Решения и определения судов

Решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 20.07.2005 О признании недействующими (незаконными) пунктов 2, 12, 13 и 16 статьи 46 Устава города Ульяновска.

ЛЕНИНСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД

ГОРОДА УЛЬЯНОВСКА

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 20 июля 2005 года

Ленинский районный суд в составе:

В составе председательствующего судьи Першиной С.В.

При секретаре Дубининой И.С.

Рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора о признании недействительным (незаконным) нормативного акта органа местного самоуправления,

установил:

Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор, действующий в защиту государственных и общественных интересов РФ, неопределенного круга лиц, обратился в суд с заявлением о признании недействительным (незаконным) нормативного акта органа местного самоуправления. Просил признать недействующими (незаконными) пункты 2, 12, 13 и 16 статьи 46 Устава города Ульяновска, как противоречащие требованиям Гражданского, Лесного и Водного кодексов РФ, федеральных законов “О животном мире“, “Об экологической экспертизе“, “О
государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ и “Об общих принципах организации местного самоуправления“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ, а также Закона РФ “О недрах“. В обоснование заявленных требований указал следующее.

Проверкой, проведенной природоохранной прокуратурой, установлено нарушение требований гражданского и экологического законодательства в нормах Устава города Ульяновска, определяющих, в частности, и полномочия администрации города в области охраны окружающей среды.

Согласно ст. 14 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ органы местного самоуправления наделяются в соответствии с уставами муниципальных образований собственной компетенцией в решении вопросов местного значения, органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти. И согласно ч. 4 ст. 6 указанного Закона наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями осуществляется только федеральными законами, законами субъектов РФ с одновременной передачей необходимых материальных и финансовых средств.

В нарушение данных требований федерального закона, согласно статье 46 Устава города Ульяновска, определяющей полномочия администрации города в области использования земли и других природных ресурсов, охраны природы, администрация города:

- регистрирует права собственности на землю, права землевладения, землепользования, договоры на временное пользование земельными участками и договоры их аренды (пункт 2),

- осуществляет в соответствии с законодательством управление и контроль в области использования и охраны вод, лесов и недр, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, других природных ресурсов на территории города (пункт 12),

- предоставляет в пользование в установленном порядке водные ресурсы городского значения, разрешает в пределах своей компетенции споры о водопользовании, контролирует строительство и эксплуатацию сооружений водоснабжения (пункт 13),

- организует проведение экологической экспертизы проектов и строящихся объектов, а также предприятий и хозяйственных организаций, загрязняющих воздушный и
водный бассейны и не обеспечивающих функционирование очистных сооружений (пункт 16).

Указанные нормы Устава заявитель, действующий в защиту государственных и общественных интересов РФ, неопределенного круга лиц, считает незаконными по следующим основаниям.

Статья 3 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что в соответствии с Конституцией РФ гражданское законодательство находится в ведении РФ. Гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов.

Пункты 1 и 6 статьи 131 ГК РФ устанавливают, что право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами. Порядок государственной регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются в соответствии с настоящим Кодексом законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Согласно статье 2 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Государственная регистрация прав проводится на всей территории РФ по установленной настоящим ФЗ системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в
Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 указанного Федерального закона государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляет федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области государственной регистрации, и его территориальные органы, действующие в соответствующих регистрационных округах.

Пункт 1 статьи 12 указанного Федерального закона устанавливает, что права на недвижимое имущество и сделки с ним подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав.

Таким образом, администрация города Ульяновска не вправе осуществлять полномочия по регистрации права собственности на землю, права землевладения, землепользования, договоры на временное пользование земельными участками и договоры их аренды.

В связи с изложенным пункт 2 ст. 46 Устава города Ульяновска является незаконным. Поэтому Решением Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180 пункт 2 статьи 46 исключен из текста Устава города Ульяновска.

Пункты 3 и 5 статьи 8 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ устанавливают, что Устав муниципального образования подлежит государственной регистрации в порядке, установленном законом субъекта РФ. Устав муниципального образования вступает в силу после его официального опубликования (обнародования).

В соответствии с пунктом 3 статье 8 Закона Ульяновской области “Об организации местного самоуправления в Ульяновской области“ Устав муниципального образования подлежит государственной регистрации в порядке, установленном Законом области.

