Решения и определения судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2007, 25.07.2007 N 09АП-9488/2007-ГК по делу N А40-37304/06-52-253 Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

18 июля 2007 г. Дело N 09АП-9488/2007-ГК25 июля 2007 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июля 2007 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 25 июля 2007 года.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Р., судей А., С., при ведении протокола судебного заседания секретарем Н., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ЗАО “Воронцовский банно-прачечный комбинат“ на решение Арбитражного суда города Москвы от 29.05.2007 по делу N А40-37304/06-52-253, принятое судьей Т., по иску ЗАО “Воронцовский банно-прачечный комбинат“ к Специализированному государственному унитарному предприятию по продаже имущества города Москвы
(третье лицо - Департамент имущества города Москвы) о понуждении заключить договор, при участии представителей истца - извещен, представитель не явился; ответчика - И. (по доверенности от 16.11.2006 N 07/08-2); третьего лица - Р. (по доверенности от 16.11.2006 N Д-06/3352),

УСТАНОВИЛ:

закрытое акционерное общество “Воронцовский банно-прачечный комбинат“ (далее - истец, ЗАО “Воронцовский БПК“) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Специализированному государственному унитарному предприятию по продаже имущества города Москвы (далее - СГУП по продаже имущества города Москвы) о понуждении заключить договор купли-продажи недвижимого имущества общей площадью 799,5 кв. м, расположенного по адресу: город Москва, Воронцовский пер., дом 5/7, стр. 2, по цене 3441847 рублей.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечен Департамент имущества города Москвы (далее - Департамент имущества).

Исковые требования мотивированы тем, что ответчик уклоняется от заключения договора купли-продажи названного нежилого помещения, тогда как право ЗАО “Воронцовский БПК“ как правопреемника арендного предприятия, созданного в процессе приватизации путем выкупа основных и оборотных средств, на приватизацию недвижимого имущества основано на положениях пункта 2 статьи 43 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества“, а также плане приватизации, договоре аренды, распоряжении Департамента имущества.

Решением суда первой инстанции от 26.09.2006, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 05.12.2006, в удовлетворении иска отказано в связи с истечением срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 06.03.2007 состоявшиеся по делу судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Отменяя решение и постановление, кассационный суд указал на то, что при новом рассмотрении суду надлежит определить природу договорных
отношений между истцом и ответчиком, вытекающих из протокола о намерениях от 01.11.2001 N В-5770(Э), определив, является ли это соглашение по своей сути предварительным договором либо нет.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал на ошибочность выводов судов о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку данный вывод сделан без учета требований статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, связывающей начало течения срока исковой давности не с моментом окончания срока исполнения обязательства, а с моментом нарушения прав и законных интересов истца.

При повторном рассмотрении дела Арбитражный суд города Москвы решением от 29.05.2007 в удовлетворении иска отказал.

Судебный акт мотивирован тем, что ЗАО “Воронцовский БПК“ пропустило срок исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком.

Не согласившись с решением от 29.05.2007, истец подал апелляционную жалобу, в которой просит это решение отменить, удовлетворив заявленные требования.

Основные доводы апелляционной жалобы сводятся к следующему.

Как находит податель жалобы, его право на приватизацию было нарушено изданием со стороны Департамента имущества распоряжения от 25.06.2004 N 1631-р, следовательно, срок исковой давности начал течь с этого дня.

Кроме того, заявитель указывает, что законодательство о приватизации не содержит обязательного правила, предусматривающего заключение предварительного договора купли-продажи приватизируемого имущества, а потому право ЗАО “Воронцовский БПК“ на выкуп недвижимого имущества действует независимо от наличия либо отсутствия протокола о намерениях от 01.11.2001 N В-5770(Э).

По мнению истца, путем издания распоряжения от 17.12.2001 N 5131-р Департамент имущества направил истцу оферту для заключения договора купли-продажи, что не было должным образом учтено при принятии решения по делу.

Будучи извещенным надлежащим образом о месте и времени судебного разбирательства, ЗАО “Воронцовский БПК“ своего представителя в апелляционный суд не направило.

Дело рассмотрено в отсутствие
представителя истца в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционным суде представители СГУП по продаже имущества города Москвы и Департамента имущества считали решение суда первой инстанции законным и обоснованным, в связи с чем просили оставить его без изменения.

Повторно рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителей ответчика и третьего лица, Девятый арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы от 29.05.2007.

Как установлено апелляционным судом, решением исполнительного комитета Пролетарского районного Совета народных депутатов города Москвы от 14.08.1991 N 5211 зарегистрировано арендное предприятие Воронцовский банно-прачечный комбинат.

Планом приватизации этого арендного предприятия, утвержденным 01.04.1992, предусмотрены выкуп имущества комбината, исключая недвижимое, и аренда недвижимого имущества с правом выкупа.

01.07.1993 на основании учредительного договора трудового коллектива арендного предприятия создано товарищество с ограниченной ответственностью “Воронцовский БПК“.

