Решения и определения судов

Постановление президиума Нижегородского областного суда от 07.06.2007 Обвинительный приговор отменен в части осуждения за принуждение свидетеля и потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с причинением вреда здоровью, уничтожением и повреждением имущества этих лиц, так как факт высказывания обвиняемым конкретных угроз убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в адрес потерпевшего и свидетеля материалами дела не подтвержден.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Президиум

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июня 2007 года

(извлечение)

Президиум в составе председательствующего Каневского Б.С., членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Попова В.Ф., Серова В.А., Сухарева И.М., с участием заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., рассмотрел дело по надзорной жалобе осужденного Г-ко С.Н. на приговор Шахунского районного суда Нижегородской области от 3 июля 2006 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 25 августа 2006 года в отношении Г-ко С.Н., родившегося <...>, несудимого, осужденного по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 309 УК РФ к штрафу в размере 20000 рублей, по ч. 2 ст. 309 УК РФ -
к штрафу в размере 40000 рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде штрафа в сумме 50000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 25 августа 2006 года приговор изменен. Определено считать Г-ко С.Н. осужденным по ч. 2 ст. 309 УК РФ за принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с угрозой причинения вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Г-ко С.Н. просит отменить состоявшиеся судебные решения по мотивам несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения норм материального и процессуального права. Считает, что после возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде следователь фактически провел дополнительное расследование, что не предусмотрено УПК РФ, и предъявил новое обвинение. При встречах с потерпевшими Ф-выми он не подкупал их и не угрожал им. На предварительном следствии и в суде так и не установлено, существует ли реально преступный авторитет по кличке Вагон.

Надзорное производство возбуждено постановлением председателя Нижегородского областного суда от 17 мая 2007 года с отменой постановления об отказе в удовлетворении надзорного производства.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Ходака Д.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., полагавшего оставить надзорную жалобу осужденного без удовлетворения, президиум Нижегородского областного суда

установил:

приговором суда, с учетом кассационного определения, Г-ко С.Н. осужден за покушение на подкуп свидетеля и потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний
и за принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с причинением вреда здоровью, уничтожением и повреждением имущества этих лиц.

Преступления совершены 4 июля 2005 года в г. Шахунье Нижегородской области при следующих обстоятельствах.

В июле 2005 года органами предварительного следствия Г-ко А.С. обвинялся по ч. 3 ст. 111 УК РФ, то есть в причинении тяжкого вреда здоровью Ф-ву А.В., совершенном группой лиц. 4 июля 2005 года его отец Г-ко С.Н. пришел в квартиру к потерпевшему Ф-ву А.В. и предложил ему и его жене Ф-вой М.С. подарить автомашину ВАЗ-21074 за то, чтобы они изменили показания в пользу его сына. Однако потерпевший Ф-в А.В. и свидетель Ф-ва М.С. отказались менять свои показания.

Через несколько часов Г-ко С.Н. вновь пришел в квартиру Ф-вых и потребовал, чтобы они изменили на предварительном следствии свои показания в пользу его сына. Ф-вы отказались. Тогда Г-ко сказал, что им не жить, а для этого он использует свои связи с преступным авторитетом по кличке Вагон, подразумевая Вагина В.В.

Изучив материалы уголовного дела и проверив доводы надзорной жалобы, президиум считает, что вина Г-ко С.Н. в совершении покушения на подкуп свидетеля и потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний подтверждается исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, которые суд правильно оценил в соответствии со ст. 88 УПК РФ, то есть с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, при этом суд обоснованно признал совокупность доказательств достаточной для постановления обвинительного приговора.

Так, потерпевшие Ф-в А.В. и Ф-ва М.С. показали, что 4 июля 2005 года Г-ко С.Н. пришел к ним в квартиру и попросил их изменить показания в пользу
его сына, заключенного под стражу по уголовному делу, по которому Ф-в А.В. являлся потерпевшим. За изменение показаний Г-ко С.Н. предложил подарить им свою автомашину ВАЗ-21074. Они отказались выполнить его просьбу. Через несколько часов Г-ко вновь пришел к ним и сказал, что если они не изменят показания в пользу его сына, то он использует свои связи с преступным авторитетом по кличке Вагон и тогда им не жить.

Осужденный Г-ко С.Н. не отрицал в суде факт разговора с супругами Ф-выми, но утверждал, что только хотел им материально помочь, не прося изменить показания.

В судебном заседании в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетеля Гладких Н.А., из которых установлено, что Г-ко С.Н. действительно в его присутствии предлагал потерпевшим Ф-вым подарить свою автомашину за смену показаний в пользу его сына.

Таким образом, выводы суда о покушении Г-ко С.Н. на подкуп потерпевшего и свидетеля с целью склонения их к даче ложных показаний по делу подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Квалификация действий Г-ко С.Н. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 309 УК РФ является верной.

Доводы осужденного Г-ко С.Н. о том, что при возвращении уголовного дела прокурору следователь фактически провел дополнительное расследование и предъявил более тяжкое обвинение, несостоятельны.

Возвращая уголовное дело прокурору 27 февраля 2006 года, суд указал, что предъявленное ему обвинение является неконкретным, так как следователь не указал, в чем выражалась угроза со стороны обвиняемого потерпевшим.

Данное постановление суда сторонами не обжаловалось и вступило в законную силу.

При получении уголовного дела следователь в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 237 УПК РФ выполнил указания суда
и направил уголовное дело с обвинительным заключением прокурору. Однако прокурор не согласился с выводами следователя, посчитав, что указания суда выполнены не в полном объеме, и вернул уголовное дело для дополнительного расследования, в ходе которого следователь не проводил каких-либо следственных действий с целью получения новых доказательств вины Г-ко С.Н.

Таким образом, каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона при возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде не допущено.

Вместе с тем президиум считает, что приговор и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, судом первой инстанции установлено, что Г-ко С.Н. просил супругов Ф-вых изменить показания в пользу его сына, предлагал за это машину. Получив отказ, Г-ко стал угрожать, говорил, что вызовет Вагона, тот “наедет“ на них и не даст им жить. Супруги Ф-вы показали, что угрозу восприняли реально, поскольку знают Вагона как известного преступного авторитета.

Однако каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что Г-ко С.Н. в разговоре с супругами Ф-выми высказал конкретную угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества, по уголовному делу не установлено и в приговоре суда не приведено.

Таким образом, президиум считает, что высказывание Г-ко С.Н. в разговоре с потерпевшим и свидетелем не являются угрозой, то есть выводы суда первой инстанции о совершении Г-ко С.Н. преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 309 УК РФ, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в силу п. 1 ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора в этой части в связи с отсутствием состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 - 409 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

постановил:

Приговор Шахунского
районного суда Нижегородской области от 3 июля 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 25 августа 2006 года в отношении Г-ко С.Н. в части его осуждения по ч. 2 ст. 309 УК РФ отменить, уголовное дело по ч. 2 ст. 309 УК РФ прекратить в связи с отсутствием состава преступления, от наказания, назначенного по ч. 2 ст. 309 УК РФ, Г-ко С.Н. освободить.

В остальной части приговор и кассационное определение в отношении Г-ко С.Н. оставить без изменений.

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