Согласно пункту 1 статьи 90 Устава города Ульяновска Устав города вступает в силу с момента его опубликования (обнародования). Устав города подлежит государственной регистрации в соответствии с Законом Ульяновской области.

Статья 8 Закона Ульяновской области “О порядке государственной регистрации уставов муниципальных образований Ульяновской области“ устанавливает, что государственная регистрация муниципальных правовых актов о
внесении изменений в устав осуществляется в том же порядке, что и государственная регистрация самих уставов.

Статьей 6 Закона Ульяновской области “О порядке государственной регистрации уставов муниципальных образований Ульяновской области“ зарегистрированный устав публикуется в печатном органе муниципального образования вместе с документом, подтверждающим факт внесения соответствующей записи в государственный реестр.

Вместе с тем, Постановлением Законодательного Собрания Ульяновской области от 05.06.2003 N 71/252 отказано в государственной регистрации изменений и дополнений в Устав города Ульяновска, внесенных решением Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180, в связи с тем, что вносимые изменения противоречат федеральному законодательству.

Таким образом, поскольку Решение Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180, которым пункт 2 статьи 46 исключен из текста Устава города Ульяновска, не прошло государственную регистрацию, то указанное решение не могло быть официально опубликовано, поэтому указанные изменения в Устав города Ульяновска не вступили в законную силу. В связи с изложенным, пункт 2 статьи 46 Устава города Ульяновска должен быть признан судом недействительным.

Пункт 5 части 3 ст. 15 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ устанавливает, что в исключительном ведении представительных органов местного самоуправления находится, в том числе, установление порядке управления и распоряжения муниципальной собственностью.

Также, пункт 2.2 части 2 статьи 5 Закона Ульяновской области от 18.09.1996 N 006-ЗО “Об организации местного самоуправления в Ульяновской области“ гласит, что к вопросам местного значения относятся: владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.

Таким образом, органы местного самоуправления могут осуществлять управление природными ресурсами, находящимися не на территории города, а являющиеся муниципальной собственностью.

Кроме того, в соответствии со статьями 34, 65 и 74 Водного кодекса РФ в РФ
устанавливается федеральная собственность на водные объекты, муниципальная собственность допускается только на обособленные водные объекты: к полномочиям РФ отнесено управление водным фондом, государственный контроль за использованием и охраной вод осуществляют специально уполномоченные государственные органы федеральных органов исполнительной власти в соответствии со своей компетенцией.

Согласно ст.ст. 19 и 46 Лесного кодекса РФ лесной фонд находится в федеральной собственности, к полномочиям РФ отнесено распоряжение лесным фондом, осуществление государственного контроля за его использованием.

Согласно статье 4 ФЗ “О животном мире“ животный мир и пределах территории РФ является государственной собственностью. В соответствии со ст. 5 указанного Закона к полномочиям органов государственной власти РФ в области охраны и использования животного мири относятся: организация и осуществление охраны, государственный контроль и регулирование использования объектов животного мира, отнесенных к федеральной собственности на территории РФ, создание специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания.

Пунктом 10 статьи 3 и пунктом 7 статьи 4 Закона РФ “О недрах“ установлено, что в компетенцию органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в сфере регулирования отношений недроиспользования входят: распоряжение совместно с субъектами РФ государственным фондом недр, за исключением участков, находящихся в исключительном ведении РФ, подготовка совместно с РФ перечней участков недр, право использования которыми может быть предоставлено на условиях соглашений о разделе продукции.

Пункт 3 статьи 5 указанного Закона определяет, что в компетенцию органов местного самоуправления районов, городов в сфере регулирования отношений недроиспользования входят: предоставление в соответствии с установленным порядком разрешений на разработку месторождений общераспространенных полезных ископаемых, а также на строительство подземных сооружений местного значения.

Согласно статьям 3
и 4 Закона РФ “О недрах“ государственный контроль за геологическим изучением, охраной и рациональным использованием недр в соответствии с установленным порядком относится к компетенции РФ и субъектов РФ. В соответствии со ст. 5 указанного Закона к компетенции органов местного самоуправления относится только контроль за использованием и охраной недр при добыче общераспространенных полезных ископаемых, а также при строительстве подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Отдельные полномочия в данных сферах управления могут передаваться органам местного самоуправления, реализация переданных полномочий подконтрольна государству (ст. 68 Водного кодекса РФ, ст. 49 Лесного кодекса РФ, ст. 8 Федерального закона “О животном мире“).

