Решения и определения судов

Обзор судебной практики по гражданским делам за сентябрь 2005 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА СЕНТЯБРЬ 2005 ГОДА

Вопросы применения норм материального права

При длящемся нарушении прав работника работодателем сроки обращения в суд, предусмотренные ст. 392 ТК РФ, начинают исчисляться со дня прекращения нарушения со стороны работодателя, а не со дня начала его совершения

Б. с 06.06.2001 работал в СП ЗАО “Экспорт - Импорт“ водителем. Приказом N 34 от 06.08.2003 уволен по п. п. “а“ п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ. 19.07.2004 Б. обратился в суд с иском к СП ЗАО “Экспорт - Импорт“ с требованиями обязать ответчика выдать ему трудовую книжку, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и
компенсацию морального вреда.

Решением мирового суда судебного участка N 4 Восточного округа г. Белгорода от 18.02.2005, оставленным без изменения апелляционным определением Свердловского районного суда г. Белгорода от 17.05.2005 в удовлетворении указанных требований Б. отказано.

Отменяя судебные постановления, Президиум указал следующее.

В нарушение требований ст. 12, 56 ГПК РФ суд неправильно определил, какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороной они подлежат доказыванию.

Истец просил обязать работодателя вернуть ему удерживаемую последним трудовую книжку или восстановить ее в случае утери.

Вопрос о том, у кого находится трудовая книжка и представлялась ли она Б. работодателю на момент заключения трудового договора, судом на обсуждение сторон не поставлен.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал, что Б. не привел доказательств удержания трудовой книжки работодателем.

Согласно п. п. 35, 36 утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 “Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей“ работодатель обязан выдать работнику в день увольнения (последний день работы) его трудовую книжку с внесенной в нее записью об увольнении. В случае если в день увольнения работника выдать трудовую книжку невозможно в связи с отсутствием работника либо его отказом от получения трудовой книжки на руки, работодатель направляет работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте.

Сведений о том, что ответчику предложено представить доказательства выдачи Б. трудовой книжки или направления ему соответствующих уведомлений, в материалах дела не имеется.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение 3 месяцев со дня, когда он узнал
или должен был узнать о нарушении своего права.

По смыслу положений п. п. 35, 36 “Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей“ обязанность выдать удерживаемую трудовую книжку входит в состав длящегося правоотношения и прекращается фактическим выполнением требований, указанных в приведенных нормах.

Отказывая в иске в связи с пропуском срока обращения за защитой своего права, суд сослался на свидетельские показания о том, что Б. стало известно об увольнении 4 августа 2003 г. Однако вопрос о том, когда истец узнал о нарушении своего права на получение трудовой книжки и в какой связи с этим находится осведомленность его об увольнении, на обсуждение сторон не поставлен.

Судом апелляционной инстанции приведенные нарушения не учтены.

Кроме того, в нарушение требований ст. 329 ГПК РФ в апелляционном определении не дана оценка доводам Б. о том, что им не пропущен срок на обращение в суд.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществляющим постройку на принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет использован по целевому назначению и не будет нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц, либо создавать угрозу жизни и здоровью граждан

Ц. является собственником земельного участка и жилого дома, расположенных <...>.

В 2004 году он снес жилой дом и на данном земельном участке самовольно возвел комплекс бань, на которые просит признать право собственности в порядке ст. 222 ГК РФ.

Решением суда Свердловского районного суда г. Белгорода от 12.05.2005 его требования удовлетворены.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя определение судьи, Президиум указал следующее.

Удовлетворяя заявленные Ц. требования, суд исходил из наличия в
собственности истца земельного участка для индивидуального жилищного строительства и его обращения в администрацию г. Белгорода об изменении целевого назначения земельного участка.

В нарушение требований ст. ст. 148 - 150 ГПК РФ, в ходе подготовки дела к слушанию не определены все юридически значимые обстоятельства по делу, не разрешен вопрос о составе лиц, участвующих в деле, не определен закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора.

Как усматривается из материалов дела, предметом спора являются самовольно возведенные строения, представляющие собой комплекс бань культурно-оздоровительного назначения.

При этом судом не выяснено, для каких целей возведены упомянутые строения, не связано ли это с предпринимательской или иной экономической деятельностью истца, не является ли он предпринимателем.

Между тем от выяснения данных вопросов зависит определение подведомственности спора суду общей юрисдикции или арбитражному.

