Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 11.02.2004 по делу N А19-1055/04-5 Суд удовлетворил требование о признании частично недействительным решения налогового органа о привлечении к ответственности за неуплату налога на прибыль, поскольку доходы заимодавцев в лице двух иностранных компаний в силу международных соглашений подлежат налогообложению по месту их постоянного пребывания.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 11 февраля 2004 г. Дело N А19-1055/04-5“

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Шульги Н.О.,

при ведении протокола судебного заседания судьей,

при участии:

от заявителя: Дубровина П.Н. (дов. от 16.01.2004 N 001-20),

от ответчика: Артемьевой А.А. (дов. от 08.01.2004 N 08-02/1-6),

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ к Инспекции МНС РФ по Центральному округу г. Братска Иркутской области о признании незаконным решения от 22.09.2003 N 01-1/92,

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество “Целлюлозно-картонный комбинат“ обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Инспекции МНС РФ по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 22.09.2003 N 01-1/92.

В
настоящем судебном заседании заявитель свои требования поддержал и пояснил, что оспариваемое решение является незаконным и необоснованным, поскольку имущество открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ подпадает под определение амортизируемого имущества и начисление амортизационных отчислений налогоплательщиком до государственной регистрации правомерно. По мнению заявителя, наличие соглашения об устранении двойного налогообложения является основанием для освобождения налогового агента от обязанности по удержанию и перечислению налогов, и представленный в арбитражный суд документ о постоянном местопребывании контрагента в государстве, с которым у Российской Федерации имеется соглашение об устранении двойного налогообложения, соответствует требованиям российского законодательства.

Представитель налогового органа заявленные требования не признал, ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемого решения.

Как следует из представленных заявителем материалов, с 03.04.2003 по 07.07.2003 налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ по вопросам соблюдения налогового законодательства: правильности исчисления, своевременности уплаты налога на прибыль, налогов в дорожные фонды, налога на землю за период с 01.01.2002 по 01.01.2003, целевого сбора на благоустройство территории за период с 01.01.2001 по 01.04.2003.

По результатам проверки составлен акт от 22.08.2003 N 01-1/97, которым установлено завышение убытков за 2002 г. в сумме 38626066,09 руб., неуплата налога на прибыль с доходов, полученных иностранной организацией от источников в РФ, удерживаемого налоговым агентом, в сумме 3387921,1 руб.

На основании указанного акта проверки заместителем
руководителя налоговой инспекции вынесено решение от 22.09.2003 N 01-1/92 о привлечении ответчика к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 120 НК РФ за грубое нарушение организацией правил учета доходов и объектов налогообложения, выразившееся в систематическом неправильном отражении на счетах бухгалтерского учета хозяйственных операций, в виде штрафа в размере 5000 руб.; ст. 123 НК РФ за неуплату налога с доходов, полученных иностранными организациями от источников в РФ, удерживаемого налоговым агентом, в виде штрафа в размере 677584,22 руб.; п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов в виде штрафа в размере 150 руб. 00 коп.

Заявитель оспорил названное решение налогового органа. Суд полагает, что изложенные заявителем в обоснование своих требований доводы о признании незаконным решения Инспекции МНС РФ по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 22.09.2003 N 01-1/92 заслуживают внимания частично по следующим основаниям.

Согласно подпункту 3 п. 1 ст. 309 НК РФ процентный доход от долговых обязательств любого вида относится к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации, не связанных с предпринимательской деятельностью в Российской Федерации, и подлежит обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов.

При этом исчисление и удержание суммы налога с доходов, выплачиваемых иностранным организациям, производятся налоговым агентом по всем видам доходов, указанных в пункте 1 статьи 309 настоящего
Кодекса, во всех случаях выплаты таких доходов, за исключением: случаев выплаты доходов, которые в соответствии с международными договорами (соглашениями) не облагаются налогом в Российской Федерации, при условии предъявления иностранной организацией налоговому агенту подтверждения, предусмотренного пунктом 1 статьи 312 Кодекса. При этом в случае выплаты доходов российскими банками по операциям с иностранными банками подтверждение факта постоянного местонахождения иностранного банка в государстве, с которым имеется международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения, не требуется, если такое местонахождение подтверждается сведениями общедоступных информационных справочников (подпункт 4 п. 2 ст. 310 НК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 312 НК РФ при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в том государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения, которое должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 11 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Ирландии об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы (Москва, 29 апреля 1994 г.) и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Нидерландов об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество (Москва, 16 декабря 1996
г.) проценты, возникающие в одном Договаривающемся Государстве и выплачиваемые резиденту другого Договаривающегося Государства, облагаются налогами только в этом другом Государстве, если такой резидент является фактическим владельцем процентов. Термин “проценты“ означает доход от долговых требований любого вида, вне зависимости от ипотечного обеспечения, и, в частности, доход от правительственных ценных бумаг и доход от облигаций или долговых обязательств, включая премии и выигрыши по этим ценным бумагам, облигациям или долговым обязательствам.

Общество, являющееся источником выплаты резидентам стран Ирландии и Королевства Нидерландов процентов по договорам займа, представило суду заверенные компетентным органом документы, свидетельствующие о том, что иностранные юридические лица имеют постоянное местопребывание в Ирландии и Нидерландах.

