Решения и определения судов

Решение Октябрьского районного суда города Архангельска от 04.06.2004 N 2-583/2004 По иску о взыскании убытков и возмещении морального вреда в связи с отказом ответчика надлежащим образом и своевременно выплатить сумму причиненного транспортному средству ущерба.

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА АРХАНГЕЛЬСКА

Дело N 2-583/2004 4 июня 2004 года“

РЕШЕНИЕ

Октябрьский районный суд города Архангельска в составе:

председательствующего судьи Роговой И.В.,

при секретаре Д.О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Архангельске гражданское дело по иску Г. к закрытому акционерному обществу “Страховая группа “Урал-Сиб“ о возмещении ущерба, понесенных убытков, взыскании денежной компенсации морального вреда,

установил:

Г. обратился в суд с иском к закрытому акционерному обществу “Страховая группа “Урал-Сиб“ о взыскании понесенных убытков, взыскании денежной компенсации морального вреда, мотивируя свои требования следующими основаниями. 4 февраля 2004 года Г. обратился в ЗАО “Страховая группа “Урал-Сиб“ с заявлением о причинении ущерба лицом, застраховавшим гражданскую ответственность в компании “НИКойл-Страхование“, его
имуществу - транспортному средству ВАЗ-2106, 1994 года выпуска, гос. номер <...>. “НИКойл-Страхование“ реорганизовано в ЗАО “Страховая группа “Урал-Сиб“. При этом сумма страхового возмещения была определена в размере 8835 рублей. Не согласившись с оценкой ущерба, Г. обратился к независимому эксперту, оценившему ущерб, причиненный транспортному средству, в сумме 11928,87 руб. Просит суд взыскать разницу в оценке ущерба в размере 3093,87 руб., стоимость проведения экспертизы в размере 1236 рублей, а также денежную компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, поскольку им понесены нравственные страдания по причине отказа ответчика надлежащим образом и своевременно выплатить ему сумму причиненного ущерба.

В судебном заседании истец заявленные требования поддержал в полном объеме, дополнительно указав, что ответчик не предпринял действия по организации осмотра транспортного средства, организации независимой экспертизы, в связи с чем он вынужден был действовать самостоятельно, обратившись в Архангельское агентство экспертиз. Указал также, что ответчик намеренно занизил оценку ущерба, уклоняясь тем самым от возмещения ему, как потерпевшему, ущерба. Кроме того, ответчиком не были соблюдены сроки выплат страхового возмещения.

Представитель истца К., действующий на основании доверенности, заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика З., действующая в соответствии с выданной доверенностью (л.д. 42), иск не признала, представив письменный отзыв, в котором указала, что ЗАО “Страховая группа “Урал-Сиб“, в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 года N 263, произвело осмотр транспортного средства, организовало проведение экспертизы, на основании которого была определена сумма страхового возмещения. Вместе с тем истец первоначально отказался от получения страхового возмещения. На момент рассмотрения спора денежная сумма в размере 8835 рублей истцом
получена. Кроме того, указала, что правовые основания для взыскания стоимости экспертизы, проведенной истцом, а также для взыскания денежной компенсации морального вреда отсутствуют, поскольку истцом не предоставлено доказательств обоснованности несения указанных расходов, причинения ему моральных и нравственных страданий. Кроме того, указала, что в соответствии с ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“ заключение С. нельзя признать экспертным, поскольку в представленных документах отсутствуют данные об образовании эксперта, повышении квалификации, а также он не имеет лицензии. Лицензия выдана лишь на К., который непосредственного осмотра транспортного средства не производил.

Суд, заслушав участников судебного разбирательства, допросив в ходе судебного разбирательства свидетелей С., Т., исследовав материалы дела, приходит к следующему.

Сторонами не оспаривается, что виновный в дорожно-транспортном происшествии Б. застраховал гражданскую ответственность в компании “НИКойл-Страхование“, реорганизованной в ЗАО “Страховая группа “Урал-Сиб“.

