Решения и определения судов

Обзор судебной практики по уголовным делам за июль 2005 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ИЮЛЬ 2005 ГОДА

Процессуальные вопросы

Досудебное производство

Жалобы на постановления, а равно иные решения и действия (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора подлежат рассмотрению судом в порядке ст. 125 УПК РФ только на досудебной стадии производства по делу, то есть до передачи дела с обвинительным заключением в суд для разрешения по существу (ст. 125 УПК РФ)

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по уголовным делам, признаны незаконными и необоснованными действия следователя по ОВД прокуратуры Белгородской области, вынесшего 22.06.2004 постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Л. и Я.

В надзорном представлении прокурор Белгородской
области ставил вопрос об отмене состоявшихся по жалобе Т. судебных решений. Указывает, что по уголовному делу, в рамках которого принято постановление следователя в отношении Л. и Я., привлечены к уголовной ответственности и в настоящее время осуждены другие лица - П.А. и П.Б. Юридическая оценка действиям Л. и Я. дана следователем на основе совокупности всех собранных по делу доказательств.

Удовлетворяя надзорное представление, президиум областного суда указал следующее.

Согласно ст. 125 УПК РФ, постановления следователя о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ возбуждение уголовного дела и предварительное расследование являются досудебными стадиями производства по уголовному делу, основное назначение которых состоит в обеспечении условий эффективного осуществления правосудия по уголовным делам. После передачи материалов уголовного дела с обвинительным заключением в суд именно этот орган, разрешая дело на основе полного и всестороннего исследования в судебном заседании всех его обстоятельств, осуществляет проверку процессуальных актов и других материалов досудебного производства. При этом судом проверяются, в том числе по жалобам и заявлениям заинтересованных лиц, также действия и решения органов расследования, которые связаны с ограничениями прав и свобод граждан.

Как следует из материалов дела по жалобе Т., суд принял жалобу к производству, когда материалы уголовного дела с обвинительным заключением уже были переданы на рассмотрение в суд по существу, то есть стадия досудебного производства закончилась. При таких обстоятельствах ее доводы должны были проверяться в ходе рассмотрения уголовного
дела по существу.

Часть 5 ст. 125 УПК РФ предусматривает, что по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих решений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Суд в резолютивной части постановления признал незаконными и необоснованными действия следователя прокуратуры Белгородской области, но решения об обязанности устранения допущенного нарушения не принял.

Кроме того, в нарушение ст. 7 УПК РФ, в постановлении не мотивированы и не обоснованны ссылками на нормы закона выводы суда об обоснованности доводов жалобы Т.

При таких обстоятельствах постановление суда признано незаконным и необоснованным, подлежащим отмене, а дело прекращению производством.

Вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства следователя об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу кассационной инстанцией признан законным и обоснованным (ст. 108 УПК РФ)

Постановлением судьи Яковлевского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства об избрании обвиняемому Н.Н. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного расследования Н.Н. обвиняется в том, что 18.04.2005 в 12 часов 30 минут зашел во двор к Н.Т. <...>, где незаконно проник в сарай, откуда тайно похитил алюминиевую посуду на сумму 1417 рублей.

Постановлением от 21 июня 2005 года следователь с согласия прокурора обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Н.Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, обосновав в этом необходимость тем, что преступление отнесено к категории средней тяжести, Н.Н. имел ранее судимости, 15.06.2005 объявлен в розыск, является лицом без определенного места жительства, семьи не имеет, средств внести залог не имеет, поэтому может продолжить заниматься преступной
деятельностью и скрыться от следствия.

Выслушав доводы сторон, исследовав материалы уголовного дела, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании Н.Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, указав на отсутствие для этого оснований.

В кассационном представлении прокурор, считая постановление судьи необоснованным, просил отменить его, а дело направить на новое судебное рассмотрение; выводы судьи, изложенные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; утверждает, что имеются все необходимые основания для заключения под стражу Н.Н.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда, оставляя кассационное представление без удовлетворения, указала следующее.

В соответствии со ст. 108 УПК РФ мера пресечения избирается в отношении подозреваемого и обвиняемого при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и при невозможности избрания иной более мягкой меры пресечения.

Тщательно исследовав все представленные материалы, судья обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для избрания Н.Н. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Н.Н. не судим, т.к. судимости давно погашены; проживает у сестры на территории Томаровской сельской администрации, которая располагает на него характеризующими данными; объявленный розыск Н.Н. не основан на материалах дела, т.к. не имеется данных о том, что он скрылся от следствия.

Довод кассационного представления о том, что Н.Н. может продолжить заниматься преступной деятельностью, является надуманным и никак не подтверждается материалами дела.

С учетом изложенного, а также незначительной стоимости похищенного обвиняемым имущества, которое полностью возвращено потерпевшему, не имеется оснований для удовлетворения представления прокурора и отмены постановления судьи.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает одновременное рассмотрение нескольких жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел в отношении одного лица (ст. 125 УПК РФ)

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г.
Белгорода жалоба адвоката в интересах подозреваемого Г. на незаконные действия органов предварительного следствия удовлетворена частично.

Признаны незаконными действия следователя в отказе предоставления возможности ознакомиться с постановлением о продлении срока следствия подозреваемому Г. и адвокату.

В жалобе адвокат просил признать незаконными 19 постановлений о возбуждении уголовных дел в отношении Г. по признакам преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 3 УК РФ, и постановление следователя от 30 апреля 2005 года о частичном отказе в удовлетворении ходатайства.

Судья постановил указанное выше решение.

В кассационной жалобе адвокат ссылался на то, что постановления о возбуждении уголовных дел являются незаконными, поскольку вынесены с нарушением ряда статей УПК РФ, поэтому просил отменить постановление и направить жалобу на новое рассмотрение.

Постановление отменено по следующим основаниям.

Из представленного в суд материала видно, что в своей жалобе адвокат оспаривает законность и обоснованность 19 отдельных постановлений о возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия считает это недопустимым и противоречащим закону.

По смыслу процессуального закона каждое постановление должно быть обжаловано отдельно, в жалобе должны быть приведены мотивы, по которым заявитель просит признать его незаконным. Суд также обязан проверить законность и обоснованность каждого постановления о возбуждении уголовного дела и с учетом добытых данных принять решение по жалобе.

По правилам главы 19 УПК РФ принимается решение только в случаях, когда в заявлении лица содержатся сведения о совершенном или готовящемся преступлении.

Иные заявления, жалобы и обращения, содержащие сведения о нарушении законов, рассматриваются в порядке и сроки, установленные федеральным законодательством (ст. 145 УПК РФ)

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 3 июня 2005 года Р. отказано в удовлетворении жалобы на бездействие и решение первого заместителя прокурора Белгородской области.

20.12.2005 Р.
обратился в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с жалобой на нарушение его права на материально-бытовое обеспечение во время содержания под стражей в учреждении ИЗ-26/1 г. Белгорода в ноябре 2000 года.

25.01.2005 жалоба была направлена в прокуратуру Белгородской области для организации проверки изложенных в ней фактов.

31.01.2005 прокуратурой Белгородской области о результатах проверки было сообщено заявителю.

22.02.2005 Р. обратился в суд с жалобой на решение и бездействие первого заместителя прокурора Белгородской области.

В обоснование своих требований Р. указал, что органы прокуратуры, по его мнению, обязаны были провести проверку и принять решение в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ.

3 июня 2005 года судья Октябрьского районного суда г. Белгорода постановил жалобу Р. на бездействия первого заместителя прокурора Белгородской области оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе Р. просил постановление суда от 3 июня 2005 года отменить, направив материалы на новое судебное рассмотрение. Считает постановление незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что прокуратура должна была провести проверку в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ.