В связи с изложенным в пункте 12 статьи 46 Устава должны быть:

Слово “лесов“ заменено на словосочетание “городских лесов“.

Слова “недр“ дополнены словосочетанием “при добыче общераспространенных полезных ископаемых, а также при строительстве подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Исключены слова “животного мира“.

Слова “на территории города“ необходимо исключить, заменив их словами “являющихся муниципальной собственностью“.

Пункт 13 Устава города Ульяновска, определяющий полномочия администрации города Ульяновска в области использования земли и других природных ресурсов, охраны природы, заявитель считает незаконным по следующим основаниям.

Все водные объекты, а также обособленные водные объекты (замкнутые водоемы), не находящиеся в муниципальной собственности, собственности граждан и юридических лиц, согласно ст. 35 Водного кодекса РФ, являются государственной собственностью. При этом муниципальная и частная собственность допускается только на обособленные водные объекты. Понятие “обособленный водный объект (замкнутый водоем)“ раскрывается в ст. 1 Водного кодекса РФ.

Разграничение водных объектов по их назначениям (“городского“, “районного“, “сельского“ и т.д.) в действующем федеральном законодательстве не предусмотрено. В Водном кодексе РФ обозначены формы собственности на
водные объекты (ст. 34): государственная, муниципальная и частная. В зависимости от вида пользования различаются водные объекты общего пользования (ст. 20) и особого пользования (ст. 21) в зависимости от физико-географических, гидрорежимных и других признаков водные объекты подразделяются на: поверхностные водные объекты, внутренние морские воды, территориальное море РФ, подземные водные объекты (ст. 8).

Управление федеральной собственностью на водные объекты осуществляет Правительство РФ. Часть полномочий по управлению федеральной собственностью на водные объекты Правительство РФ в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Кодексом может передать соответствующим федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов РФ (ст. 36).

Статья 88 Водного кодекса РФ устанавливает:

Органы местного самоуправления устанавливают места, где запрещены забор воды для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, купание, плавание на маломерных плавательных средствах, водопой скота, а также определяют иные условия общего водопользования на водных объектах, расположенных на территориях городских, сельских поселений и других муниципальных образований.

Общее водопользование на обособленных водных объектах, находящихся в муниципальной собственности, допускается на условиях, установленных соответствующими органами местного самоуправления по согласованию со специально уполномоченным государственным органом управления использованием и охраной водного фонда. Орган местного самоуправления обязан объявить в установленном порядке об условиях общего водопользования или о его запрещении на водном объекте, находящемся в муниципальной собственности.

Таким образом, органы местного самоуправления могут лишь определять условия общего водопользования на водных объектах, расположенных на территориях городских, сельских поселений и других муниципальных образований, а также условия общего водопользования на водных объектах, находящихся в муниципальной собственности по согласованию со специально уполномоченным государственным органом управления использованием и охраной водного фонда.

Поэтому органы местного самоуправления могут лишь предоставлять обособленные водные объекты, находящиеся
в муниципальной собственности.

Статьей 129 Водного кодекса РФ установлено, что споры по вопросам использования и охраны водных объектов разрешаются в судах в порядке, установленном законодательством РФ. В связи с изложенным органы местного самоуправления не вправе разрешать споры о водопользовании.

Согласно п. 13 ч. 2 ст. 6 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ к вопросам местного значения отнесены лишь организация, содержание и развитие муниципального водоснабжения. Что свидетельствует о том, что органы местного самоуправления вправе осуществлять только полномочия по контролю строительства и эксплуатации сооружений водоснабжения только находящихся в муниципальной собственности, поэтому они невправе осуществлять полномочия по контролю строительства и эксплуатации ирригационных и мелиоративных сооружений.

Для приведения оспариваемого 13 пункта Устава города Ульяновска в соответствие с действующим законодательством слова “городского значения“ следует заменить словами “являющихся муниципальной собственностью“.

Статьи 7 и 8 ФЗ “Об экологической экспертизе“ предусматривают, что организация и проведение государственной экологической экспертизы относятся к полномочиям федерального и территориально специально уполномоченных государственных органов в области экологической экспертизы.

В статье 9 ФЗ “Об экологической экспертизе“, определяющей конкретные полномочия органов местного самоуправления в области экологической экспертизы на соответствующей территории, данные полномочия не отнесены.

