Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10.02.2004, 03.02.2004 по делу N А19-19319/03-15 Суд признал недействительным решение налогового органа в части требований уплаты налога на имущество, поскольку возложение на заявителя дополнительной обязанности по уплате налога под угрозой принятия в отношении налогоплательщика мер принудительного характера нарушает его права как налогоплательщика.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

10 февраля 2004 г. Дело N А19-19319/03-15резолютивная часть объявлена 3 февраля 2004 г. “

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Лунькова М.В.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Луньковым М.В.,

при участии в заседании:

от заявителя - представителя Яроцкой Н.К., юрисконсульта (по доверенности от 31.12.2003 N 320/846),

от МИМНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу - представителей Орбан Е.Г., главного госналогинспектора (по доверенности от 09.01.2004 N 05-05/136), Андреевой О.С., специалиста 1 категории юридического отдела (по доверенности от 19.12.2003 N 05-05/4346),

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ФГУП “Восточно-Сибирская железная дорога“ МПС РФ
о признании недействительным решения МИМНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу от 30.09.2003 N 04-24.2/46,

УСТАНОВИЛ:

заявитель обратился в Арбитражный суд Иркутской области с требованием о признании недействительным решения МИМНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу от 30.09.2003 N 04-24.2/46 об отказе в привлечении в налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Представитель заявителя Яроцкая в судебном заседании поддержала заявленные требования по основаниям, изложенным в заявлении и дополнительном пояснении, которое приобщено к материалам дела.

В обоснование своих требований заявитель указал, что налоговым органом была проведена камеральная проверка представленного ФГУП “ВСЖД“ уточненного расчета по налогу на имущество предприятий за 2002 г.

Уточненный расчет был представлен по налогу на имущество как в целом по организации, так и по структурным подразделениям, в том числе по НГЧ-10, НГЧ-11.

По результатам камеральной проверки налоговым органом вынесено решение от 30.09.2003 N 04-24.2/46 об отказе в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Согласно указанному решению налоговый орган не принял как льготируемое имущество (код льготы 2010201 “Объекты жилищно-коммунальной и социально-культурной сферы, полностью или частично находящиеся на балансе налогоплательщика“) структурного подразделения НГЧ-11 павильоны и промбазу.

Налоговым органом не принял как льготируемое имущество (код льготы 2010204 “...Железнодорожные пути сообщения, в том числе подъездные пути, принадлежащие
железной дороге, автомобильные дороги общего пользования, линии связи и энергопередачи, а также сооружения, предназначенные для поддержания в эксплуатационном состоянии указанных объектов“) структурного подразделения НГЧ-10 административные здания, гаражи, вычислительную технику и т.д.

В результате указанных нарушений налогоплательщику доначислен налог на имущество по НГЧ-10 в сумме 3448964 руб. и по НГЧ-11 в сумме 197680 руб.

В связи с тем, что в предыдущем периоде у налогоплательщика имелась переплата по налогу на имущество, которая превышает сумму заниженного налога, налоговым органом было вынесено решение об отказе в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. Однако налоговым органом было предложено заявителю уплатить сумму налога на имущество 3646644 руб., в том числе 3448964 руб. по НГЧ-10 и 197680 руб. по НГЧ-11, внести необходимые исправления в бухгалтерский учет (пункты 1.1 и 1.2 оспариваемого решения).

Заявитель считает действия налогового органа неправомерными по следующим основаниям.

Заявитель указал, что в уточненном расчете по налогу на имущество в льготируемое имущество НГЧ-10 по коду льгот 2010204 ошибочно было отнесено имущество, которое должно было льготироваться по коду льгот 2010201 как объекты жилищно-коммунальной сферы, в связи с чем заявитель полагает, что налоговый орган необоснованно исключил данное имущество из льготированного по коду льготы 2010201.