Кроме того, из свидетельства о государственной регистрации права усматривается отнесение земельного участка, на котором возведены самовольные постройки, к землям поселений с целевым назначением для индивидуального жилищного строительства.

При этом заслуживают внимания доводы жалобы о том, что соответствующего разрешения уполномоченного органа об изменении целевого назначения земельного участка не имеется, а также о том, что признание права собственности на самовольно возведенные постройки (комплекс бань) на земельном участке, отведенном для индивидуального жилищного строительства противоречит положениям ст. 40 ЗК РФ, в соответствии с которыми собственник земельного участка вправе возводить строения только в соответствии с целевым назначением участка и его разрешенным использованием.

Решение суда не содержит выводов об отсутствии нарушения прав и охраняемых законом интересов других лиц при возведении спорных построек.

Данные обстоятельства на обсуждение сторон не поставлены, лица, права и интересы которых могли бы быть нарушены - к участию в
деле не привлечены.

Убедительными являются и доводы жалобы об отсутствии выводов суда относительно соблюдения противопожарных норм и правил, в соответствии с которыми расстояние между строениями должно быть не менее 15 метров.

Право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации отчуждения имущества на основании договора купли-продажи и акта его передачи

Решением суда за Д. признано право собственности на нежилое помещение.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение суда, Президиум указал следующее.

В нарушение требований ст. ст. 56, 148, 149 ГПК РФ суд не определил состав лиц, участвующих в деле, закон, которым следует руководствоваться, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать и не вынес обстоятельства на обсуждение сторон.

Согласно ст. ст. 218, 223 ГК РФ право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации отчуждения имущества на основании договора купли-продажи и акта его передачи.

Судом установлено, что между сторонами заключен письменный договор купли-продажи нежилого помещения от 21 августа 2003 года, переданного покупателю на основании составленного в тот же день акта. Договор и акт передачи имущества не оспорены. Оплата по договору произведена полностью. Государственная регистрация отчуждения имущества не произведена.

Исходя из положений ст. 3 ГПК РФ о возможности обращения заинтересованного лица в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, при рассмотрении заявленных требований не учтена ч. 2 ст. 165 ГК РФ о судебном решении как основании регистрации сделки только при уклонении стороны от ее регистрации. Является ли продавец по договору И., признавший иск, надлежащим ответчиком по заявленным требованиям и уклонялся ли он от регистрации сделки, судом не выяснено.

Признавая право собственности
на помещение, суд сослался на то, что Д. не мог зарегистрировать имущество по независящим от него причинам. В решении не указано, в чем конкретно выражаются причины нерегистрации отчуждения имущества.

Органы по государственной регистрации прав на недвижимое имущество к участию в деле не привлечены.

Разрешая вопрос о принятии искового заявления, судом в нарушение требований ст. 133 ГПК РФ не выяснен вопрос относительно подведомственности данного спора, поскольку объектом спорных правоотношений является нежилое помещение.

В нарушение требований ст. 198 ГПК РФ в решении отсутствуют ссылки на нормы материального права, на основании которых суд при таких обстоятельствах признал право собственности на нежилое помещение за истцом.

Обосновывая решение только признанием иска ответчиком, в нарушение требований ст. ст. 39 ГПК РФ суд не выяснил, имеются ли обременения на имущество, не противоречит ли признание иска закону и не нарушает ли права и законные интересы других лиц.

Процессуальные вопросы

Согласно п. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства

С. обратилась в Белгородский областной суд с заявлением об оспаривании решения квалификационной коллегии судей Белгородской области, которым обращено внимание судьи районного суда на недопустимость нарушений норм процессуального права при отправлении правосудия.

Определением судьи Белгородского областного суда от 19.01.2005 С. отказано в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Не согласившись с определением, С. обжаловала его в Верховный Суд РФ.

Оставляя без изменения определение судьи, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ указала на то, что судья обоснованно исходил из того, что в соответствии с положениями ФЗ “Об органах
судейского сообщества в Российской Федерации“ гражданам не предоставлено право на обжалование решений квалификационных коллегий судей, вынесенных в отношении судей.

Поскольку обжалуемое решение квалификационной коллегии судей непосредственно не затрагивает прав и законных интересов С. и она не наделена правом обращения с таким требованием в квалификационную коллегию судей, то ею не может быть оспорено решение квалификационной коллегии судей Белгородской области от 19.11.2004.