Кассационная инстанция Белгородского областного суда, оставляя жалобу без удовлетворения, указала следующее.

В соответствии со ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Поводы к возбуждению уголовного дела должны содержать информацию о наличии данных, указывающих на признаки преступления. Только в этом случае они могут служить основанием к проверке и принятию решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

Как видно из материалов дела, в жалобе Р. не содержалось сведений о совершенном либо готовящемся преступлении. Кроме этого, в частной жалобе, находящейся в материалах на л.д.
24, Р. указал, что он не обращался в органы прокуратуры с заявлением о преступлении, а подавал жалобу об ущемлении администрацией изолятора его прав.

Таким образом, доводы Р. о рассмотрении его жалобы в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ не обоснованны.

Согласно ст. 10 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации“, в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Поступающие заявления, жалобы и иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, установленные федеральным законодательством.

Проверка по жалобе Р. проведена должностными лицами прокуратуры, и на нее дан ответ, поэтому суд обоснованно указал в постановлении, что оснований для признания бездействия должностных лиц прокуратуры Белгородской области не усматривается.

Постановление суда вынесено на основании материалов, достаточно и полно исследованных в судебном заседании, с учетом всех доводов сторон.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайства, влекущих за собой отмену постановления, не усматривается.

Постановление о возбуждении уголовного дела не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления в порядке ст. 125 УПК РФ обжалованию не подлежит

Постановлением Красногвардейского районного суда от 10 июня 2005 года производство по жалобе Е. и Р. на действия и решения прокуратуры Красногвардейского района Белгородской области прекращено.

В кассационной жалобе Е. просил постановление отменить и рассмотреть жалобу по существу. Мотивировал тем, что не согласен с выводами суда относительно того, что рассмотрение жалобы возможно лишь в период предварительного следствия. Считает, что ограничено его право на доступ к правосудию, т.к. он был лишен возможности обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела и решение об избрании меры пресечения.

Постановление Красногвардейского районного суда от 10
июня 2005 года частично изменено по следующим основаниям.

При отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и возбуждении уголовного дела заместителем прокурора Белгородской области уголовное дело возбуждено по факту укрытия преступления от учета, а не в отношении конкретного лица, в частности Е. Исходя из требований, содержащихся в ст. 125 УПК РФ, закон не предоставляет Е. право на обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, возбужденного не в отношении конкретного лица Е., а по факту совершенного преступления, т.к. решением о возбуждении уголовного дела не причинен ущерб конституционным правам и свободам Е., не затруднен и доступ к правосудию.

Вместе с тем, в отношении Е. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Статья 97 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для избрания меры пресечения. В постановлении следователя об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении не указано ни одно из оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым отменить избранную в отношении Е. меру пресечения.

Учитывая тот факт, что Е. не отстранен от должности и продолжает работать в должности начальника уголовного розыска Красненского РОВД, судебная коллегия считает достаточным избрание в отношении него меры процессуального принуждения в соответствии с требованиями ст. ст. 111 ч. 1 п. 1, 112 УПК РФ в виде обязательства о явке в суд.

Судебное производство

Вывод суда о возможности постановления обвинительного приговора в особом порядке признан незаконным и необоснованным (ст. 316 УПК РФ)

Приговором Ракитянского районного суда Г. осужден по ст. ст. 228.1. ч. 1, 228.1 ч. 1, 228 ч. 3 п. “а“ УК РФ с применением
ст. ст. 69. ч. 3 и 70 УК РФ к лишению свободы на 4 года.

Приговор постановлен в особом порядке.

Г. признан виновным в трех эпизодах незаконного сбыта наркотических средств, один из которых в крупном размере.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор отменить ввиду неправильного применения норм материального права и нарушения норм процессуального права.

Отменяя приговор, президиум областного суда указал следующее.

Согласно ст. 316 ч. 7 УПК РФ, обвинительный приговор постановляется в особом порядке лишь в том случае, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года “О защите прав человека и основных свобод“ каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое разбирательство.

Как указано в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 22 июля 2003 года (Дело Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства), требования, заложенные в принципе справедливого судебного разбирательства, не допускают использование на суде доказательств, полученных в результате подстрекательства полицейских к совершению преступления.

В случае наличия провокации, как требуют нормы международного права, судья обязан прекратить производство по делу.

Согласно требованиям ст. 2 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ“, субъекты ОРД обязаны пресечь выявленное ими преступление.

В обвинительном заключении в качестве доказательства обвинения приведены показания обвиняемого, согласно которым осенью 2003 года к нему обратился молодой человек по имени Н. (Н. - сотрудник полиции) и поинтересовался, где и у кого можно купить наркотики. Он, вспомнив, что знаком с человеком, который употребляет марихуану и другие наркотики, пообещал приобрести, а
затем продать Н. марихуану или маковую солому. Осенью 2003 года Г. сорвал в лесу куст конопли, отделил от него верхушечную часть и спрятал марихуану у себя дома. 13 января 2004 года к нему пришел парень по имени Ф. (Ф. - сотрудник полиции), сказал, что является другом Н. (Н.) и спросил, может ли он продать наркотики. Г. сказал, что для продажи пока наркотиков нет, и угостил Ф. марихуаной, пояснив, что денег за нее брать не станет. Спустя несколько месяцев, Г. у своего знакомого приобрел наркотики для продажи Н. и Ф. и дважды продал маковую солому Н.

Аналогично изложены обстоятельства проверочных закупок свидетелями Ф. и Н., на которые имеется ссылка в обвинительном заключении.

При наличии в материалах дела таких доказательств вывод суда о возможности постановления обвинительного приговора в особом порядке не соответствует требованиям ст. 316 ч. 7 УПК РФ.

По этим же основаниям вызывает сомнение, что Г. в судебной стадии процесса была надлежащим образом оказана квалифицированная юридическая помощь, право на получение которой гарантировано обвиняемому статьей 48 Конституции РФ, и он в полной мере осознавал последствия заявленного им ходатайства.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное рассмотрение в общем порядке.

Вопросы, связанные с освобождением от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, рассматриваются судом только по ходатайству осужденного и раздельно по каждому приговору (ст. 399 УПК РФ)

Ф. постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода от 10 августа 2004 года в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ постановлено смягчить наказание в связи с изданием закона, имеющего обратную силу

по приговорам:

- от 23 января 2003 года по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ до 10 месяцев лишения свободы;

- от 17 февраля 2003 года по ст. ст. 161 ч. 1, 162 ч. 2 п. “г“ УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ до 5 лет 10 месяцев лишения свободы;

- от 15 марта 2004 года по ст. ст. 162 ч. 3 п. “в“, 161 ч. 1, 111 ч. 4 УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ до 15 лет лишения свободы в ИК строгого режима.

В надзорной жалобе осужденный просил постановление изменить ввиду неправильного применения норм материального права.

Отменяя постановление, президиум указал следующее.

Согласно ст. 10 УК РФ, уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Приговором от 17.02.2003 Ф. осужден по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. “б, г, д“, 162 ч. 2 п. “б“ УК РФ к лишению свободы на 8 лет.

Федеральным законом от 08.12.2003 “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ“ улучшается положение осужденного по этим статьям.

Постановлением суда Ф. смягчено наказание по совокупности преступлений до 5 лет 10 месяцев, в то время как в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ при частичном сложении оно не могло превышать 5 лет 3 месяцев.

В нарушении ст. 18 и ч. 5 ст. 69 УК РФ в действиях Ф. признан рецидив преступлений, что возможно при совершении преступления лицом, имеющим судимость. Ф. же осужден за совокупность преступлений.