Статья 10 Закона РФ “Об охране окружающей среды“, предусматривающая, что к ведению органов местного самоуправления в области охраны окружающей природной среды относится организация экологической экспертизы проектов, утратила силу в связи с принятием ФЗ “Об охране окружающей природной среды“.

Таким образом, пункт 16 статьи 46 Устава является незаконным и подлежит исключению из текста Устава.

В судебном заседании заявитель на удовлетворении заявленных требований настаивал, дополнив следующее.

В соответствии с ч.ч. 2, 3, 4 ст. 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый
нормативный правовой акт или его часть противоречит Федеральному закону, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня принятия или иного указанного судом времени.

Решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующим вступает в силу по правилам, предусмотренным ст. 209 ГПК РФ, и влечет за собой утрату этого нормативного акта или его части. Такое решение суда или сообщение о решении после вступления его в законную силу публикуется в печатном издании, в котором был опубликован нормативный правовой акт.

Пунктом статьи 35 Устава города Ульяновска предусмотрено, что нормативные правовые акты Ульяновской Городской Думы, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, подлежат официальному опубликованию не позднее 7 дней со дня их подписания. Официальным опубликованием считается первая публикация их полного текста в газете “Ульяновск сегодня“.

В связи с изложенным вышеперечисленные пункты Устава города Ульяновска просит признать недействующими со дня вступления решения в законную силу, а также возложить на редакцию газеты “Ульяновск сегодня“ обязанность опубликования сообщения о принятом решении.

Представитель Ульяновской Городской Думы просила отказать заявителю в удовлетворении заявленных им требований, пояснив следующее.

Заявителем оспариваются нормы, изложенные в пункте 2 статьи 46 Устава города Ульяновска.

Решением Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180 (в редакции решения УГД от 06.03.2002 г.) пункт 2 данной статьи отменен. Решение было официально опубликовано в газете “Ульяновск сегодня“ N 16 (212) 13.03.2002 г. и, согласно пункту 3 решения, считает вступившим в силу со дня опубликования.

На момент принятия данного решения (13.03.2002 г.) в регионе существовала ситуация, когда Управление юстиции администрации Ульяновской области уже не производило регистрацию нормативных правовых актов органов местного самоуправления и вносимых изменений в них, а другой порядок еще не был утвержден. Принятый в октябре 2002 года Закон Ульяновской области “О порядке государственной регистрации уставов муниципальных образований Ульяновской области“ не распространял свое действие на ранее принятые решения. Поэтому, решение Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180 следует считать вступившим в законную силу только на том основании, что оно было официально опубликовано в газете “Ульяновск сегодня“.

Возражает против признания недействующим (незаконным) п. 12 ст. 46 Устава города Ульяновска по следующим основаниям.

Норма, изложенная в данном пункте, определяет полномочия Мэрии города Ульяновска в части осуществления в соответствии с законодательством управления и контроля в области использования и охраны вод, лесов и недр, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, других природных ресурсов на территории города.

Норма вышеуказанного пункта предусматривает управление и контроль в области использования и охраны природных объектов, что не связано с распоряжением данными объектами.

Доводы же заявителя основываются на управлении природными ресурсами, связанными с владением, пользованием и распоряжением природными ресурсами. В отношении объектов охраны окружающей среды, являющихся муниципальной собственностью, не имеет смысла прописывать отдельно полномочия собственника по каждому объекту, поскольку муниципалитет пользуется всеми правами в отношении принадлежащего ему имущества, определенными для этого законодательством. Так, согласно статье 68 Водного кодекса, “органы местного самоуправления наделяются всеми полномочиями в отношении водных объектов, находящихся в муниципальной собственности“.

Согласно статье 10 ФЗ “Об охране окружающей среды“ управление в области охраны окружающей среды осуществляется органами местного самоуправления в соответствии с законодательством, а также уставами муниципальных образований и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Сам заявитель указывает, что органы местного самоуправления могут определять условия общего водопользования на водных объектах, расположенных на территории муниципального образования. Это один из элементов управления в области использования водных объектов.

Согласно ст. 68 этого же Закона, муниципальный контроль в области охраны окружающей среды на территории муниципального образования осуществляется в соответствии с законодательством РФ и в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Доводы заявителя о том, что вышеназванные полномочия возможны только на объектах, являющихся муниципальной собственностью, а не на всей территории муниципального образования, противоречат законодательству.