В соответствии с п. 3 ст. 11 ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ (далее по тексту - Закон), если потерпевший намерен воспользоваться своим правом на страховую выплату, он обязан при первой возможности уведомить страховщика о наступлении страхового случая. При этом, в соответствии со ст. 12 названного Закона, размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его жизни или здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Потерпевший обязан предоставить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.

В соответствии со ст. 13 Закона потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, в пределах
страховой суммы. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате, с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению вреда направляется страховщику по месту нахождения страховщика или его представителя, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат.

Страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и приложенные к нему документы в течение 15 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ.

До полного определения размера подлежащего возмещению вреда страховщик вправе по заявлению потерпевшего произвести часть страховой выплаты, соответствующую фактически определенной части указанного вреда.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

На основании пункта 4 статьи 931 ГК РФ выгодоприобретатель (в данном случае истец) по договору обязательного страхования риска ответственности за причинение вреда вправе обратиться непосредственно к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения в целях покрытия причиненного ему вреда в пределах страховой суммы.

Истец в обоснование предъявленного иска указывает, что страхователем (ЗАО “Страховая группа “Урал-Сиб“) не исполнена обязанность по надлежащему осмотру и оценке причиненного имуществу истца ущерба. Кроме того, проведенной по его инициативе независимой экспертизой стоимость ущерба определена
выше той, которая была установлена страхователем.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана представить доказательства тех обстоятельств, на которые ссылается как на основание своих требований, так и на основание своих возражений.

Суд приходит к выводу о том, что истцом не представлено доказательств неисполнения ответчиком обязанности по организации осмотра и экспертизы транспортного средства, а равным образом ненадлежащего исполнения указанной обязанности.

Так, материалами дела подтверждается, что истец 4 февраля 2004 года обратился к ответчику с заявлением о причинении вреда транспортному средству (л.д. 27), приложив к заявлению копию постановления по делу об административном правонарушении, сведения о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП. В этот же день специалистом по убыткам А. составлен акт осмотра транспортного средства, где были зафиксированы повреждения, причиненные транспортному средству истца (л.д. 30).

Истец указывает, что фактически акт осмотра транспортного средства не производился, повреждения, а также технические характеристики транспортного средства внесены в акт осмотра с его слов.

Вместе с тем, из представленного в материалы дела акта, последний составлен по наружному осмотру автомобиля. В акте имеется подпись Г. Каких-либо ссылок на то, что акт составлен не по результатам наружного осмотра, а со слов потерпевшего (истца), акт не содержит.

В ходе судебного разбирательства был допрошен в качестве свидетеля специалист по убыткам А., пояснивший, что акт составлялся непосредственно по наружному осмотру транспортного средства. Поскольку возможность одновременного присутствия эксперта-оценщика отсутствовала, то им непосредственно был составлен акт осмотра, переданный в последующем для заключения эксперту-оценщику Т. При этом не доверять показаниям свидетеля, предупрежденного об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, у суда нет оснований. Показания свидетеля ничем не опорочены.
Кроме того, указанные свидетельские показания подтверждаются и актом осмотра транспортного средства, в котором, как указывалось выше, имеется подпись Г., подтверждающая составление акта именно по наружному осмотру (л.д. 30 оборотная сторона). Истцом не представлено доказательств, опровергающих данные обстоятельства.

Далее, как было установлено в процессе судебного разбирательства, экспертное заключение составлено Т. 10 февраля 2004 года, именно исходя из представленного акта осмотра транспортного средства.

На основании экспертного заключения от 10 февраля 2004 года, 20 февраля 2004 года составлен страховой акт N 16/04 о признании случая страховым и подлежащим оплате в размере 8835 рублей. Выдано распоряжение на оплату (л.д. 36). В данном акте имеется подпись Г. о том, что с данными расчетами не согласен, так как они не соответствуют сумме причиненного автомобилю материального ущерба. Запись датирована 8 апреля 2004 года.