При таких данных постановление нельзя признать законным и обоснованным.

Статья 399 УПК РФ предусматривает пересмотр приговора только по ходатайству осужденного.

При обращении в суд Ф. ставил вопрос о пересмотре приговоров от 23.01.2003 и от 17.02.2003. Суд же в одном производстве при отсутствии ходатайства Ф. пересмотрел 3 приговора, чем нарушил процессуальное право, являющееся основанием к отмене судебного постановления.

Признавая обвинение в какой-либо части необоснованным или в случае неправильной квалификации, суд обязан привести в приговоре основания и мотивы изменения приговора (ст. 307 УПК РФ)

Приговором Шебекинского районного суда М. осужден по ст. ст. 188 ч. 2, 228 ч. 1, 322 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Приговором суда он признан виновным в пересечении Государственной границы РФ без действительных документов на право въезда в РФ и надлежащего разрешения, полученного в порядке, установленном законодательством РФ, в незаконном хранении наркотических средств в крупном размере - маковой соломы массой 151,4 гр. и перемещении их через таможенную границу РФ помимо таможенного контроля.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду неправильного применения уголовного и уголовно-процессуальных законов. Ссылался на то, что суд необоснованно переквалифицировал действия с ч. 1 ст. 30, п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ (с приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере на незаконное хранение наркотических средств в крупном размере), необоснованно применил к осужденному ст. 64 УК РФ, назначив чрезмерно мягкое наказание. В приговоре суд не дал оценки изменению показаний осужденного. Просил направить дело на новое судебное разбирательство.

Соглашаясь с доводами представления, судебная коллегия областного суда приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно п. 3 ст. 307 УПК РФ и разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года “О судебном приговоре“, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать указание на обстоятельства признания обвинения в какой-либо части необоснованным или в случае установления неправильной квалификации преступления - основания и мотивы изменения обвинения.

Данные требования судом нарушены.

Так, согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению М. обвинялся в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

Данная квалификация обуславливалась тем, что на предварительном следствии М. показывал, что с целью последующего сбыта он на территории Украины незаконно приобрел маковую солому, высушенную массой 151,4 грамма, которую, незаконно храня, контрабандным путем переместил на территорию России.

В судебном заседании осужденный изменил свои показания, заявив, что наркотическое средство приобрел на территории Украины для личного потребления, в связи с чем суд переквалифицировал его действия с ч. 1 ст. 30, п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение наркотических средств в крупном размере.

Признав достоверными показания подсудимого, данные в судебном заседании, и положив их в основу обвинительного приговора, суд не дал оценки показаниям М. на предварительном следствии, не привел мотивов изменения квалификации действий.

В соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РФ граждане Российской Федерации (которым и является М.), совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, если лицо не было осуждено в иностранном государстве.

Ст. 307 УК Украины предусмотрена уголовная ответственность за незаконное обращение с наркотическими средствами, в том числе и за его приобретение. За последнее М. на территории Украины не осуждался.

Квалифицируя действия осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение наркотических средств в крупном размере, суд не принял решения по обвинению в незаконном приобретении маковой соломы на территории Украины.

Данные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона являются существенными и в силу ст. 379 УПК РФ влекут отмену приговора.

До принятия решения о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства судья обязан убедиться в обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый, и подтверждении его доказательствами, собранными по делу (ст. 316 УПК РФ)

Г. осужден по по ч. 2 ст. 188 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ к лишению свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке.

В кассационном представлении Белгородский транспортный прокурор просил приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на нарушение уголовно-процессуального закона: особый порядок судебного разбирательства возможен лишь в случае, когда обвинение подтверждается собранными по делу доказательствами. Полагает, что приобретение осужденным марихуаны на территории Украины исключает в силу ст. 12 ч. 3 УК РФ уголовную ответственность Г. за незаконное приобретение наркотического средства, в связи с чем в соответствии с ч. 6 ст. 316 УПК РФ суд должен был вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения дела в общем порядке.

Судебная коллегия областного суда, удовлетворяя кассационное представление, указала следующее.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ особый порядок судебного разбирательства возможен лишь в случае, когда обвинение подтверждается собранными по делу доказательствами.

В силу ст. 12 ч. 3 УК РФ иностранные граждане, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступления вне пределов РФ, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов РФ и в случаях, предусмотренных международными договорами РФ.

Согласно предъявленному обвинению Г., находясь на территории Украины в сентябре 2004 года в неустановленном месте, незаконно приобрел наркотическое средство марихуану (высушенную) массой 180,9 гр.

Из приговора также следует, что Г. на территории Украины незаконно приобрел наркотическое средство марихуану (высушенную) массой 180,9 гр.

С учетом того, что Г. является гражданином другого государства (Украины) и не проживает постоянно в РФ, а преступление - незаконное приобретение марихуаны (высушенной) массой 180,9 гр. им совершено на территории другого государства и не направлено против интересов РФ, он не может нести уголовную ответственность по УК РФ за незаконное приобретение наркотического средства в особо крупном размере.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о том, что предъявленное Г. обвинение подтверждено собранными по делу доказательствами.

В соответствии с ч. 6 ст. 316 УПК РФ суд должен был вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения дела в общем порядке.

Резолютивная часть обвинительного приговора не должна противоречить его описательно-мотивировочной части (ст. 308 УПК РФ)

Приговором Яковлевского районного суда Ж.А. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. “а, в“ УК РФ к лишению свободы; Ж.М. по ст. 161 ч. 2 п. “в“ УК РФ к лишению свободы.

Приговором суда Ж.А. признан виновным в покушении на кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, а Ж.М. в грабеже, совершенном с незаконным проникновением в помещение.

Адвокат в интересах осужденного Ж.М. просил приговор отменить, а дело в отношении Ж.М. направить на новое рассмотрение.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 297 ч. 1 и 308 ч. 1 п. 3 УПК РФ резолютивная часть приговора должна содержать пункт, часть и статью Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Суд указанные требования закона не выполнил.

Согласно резолютивной части приговора, Ж.А. признан виновным по ч. 3 ст. 30, 158 ч. 2 п. п. “а, в“ УК РФ, то есть за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в то время как в описательно-мотивировочной части приговора его действия квалифицировались как покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Указанное нарушение при постановке приговора является существенным, влекущим его отмену.

Неприведение в приговоре мотивов и целей совершения преступления признано кассационной инстанцией существенным нарушением закона (ст. 307 УПК РФ)

Приговором Новооскольского районного суда Б., П. и В. осуждены по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Они признаны виновными в умышленном причинении А. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор в отношении Б. отменить, производство по делу прекратить. Сослался на то, что суд в приговоре не указал, какой вред здоровью потерпевшего причинил каждый из осужденных.

Основанием отмены приговора послужили следующие нарушения закона.

В соответствии с п. 1 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Данные требования судом нарушены.

Так, признав Б., П. и В. виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью А., повлекшего по неосторожности смерть последнего, в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния, совершенного каждым из осужденных, суд не указал, с какой целью осужденные в разное время избивали потерпевшего и какой вред здоровью каждый ему причинил.

Кроме того, при описании преступного деяния, признанного доказанным, и квалификации действий каждого из осужденных суд вышел за пределы судебного разбирательства, указав, что совместными умышленными действиями Б., П. и В. причинили потерпевшему 190 травматических воздействий.

Исходя из предъявленного обвинения, органом предварительного расследования осужденным не вменялось совершение действий в соучастии, т.е. группой лиц.

