Решения и определения судов

Определение Президиума Ярославского областного суда от 12.05.2004 N 44-г-81 Признавая сделку купли-продажи квартиры мнимой, суд сослался на то, что никаких правовых последствий после ее заключения для В. не наступило, он не собирался владеть, пользоваться и распоряжаться жилым помещением, оплачивать его.

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 мая 2004 г. N 44-г-81

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел дело по иску С. к А., учреждению юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Ярославской области о признании недействительными договора купли-продажи квартиры от 11 декабря 2001 года, записи в едином государственном реестре прав о праве собственности на квартиру В., свидетельства о праве на наследство по закону от 10 декабря 2002 года, выданного на имя А., установлении факта принятия С. наследства после смерти матери Н.

Заслушав доклад судьи областного суда, пояснения представителя Л. и Т. по доверенности от 18 ноября 2002 года
Ч. в поддержание доводов надзорной жалобы, президиум

установил:

11 декабря 2001 года между С. и В. был заключен договор купли-продажи двухкомнатной квартиры в доме по ул. <...>. В п. 4 договора указано, что цена сделки - 90000 руб., которые уплачены полностью на момент подписания договора. Оговорено сохранение С. прописки в квартире и право проживания в ней.

С. умерла 7 марта 2002 года, а 9 июня 2002 года умер В. Бывшая жена В. и дочь С. - Б. предъявила изложенные выше требования к А. - наследнику по закону В., учреждению юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Ярославской области, просила признать недействительной ничтожную сделку - договор купли-продажи квартиры от 11 декабря 2001 года, признать законной собственницей квартиры С., а ее - единственной наследницей, фактически принявшей наследство после смерти матери. Иск обосновывался тем, что договор купли-продажи от 11 декабря 2001 года являлся мнимой сделкой. При заключении его В. преследовал исключительно цель получить кредит в банке и права собственника реализовывать не собирался: в квартиру не вселился, коммунальные услуги не оплачивал и деньги в счет оплаты квартиры матери не передавал. А., собственник указанной квартиры на основании свидетельства о наследстве по закону от 10 декабря 2002 года в письменном отзыве возражений против иска не высказал, в судебное заседание не явился, а его представитель по доверенности от 26 августа 2003 года с правом признания иска - П. в судебном заседании 9 октября 2003 года иск признал, о чем имеется его подпись в протоколе судебного заседания (л.д. 63).

Представитель учреждения юстиции по регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок с ним на территории Ярославской области в суд не явился, в письменном отзыве на иск учреждение юстиции оставило разрешение спора на усмотрение суда, но сообщило, что определением Ленинского районного суда г. Ярославля от 19 декабря 2002 года наложен арест на квартиру в доме по ул. <...> с запрещением в отношении нее каких-либо действий до разрешения иска по существу.

Решением Дзержинского районного суда г. Ярославля от 9 октября 2003 года постановлено: признать недействительным договор купли-продажи от 11 декабря 2001 года двухкомнатной квартиры общей площадью 45,2 кв. м , жилой - 30,4 кв. м в доме по ул. <...>, заключенный между С. и В.

Признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону от 10 декабря 2002 года на имя А. и запись в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок и с ним от 11 декабря 2002 года N 76-76/23-269/2002-59 о регистрации права собственности А. на квартиру дома по ул. <...> с кадастровым N <...>.

Установить факт принятия наследства В. после смерти 7 марта 2002 года ее матери С.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе Л. и Т., не участвующих в процессе, содержится просьба об отмене решения суда, поскольку судом принято признание иска представителем ответчика с нарушением их прав-кредиторов В. по договорам займа 2001 - 2002 года. По их мнению, правопреемник должника - А. использовал процедуру правопреемства для достижения незаконной цели - избавиться от долгов и освободить квартиру из-под ареста, наложенного определением Ленинского районного суда г. Ярославля от 19 декабря 2002 года по другому делу, о чем
суду было известно. Указывается в жалобе и на неправильное применение материального закона - ч. 1 ст. 170 ГК РФ.

Дело истребовано из районного суда на основании определения судьи областного суда от 4 февраля 2004 года и передано для рассмотрения по существу в президиум областного суда.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Президиум считает, что при принятии признания иска представителем ответчика судом существенно нарушены требования части 2 ст. 39 ГПК РФ, поэтому имеются основания для отмены решения суда.

В соответствии с частью 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признания иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает законные права и интересы других лиц.

Зная о факте наложения ареста на квартиру по другому делу, рассматривающемуся в Ленинском районном суде г. Ярославля, суд до принятия признания иска обязан был выяснить, по какому делу наложен арест, имеются ли какие-либо денежные притязания у третьих лиц к В. и его сыну - наследнику по закону как правопреемнику.

Из определения судьи Ленинского районного суда г. Ярославля от 19 декабря 2002 года, приобщенного к жалобе, следует, что к А. предъявлены иски: Л. на сумму 3650598 руб. и Т. на сумму 3282354 рубля. Права этих лиц фактом признания иска безусловно затрагиваются.

Кроме того, признавая сделку купли-продажи квартиры в доме по улице <...> мнимой, суд сослался на то, что никаких правовых последствий после ее заключения для В. не наступило, он не собирался владеть, пользоваться, распоряжаться жилым
помещением, оплачивать его.

При этом суд не учел, что на основании договора купли-продажи право собственности на квартиру перешло к В., после его смерти открылось наследство, которое принял его сын, а осуществление отдельных правомочий по пользованию и распоряжению имуществом - это право собственника, не влияющее на законность сделки.

С учетом изложенного, руководствуясь п. 2 ст. 390 ГПК РФ, президиум

определил:

Решение Дзержинского районного суда г. Ярославля от 9 октября 2003 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председатель