Обращает внимание, что полномочия, определенные пунктом 12, ограничены рамками, установленными законодательством: “осуществляет в соответствии с законодательством“.

В связи с этим полагает, что заявителем неверно толкуются полномочия, прописанные в оспариваемых нормах. Смешиваются два разных понятия: распоряжение муниципальной собственностью и проведение природоохранных мероприятий, предоставленных органам местного самоуправления, на территории муниципального образования (города). Речь в названных нормах устава идет о выполнении органами местного самоуправления полномочий, связанных с охраной окружающей среды.

Согласно пункту 13 статьи 46 Устава, Мэрия города предоставляет в пользование в установленном порядке водные ресурсы городского значения, разрешает в пределах своей компетенции споры о водопользовании, контролирует строительство и эксплуатацию сооружений водоснабжения.

В заявлении, как обоснование неправомерности данного полномочия заявитель указывает отсутствие в законодательстве такого понятия, как “объекты городского значения“.

Статьей 1 ФЗ N 154-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ определено, что термины “муниципальный“ и “местный“ и словосочетания с этими терминами применяются в отношении органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, объектов собственности и других объектов, целевое назначение которых связано с осуществлением функций местного самоуправления, а также в иных случаях, касающихся осуществления населением местного самоуправления. Согласно статье 1 Устава города Ульяновска, слова “городской и муниципальный“ имеют общее значение - относящийся к городу Ульяновску. Что касается контрольных полномочий, то, как указывалось выше, муниципальный экологический контроль органами местного самоуправления осуществляется на всей территории муниципального образования.

Пункт 16 Устава предусматривает организацию проведения экологической экспертизы проектов и строящихся объектов, а также предприятий и хозяйственных организаций, загрязняющих воздушный и водный бассейны и не обеспечивающих функционирование очистных сооружений.

Доводы заявителя о том, что органы местного самоуправления не вправе организовывать экологическую экспертизу объектов, не соответствуют законодательству. Законодательством предусмотрено проведение двух видов экспертиз: государственная и общественная. Ссылка заявителя на невозможность проведения государственной экспертизы органами местного самоуправления не имеет отношения к оспариваемой норме, так как она не обозначена как государственная.

Согласно ст. 9 ФЗ “Об экологической экспертизе“ органы местного самоуправления организовывают по требованию населения общественные экологические экспертизы. Общественная экологическая экспертиза в соответствии со ст. 21, 11, 12 названного Закона проводится, в частности, в отношении всех видов градостроительной документации.

Представитель администрации города Ульяновска, надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явилась. Ранее в судебном заседании также просила отказать прокурору в удовлетворении заявленных требований “О признании недействительным (незаконным) нормативного акта органа местного самоуправления“, дав аналогичные пояснения.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 251 ГПК РФ прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного правового акта органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, которым нарушаются гарантированные Конституцией права и свободы граждан, организаций, противоречащим закону полностью или в части.

Установлено, что Устав города Ульяновска, вышеуказанные положения которого оспариваются прокурором на предмет их соответствия федеральным законам и другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, был принят решением Ульяновской Городской Думы от 23 апреля 1997 года N 72, опубликован в газете “Симбирский курьер“ 8 мая 1997 года N 51 - 52.

Анализируя оспариваемые положения Устава, судом установлено следующее.

Статья 46 Устава города Ульяновска, определяющая полномочия администрации города в области использования земли, других природных ресурсов и охраны природы, содержит положения, противоречащие нормам федерального законодательства и другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Так, в частности, в пункте 2 указанной статьи к полномочиям администрации города отнесены: регистрация права собственности на землю, права землевладения, землепользования, договоров на временное пользование земельными участками и договоров аренды.

Данное положение противоречит как нормам Гражданского кодекса РФ, так и положениям, закрепленным ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“.

Так, в частности, в соответствии с пунктами 1 и 6 статьи 131 ПС РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами. Порядок государственной регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются в соответствии с настоящим Кодексом законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Согласно статье 2 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Государственная регистрация прав проводится на всей территории РФ по установленной настоящим ФЗ системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 указанного Федерального закона государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляет федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области государственной регистрации, и его территориальные органы, действующие в соответствующих регистрационных округах.