Данные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Обвинительный приговор должен содержать решение по предъявленному гражданскому иску (ст. 309 УПК РФ)

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Л. осужден по ст. ст. 159 ч. 1, 159 ч. 2, 159 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

Л. осужден за совершения мошенничества.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда указала следующее.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по делу проводилось 24 мая 2005 года.

Вместе с тем, из вводной части приговора следует о его постановлении 24 мая 2004 года.

Из описательно-мотивировочной части приговора суд привел мотивы, указал соответствующие расчеты, обосновывающие полное удовлетворение исков потерпевших Д., А. и С., но в резолютивной части приговора не принял решение по гражданским искам потерпевших.

Статьями 299, 308 и 309 УПК РФ предусмотрено, что при постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный гражданский иск. Лишь в случае невозможности произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела и когда это не влияет на разрешение квалификации преступления, меры наказания и другим вопросам, возникающим при постановлении приговора, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах в порядке гражданского судопроизводства.

Это требование закона суд не выполнил.

Кроме того, в соответствии со ст. 304 УПК РФ в вводной части приговора указываются дата и место постановления приговора.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ допущенные нарушения уголовно-процессуального закона является существенными, т.к. лишили участников уголовного судопроизводства гарантированных законом прав гражданских истц“в на возмещение ущерба, причиненного преступлениями.

В протоколе судебного заседания обязательно указываются место и дата заседания, время его начала и окончания.

Невыполнение судом требования закона повлекло отмену приговора (ст. 259 УПК РФ)

Приговором Борисовского районного суда П.Э. осужден по ст. ст. 111 ч. 2 п. “а“, 115 ч. 2, 116 ч. 2 УК РФ к лишению свободы условно.

Попов признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего П.С., выразившегося в неизгладимом обезображивание лица, совершенном из хулиганских побуждений; в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшего К.Э., вызвавшего его кратковременное расстройство, совершенном из хулиганских побуждений, а также в нанесении побоев потерпевшей Л.Л., совершенных из хулиганских побуждений.

В кассационных жалобах потерпевшие Л., К., считая приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания, просили его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются место и дата заседания, время его начала и окончания.

Вводная часть приговора, в соответствии со ст. 304 УПК РФ, должна содержать дату и место постановления приговора.

В нарушение указанных норм закона протокол судебного заседания не содержит даты заседания, а также времени его начала и окончания, во вводной части приговора отсутствует дата его вынесения.

Кроме того, признавая П.Э. виновным в совершении трех дерзких преступлений против жизни и здоровья граждан (с причинением одному из них тяжкого вреда здоровью), совершенных в пьяном виде в присутствии граждан в общественном месте, суд, игнорируя указанные обстоятельства, определил наказание осужденному явно несправедливое вследствие его чрезмерной мягкости.

При таких данных приговор суда нельзя признать законным, обоснованным и справедливым, в связи с чем он подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Отсутствие в приговоре оценки доказательствам, которые могли существенно повлиять на законность и обоснованность приговора, послужило основанием отмены приговора (ст. 307 УПК РФ)

Приговором Шебекинского районного суда Т.А. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 2 года 6 месяцев; Т.В. осужден по п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, по ч. 1 ст. 30 и п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 4 года.

Т.В. признан виновным в том, что 16 августа 2004 года в с. Б.Колодезь Шебекинского района незаконно сбыл наркотическое средство в крупном размере - маковую солому (невысушенную) массой 1 кг 980 граммов, а также в приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере - маковой соломы (высушенной) массой 13 кг 750 граммов и маковой соломы (невысушенной) массой 1750 граммов.

Т.А. - в незаконном хранении наркотических средств - маковой соломы (высушенной) массой 21 кг 34,3 грамма и маковой соломы (невысушенной) массой 15 кг 100 граммов в с. Б.Колодезь Шебекинского района в период с июля по 17 августа 2004 года.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона, а также ввиду несправедливости назначенного осужденным наказания вследствие его мягкости.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда, удовлетворяя кассационное представление, указала следующее.

Согласно ст. 307 УПК РФ и п. 3 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации “О судебном приговоре“ N 1 от 29 апреля 1996 года, при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. При этом приговор должен содержать анализ доказательств по каждому обвинению. В соответствии с п. 9 этого же Постановления Пленума всякое изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в описательной части приговора.

Данные требования судом нарушены.

Так, переквалифицируя действия Т.А. с ч. 1 ст. 30 и п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (с приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере) на ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение наркотических средств в особо крупном размере), суд в приговоре сослался на его показания, данные в ходе судебного разбирательства о том, что мак он вырастил и хранил для личных нужд. Иных мотивов переквалификации действий Т.А. в приговоре не имеется.

Вместе с тем, из показаний Т.А. на предварительном следствии, данных в присутствии адвоката и исследованных в судебном заседании, следует, что мак он выращивал с целью последующего сбыта Л.

Несмотря на то, что содержащиеся в показаниях обстоятельства могли существенно повлиять на законность и обоснованность приговора, оценки они не получили.

Остались без оценки и показания свидетеля В. о том, что в ходе осмотра домовладения осужденного Т.В., последний пояснял, что совместно с братом Т.А. они выращивают мак и продают его Л.

Более того, в приговоре показания свидетеля В. приведены избирательно и не содержат сведений, уличающих Т.А. в приготовлении к сбыту маковой соломы, в то время как в протоколе судебного заседания показания данного свидетеля указывают на обратное.

При этом показания свидетеля В. и осужденного Т.А. на предварительном следствии не признаны судом недопустимыми.

Назначая наказание Т.А., суд неправильно применил уголовный закон.

Мотивируя применение ст. 64 УК РФ, суд в описательно-мотивировочной части приговора указал о назначении Т.А. более мягкого вида наказания, то есть наказания, не связанного с лишением свободы, в то время как в резолютивной части приговора назначил ему наказание в виде лишения свободы ниже низшего предела санкции уголовного закона.

Нельзя согласиться и с выводами суда в части назначения судом наказания осужденным Т.В. и Т.А., поскольку оно не соответствует характеру и степени тяжести содеянного ими и является явно несправедливым вследствие мягкости.

При таких обстоятельствах кассационное представление подлежит удовлетворению, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого надлежит устранить допущенные нарушения закона и вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

Неизвещение сторон о месте, дате и времени судебного заседания в установленный уголовно-процессуальным законом срок является существенным нарушением, так как сопряжено с ущемлением гарантированных прав участников уголовного судопроизводства (ст. 231 УПК РФ)

Приговором Корочанского районного суда Л. осужден по ст. 161 ч. 2 п. “в“ УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновными в грабеже, совершенном с незаконным проникновением в жилище Г.

В кассационной жалобе осужденный утверждал, что не был своевременно извещен о дне судебного заседания, а узнал о нем лишь в день судебного разбирательства, поэтому к нему не был подготовлен.

Основанием отмены приговора послужили следующие нарушения закона.

Согласно ст. 231 ч. 4 УПК РФ, стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Данное требование закона судом не выполнено.

В материалах дела нет сведений о направлении обвиняемому Л., содержащемуся под стражей, извещения о времени судебного заседания, и председательствующий не выяснял у подсудимого дату вручения ему постановления о назначении судебного заседания. В протоколе судебного заседания отражено, что подсудимый просил в связи с этим дать ему возможность ознакомиться с материалами дела и подготовиться к судебному заседанию.

Не уведомлена о времени судебного заседания и потерпевшая Г., причина ее неявки в судебное заседание на 24 - 25 мая 2005 года не выяснялась.

Подсудимый оспаривал стоимость похищенного им имущества у Г., но мер для явки потерпевшей в суд и устранения противоречий в стоимости похищенного не принималось. Оглашенные показания Г. не исследовались, как и другие материалы дела, а лишь после каждого оглашенного документа имеется запись “вопросов не поступило“. Неясно, от кого и к кому не поступило вопросов.

