Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 16.02.2005 по делу N 33-1205 Исковое требование о признании завещания недействительным удовлетворено, поскольку в завещании не соблюдено требование Гражданского кодекса РСФСР о его форме.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2005 г.

Судья: Давыдовская Е.Г. Дело N 33-1205“

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего Зубовой Л.М.,

судей Шиян Л.Н.,

Васильевой Т.А.,

рассмотрев в г. Москве в заседании от 16 февраля 2005 года кассационную жалобу С. на решение Ногинского городского суда Московской области от 2 декабря 2004 года по делу по ее иску к П. о признании завещания недействительным, заслушав доклад судьи Шиян Л.Н., объяснения С., ее представителя Б., П.,

УСТАНОВИЛА:

С. обратились в суд с иском к П. о признании недействительным завещания, составленного ее братом М.А., о распоряжении в пользу ответчика 1/2 доли дома <...> от 9 августа 2001 г. Свои требования мотивировала тем, что указанное домовладение принадлежало ей и брату в равных долях в порядке наследования после смерти матери. При жизни М.А. злоупотреблял спиртным, страдал тяжелым заболеванием и в связи с ухудшением состояния здоровья 5 августа 2001 г. был госпитализирован в Московскую горбольницу N 68, где и скончался 16 августа 2001 г. После смерти брата ей стало известно о составленном в пользу ответчика завещании, которое она расценивает
как недействительное, не соответствующее закону в силу нарушения требований о его форме и не соответствующее действительному волеизъявлению брата.

Ответчик иск не признал и пояснил, что находился в дружеских отношениях с братом истицы, посещал его в больнице и составление им завещания в его пользу было свободным волеизъявлением. Поскольку М.А. постоянно вливали лекарства через капельницу в правую руку, по его просьбе в присутствии нотариуса указанное завещание подписал С.Д., который пришел в больницу вместе с П.

Привлеченная в качестве третьего лица нотариус И., будучи надлежаще извещенной о дне слушания дела, в суд не явилась, в связи с чем спор рассмотрен в ее отсутствие.

Решением Ногинского городского суда Московской области от 2 декабря 2004 года в удовлетворении иска отказано.

С. обжалует указанное решение в кассационном порядке и просит отменить как незаконное.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, как постановленное в нарушение требований действующего законодательства.

Судом установлено, что М.А. принадлежала на праве собственности 1/2 доли дома <...> и часть земельного участка при доме на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию после смерти матери М.М., скончавшейся 06.04.95. 9 августа 2001 г. от имени М.А. было составлено завещание, в котором он распорядился всем принадлежащим ему имуществом в пользу П.,
удостоверенное нотариусом г. Москвы И., реестровая запись N 1-1747. Из текста оспариваемого завещания следует, что “ввиду болезни (прободная язва) гр. М.А. по его личной просьбе и в его присутствии завещание подписано гр. С.Д.Б.О.“.

Допрошенный судом в качестве свидетеля С.Д.Б.О. подтвердил, что 9 августа 2001 г. в больнице, где находился на излечении М.А., по просьбе последнего, в присутствии нотариуса, он учинил подпись под завещанием М.А., поскольку у него в правой руке находилась капельница.

Оценив собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу, что М.А. в момент подписания завещания выразил свою волю, завещав П. принадлежащее ему имущество и не смог лично подписать завещание по уважительной объективной причине, т.к. на его правой руке стояла капельница, что отразил нотариус в силу положений ст. 1125 ГК РФ, как “тяжелую болезнь наследодателя“. Поскольку судом не было установлено оснований к признанию указанного завещания недействительным, как соответствующего требуемой законом форме, в удовлетворении иска С. отказано.

С законностью данных выводов суда согласиться нельзя, поскольку при оценке действительности оспариваемого завещания судом неверно применен и истолкован закон, в силу положений ст. 363 ГПК РФ решение суда подлежит отмене.

Разрешая спор, суд руководствовался положениями ст. 177 ГК РФ и ст. ст. 1124, 1125 ГК РФ. Между тем в соответствии со ст. 7 Федерального закона “О введении
в действие части третьей Гражданского кодекса РФ“ N 147-ФЗ к завещаниям, совершенным до введения в действие части третьей Кодекса (т.е. до 1 марта 2002 года), применяются правила об основаниях недействительности завещания, действовавшие на день совершения завещания.

В соответствии со ст. 540 ГК РСФСР завещание должно быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и нотариально удостоверено. Ст. 542 ГК РСФСР установлено, если завещатель в силу физических недостатков, болезни или по иным причинам не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано в присутствии нотариуса или другого должностного лица другим гражданином с указанием причин, в силу которых завещатель не мог подписать завещание собственноручно.

Как следует из объяснений по иску (л. 63), С. указывала основанием к признанию завещания недействительным его несоответствие требуемой законом форме, что в силу положений ст. 48 ГК РСФСР влечет за собой недействительность сделки. Однако судом при разрешении настоящего спора применены положения ч. 1 ст. 177 ГК РФ, которые фактически истицей как основания иска не заявлялись. Судом не дана оценка заключению комиссии экспертов Бюро СМЭ МЗ МО и позиция истицы, основанная на данном заключении о наличии у брата возможности самостоятельно по состоянию его здоровья подписать завещание, не опровергнута.

Показания свидетеля К. - зав. хирургическим
отделением Московской больницы N 68 о длительности введения М.А. лекарств посредством капельницы не могут являться бесспорным доказательством невозможности самостоятельного подписания М.А. своего завещания.

Поскольку судом первой инстанции установлены все имеющие значение для разрешения заявленного спора обстоятельства, собраны необходимые доказательства, судебная коллегия считает возможным вынести новое решение по делу.

Из заключения экспертной комиссии Бюро СМЭ МЗ МО, проведенной по данному делу, следует, что 9 августа 2001 г. М.А. по состоянию его здоровья мог самостоятельно поставить свою подпись под документом, в частности, под завещанием (л. 111). Тем самым, не соответствует действительности указание нотариуса в оспариваемом завещании на то обстоятельство, что “...ввиду болезни (прободная язва) гр. М.А., по его личной просьбе и в его присутствии завещание подписано гр. С.Д.Б.О.“. Поскольку в указанном завещании не соблюдено требование закона о его форме, установленное ст. 540 ГК РСФСР, в соответствии со ст. 48 ГК РСФСР оно является недействительным и согласно положениям части второй указанной нормы должны быть применены положения о последствиях недействительности сделки и стороны приведены в первоначальное положение.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ногинского городского суда Московской области от 2 декабря 2004 года отменить и вынести по делу новое решение, в соответствии с которым признать недействительным завещание, составленное 9 августа 2001 года
от имени М.А. о распоряжении всем своим имуществом в пользу П., удостоверенное нотариусом г. Москвы И., зарегистрированное в реестре за N 1-1747, и привести стороны в первоначальное положение.