Решения и определения судов

Постановление президиума Калининградского областного суда от 03.10.2005 N 44-Г-163/2005 По делу о выселении, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о признании недействительным в части договора передачи жилого помещения в собственность.

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 октября 2005 г. N 44-Г-163/2005

Президиум Калининградского областного суда в составе:

Председательствующего Крамаренко О.А.

Членов президиума Башкиревой Н.Н., Долговой Л.И., Кузнецовой О.Д., Костикова С.И., Науменко Б.И.

рассмотрел по надзорным жалобам представителя и адвоката истца И.М.-Б.И. Ш.С.И. и Н.А.С дело по иску И.М.-Б.И. к Т.И.И. о выселении, по иску Т.И.И. к И.М.-Б.И. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, а также по иску Т.И.И. к И.М.-Б.И. и администрации МО “Гусевский район“ о признании недействительным в части договора передачи жилого помещения в собственность И.М.-Б.И. от 14 апреля 1993 года и постановления главы администрации Гусевского района от 7 апреля 1993 года и внесении
в них изменений.

Заслушав доклад председательствующего Крамаренко О.А., объяснения И.М.-Б.И., поддержавшей жалобу, возражения Т.И.И., президиум Калининградского областного суда

установил:

И.М.-Б.И. обратилась в суд с иском к своей дочери Т.И.И. о выселении из квартиры по ул. Московской в г. Гусеве, ссылаясь на то, что является собственником указанной квартиры с 1993 года, Т.И.И. с 1999 года в квартире не проживает, однако освободить ее и сняться с регистрационного учета не желает. Данное обстоятельство препятствует реализации квартиры. Вместе с тем истица согласна предоставить дочери право на проживание в приобретенном ею доме по ул. Некрасова в г. Гусеве.

Т.И.И. обратилась с иском о признании договора приватизации спорной квартиры в единоличную собственность И.М.-Б.И. недействительным, полагая, что договором нарушено ее право совместной собственности на жилое помещение.

Решением Гусевского городского суда Калининградской области от 5 апреля 2005 года иск И.М.-Б.И. оставлен без удовлетворения. Требования Т.И.И. удовлетворены, договор приватизации квартиры дома по ул. Московской в г. Гусеве и постановление главы администрации Гусевского района N 973 от 7 апреля 1993 года в части передачи жилого помещения в единоличную собственность И.М.-Б.И. признаны недействительными. За Т.И.И. признано право общей собственности с И.М.-Б.И. на указанную квартиру. На И.М.-Б.И. возложена обязанность не чинить Т.И.И. препятствий в пользовании указанной выше квартирой.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 18 мая 2005 года решение суда 1-ой инстанции оставлено без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

В надзорных жалобах, поступивших в Калининградский областной суд от Ш.С.И. 15 июня 2005 года и от Н.А.С. 20 июня 2005 года, заявители просят состоявшиеся по делу судебные постановления отменить и направить дело на новое
рассмотрение, указывая на неправильное применение норм материального права.

Определением судьи Калининградского областного суда от 27 июня 2005 года дело истребовано в Калининградский областной суд и определением от 29 августа 2005 года передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы И.М.-Б.И. и возражения Т.И.И., президиум находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя заявленные требования Т.И.И. и отказывая в удовлетворении требований И.М.-Б.И., судебные инстанции исходили из того, что письменное согласие Т.И.И., проживающей в спорной квартире на момент оформления документов, необходимых для приватизации, отсутствовало.

Кроме того, выехав в декабре 1993 года из спорного жилого помещения на новое место жительства в г. Гай Оренбургской области, где она вышла замуж, Т.И.И. не утратила права на спорное помещение и вправе была наряду с матерью участвовать в приватизации спорного жилого помещения по ул. Московской в г. Гусеве.

Однако такие выводы судом сделаны без установления и оценки всех юридически значимых обстоятельств и с нарушением норм материального права.