Подсудимый заявлял суду, что цена на имущество по справкам указана как на новое, не бывшее в употреблении, он же похитил имущество, бывшее в употреблении, стоимость которого ниже, чем указано в справках. Однако этим доводам подсудимого в приговоре оценка не дана и непонятно, почему суд принял за основу установления суммы похищенного исходя из представленных стороной обвинения рыночных справок, а не с учетом износа похищенных вещей, как об этом заявлял подсудимый.

Согласно ст. 267 УПК РФ, председательствующий разъясняет подсудимому его права в судебном разбирательстве.

Из протокола судебного заседания не видно, какие конкретно права разъяснялись подсудимому Л., а лишь имеются ссылки на ст. ст. 47 и 54 УПК РФ, а также ст. 51 Конституции РФ.

В обвинительном заключении отсутствуют сведения о всех непогашенных и не снятых судимостях Л., не устанавливались они и в судебном заседании, а в протоколе судебного заседания при установлении личности подсудимого отражено, что Л. привлекался к уголовной ответственности.

В деле имеются ряд неполных текстов приговоров в отношении Л. (л.д. 65, 66), но и они в судебном заседании не исследовались. Не ясно, отбыл ли Л. по ним наказание, когда освободился, погашены ли эти судимости, как и какие конкретно судимости повлияли на рецидив преступлений. Требование о судимостях Л. в судебном заседании не оглашалось.

Доказательства стороны обвинения, как видно из протокола судебного заседания, повторно оглашал защитник, но они также не исследовались.

Приговором суда действия Л. по краже квалифицированы по признаку “незаконного проникновения в жилище“, но в описательно-мотивировочной части приговора не приведены обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. На выполнение данного требования закона обращено внимание судов в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 “О судебном приговоре“.

Противоречивые выводы суда в приговоре сделаны по назначению наказания в виде штрафа. В описательно-мотивировочной части указано “нецелесообразным не применять“ штраф, а в резолютивной части наказание в виде штрафа не назначено.

При таких обстоятельствах приговор признан незаконным и необоснованным и в соответствии со ст. 380, 381 УПК РФ подлежащим отмене.

Постановление суда об отказе осужденному в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на обжалование приговора признано незаконным (ст. 357 УПК РФ)

Постановлением судьи Старооскольского районного суда Белгородской области от 6 июня 2005 года в ходатайстве С. о восстановлении пропущенного срока на обжалование приговора отказано.

С. обратился в суд с ходатайством, в котором просил восстановить пропущенный срок для обжалования приговора Старооскольского районного суда от 8 апреля 2005 года, поскольку при провозглашении ему было разъяснено, что после получения копии он в течение 10 дней может обжаловать приговор.

Судья, рассмотрев указанное ходатайство, пришел к выводу, что оснований для его удовлетворения не имеется.

В кассационной жалобе С., не соглашаясь с постановлением, указал, после провозглашения приговора ему было разъяснено, что срок, в течение которого он может обжаловать приговор, будет исчисляться с момента получения им копии. Он подал жалобу 21 апреля 2005 года, то есть в 10-дневный срок со дня получения копии приговора. Просит постановление отменить и восстановить пропущенный срок для обжалования приговора.

Как видно из материалов дела, приговор в отношении С. вынесен 8 апреля 2005 года, и копия указанного приговора осужденному направлена 13 апреля, которую он получил 15 апреля 2005 года.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что копия приговора С. была вручена по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Согласно ч. 2 ст. 357 УПК РФ, пропущенный срок восстанавливается, если копии обжалуемого решения были вручены осужденному и другим лицам по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Учитывая, что копия приговора осужденному С. была вручена по истечении 5 суток со дня его провозглашения, судебная коллегия приходит к выводу о восстановлении ему срока для обжалования приговора.

Возвращение уголовного дела прокурору по мотивам нарушения требований уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения предусмотрено только в случае, если допущенное нарушение исключает возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основании данного заключения (ст. 237 УПК РФ)

Постановлением судьи Старооскольского городского суда уголовное дело в отношении Р., обвиняемого в совершении преступлений по ст ст. 228.1 ч. 2 п. “а“, 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ, возвращено прокурору.

Р. органами следствия обвиняется в незаконном обороте наркотических средств.

Судья возвратила уголовное дело, указав, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона, в нем не изложены показания свидетеля К.Р.

В кассационном представлении помощник Старооскольского городского прокурора просил постановление отменить, поскольку судья необоснованно возвратила дело прокурору. Следователем выполнены требования п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении изложены доказательства.

Удовлетворяя кассационное представление прокурора, судебная коллегия по уголовным делам указала следующее.

Основанием для возвращения уголовного дела явилось то, что в обвинительном заключении не содержатся показания свидетеля К.Р., а имеется лишь ссылка, что он дал показания аналогичные показаниям свидетеля К.В.

В соответствии со ст. ст. 237 УПК РФ возвращение уголовного дела прокурору по мотивам нарушения требований уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения предусмотрено только в случае, если допущенное нарушение исключает возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основании данного заключения

В обвинительном заключении изложены все доказательства, в том числе и показания свидетеля К.В. (который являлся понятым), показания свидетеля К.Р. (другого понятого) не приведены, поскольку они являются аналогичными показаниям К.В. При таких обстоятельствах неизложение показаний свидетеля К.Р. в обвинительном заключении не является существенным нарушением требований УПК РФ и исключающим возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения. Поэтому постановление нельзя признать законным и обоснованным, поскольку у судьи не имелось достаточных оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

Судебная коллегия определила постановление отменить, а дело направить в суд со стадии назначения судебного заседания.

Постановление судьи, принятое по результатам предварительного слушания, за исключением решений о прекращении уголовного дела и о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения, обжалованию в кассационном порядке не подлежат (ст. 236 УПК РФ)

Постановлением Ровеньского районного суда З. и его защитнику отказано в удовлетворении ходатайства об исключении доказательств.

З. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 264 ч. 1 и 125 УК РФ.

При проведении предварительного слушания он и его защитник заявили ходатайство об исключении из числа доказательств заключения судебной автотехнической экспертизы, протокола следственного эксперимента.

Судья отказал в удовлетворении ходатайства.

Обвиняемый обжаловал постановление об отказе в удовлетворении ходатайства в кассационном порядке.

Судебная коллегия считает, что производство по кассационной жалобе З. подлежит прекращению, так как действующим законодательством не предусмотрена возможность обжалования постановления о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания в части отказа в удовлетворении ходатайства об исключении доказательств, о чем указано в ст. 236 ч. 7 УПК РФ.

Заявленное на предварительном слушании ходатайство о прекращении уголовного дела подлежит обязательному разрешению (ст. 239 УПК РФ)

Уголовное дело по обвинению Д. по ст. 118 ч. 1 УК РФ возвращено прокурору.

По ходатайству обвиняемого Д. и его защитника о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон суд назначил предварительное слушание по делу.

В ходе предварительного слушания обвиняемый и его защитник поддержали заявленное ими ходатайство.

Потерпевший Г. и его представитель заявили о своем согласии на прекращение уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым.

Прокурор также не возражал против прекращения дела.

Выслушав ходатайство и мнение сторон по нему, суд не нашел оснований для его удовлетворения, указав, что существо предъявленного обвинения Д. сформулировано как умышленные действия, направленные на причинение вреда здоровью, а квалифицированы по неосторожности; данное противоречие препятствует суду для принятия решения по делу, в связи с чем суд направил дело прокурору для устранения установленного противоречия.

