

решил:

иск удовлетворить.

Признать недействительным решение МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области N 414 от 21.11.2006 об отказе в возмещении истцу налога на добавленную стоимость в сумме 681224 рубля.

Признать недействительным решение МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области N 1424 от 21.11.2006 о привлечении к налоговой ответственности.

Признать недействительным требование МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области N 1424 от 21.11.2006 об уплате недоимки в сумме 803845 рублей и пени в сумме 52870 рублей.

Признать недействительным требование МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области N 1424 от 21.11.2006 об уплате налоговой санкции в размере 160769 рублей.

Взыскать с МРИ ФНС РФ N 5 по Московской области в пользу ООО “Стокс“ расходы по оплате государственной пошлины в размере 8000 рублей.

Решение может быть обжаловано в тридцатидневный срок в Десятый арбитражный апелляционный суд.