Заявитель полагает, что налоговый орган необоснованно отказался принять как льготируемое имущество НГЧ-11 - павильоны над артезианскими
скважинами, так как по строительным правилам и нормам павильон является неотъемлемой частью скважины и согласно Инструкции Госналогслужбы РФ от 08.06.1995 N 33 внесен в перечень объектов ЖКХ и, следовательно, подлежит льготированию по коду льготы 2010201.

По мнению заявителя, налоговый орган необоснованно исключил из льготируемого имущества НГЧ-11 по коду льготы 2010201 промбазу, так как в здании промбазы располагаются столярный цех и складские помещения, которые удовлетворяют исключительно нужды ЖКХ.

Кроме того, заявитель полагает, что, принимая решение от 30.09.2003 N 04-24.2/46, налоговым органом нарушены требования ст. 101 НК РФ: акт камеральной проверки не оформлялся, налоговым органом не запрашивались дополнительные сведения у налогоплательщика, решение было принято без учета мнения заявителя.

Заявитель просил суд признать недействительным решение МИМНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу от 30.09.2003 N 04-24.2/46 об отказе в привлечении к налоговой ответственности.

Представители Инспекции МНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу Орбан и Андреева в судебном заседании требования заявителя не признали, изложив суду доводы, указанные в отзыве и в оспариваемом решении.

Налоговый орган указал, что заявитель в уточненной налоговой декларации по налогу на имущество самостоятельно исчислил налоговую базу и сумму налога, в том числе и в отношении имущества НГЧ-10, и выбрал для указанного имущества льготу
по подпункту “г“ ст. 5 Закона РФ от 13.12.1991 N 2030-1 “О налоге на имущество“, хотя следовало применить п. “а“ ст. 5 указанного Закона.

В связи с этим налоговый орган считает, что в данном случае налогоплательщиком ошибочно выбрана льгота по п. “г“ ст. 5 Закона РФ “О налоге на имущество“ и инспекция обоснованно исключила из льготируемого имущество НГЧ-10.

Кроме того, налоговый орган считает, что, принимая решение об отказе в привлечении к налоговой ответственности, он не нарушил ст. 101 НК РФ, так как при камеральной проверке составления акта не предусмотрено.

На основании указанных доводов налоговый орган считает, что основания для признания оспариваемого решения незаконным отсутствуют.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, арбитражный суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с подпунктом 3 п. 1 ст. 21 НК РФ налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Согласно ст. 52 НК РФ налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

Как следует из материалов дела, заявитель представил в налоговый орган для проведения камеральной проверки уточненный расчет по налогу на имущество за 2002 г., приложив расчет стоимости льготируемого имущества НГЧ-10 со ссылкой на льготу, предусмотренную п.
“г“ ст. 5 Закона РФ “О налоге на имущество предприятий“ от 13.12.1991 N 2030-1.

В соответствии с указанной нормой закона предусмотрено, что для целей налогообложения стоимость имущества предприятия уменьшается на балансовую стоимость железнодорожных путей сообщения, в т.ч. подъездных путей, линий связи и энергопередачи, а также сооружений, предназначенных для поддержания в эксплуатационном состоянии указанных объектов.

При отнесении сооружений “к сооружениям, предназначенным для поддержания в эксплуатационном состоянии“, соответствующее предназначение должно быть обусловлено их функциональными характеристиками, определяющими создание сооружений именно для поддержания в эксплуатационном состоянии железнодорожных путей сообщения, в т.ч. подъездных путей, линий связи и энергопередачи.

В состав имущества, не облагаемого налогом, относящегося к сооружениям и предназначенного для поддержания в эксплуатационном состоянии железнодорожных путей сообщения, в т.ч. подъездных путей, линий связи и энергопередачи, согласно Общероссийскому классификатору основных средств ОК 013-94, утвержденному постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 N 359, заявителем неправомерно отнесены административные здания, гаражи, вычислительная техника и др. (полный перечень указан в приложении N 2 к оспариваемому решению) по структурному подразделению заявителя Северобайкальской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения (НГЧ-10), состоящему на учете в МИМНС РФ N 4 по Республике Бурятия.