Налоговый кодекс РФ не содержит определения термина “постоянное местонахождение“ в отношении иностранных компаний.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Ирландии об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы (Москва, 29 апреля 1994 г.) и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Нидерландов об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество (Москва, 16 декабря 1996 г.) при применении Соглашения Договаривающимся Государством любой термин, не определенный в нем, имеет то значение, которое придается ему законодательством этого Государства в отношении налогов, на которые распространяется настоящее Соглашение,
если из контекста не вытекает иное.

Согласно п. 2 ст. 11 НК РФ и ст. 8 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц“ местом нахождения организации признается место ее государственной регистрации.

В силу п. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Налоговым органом не представлено доказательств, опровергающих доводы заявителя, и доказательств о месте регистрации иностранных компаний.

В соответствии со ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов. Налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги; сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог у налогоплательщика и о сумме задолженности налогоплательщика; вести учет выплаченных налогоплательщикам доходов, удержанных и перечисленных в бюджеты (внебюджетные фонды) налогов.

Исходя из смысла данной нормы закона, обязанность налогового агента по удержанию налога из дохода иностранного налогоплательщика обусловлена наличием у этого налогоплательщика обязанности уплачивать налог на территории Российской Федерации. А при отсутствии у налогоплательщика такой обязанности не возникает обязанности по удержанию налога и
у налогового агента.

В соответствии с п. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Каких-либо доказательств, подтверждающих неправомерные действия заявителя, налоговым органом суду не представлено.

При таких обстоятельствах суд полагает, что требования заявителя в части взыскания налогов, полученных иностранными организациями от источников в РФ, удерживаемых налоговым агентом, в сумме 3387921,1 руб., в части начисления пени в сумме 460423 руб., в части привлечения к налоговой ответственности по ст. 126 в виде штрафа в размере 150 руб. и ст. 123 НК РФ в виде штрафа в размере 677584,22 руб. обоснованны и подлежат удовлетворению в заявленном размере.

Требования открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ в части привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 120 НК РФ незаконны и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 256 НК РФ предусмотрено, что амортизируемым имуществом признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся
у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10000 рублей.

Исходя из смысла данной нормы закона, для отнесения объектов основных средств к амортизируемому имуществу необходимо выполнение нескольких условий. В качестве основного условия отнесения имущества к амортизируемому является принадлежность этого имущества налогоплательщику на праве собственности, приобретенном в установленном законом порядке. Основные средства должны использоваться для извлечения дохода (для производства и реализации продукции (работ, услуг) или для управления организацией). Первоначальная стоимость имущества должна быть более 10000 руб. и срок полезного использования более 12 месяцев.

Как следует из материалов дела и пояснений сторон, имущество, по которому налоговый орган признал начисление амортизации неправомерным, получено заявителем в виде вклада в уставный капитал. Данный факт не оспаривается представителем заявителя.

В соответствии со ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда
внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Согласно письму Комитета по управлению муниципальным имуществом г. Братска от 04.07.2003 N 2549 объекты открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ относятся к сооружениям.

Следовательно, сделка по передаче в уставный капитал имущества является сделкой, совершаемой с недвижимым имуществом.

В силу ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Таким образом, право собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в результате совершения гражданско-правовых сделок, возникает с момента государственной регистрации перехода этого права.

Как усматривается из акта проверки и выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 06.05.2003 N 7/2003-501, налогоплательщиком не зарегистрирован переход права собственности на имущество, переданное в состав уставного капитала.

В соответствии с п. 8 ст. 258 НК РФ основные средства, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации, включаются в состав соответствующей амортизационной группы с момента документально подтвержденного факта подачи документов
на регистрацию указанных прав.

В связи с чем имущество открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ не подпадает под определение амортизируемого имущества и начисление амортизационных отчислений налогоплательщиком до государственной регистрации неправомерно. Следовательно, начисляя амортизационные начисления в течение 2002 г., заявитель систематически неправильно отражал хозяйственные операции на счетах бухгалтерского учета.

В соответствии с п. 1 ст. 120 Налогового кодекса РФ грубое нарушение организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение одного налогового периода, влечет взыскание штрафа в размере пяти тысяч рублей, в связи с чем заявителю правомерно начислен штраф в размере 5000 руб. 00 коп.

Довод представителя общества о неприменении положения пункта 8 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации в части обязательности выполнения условия документального подтверждения факта подачи документов на регистрацию со ссылкой на п. 7 ст. 10 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах“ не принимается судом во внимание, поскольку заявитель получил основные средства в результате совершения гражданско-правовой сделки после 31 января 1998 г.

Таким образом, требования открытого акционерного общества “Целлюлозно-картонный комбинат“ в части привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 120 НК РФ незаконны и не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 167 - 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

заявленные требования удовлетворить частично.

Признать незаконным решение от 22.09.2003 N 01-1/92 ИМНС РФ по Центральному округу г. Братска Иркутской области в части пунктов 2, 3, 4 “б“, 4 “в“ - полностью, пункта 4 “а“ в сумме 677734,22 руб. как не соответствующее ст.ст. 11, 24, 256, 309, 310, 312 НК РФ, Соглашению от 29.04.1994 между Правительством Российской Федерации и Правительством Ирландии, Соглашению от 16.12.1996 между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Нидерландов.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

Возвратить ОАО “ЦКК“ из федерального бюджета 1000 руб. госпошлины, уплаченной по платежному поручению N 12862 от 25.12.2003.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Арбитражного суда Иркутской области в течение месяца со дня его принятия.

Судья

Н.О.ШУЛЬГА