В кассационном представлении государственный обвинитель, считая постановление судьи незаконным, просил его отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В нарушение ст. 256 УПК РФ суд, удалившись в совещательную комнату для разрешения ходатайства о прекращении уголовного дела, возвратившись из нее, фактически не разрешил ходатайство, а постановил о возвращении уголовного дела прокурору.

Кроме того, суд в нарушение ст. 252 УПК РФ своим суждением вышел за пределы судебного разбирательства, указав фактически на необходимость перепредъявления обвинения Д. на более тяжкое.

Вопросы применения норм материального права

При назначении наказания несовершеннолетнему осужденному совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление, нижний предел санкции сокращается наполовину (ст. 88 УК РФ)

Приговором Ярославского районного суда Ярославской области и постановлением президиума Ярославского областного суда М. осужден по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ к лишению свободы на 5 лет.

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области от 1 апреля 2004 года ходатайство осужденного М. о приведении приговора в соответствие с действующим уголовным законом оставлено без удовлетворения.

В надзорной жалобе осужденный просил постановление изменить ввиду неправильного применения норм материального права.

Основанием изменения постановления послужили следующие нарушения закона.

Приговором суда от 23 апреля 2003 года (с учетом внесенных в него изменений кассационным определением и постановлением президиума Ярославского областного суда) М. осужден по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ к лишению свободы на 5 лет.

Преступление, за которое он осужден по данному приговору, совершено им в несовершеннолетнем возрасте.

Согласно ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, при назначении наказания несовершеннолетнему осужденному, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление, нижний предел санкции сокращается наполовину.

Данное требование закона при рассмотрении ходатайства осужденного судом не выполнено.

С учетом требований ст. 88 ч. 6.1 УК РФ, нижний предел санкции ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему составляет 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Учитывая, что наказание осужденному назначалось судом в минимальных пределах санкции ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ, то в связи с принятием закона, улучшающего его положение, наказание М. снижено до минимальных пределов, т.е. до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Действия работников милиции при проведении оперативно-розыскного мероприятия признаны незаконными, что повлекло за собой отмену приговора с прекращением производства по делу в части осуждения за сбыт наркотических средств (ст. 228.1 УК РФ)

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода С.А. признан виновным в совершении незаконного приобретения, хранении в целях сбыта, а также сбыте наркотических средств в особо крупном размере.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор отменить, а производство по уголовному делу прекратить.

Считает, что сбыт наркотического средства - героина - 14 октября 2002 года был спровоцирован сотрудниками милиции.

Президиум Белгородского областного суда, изменяя приговор, сослался на следующее.

14 октября 2002 года С.А. продал Д. наркотическое средство - героин массой 0,026 г. Оставшийся героин массой 1295 граммов в 24 свертках из фольги продолжал незаконно хранить при себе. После этого С.А. задержан сотрудниками милиции, а героин изъят.

Как усматривается из материалов уголовного дела, 12 - 15 августа 2002 года Л. приобрел наркотическое средство - героин у лица по кличке “Семен“, данный эпизод исключен из обвинения за недоказанностью. 11 октября 2002 года проведены две проверочные закупки, суд также исключил их из объема обвинения, поскольку при проведении проверочных закупок С.Н. не принимала участия в производстве действий в качестве понятой, так как по данным директора музыкального училища г. Белгорода она находилась на занятиях.

В соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ“ сотрудники милиции имеют право в рамках оперативно-розыскной деятельности проводить проверочные закупки, в том числе для выявления лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств. Их результаты являются поводом и основанием для возбуждения уголовного дела и могут использоваться в качестве доказательств по уголовному делу в рамках уголовно-процессуального производства.

Из материалов дела видно, что Д. добровольно изъявил желание оказать сотрудникам отдела помощь в изобличении С.А., вошел в доверие к нему под видом приобретателя наркотиков и 11 октября два раза, затем 14 октября купил у него наркотическое средство - героин.

В соответствии с требованиями ст. 2 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ“ после проведения оперативных мероприятий и проверочной закупки наркотических средств у осужденного, выявления наличия преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 4 УК РФ, сотрудники милиции были обязаны пресечь дальнейшие преступные действия осужденного. Однако, как следует из материалов дела Д., по указанию сотрудников милиции повторно приобрел второй раз 11 октября, третий раз 14 октября 2002 года у С.А. наркотическое средство - героин. Эпизод сбыта героина, за которой осужден С.А., является пятым инициированным сотрудниками милиции.

Данные действия работников милиции являются незаконными, поскольку они были направлены на создание условий для дальнейшей преступной деятельности осужденного.

При таких обстоятельствах президиум считает, что приговор в части осуждения С.А. за сбыт наркотического средства - героина массой 0,026 грамма от 14 октября 2002 года подлежит отмене, а уголовное дело в этой части прекращению.

Действия осужденного по незаконному приобретению и хранению героина массой 1,295 грамма в связи с изданием закона, имеющего обратную силу от 08.12.2003, следует переквалифицировать со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 228 ч. 1 УК РФ как незаконное приобретение и хранение наркотического средства в крупном размере.

Невыяснение по делу существенных обстоятельств и отсутствие оценки собранным доказательствам повлекло отмену приговора (ст. 131 УК РФ)

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода К. осужден по ст. 131 ч. 2 п. “в“ УК РФ; 132 ч. 2 п. “в“ УК РФ к лишению свободы.

К. признан виновным в изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера с применением насилия, соединенных с угрозой убийством, совершенных в ночь на 10 июля 2004 года в квартире осужденного, расположенной <...>.

В надзорной жалобе адвокат просил приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения норм процессуального права.

Президиум Белгородского областного суда удовлетворил надзорную жалобу адвоката по следующим основания.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

Обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены.

Данное требование закона при постановлении приговора судом не выполнено.

Осужденный отрицал изнасилование С.

Суд, признавая виновным К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 ч. 2 п. “в“ и 132 ч. 2 п. “в“ УК РФ, недостаточно аргументировал свой вывод и указал, что его объяснения неубедительны, а защитой не опровергнуты доказательства стороны обвинения.

Приговор не содержит оценки обстоятельств, сообщенных работниками милиции М. и Р. о том, что С. по их прибытии не сообщила о ее изнасиловании, а напротив, заявила об отсутствии к нему претензий.

Не установлено, почему она заявила о совершенных в отношении ее преступлениях спустя несколько дней.

При назначении судебно-медицинской экспертизы и ее проведении не исследовался вопрос, характерны ли обнаруженные у потерпевшей телесные повреждения для изнасилования либо они получены в результате падения в состоянии опьянения, при обстоятельствах, указанных осужденным (в ванной и т.д.)

Не дана оценка обстоятельствам, связанным с поведением С., в частности, почему ее подруги ушли после распития спиртного у малознакомого им К., а она осталась и ночевала у него.

Если насилие имело место, то оказывала ли реальное сопротивление, пыталась ли звать на помощь и т.д.

Устранение неполноты судебного следствия и восполнение допущенных пробелов имеет важное значение для выводов суда о виновности или невиновности К.

При таких обстоятельствах приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Условное осуждение применяется только к основному наказанию.

Неправильное применение материального закона повлекло отмену приговора (ст. 73 УК РФ)

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Ж. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 2 года 6 месяцев с лишением права управления транспортными средствами на 2 года.

Постановлено: в соответствии со ст. 73 УК РФ приговор в отношении Ж. в исполнение не приводить (в части основного и дополнительного наказания), если он в период испытательного срока в два года примерным поведением и добросовестным трудом докажет свое исправление.

Ж. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения при управлении автотранспортным средством, повлекшим по неосторожности смерть человека.