Заявитель, признавая тот факт, что в уточненном расчете по налогу на имущество льготируемое имущество НГЧ-10 ошибочно отнесено по коду льгот 2010204, хотя подлежит льготированию по коду льгот
2010201 как объекты жилищно-коммунальной сферы, считает, что налоговый орган должен был включить данное имущество в льготируемое по коду льгот 2010201.

Суд не может согласиться с указанным доводом заявителя, так как в ходе проверки налоговый орган проверял правомерность использования льготы, на которую претендует налогоплательщик и которую он указал в поданном расчете.

В соответствии со ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им налоговой декларации неотражения или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые дополнения и изменения в налоговую декларацию.

В данном случае заявитель никаких дополнений и изменений в поданный уточненный расчет не вносил.

После внесения необходимых изменений и дополнений в расчет по применению льготы по налогу на имущество предприятий с представлением пакета документов, подтверждающих льготы по коду 2010201, заявитель может получить право на применение льготы, предусмотренной п. “а“ ст. 5 Закона РФ “О налоге на имущество предприятий“ от 13.12.1991 N 2030-1.

На основании вышеизложенного суд приходит к выводу, что заявитель не доказал свое право на применение льготы по имуществу НГЧ-10 по коду льготы 2010204 и налоговый орган правомерно исключил данное имущество из льготируемого по коду льготы 2010204. В связи с этим занижение налога на имущество по НГЧ-10 составило 3448964 руб.

В отношении имущества по структурному
подразделению заявителя - Таксимовской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения (НГЧ-11, зарегистрирована в МИМНС РФ N 4 по Муйскому району Республики Бурятия) суд считает исключение налоговым органом павильонов над артезианскими скважинами и промбазы из льготируемого как объекты жилищно-коммунальной сферы имущества неправомерным по следующим основаниям.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Общесоюзный классификатор “Отрасли народного хозяйства“ утвержден 01.01.1976, а не 01.01.1997.

Налоговый орган при проверке права налогоплательщика на льготу основывался только на Общесоюзном классификаторе “Отрасли народного хозяйства“ от 01.01.1997, по которому невозможно определить, относятся ли данные объекты к ЖКХ или нет, так как данный классификатор не содержит перечня объектов основных средств, относящихся к той или иной отрасли.

Налоговым органом не принята во внимание Инструкция Госналогслужбы РФ от 08.06.1995 N 33, в которой в перечне объектов ЖКХ кроме прочего перечислены “...объекты коммунального и бытового водоснабжения, ...все виды водозаборных сооружений, ...артезианские скважины, сети водопровода и канализации с сооружениями на них, водонапорные башни, ...участки, цехи, мастерские, гаражи, специальные машины и механизмы, складские помещения, предназначенные для технического обслуживания и ремонта жилищно-коммунального хозяйства...“.

Таким образом, павильоны над скважинами, предназначенными для подъема воды питьевого и технического назначения, являются неотъемлемыми частями данных сооружений, нужно расценивать как объекты коммунального и бытового водоснабжения.

Доказательством того, что павильон - это неотъемлемая часть скважины, являются “Строительные правила и
нормы “Водоснабжение: наружные сети и сооружения 02.04.02-84“, утвержденные Госкомстроем в 1985 г., где п. 5.6 установлено, что “в конструкции скважины необходимо предусматривать возможность проведения замеров дебита, уровня отбора проб воды, а также производства ремонтно-восстановительных работ при применении импульсных, реагентных и комбинированных методов регенерации при эксплуатации скважин“. Пункт 5.8 указанных норм отмечает, что “в зависимости от местных условий и оборудования устье скважины следует, как правило, располагать в наземном павильоне или подземной камере“.

В здании промбазы располагаются столярный цех и складские помещения, которые удовлетворяют исключительно нужды домоуправлений, котельных, водозаборов и очистных сооружений, следовательно, данное здание согласно вышеуказанной Инструкции МНС РФ, должно расцениваться как “мастерские и складские помещения, предназначенные для технического обслуживания и ремонта жилищно-коммунального хозяйства“.