Пункт 1 статьи 12 указанного федерального закона устанавливает, что права на недвижимое имущество и сделки с ним подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав.

Таким образом, администрация города Ульяновска не вправе осуществлять полномочия по регистрации права собственности на землю, права землевладения, землепользования, договоры на временное пользование земельными участками и договоры их аренды, прописанные в пункте 2 ст. 46 Устава города, а, следовательно, имеются все основания признать данный пункт незаконным.

Ссылку представителя Ульяновской Городской Думы в той части, что оспариванию в судебном порядке данное положение Устава не подлежит в связи с тем, что еще в 2001 году данный пункт отменен решением Ульяновской Городской Думы от 28.11.2001 N 180, официально опубликованным в СМИ, суд находит несостоятельной.

Нормы действующего законодательства предусматривают обязательную государственную регистрацию Устава муниципального образования и вносимых в него изменений. Об этом прописано в статье 8 Закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ, в статье 8 Закона Ульяновской области “Об организации местного самоуправления в Ульяновской области“, в статье 90 Устава города Ульяновска и других нормативных актах.

Решение УГД о внесении изменений в Устав города Ульяновска и отмене одного из его пунктов, оспариваемого в настоящем судебном заседании, на которое ссылается представитель Ульяновской Городской Думы, не прошло соответствующей государственной регистрации, а, следовательно, по действующему законодательству оно не подлежало официальному опубликованию. Вышеизложенное дает суду основания трактовать, что указанные изменения не вступили в законную силу, а, следовательно, не имеется препятствий оспариванию в судебном порядке данного положения Устава.

Противоречит федеральному законодательству и пункт 12 ст. 46 Устава города Ульяновска, согласно которому к полномочиям администрации города отнесено осуществление управления и контроля в области использования и охраны вод, лесов и недр, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, других природных ресурсов на территории города.

Пункт 5 части 3 статьи 15 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ устанавливает, что в исключительном ведении представительных органов местного самоуправления находится, в том числе, установление порядка управления и распоряжения муниципальной собственностью.

Также, пункт 2.2 части 2 статьи 5 Закона Ульяновской области от 18.09.1996 N 006-ЗО “Об организации местного самоуправления в Ульяновской области“ гласит, что к вопросам местного значения относятся: владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.

Таким образом, органы местного самоуправления могут осуществлять управление природными ресурсами, находящимис“ не на территории города, а являющиеся муниципальной собственностью.

Кроме того, в соответствии со ст. 1.2 ФЗ РФ “О недрах“ от 21.02.1992 N 2395-1, недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ.

Пунктом 10 статьи 3 и пунктом 7 статьи 4 Закона РФ “О недрах“ установлено, что в компетенцию органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в сфере регулирования отношений недроиспользования входят: распоряжение совместно с субъектами РФ государственным фондом недр, за исключением участков, находящихся в исключительном ведении РФ, подготовка совместно с РФ перечней участков недр, право использования которыми может быть предоставлено на условиях соглашений о разделе продукции.

Пункт 3 статьи 5 указанного Закона определяет, что в компетенцию органов местного самоуправления районов, городов в сфере регулирования отношений недроиспользования входят: предоставление в соответствии с установленным порядком разрешений на разработку месторождений общераспространенных полезных ископаемых, а также на строительство подземных сооружений местного значения.

Согласно статьям 3 и 4 Закона РФ “О недрах“ государственный контроль за геологическим изучением, охраной и рациональным использованием недр в соответствии с установленным порядком относится к компетенции РФ и субъектов РФ. В соответствии со ст. 5 указанного Закона к компетенции органов местного самоуправления относится только контроль за использованием и охраной недр при добыче общераспространенных полезных ископаемых, а также при строительстве подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Таким образом, для приведения вышеуказанного пункта Устава в соответствие с федеральным законодательством слова “недр“ в оспариваемом пункте должны быть дополнены словами “при добыче общераспространенных полезных ископаемых, а также при строительстве подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых“.

В силу положений ст.ст. 65, 66 Водного кодекса РФ и ст. 53 Лесного кодекса РФ, специально уполномоченными органами управления водным фондом и лесным хозяйством (в части вод и лесов, находящихся в федеральной собственности и собственности субъектов) являются также федеральные органы и органы власти субъекта РФ.

Согласно ст. 39 Водного кодекса РФ исключение составляют обособленные водные объекты, принадлежащие на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям и являющиеся муниципальной собственностью.