В силу ст. 2 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда РФ“ право на приватизацию занимаемого жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда имеют наниматель и совместно проживающие члены его семьи, в том числе временно отсутствующие и сохраняющие право пользования жилым помещением. И безусловным условием для приватизации жилого помещения является согласие всех членов семьи нанимателя, проживающих в данном жилом помещении, в том числе и временно отсутствующих.

Как следует из материалов дела, договор приватизации квартиры по ул.
Московской в г. Гусеве в единоличную собственность заключен И.М.-Б.И. 7 апреля 1993 года. С учетом того, что дочь нанимателя Т.И.И., вселившаяся вместе с матерью в указанную квартиру в результате обмена жилого помещения и приобретшая равное с нанимателем право на это жилое помещение, 2 февраля 1993 года, то есть до заключения договора приватизации снялась с регистрационного учета и выехала в г. Гай Оренбургской области, где вышла замуж и проживала до 1997 года, то есть свыше 5 лет, суду следовало установить, сохраняла ли Т. право на спорное жилое помещение на момент заключения ответчицей договора приватизации или такое право ею было утрачено в связи с выездом на другое постоянное место жительства.

То обстоятельство, что Т.И.И. в судебном порядке не признавалась утратившей право на спорную жилплощадь, на что указала судебная коллегия, с учетом вышеуказанных обстоятельств само по себе не свидетельствует о сохранении ею права на спорную жилплощадь, поскольку закон не требует во всех случаях обязательного наличия такого судебного решения.

Согласно абзацу 2 ст. 89 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, в случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда.

Исходя из этого, если Т.И.И. полагала, что несмотря на выезд в феврале 1993 года и проживание с семьей на протяжении 5 лет в Оренбургской области она не утратила право на спорную жилплощадь в г. Гусеве, суду следовало разъяснить истице право на заявление соответствующего иска, что сделано не было, вывод же о сохранении ею такого права сделан без исследования и оценки каких-либо доказательств, что
противоречит ст. 67 ГПК РФ.

Что касается того обстоятельства, что заявление на приватизацию подавалось И.М.-Б.И. в декабре 1992 года, когда ее дочь проживала в г. Гусеве, то для оценки законности договора приватизации данный факт правового значения не имеет, так как оспариваемый договор заключен в апреле 1993 года, кроме того, в судебном заседании (т. 1 л.д. 36) Т.И.И. пояснила, что ею было написано заявление об отказе от жилплощади в пользу матери.

Кроме того, нельзя согласиться с выводом судебных инстанций об уважительности пропуска Т.И.И. срока исковой давности.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда начинается ее исполнение.

Учитывая, что договор приватизации исполнен 29 апреля 1993 года, срок на обращение в суд истек 29 апреля 2003 года.

Т.И.И., обращаясь в суд по истечении указанного срока, просила восстановить его, ссылаясь на уважительность его пропуска.

Согласно ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Признавая причину пропуска Т.И.И. срока исковой давности уважительной, суд принял во внимание представленные ею копии больничных листов, подтверждающих периодичность нахождения Т.И.И. в период течения последних шести месяцев срока исковой давности, то есть с 29 октября 2002 года по 29 апреля 2003
года, на амбулаторном лечении.

Однако, принимая во внимание непродолжительность сроков лечения: с 8 ноября по 14 ноября 2002 года - 7 дней (л.д. 45), с 23 декабря 2002 года по 3 января 2003 года - 12 дней (л.д. 47), с 22 по 30 апреля 2003 года - 9 дней (л.д. 49), в сумме составивших за шесть месяцев 28 дней, правильность вывода суда об уважительности пропущенного десятилетнего срока, предоставленного законом для оспаривания недействительной сделки, вызывает сомнения.

Кроме того, указанные документы представлены в копиях и не имеют надлежащего заверения, что противоречит требованиям п. 2 ст. 71 ГПК РФ.

Учитывая, что допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, состоявшиеся по делу судебные постановления в силу ст. 387 ГПК РФ подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

постановил:

решение Гусевского городского суда Калининградской области от 5 апреля 2005 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 18 мая 2005 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же городской суд.

Председательствующий

О.А. Крамаренко