В кассационной жалобе потерпевший Т. просил приговор отменить ввиду явно не справедливого наказания вследствие чрезмерной мягкости.

Отменяя приговор, кассационная инстанция Белгородского областного суда указала следующее.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Суд эти требования УПК РФ не выполнил.

Как видно из резолютивной части приговора, суд назначил Ж. наказание по ст. 264 ч. 2 УК РФ, предусматривающей лишение свободы и безальтернативно - лишение права управления транспортными средствами с применением ст. 73 УК РФ и постановил назначенное наказание не приводить в исполнение.

В то же время ст. 73 УК РФ предусматривает назначение условного наказания лишь к лишению свободы, если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания.

В мотивировочной части приговора отсутствуют суждения о назначении условного наказания Ж., а кроме того, не соответствуют требованиям закона указания на неприведение приговора в исполнение как по основному, так и по дополнительному наказанию.

При таких обстоятельствах суд неправильно применил уголовный закон, что в соответствии со статьями 379 ч. 1 п. 3 и 382 УПК РФ влечет безусловную отмену приговора.

Кассационная инстанция признала, что наказание осужденному назначено без учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления и является явно несправедливым вследствие мягкости (ст. 60 УК РФ)

Приговором Шебекинского районного суда Е. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к исправительным работам сроком на 2 года с удержанием 10% заработка в доход государства с лишением права управления автотранспортом сроком на 2 года.

Он признан виновным в том, что 17 ноября 2002 года, управляя автомобилем “Москвич-412“ на участке дороги Шебекино - Короча, нарушил п. 10.1 Правил дорожного движения и допустил наезд на пешехода Я., смертельно его травмировав.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить как несправедливый. Ссылался, что суд необоснованно исключил из обвинения указание на нарушение осужденным п. 2.7 ПДД и назначил Е. чрезмерно мягкое наказание, отказал в удовлетворении исковых требований потерпевшей, снизив компенсации морального вреда с 80000 до 30000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда удовлетворила кассационное представление прокурора по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Данные требования судом нарушены.

Из материалов дела следует, что Е. управлял автомобилем в состоянии опьянения, что подтверждается справкой о поступлении осужденного в медицинское учреждение в состоянии опьянения и заключением эксперта о наличии в крови осужденного этилового спирта в концентрации 0,76%.

Согласно выписке из приказа Министерства здравоохранения СССР N 3 от 05.01.1956, указанная концентрация алкоголя соответствует легкой степени опьянения и указывает на выраженное влияние алкоголя на организм.

Поэтому судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о том, что осужденный в трезвом состоянии управлял автомобилем и об исключении из обвинения Е. указания на нарушение им п. 2.7 ПДД.

При назначении наказания судом не учтено, что Е. мер по возмещению причиненного ущерба не принял.

С учетом изложенных обстоятельств, судебная коллегия полагает о необоснованности применения к осужденному ст. 64 УК РФ и назначении ему более мягкого вида наказания.

Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Указанные требования судом нарушены.

Так, при описании преступного деяния суд в приговоре даже не указал, что Е., совершив неосторожное преступление, управлял автомобилем.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство.

Максимальный срок наказания при особом порядке судебного разбирательства не может превышать две трети.

При назначении наказания при рецидиве преступлений за неоконченное преступление или при наличии смягчающих обстоятельств верхний предел санкции статьи должен исчисляться, исходя из двух третей (ст. 60 УК РФ)

Приговором Алексеевского районного суда П. осужден по ст. 112 ч. 2 п. “д“ УК РФ к лишению свободы на три года. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным.

Приговор постановлен в особом порядке.

Постановлением Алексеевского районного суда Белгородской области от 1 декабря 2004 года условное осуждение в отношении П. отменен“, и он направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы на 3 года в колонию - поселение.

П. признан виновным в причинении средней тяжести вреда здоровью Л.

В надзорной жалобе осужденный просил переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ и снизить наказание.

Изменяя приговор, президиум Белгородского областного суда указал следующее.

Согласно ст. 316 ч. 7 УПК РФ, при особом порядке судебного разбирательства суд постановляет обвинительный приговор и назначает наказание, которое не может превышать две трети максимального срока наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления.

Санкция ст. 112 ч. 2 УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы.

Исходя из изложенных положений ст. 316 ч. 7 УПК РФ, максимальное наказание П. составляет 3 года 4 месяца, а с учетом положений ст. 62 УК РФ, наказание не должно превышать 2 лет 6 месяцев.

Правила ч. 6.1 ст. 88 УК РФ применяются без ссылки в резолютивной части приговора на ст. 64 УК РФ.

Если суд назначает наказание с применением ст. 64 УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела, предусмотренного ч. 6.1 ст. 88 УК РФ

Приговором Губкинского городского суда Р. осужден к лишению свободы:

по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев;

по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ на 1 год;

по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б“ УК РФ на 2 года (по эпизоду преступления, совершенного в первой половине марта 2003 года);

по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б“ УК РФ на 1 год (по эпизоду от 4 августа 2003 года).

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы.

Р. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Е. из хулиганских побуждений группой лиц по предварительному сговору, а также в кражах, совершенных группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение и в угоне автомобиля группой лиц по предварительному сговору.

В надзорной жалобе адвокат, оспаривая правильность квалификации действий Р. по ст. 111 ч. 3 УК РФ, полагает, что осужденный не причинял тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в его действиях отсутствует квалифицирующий признак “по предварительному сговору“. Считает приговор несправедливым вследствие его чрезмерной суровости.

Президиум находит приговор подлежащим изменению.

На момент совершения преступления Р. не достиг совершеннолетия. Согласно ст. 88 ч. 6.1 УК РФ, при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Санкция ст. 111 ч. 3 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от 5 до 12 лет. Согласно приговору по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ, Р. назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, то есть наполовину ниже минимального предела санкции с учетом его несовершеннолетнего возраста.

Определением судебной коллегии приговор изменен, и наказание по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ назначено с применением ст. 64 УК РФ, со ссылкой на то, что наказание назначено ниже низшего предела без учета смягчающих обстоятельств, дающих основание для применения ст. 64 УК РФ. При этом наказание по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ оставлено без изменения. Такой вывод суда не основан на законе.

Минимальный срок по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ с учетом положений ст. 88 ч. 6.1 УК РФ составляет 2 года 6 месяцев, применение ст. 64 УК РФ к санкции ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ влечет снижение наказания ниже низшего предела, то есть ниже 2 лет 6 месяцев.

Решая вопрос о назначении наказания, суд должен обсудить все обстоятельства, смягчающие наказание осужденного.

Перечень таких обстоятельств материальным законом не ограничен (ст. 61 УК РФ)

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Р. осужден по ст. 162 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 3 года. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 3 года 6 месяцев.

Около 21 часа 30 минут Р., будучи в состоянии алкогольного опьянения, возле дома <...>, с целью хищения имущества, напал на С., нанес ему не менее 9 ударов ногами, причинив ему легкий вред здоровью, и завладел сотовым телефоном стоимостью 4000 рублей.

В кассационной жалобе Р. просил приговор изменить. С учетом смягчающих обстоятельств - наличия на иждивении малолетних детей, других смягчающих обстоятельств, признанных судом, положительных характеристик, наличия места жительства и работы, а также тяжелого материального положения семьи, на основании ст. 64 УК РФ назначить более мягкое наказание.

В соответствии со ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, признается наличие малолетних детей у виновного.

Как видно из приговора и материалов уголовного дела, у Р. имеются четверо малолетних детей, однако это обстоятельство как смягчающее наказание судом необоснованно не учтено.

Судебная коллегия сочла возможным признать обстоятельством, смягчающим наказание Р., наличие малолетних детей.