Фондом имущества города Москвы с ТОО “Воронцовский БПК“ (ныне - истец) заключен договор купли-продажи имущества от 13.03.1995 ВАМ N 5640, предметом которого являются выкуп основных и оборотных средств, исключая недвижимое имущество.

При этом пунктом 6.2 договора от 13.03.1995 ВАМ N 5640 предусматривалось заключение договора аренды занимаемого помещения с правом выкупа.

Материалами дела подтверждено, что впоследствии основные и оборотные средства (кроме нежилых помещений) выкуплены ТОО “Воронцовский БПК“.

03.11.1997 между Комитетом по управлению имуществом города Москвы и ООО “Воронцовский БПК“ (правопредшественник товарищества) заключен договор аренды нежилого помещения общей площадью 799,5 кв. м, расположенного по адресу: город Москва, Воронцовский переулок, дом 5/7, строение 2.

Срок действия договора аренды установлен с 12.08.1997 по 28.07.2022.

До вступления в силу Федерального закона “О приватизации
государственного и муниципального имущества“ ООО “Воронцовский БПК“ обратилось в СГУП с заявкой от 30.10.2001 об оформлении в собственность арендуемого нежилого помещения. Эта заявка получена унитарным предприятием в тот же день.

По результатам рассмотрения данной заявки комиссия по продаже объектов нежилого фонда города Москвы приняла решение о продаже истцу в собственность арендуемого нежилого помещения.

01.11.2001 между истцом и СГУП по продаже имущества города Москвы подписан протокол о намерениях N ВА-5750(Э), из которого следует, что стороны обязались в будущем заключить договор купли-продажи нежилого помещения общей площадью 799,5 кв. м, расположенного по адресу: город Москва, Воронцовский переулок, дом 5/7, по цене 3441847 рублей.

Суд первой инстанции правильно применил к спорным правоотношениям нормы материального права, а именно, статью 217 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 16 и пункт 1 статьи 26 Федерального закона “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации“, а также пункт 2 статьи 43 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества“ и сделал обоснованный вывод о том, что у истца возникло право на приватизацию спорного нежилого помещения как арендованного в порядке, установленном ранее действовавшим законодательством о приватизации. При этом право на выкуп нежилого помещения было предусмотрено в плане приватизации от 01.04.1992 и в договоре купли-продажи государственного имущества от 13.03.1995 ВАМ N 5640.

Выполняя указания суда кассационной инстанции, Арбитражный суд города Москвы и суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела исследовали правовую природу протокола о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э).

Апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что протокол о намерениях, по сути, является предварительным договором.

По предварительному
договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме, и должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора (пункты 1 - 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Протокол о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э) отвечает вышеназванным требованиям и обладает признаками предварительного договора купли-продажи - заключен в письменной форме, позволяет установить предмет основного договора, включая расположение недвижимого имущества, его площадь, содержит условия о цене и порядке выкупа нежилого помещения.

В пункте 2 протокола о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э) установлено, что основной договор купли-продажи подлежит заключению в течение 1 месяца со дня издания Департаментом имущества распоряжения.

Таким образом, согласно протоколу течение срока, отведенного для заключения основного договора, связано с моментом издания распоряжения Департаментом имущества.

Вместе с тем, сведений, позволяющих однозначно установить о каком именно распоряжении идет речь в протоколе, не имеется.

Фактически Департаментом имущества были изданы два распоряжения, касающиеся заключения основного договора: распоряжение от 17.12.2001 N 5131-р, которым решено продать в собственность истца арендуемое им нежилое помещение с полной оплатой в срок до 15.12.2001, и распоряжение от 04.02.2002 N 320-р, которым на основании заявления истца от 14.12.2001 срок платежа за выкуп продлен до 25.02.2002.

При этом распоряжения Департаментом имущества, который не является стороной предварительного договора, издавались при отсутствии согласования в протоколе о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э) срока их выхода, то есть в одностороннем порядке, волеизъявление истца относительно
дня подписания распоряжений никак не учитывалось.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит правильным вывод суда первой инстанции относительно того, что из условий протокола о намерениях невозможно однозначно и определенно установить согласованную его сторонами позицию по сроку заключения основного договора купли-продажи.

В соответствии с пунктом 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.

Установив, что в предварительном договоре срок, в который должен быть заключен основной договор, не согласован, апелляционный суд находит, что предельный срок заключения основного договора в данном случае подлежит определению не по истечении 1 месяца со дня издания второго распоряжения Департаментом имущества (не до 04.03.2002), а по истечении 1 года со дня подписания протокола о намерениях (до 31.10.2002).

В силу прямого указания пункта 6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

В срок до 31.10.2002 основной договор не был заключен, а довод истца о том, что распоряжения Департамента имущества фактически являются офертой, отклоняется.

Так, Департамент имущества не является ни стороной предварительного договора, ни стороной основного договора купли-продажи.

