Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда Приморского края от 17.10.2006, 11.10.2006 по делу N А51-6513/06 29-184 Поскольку в вынесенном предписании органа Россельхознадзора отсутствуют сведения о нарушении заявителем норм действующего законодательства и какие-либо ссылки на норму права, возлагающую дополнительные обязанности, суд удовлетворил исковые требования о признании предписания недействительным.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

17 октября 2006 г. Дело N А51-6513/06 29-184полный текст решения изготовлен11 октября 2006 г.резолютивная часть решения“

(извлечение)

Арбитражный суд Приморского края установил:

Открытое акционерное общество “Владивостокский морской торговый порт“ (далее - ОАО “ВМТП“, заявитель, Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным предписания Владивостокского отдела пограничного ветеринарного надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Приморскому краю (далее - Управление Россельхознадзора, ответчик) от 17.04.2006 N 42.

Представитель ОАО “ВМТП“ в судебном заседании заявленное требование поддержал. В его обоснование указал, что оспариваемое предписание никак не связано с наличием либо отсутствием факта нарушения Обществом ветеринарного законодательства, содержит требования,
которые не предусмотрены действующим законодательством, не обоснованы по существу и не соответствуют целям и задачам Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Полагает, что установка мусоросжигательной печи может проводиться за счет организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц лишь в том случае, если такая обязанность императивно и непосредственно установлена действующим законодательством Российской Федерации. Законом не предусмотрена обязанность стивидорных компаний осуществлять за свой счет установку мусоросжигательных печей и (или) осуществление деятельности по сжиганию мусора. Кроме того, заявитель ссылается на то, что пунктом 1.4 Ветеринарных правил 13.3.4.1100-96 “Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. Общие положения“, утвержденных Департаментом ветеринарии Минсельхозпрода России и Госкомсанэпидемнадзором России 31 мая, 18 июня 1996 г. установлена лишь обязанность по доставке биологических отходов для переработки или захоронения (сжигания), но никак не обязанность по непосредственному осуществлению деятельности по сжиганию. Указывает, что в результате деятельности ОАО “ВМТП“ биологические отходы не образуются, так как порт осуществляет лишь погрузку-выгрузку грузов. На основании изложенного заявитель полагает необоснованным применение Управлением Россельхознадзора к деятельности ОАО “ВМТП“ положений Ветеринарных правил. Поясняет, что Общество “ВМТП“ является всего лишь одним из многих юридических лиц, оказывающих услуги по погрузке-выгрузке грузов на территории морского торгового порта Владивосток.

По мнению ОАО “ВМТП“, ответчик не представил доказательств необходимости установки мусоросжигательной печи именно на территории Владивостокского морского торгового порта, не доказал, что Общество “ВМТП“ в результате своей деятельности образует биологические отходы.

Общество полагает, что содержащееся в представлении требование оказывать содействие и не препятствовать уполномоченным лицам в проведении ими дезинфекции ходовой части (колес, днища) транспортных средств, поступающих из-за границы, нормативно не обосновано.

Заявитель также считает
необоснованным включение в предписание требования о предоставления информации о подходе и очередности оформления российских судов загранплавания и иностранных судов, т.к. указанная информация Управлению Россельхознадзора предоставляется факсимильной связью, а также размещена на интернет-ресурсе (сайте) ОАО “ВМТП“.

Полагает, что оспариваемое предписание нарушает права и законные интересы Общества в сфере предпринимательской деятельности, т.к. оно возлагает на ОАО “ВМТП“ обязанности, исполнение которых повлечет для юридического лица значительные финансовые расходы.

Управление Россельхознадзора в судебном заседании заявление отклонило, возражая по существу заявленного требования, указало, что оспариваемое предписание является обоснованным и вынесено в соответствии с целями, задачами и в рамках полномочий, предоставленных ему действующим законодательством, а именно: статьями 8, 9, 20 Закона Российской Федерации от 14.05.1993 N 4979-1 “О ветеринарии“, Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.1992 N 830 “О государственной ветеринарной службе Российской Федерации по охране территории России от заноса опасных болезней животных из иностранных государств“, Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.04.2004 N 201 “Вопросы Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору“, Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 327 “Об утверждении положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному контролю“.