Правомочия органов местного самоуправления относительно водных объектов федеральной собственности и собственности субъектов регламентированы ст. 68 Водного кодекса РФ, согласно которой органам местного самоуправления могут передаваться отдельные государственные полномочия в области использования и охраны водных объектов в соответствии с законодательством РФ.

Так, в порядке ст. 88 Водного кодекса РФ органы местного самоуправления вправе устанавливать места, где запрещены забор воды для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, купание, плавание на маломерных плавательных средствах, водопой скота, а также определяют иные условия общего водопользования на водных объектах, расположенных на территориях городских, сельских поселений и других муниципальных образований.

На основании ст. 15 Лесного кодекса, от имени городских, сельских поселений и других муниципальных образований в лесных отношениях могут участвовать органы местного самоуправления в пределах своей компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В свою очередь, статьей 14 ФЗ РФ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ от 06.10.2003 г., к вопросам местного значения поселений отнесена организация благоустройства и озеленения территории поселения, использования и охраны городских лесов, расположенных в границах населенных пунктов поселения (являющихся муниципальным имуществом в соответствии со ст. 50 Закона).

Вместе с тем, полномочия по управлению вышеназванными природными ресурсами органам местного самоуправления федеральным законодательством не предоставлены и не переданы.

В соответствии с вышеизложенным, в целях приведения вышеуказанного пункта Устава в соответствие с действующим законодательством слово “лесов“ должно быть заменено на словосочетание “городских лесов“, слова “животного мира“ и “на территории города“ исключены полностью. Таким образом, для приведения вышеуказанного пункта Устава в соответствие с федеральным законодательством

Противоречие пункта 13 статьи 46 Устава города Ульяновска федеральному законодательству состоит в следующем.

Согласно ст. 35 Водного кодекса РФ все водные объекты, а также обособленные водные объекты (замкнутые водоемы), не находящиеся в муниципальной собственности граждан и юридических лиц, являются государственной собственностью.

При этом, муниципальная и частная собственность, в соответствии со ст. 34 Водного кодекса РФ, допускается только на обособленные водные объекты, понятие которых дано в ст. 1 данного Кодекса, согласно которому - это небольшой по площади и непроточный искусственный водоем, не имеющий гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами.

Разграничение водных объектов по их значениям, как-то “городской“, федеральным законодательством не предусмотрено. Формы собственности на водные объекты раскрываются в ст. 34 Водного кодекса РФ, согласно которой она может быть государственной, муниципальной и частной. В зависимости от вида пользования, в ст.ст. 20, 21 Водного кодекса РФ, различаются водные объекты общего и особого пользования.

Согласно ст. 8 указанного Кодекса, в зависимости от физико-географических, гидрорежимных и других признаков, водные объекты подразделяются на: поверхностные водные объекты, внутренние морские воды, территориальное море РФ, подземные водные объекты.

В соответствии со ст. 38 Водного кодекса РФ, вопросы владения, пользования и распоряжения водными объектами, находящимися в государственной собственности, относятся к совместному ведению РФ и субъектов РФ.

Права же пользования водными объектами, согласно ст. 46 данного Кодекса, приобретаются на основании лицензии на водопользование и заключенного в соответствии с ней договора пользования водным объектом.

В силу ст. 83 Водного кодекса РФ, лицензирование в области использования и охраны поверхностных объектов осуществляет специально уполномоченный государственный орган управления использованием и охраной водного фонда по согласованию со специально уполномоченными государственными органами в области охраны окружающей природной среды. Лицензирование в области использования и охраны подземных водных объектов осуществляет специально уполномоченный государственный орган управления использованием и охраной водного фонда совместно с государственным органом управления использованием и охраной недр. Пунктом 5.6.2 Положения “О федеральном агентстве водных ресурсов“, утвержденного постановлением Правительства РФ от 16 июня 2004 года N 282, полномочия по выдаче, оформлению, регистрации лицензий на водопользование и распорядительных лицензий отнесены к Федеральном агентству водных ресурсов.

Договором пользования водным объектов в силу ст. 54 Водного кодекса РФ признается соглашение органа исполнительной власти субъекта РФ с водопользователем о порядке использования и охраны водного объекта.