11 марта 2004 года истец обратился к ответчику с заявлением о проведении повторной экспертизы по тем основаниям, что первоначальная экспертиза не проводилась, а записана с его слов (л.д. 16), оставленным ответчиком без ответа.

24 марта 2004 года по инициативе истца проведена повторная экспертиза транспортного средства в Архангельском агентстве экспертиз, в соответствии с которой стоимость восстановительного ремонта транспортного средства составила 11928,87 руб., с учетом износа заменяемых деталей.

В соответствии с Правилами организации независимой технической экспертизы транспортных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 24 апреля 2003 года N 238, проведение экспертизы организуется страховщиком в соответствии с пунктом 3 статьи 12 Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“, а в случаях, указанных в пункте 4 статьи 12 этого Федерального закона, - потерпевшим. Иначе говоря, проведение экспертизы может быть организовано
потерпевшим лишь при условии, что страховщик не осмотрел поврежденное имущество и (или) не организовал его независимую экспертизу (оценку) в установленный статьей срок (пункты 4 - 5 Правил).

Как следует из материалов дела, основания для утверждения о том, что ответчиком не был организован осмотр поврежденного имущества и (или) независимая экспертиза, отсутствуют. Данное утверждение истца опровергается актом осмотра транспортного средства и экспертным заключением Т.

Более того, истцом не представлено доказательств приоритетности проведенной по его инициативе экспертизы лишь по тому основанию, что сумма восстановительного ущерба выше, чем это определено страхователем (ответчиком).

Как следует из показаний экспертов, проводивших оценку ущерба, причиненного транспортному средству, причины расхождения экспертов в оценке стоимости восстановительного ремонта заключаются лишь в указании различного количества и стоимости нормо-часов, необходимых для проведения ремонта.

Так, эксперт С., будучи допрошенным в качестве свидетеля по делу, пояснил, что 24 марта 2004 года произвел осмотр транспортного средства истца по инициативе последнего, поскольку, с его слов, он не был удовлетворен результатами экспертизы, считал, что стоимость восстановительного ремонта занижена. По результатам анализа заключений пояснил, что, главным образом, различие экспертиз заключается в том, что Т. не были учтены добавочные коэффициенты трудоемкости необходимых ремонтных работ (устанавливаемые в зависимости от срока эксплуатации транспортного средства) и работы по снятию и установке некоторых деталей, где могут быть обнаружены скрытые дефекты. Кроме того, указал, что им при оценке стоимости восстановительного ремонта использовались расценки ремонтных работ станции техобслуживания, равные 275 рублям в час. Тогда как экспертом Т. приведена сумма, равная 250 рублям (л.д. 49 - 51).

Эксперт Т., также будучи допрошенным в качестве свидетеля, пояснил, что стоимость ремонтных работы исчислялась им
как среднерыночная, то есть по результатам маркетинговых исследований (по ценам 4 сервисных станций). Кроме того, не согласен с рядом позиций, вошедших в заключение С. В частности с необходимостью антишумового покрытия, которое наносится в случае повреждения днища автомобиля, что в данном случае отсутствовало. Кроме того, допускает вероятность расхождения мнений оценщиков в окончательной стоимости восстановительного ремонта.

С учетом показаний свидетелей суд приходит к выводу о том, что, действительно, в данной ситуации допустимо наличие двух различных мнений специалистов, профессионализм которых сомнению не подвергается. Тем более, что по объему технических повреждений транспортного средства мнения экспертов в данных заключениях не расходятся. С учетом того, что определение затрат на восстановление поврежденного транспортного средства (оценка ущерба) есть категория оценочная и имеющая по своей природе целью установить наиболее вероятную стоимость восстановительного ремонта в условиях конкуренции на открытом рынке, суд находит, что принятие судом позиции истца, а соответственно удовлетворение иска, будет преждевременным по следующим мотивам.