Полномочиями на заключение таких сделок наделено СГУП по продаже имущества города Москвы, выступающее в силу закона продавцом государственного и муниципального имущества (статья 26 Закона города Москвы “О приватизации государственной и муниципальной собственности Москвы“).

Более того, в пункте 4
распоряжения от 17.12.2001 N 5131-р прямо указано на то, что заключение договора купли-продажи отнесено не к компетенции Департамента имущества, а возложено на иное юридическое лицо - СГУП по продаже имущества города Москвы.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что упомянутое унитарное предприятие направляло истцу какую-либо оферту, равно как не имеется в деле и доказательств, свидетельствующих о том, что истец направлял в адрес СГУП по продаже имущества города Москвы после подписания протокола о намерениях и вплоть до 31.10.2002 какие-либо предложения о заключении основного договора купли продажи.

Поэтому обязательства, предусмотренные предварительным договором (протоколом о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э)), на основании пункта 6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации прекратились с 01.11.2002, так как до этого дня основной договор не был заключен и ни одна из сторон не направила другой стороне предложение заключить этот договор.

Вместе с тем, как обоснованно полагает истец, прекращение обязательств по предварительному договору на основании пункта 6 статьи 429 ГК РФ не лишает сторон права на заключение основного договора, который они намеревались заключить по протоколу от 01.11.2001 N ВА-5750(Э), а право истца на выкуп арендованного имущества вытекает, прежде всего, из положений законодательства о приватизации, а не из протокола.

В суде первой инстанции ответчиком сделано заявление о пропуске срока исковой давности.

В отношении требования истца действует общий трехлетний срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Истец впервые 30.10.2001 направил ответчику требование о заключении договора купли-продажи недвижимого имущества, которое
получено ответчиком в тот же день.

Это обращение истца в СГУП по продаже имущества города Москвы является не обращением за защитой нарушенного права, а обращением за реализацией права в порядке, установленном законом.

Результатом действий сторон, вызванных обращением истца от 30.10.2001, стало подписание протокола о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э).

В течение года со дня подписания данного документа, истец не имел оснований считать нарушенным свое право на приватизацию нежилых помещений, поскольку вправе был рассчитывать на заключение основного договора купли-продажи и исполнение ответчиком условий протокола о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э).

Однако с 01.11.2002 истцу должно было стать известно, что ответчик не выполнил протокол о намерениях от 01.11.2001 N ВА-5750(Э), договор купли-продажи не подписал, фактически тем самым проигнорировав обращение истца о выкупе нежилого помещения от 30.10.2001.

Именно с 01.11.2002 истец, с которым по ранее поданному заявлению о выкупе помещения так и не был заключен договор купли-продажи, должен был узнать о нарушенном праве.

К моменту обращения в суд с иском (01.06.2006) установленный статьей 196 ГК РФ трехлетний срок исковой давности, о применении которого заявил ответчик, истек, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, на что и сослался суд первой инстанции, принимая обжалуемое решение.

Арбитражный суд города Москвы правомерно не принял доводы истца, который находит, что начало течения срока исковой давности следует исчислять либо со дня издания Департаментом имущества города Москвы распоряжения от 25.06.2004 N 1631-р либо со дня получения отказа на повторное обращение истца к ответчику с требованием о заключении договора купли-продажи (на письмо истца от 18.04.2006).

Распоряжением от 25.06.2004 N 1631-р Департаментом имущества отменены ранее изданные им
распоряжения от 17.12.2001 N 5131-р и от 04.02.2002 N 320-р, то есть фактически оформлен письменный отказ в заключении договора.

Распоряжению от 25.06.2004 судом первой инстанции дана надлежащая правовая оценка.

Однако исковая давность, об истечении которой было заявлено, не может определяться со дня издания данного распоряжения, поскольку право истца на заключение договора купли-продажи спорных помещений было нарушено ранее - бездействием по первому обращению истца от 30.10.2001.

Кроме того, как видно из пояснений представителей истца, данных в суде первой инстанции, а также кассационной жалобы ЗАО “Воронцовский БПК“, истец на день обращения в суд не знал о существовании распоряжения от 25.06.2004 N 1631, что свидетельствует о том, что само ЗАО “Воронцовский БПК“ связывало факт нарушения своих прав не с изданием названного правового акта, как оно утверждает ныне, а с фактом незаключения договора купли-продажи.

Повторное же обращение к ответчику за реализацией права на приватизацию письмом от 18.04.2006, последовавшее через четыре с половиной года после аналогичного первоначального обращения от 30.10.2001, не изменяет момент начала течения срока исковой давности. В противном случае для восстановления срока исковой давности стороне будет достаточно в любое время направить должнику какое-либо повторное требование об исполнении обязательства. Такой подход противоречит смыслу статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку вообще исключает возможность применения срока исковой давности.

Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Оснований для отмены решения по доводам жалобы, а также безусловных, предусмотренных частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Руководствуясь статьями 266, 268, 269 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 29.05.2007 по делу N А40-37304/06-52-253 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Московского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.