С учетом вышеизложенного суд приходит к выводу о том, что заявитель доказал обоснованность применения льготы по налогу на имущество НГЧ-11 на павильон над артезианской скважиной и промбазу и налоговый орган необоснованно исключил из льготируемого указанное имущество по коду льготы 2010201.

Как видно из материалов дела, оспариваемое решение было принято по результатам рассмотрения материалов камеральной проверки.

В соответствии со ст. 88 НК РФ на суммы доплат по налогам, выявленные по результатам камеральной проверки, налоговый орган направляет требование об уплате соответствующей суммы налога и пени.

Как следует из п. 4 оспариваемого решения, у налогоплательщика
на момент принятия решения имелась переплата по налогу на имущество, которая перекрывала сумму заниженного налога - 3646644 руб., т.е. задолженность по налогу на имущество фактически отсутствовала.

Однако несмотря на отсутствие у заявителя задолженности по налогу на имущество, налоговым органом в п. 1.1 оспариваемого решения было предложено уплатить налог за структурные подразделения заявителя НГЧ-10, НГЧ-11 в общей сумме 3646644 руб.

Кроме того, в п. 1.2 оспариваемого решения налоговый орган указал, что в случае невнесения суммы начисленного налога в установленный срок к налогоплательщику будут применены меры бесспорного взыскания.

С учетом указанных обстоятельств суд считает действия налогового органа неправомерными, пункты 1.1 и 1.2 оспариваемого решения - не соответствующими положениям ст. 88 НК РФ.

Поскольку задолженность по налогу на имущество у заявителя отсутствовала, то возложение на заявителя дополнительной обязанности по уплате налога под угрозой принятия в отношении налогоплательщика мер принудительного характера по взысканию задолженности по налогу при фактическом ее отсутствии нарушает права заявителя как налогоплательщика.

В удовлетворении остальной части заявленных ФГУП “ВСЖД“ требований суд считает необходимым отказать по следующим основаниям.

Заявитель оспаривает решение налогового органа от 30.09.2003 N 04-24-2/46 “Об отказе в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“ в целом.

Однако суд пришел к выводу о недействительности оспариваемого решения только в части пп. 1.1 и 1.2. Суд считает, что в остальной части оспариваемое решение не нарушает прав и законных интересов ФГУП “ВСЖД“, а также незаконно не возлагает на него каких-либо обязанностей.

Судом не могут быть приняты во внимание доводы заявителя о нарушении налоговым органом ст. 101 НК РФ при вынесении решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности по следующим основаниям.

Согласно ст. 88 НК РФ камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций и документов, представленных налогоплательщиком, служащих основанием для исчисления и уплаты налога, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа.

Выявление в ходе проведения камеральной налоговой проверки нарушений налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах является основанием для вынесения руководителем (заместителем) руководителя налогового органа решения по результатам рассмотрения материалов проверки в соответствии с требованиями ст. 101 НК РФ.

Кодексом не предусмотрено составление налоговым органом акта в отношении иных форм налогового контроля, в том числе камеральных проверок, помимо налоговой выездной проверки.

Судом не установлено нарушений налоговым органом положений ст. 101 НК РФ при вынесении оспариваемого решения.

Руководствуясь статьями 167 - 171, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

заявленные требования удовлетворить частично.

Признать недействительным решение МИМНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу от 30.09.2003 N 04-24-2/46 “Об отказе в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения ФГУП “ВСЖД“ в части пп. 1.1 и 1.2 как не соответствующее ст. 88 НК РФ.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

Возвратить ФГУП “ВСЖД“ из федерального бюджета госпошлину в сумме 900 руб., уплаченную платежным поручением от 03.11.2003 N 120.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца со дня его принятия.

Судья

М.В.ЛУНЬКОВ