При этом признан неубедительным довод жалобы о том, что в силу п. 3 ст. 26 ФЗ “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации“ граждане могут обжаловать иные решения квалификационной коллегии судей (кроме приостановления, прекращения полномочий судьи, привлечения к дисциплинарной ответственности, отказе в рекомендации на должность судьи) по мотивам нарушения процедур их вынесения. Из содержания ст. 26 ФЗ “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации“ не усматривается, что граждане наделены правом на обжалование каких-либо решений квалификационных коллегий судей.

Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя, за исключением факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества

Определением судьи Старооскольского городского суда от 25.08.2005 П. возвращено заявление об установлении факта принятия наследства в связи с его неподсудностью.

Указанный вывод мотивирован тем, что данный факт предполагает возникновение права собственности на наследственное имущество, что определяет подсудность исков по месту нахождения имущества.

Отменяя определение судьи, Президиум указал следующее.

Дела об установлении факта принятия наследства относятся к делам, рассматриваемым судом в порядке особого производства по правилам, установленным подразделом IV ГПК РФ.

В соответствии со ст. 266 ГПК РФ заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства
заявителя, за исключением заявления об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

Следовательно, заявление об установлении факта принятия наследства подлежит рассмотрению в суде по месту жительства заявителя, каковым является Старооскольский городской суд.

Выводы о подсудности спора суду по месту нахождения наследственного имущества, неубедительны, поскольку в данном случае правила исключительной подсудности, установленные ст. 30 ГПК РФ распространяются на исковое производство, а не на особое.

Суд прекращает производство по делу, в случае если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства

А. обратился в суд с заявлением, в котором просит признать действия врача Яковлевской ЦРБ З. неправомерными, а составленный ею акт медицинского освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством <...>, не соответствующим закону.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 9 августа 2005 г. А. отказано в удовлетворении заявленного требования.

Отменяя решение суда, и прекращая производство по делу, судебная коллегия указала на следующее.

С 01.07.2002 ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях. Этот порядок устанавливает КоАП РФ.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ медицинское освидетельствование на состояние опьянения относится к мерам обеспечения производства по делу об административных правонарушениях.

Исходя из положений ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ применение мер обеспечения по административному делу обжалуется в порядке административного производства.

Решением суда установлено, что на основании постановления мирового судьи судебного участка N 3 Восточного округа г. Белгорода от 22.04.2005 А. привлечен к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и на него наложено наказание в виде лишения права управления транспортным
средством сроком на 1 год и 6 месяцев.

Согласно пояснениям заявителя по делу, он обжаловал указанное постановление, ссылаясь, в том числе на те же доводы, на которые ссылается при рассмотрении данного спора. В удовлетворении жалобы было отказано.

Учитывая, что обжалование мер обеспечения по административному делу в порядке гражданского судопроизводства не предусмотрено, а также то обстоятельство, что переоценка доказательств, которым судебным постановлением по административному делу дана правовая оценка, недопустима, решение суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Стороне в пользу, которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах

Дополнительным определением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 04.07.2005 В. отказано во взыскании понесенных расходов с ГОУ “Белгородский индустриальный колледж“.

Отменяя определение и вынося по делу новое определение, судебная коллегия указала на следующее.

Согласно ч. 1 ст. 101 ГПК РФ при отказе истца от иска понесенные им судебные расходы ответчиком не возмещаются. Истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела.

Отказывая В. в удовлетворении требований, суд указал в определении, что факт о том, что В. не подписывала заявление губернатору Белгородской области С. не был известен истцу при подаче искового заявления. Это стало известно в суде и поэтому отсутствуют основания для взыскания с истца судебных расходов.

Данный вывод суда не соответствует диспозиции п. 1 ст. 101 ГПК РФ.

Для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований и вследствие этого отказавшегося от иска, наступает обязанность возвратить ответчику расходы.

Из материалов дела усматривается, что определением суда от
29.06.2005 принят отказ представителя истца ГОУ “Белгородский индустриальный колледж“ от иска к В. о защите чести, достоинства и деловой репутации, возмещения морального вреда.

Определение вступило в законную силу.

Материалами дела подтверждается, что за услуги представителя В. заплатила 3000 рублей.

При таких обстоятельствах В. вправе требовать возмещение расходов.

В силу ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Учитывая несложный характер спора, количество времени потраченного представителем на ведение дела, судебная коллегия считает возможным взыскать с ГОУ “Белгородский индустриальный колледж“ 2000 рублей в пользу В.