Как уже указывалось, лицо, имуществу которого причинен ущерб, вправе требовать полного его возмещения с целью восстановления прежнего состояния нарушенного права. В данном случае истец, обосновывая свою позицию, указывает на экспертное заключение наиболее (по указанной стоимости) благоприятное для восстановления его имущественных прав. Ответчик, оспаривая требования истца, ссылается на экспертное заключение, данное по инициативе страхователя. При этом транспортное средство не отремонтировано, то есть истцом какие-либо расходы на восстановление имущества не понесены.

Судом ставился на обсуждение вопрос о назначении по делу судебной автотовароведческой экспертизы. Вместе с тем стороны указали на отсутствие необходимости в назначении указанной экспертизы.

В соответствии со ст. 15 ГПК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения
причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ“ при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

При определении размера будущих расходов необходимо учитывать, что подлежат возмещению не любые, а необходимые (разумные) расходы, которые понесет потерпевшее лицо в нормальные (разумные) сроки после нарушения его прав, и к ним будет применена разумная цена. Во всяком случае, при предъявлении требования о возмещении как конкретных, так и будущих (абстрактных) расходов должны быть доказаны причинная связь между нарушением (неисполнением) обязанности и убытками, а также их размер.

Вышеизложенные доводы приведены в обоснование того, что определение страхователем
суммы возмещения ущерба в меньшем, чем хотелось бы истцу, размере не нарушает, по мнению суда, прав истца на полное возмещение причиненного ущерба, поскольку позволяет потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны. Более того, истец в последующем, в случае понесения реальных расходов на восстановление транспортного средства в большем, чем определено страховой выплатой, размере вправе предъявить иск по новым основаниям, представив доказательства несения реальных расходов в сумме свыше выплаченной ответчиком.

Следует также отметить, что суду не представлено доказательств того, что экспертом Т., несущим ответственность за вынесенное экспертное заключение в соответствии с законодательством РФ, дано ложное заключение. Не представлено суду и доказательств того, что ответчиком намеренно занижены суммы страхового возмещения.

Суд находит несостоятельными доводы ответчика в той их части, в которой подвергается сомнению заключение, данное Архангельским агентством экспертиз, поскольку в данном случае С. выступает не как самостоятельный субъект экспертизы - эксперт-оценщик, а как работник предпринимателя без образования юридического лица К., имеющего соответствующую лицензию на осуществление оценочной деятельности (л.д. 13 - 14). Отчет (экспертное заключение) составлен в надлежащей форме, в полной мере соответствует требованиям п. 19 Правил организации независимой технической экспертизы.

Кроме того, суд находит заслуживающими внимания доводы ответчика в той их части, в которой утверждается, что не подлежат взысканию расходы по экспертизе размера причиненных убытков, проведенной по инициативе потерпевшего. В силу ст. 21 Правил независимой технической экспертизы расходы, связанные с назначением и проведением повторной (в том числе комиссионной) экспертизы, оплачиваются за счет средств инициатора проведения такой экспертизы, если страховщик и потерпевший между собой не договорились об ином.

В судебном заседании не добыто обоснованности организации истцом повторной экспертизы, а равным образом наличия между страховщиком и потерпевшим соглашения о возложении обязанности по оплате экспертизы на ответчика, и к тому же суд приходит к выводу об отсутствии на момент рассмотрения спора удовлетворения основного требования истца - о взыскании разницы в оценке восстановительного ремонта.

Что касается требования истца о взыскании денежной компенсации морального вреда, суд также не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Истцом процессуальная обязанность по представлению доказательств, подтверждающих факт причинения ему каких-либо моральных, нравственных страданий в результате нарушения личных неимущественных прав, не исполнена. Доводов в обоснование указанного требования, а именно какие личные неимущественные права, принадлежащие истцу, были нарушены ответчиком, суду не приведено, доказательств не представлено.

На основании изложенного суд находит иск не подлежащим удовлетворению в полном объеме.

Руководствуясь статьями 194 - 197 ГПК РФ, суд

решил:

Г. в удовлетворении иска отказать.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Архангельский областной суд через Октябрьский районный суд города Архангельска со дня вынесения решения судом в окончательной форме.

Председательствующий

И.В.РОГОВА