При назначении Р. наказание по ст. 162 ч. 1 УК РФ суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности, в том числе и смягчающие обстоятельства, на которые ссылается в жалобе осужденный: чистосердечное раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, добровольное возмещение ущерба потерпевшему, а также характеристики с места работы и жительства и другие данные о личности.

Р. по ст. 162 ч. 1 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы в минимальных пределах санкции.

Судебная коллегия не находит оснований для назначения Р. более мягкого вида наказания или назначения наказания ниже низшего предела санкции статьи.

С учетом смягчающих обстоятельств, судебная коллегия снизила Р. наказание, назначенное по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, в виде лишения свободы до 3 лет 1 месяца.

Приговор изменен вследствие назначения чрезмерно сурового наказания (ст. 60 УК РФ)

Приговором Чернянского районного суда Б. осужден по ст. 161 ч. 2 п. “г“ УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 1 год.

Осужденный признан виновным в том, что 16 сентября 2004 года в поселке Чернянка Белгородской области с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, открыто похитил у Т. деньги в сумме 20 рублей.

В кассационной жалобе осужденный ссылался на раскаяние в содеянном, полное возмещение ущерба, удовлетворительные характеристики, а также на то, что воспитывался в детском доме, просил изменить приговор, снизив наказание до не связанного с лишением свободы.

Приговор изменен по следующим основаниям.

При назначении осужденному наказания суд сослался на отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, и признал в качестве смягчающих: возмещение ущерба, активное способствование раскрытию преступления, чистосердечное раскаяние в содеянном.

Судебная коллегия считает, что суд не в полной мере учел перечисленные обстоятельства, смягчающие наказание и характер содеянного - хищение 20 рублей, и назначил Б. явно несправедливое наказание вследствие его суровости.

Поэтому назначенное ему наказание подлежит снижению до 6 месяцев лишения свободы.

Судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, не учитываются при признании рецидива преступлений (ст. 18 УК РФ)

Приговором Ивнянского районного суда М. осуждена по ч. 1 ст. 111 УК РФ к лишению свободы.

В кассационной жалобе осужденная М. просила смягчить ей наказание.

Основанием изменения приговора послужило следующее нарушение закона.

В соответствии с п. “в“ ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости, наказание за которые признавалось условным.

Из материалов уголовного дела следует, что приговором суда от 13.02.2004 М. осуждалась к условной мере наказания.

Условное осуждение по правилам ст. 74 УК РФ не отменялось за систематическое и злостное неисполнение возложенных на нее обязательств, и она не направлялась для отбывания наказания в места лишения свободы.

Условное осуждение у нее отменено в связи с совершением умышленного преступления в период испытательного срока, что не образует рецидив преступлений.

Поэтому из приговора подлежит исключению указание на признание отягчающего наказание осужденной обстоятельства рецидива преступлений.

С учетом изложенного, судебная коллегия снизила окончательное наказание осужденной М., назначенное в соответствии со ст. 70 УК РФ, применив принцип частичного сложения наказаний.

Для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания необходимо признание судом того обстоятельства, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (ст. 79 УК РФ)

Приговором Борисовского районного суда от 17 марта 2004 года Ч. осужден по ст. ст. 158 ч. 1, 158 ч. 3, УК РФ к лишению свободы.

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство осужденного Ч. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по приговору от 17 марта 2004 года оставлено без удовлетворения.

Осужденный Ч., отбывающий наказание в ЮС 321/5 г. Белгорода, обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, мотивировав это тем, что отбыл половину срока, к труду относится добросовестно, поведение примерное, участвует в общественной жизни отряда, взысканий нет, в содеянном раскаялся.

В кассационной жалобе осужденный Ч., считая постановление судьи незаконным, необоснованным и несправедливым, просил его изменить и удовлетворить его ходатайство об условно-досрочном освобождении.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда, оставляя жалобу без удовлетворения, указала следующее.

В соответствии со ст. 79 ч. 1 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Основанием условно-досрочного освобождения является признание судом того факта, что лицо встало на путь исправления и не нуждается в полном отбывании назначенного ему судом наказания.

При этом учитывается поведение осужденного за весь период отбывания наказания, оценивается тяжесть им содеянного, число и характер судимостей, интервал между ними, возможности бытового и трудового устройства после освобождения, наличие опасного или особо опасного рецидива.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, суд обоснованно принял во внимание его отрицательную характеристику администрацией учреждения, то что в общественной жизни отряда участия не принимает, мероприятия воспитательного характера посещает по принуждению, к разовым поручениям начальника отряда относится недобросовестно.

С учетом того, что Ч. ранее был неоднократно судим, в его действиях наличиствует опасный рецидив преступлений, не имеется оснований для вывода, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Ссылка осужденного в жалобе на тяжелое заболевание не принимается во внимание при решении вопроса об условно-досрочном освобождении в соответствии со ст. 79 УК РФ.

Освобождение от наказания в связи с болезнью предусмотрено ст. 81 УК РФ.

При таких данных доводы жалобы осужденного о незаконном и необоснованном отказе ему судом в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания являются неубедительными и жалоба удовлетворению не подлежит.

Постановление об отмене условного осуждения вследствие систематического злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей признано законным и обоснованным (ст. 74 УК РФ)

Постановлением судьи Волоконовского районного суда Белгородской области условное осуждение К. отменено, и он направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

В кассационной жалобе осужденный К. просил постановление судьи отменить. Ссылался на то, что материалы в отношении него, представленные в суд, необъективны и собраны специально, чтобы лишить его свободы, поскольку состоит в неприязненных отношениях с инспектором С. Выражает несогласие с приговором, полагая себя незаконно осужденным.

Кассационной инстанцией жалоба оставлена без удовлетворения.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Из представленных в суд материалов следует, что на условно осужденного К. приговором суда от 25 мая 2004 года возложены обязанности: не менять своего постоянного места жительства, являться в УИИ для регистрации, продолжить обучение в училище, возложен запрет на посещение массовых мероприятий после 23 часов.

Согласно подписке, К. ознакомлен с возложенными на него обязанностями.

Как следует из постановления судьи, К. в течение испытательного срока с июня 2004 года по мая 2005 года не менее пяти раз привлекался к административной ответственности за правонарушения, совершенные преимущественно в ночное время в состоянии опьянения, злоупотребляет спиртными напитками, без уважительных причин допускает пропуски занятий в ЮПУ N 27, негативно характеризуется администрацией поселка и педагогами, неоднократно предупреждался под роспись начальником УИИ района об отмене условного осуждения.

Данные обстоятельства подтверждаются представленными администрацией УИИ N 7 материалами, исследованными в судебном заседании: характеристиками с места жительства и учебы, справкой информационного центра о неоднократном привлечении К. к административной ответственности, объяснениями К. по поводу совершенных правонарушений, предупреждениями об отмене условного осуждения.

Оценив все представленные доказательства, судья обоснованно пришел к выводу о том, что условно осужденный К. на путь исправления и перевоспитания не стал, не стремится к этому, в связи с чем отменил условное осуждение и направил осужденного в места лишения свободы для отбывания наказания, назначенного приговором суда.

В связи с изложенным, доводы осужденного о необоснованности отмены условного осуждения вследствие неприязненных отношений с начальником УИИ С. не могут быть приняты во внимание как неподтвержденные материалами.

Заявление осужденного о несогласии с приговором не может быть предметом кассационного рассмотрения, поскольку приговор суда от 25 мая 2004 года вступил в законную силу и его обжалование в настоящее время может быть только в порядке надзора в соответствии со ст. ст. 402 - 412 УПК РФ.