Вышеуказанное свидетельствует о том, что органы местного самоуправления федеральным законодательством наделены лишь правом предоставления в пользование обособленных водных объектов, находящихся в муниципальной собственности. Обособленные водные объекты могут принадлежать на праве собственности муниципальным образованиям, гражданам и юридическим лицам в соответствии с гражданским законодательством.

Статьей 129 Водного кодекса РФ установлено, что споры по вопросам использования и охраны водных объектов разрешаются в судах в порядке установленном законодательством РФ. В связи с изложенным, органы местного самоуправления не вправе разрешать споры о водопользовании.

Полномочия по контролю строительства и эксплуатации сооружений водоснабжения действующим законодательством - Законом РФ от 6 июня 1991 N 1550-1 “О местном самоуправлении в РФ“ от 28 августа 1995 года, органам местного самоуправления не предоставлялись.

К вопросам местного значения п. 13 ч. 2 ст. 6 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ отнесены лишь организация, содержание и развитие муниципального водоснабжения, что свидетельствует о том, что органы местного самоуправления вправе осуществлять полномочия по контролю строительства и эксплуатации сооружений водоснабжения, только находящихся в муниципальной собственности.

Противоречащим федеральному законодательству суд находит и п. 16 ст. 46 Устава города Ульяновска по следующим основаниям.

Согласно данному пункту к полномочиям администрации города отнесена организация проведения экологической экспертизы проектов и строящихся объектов, а также предприятий и хозяйственных организаций, загрязняющих воздушный и водный бассейны и не обеспечивающих функционирование очистных сооружений.

В статье 9 ФЗ “Об экологической экспертизе“, определяющей конкретные полномочия органов местного самоуправления в области экологической экспертизы на соответствующей территории, данные полномочия не отнесены.

Статья 10 Закона РФ “Об охране окружающей среды“, предусматривающая, что к ведению органов местного самоуправления в области охраны окружающей природной среды относится организация экологической экспертизы проектов, утратила силу в связи с принятием ФЗ “Об охране окружающей природной среды“.

Таким образом, пункт 16 статьи 46 Устава является незаконным и подлежит исключению из текста Устава.

В судебном заседании заявитель просил признать вышеперечисленные пункты Устава города Ульяновска недействующими со дня вступления решения в законную силу, а также возложить на редакцию газеты “Ульяновск сегодня“ обязанность опубликования сообщения о принятом решении.

В соответствии с ч.ч. 2, 3, 4 ст. 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня принятия или иного указанного судом времени.

Суд считает возможным удовлетворить требования прокурора и признать оспариваемые положения Устава города Ульяновска недействующими (незаконными) с того периода времени, который указан заявителем - со дня вступления настоящего решения в законную силу. Признание вышеуказанных положений Устава недействующими (незаконными) со дня принятия Устава бессмысленно с правовой точки зрения, поскольку со дня принятия Устава до момента вынесения данного решения данный Устав и содержащиеся в нем отдельные положения применялись в практической деятельности, а, следовательно, действовали.

Что касается требований прокурора о возложении на редакцию газеты “Ульяновск сегодня“ обязанностей по опубликованию сообщения о принятом решении, оснований для их удовлетворения в настоящем судебном заседании не имеется.

Вышеуказанное средство массовой информации - редакция газеты “Ульяновск сегодня“ не является участником настоящего процесса, а, следовательно, оно не может быть привлечено к какой-либо гражданской ответственности по рассматриваемому судом спору. Суд не может разрешать вопрос о правах и обязанностях лиц, не являющихся участниками конкретного находящегося на рассмотрении суда спора. Данные требования прокурором должны быть предъявлены в отдельном исковом порядке, но только в том случае, если будет иметь место сам факт уклонения указанного СМИ от данной обязанности.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194 - 198, 251 - 253 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора, действующего в защиту государственных и общественных интересов РФ, неопределенного круга лиц, удовлетворить.

Признать недействующими (незаконными) пункты 2, 12, 13 и 16 статьи 46 Устава города Ульяновска. Как противоречащие требованиям Гражданского, Лесного и Водного кодексов РФ, Федеральных законов “О животном мире“, “Об экологической экспертизе“, “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ и “Об общих принципах организации местного самоуправления“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ, а также Закона РФ “О недрах“ со дня вступления настоящего решения в законную силу.

Решение в течение 10 дней может быть обжаловано в Ленинский областной суд.

Судья

С.В.ПЕРШИНА