Ответчик пояснил, что выставление предписания было вызвано опасностью распространения болезни - птичьего гриппа.

Из материалов дела судом установлено, что открытое акционерное общество “Владивостокский морской торговый порт“ зарегистрировано в качестве юридического лица решением Управления регистрации субъектов предпринимательской деятельности администрации г. Владивостока от 31.05.2002 N 1347, о чем выдано свидетельство серии ОАО N 30170 и 14.10.2002 внесена запись в ЕГРЮЛ за основным государственным регистрационным номером 1022502259625.

17.04.2006 Владивостокский отдел пограничного ветеринарного надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Приморскому краю
направил в адрес ОАО “ВМТП“ предписание N 42, содержащее требования:

1. Информировать должностных лиц Управления Россельхознадзора по Приморскому краю, осуществляющих деятельность на территории ОАО “ВМТП“, о подходе и очередности оформления российских судов загранследования и иностранных судов. Срок исполнения - постоянно.

2. Создать условия на территории порта, принадлежащей ОАО “ВМТП“, для уничтожения биологических отходов, в том числе пищевых и непищевых отходов животного происхождения (установить специальные печи или отвести специальные места для уничтожения биологических отходов, в том числе пищевых и непищевых отходов животного происхождения). Срок исполнения - до 1 мая 2006 г.

3. Оказывать содействие и не препятствовать уполномоченным лицам в проведении ими дезинфекции ходовой части (колес, днища), бывших в употреблении транспортных средств, поступающих из-за границы. Срок исполнения - постоянно.

4. Обеспечить двухмесячный запас дезинфицирующих средств, типа “Виркон“. Срок исполнения - до 1 мая 2006 г.

5. Оборудовать дезинфекционные барьеры на проходных ОАО “ВМТП“ для пешеходов и автомобильного транспорта, согласно прилагаемым требованиям. Срок исполнения - до 20 апреля 2006 г.

6. Выделить помещение для карантинирования и временной передержки импортных животных. Срок исполнения - до 21 апреля 2006 г.

7. Ограничить проезд, проход на территорию ОАО “ВМТП“ лиц, не имеющих отношения к деятельности порта. Срок исполнения - немедленно.

8. Разместить на проходных ОАО “ВМТП“ информацию об охранных мероприятиях, мерах личной безопасности против гриппа птиц. Срок исполнения - до 21 апреля 2006 г.

Также указанным предписанием Обществу “ВМТП“ был запрещен сброс биологических, пищевых отходов, сметок сепарации, бытового мусора, образующегося на территории порта, принадлежащей ОАО “ВМТП“, в море, в бытовые мусорные контейнеры и его вывоз с территории ОАО “ВМТП“ на городские свалки; нахождение на
территории, принадлежащей ОАО “ВМТП“, всех видов животных, не участвующих в технологическом процессе; выезд с территории порта транспортных средств, прибывших из-за границы морским путем, без отметки прохождения.

Не согласившись с вынесенным предписанием, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает права и законные интересы Общества в сфере предпринимательской деятельности, ОАО “ВМТП“ обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Исследовав материалы дела, оценив доводы сторон, проанализировав законность вынесенного предписания, суд полагает, что заявленное требование подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 15.05.1993 N 4979-1 “О ветеринарии“ ветеринарное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Закона и принимаемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Статьей 9 названного Закона установлено, что главный государственный ветеринарный инспектор Российской Федерации, главные государственные ветеринарные инспектора субъектов Российской Федерации и их заместители, главные государственные ветеринарные инспектора зональных управлений государственного надзора на Государственной границе Российской Федерации и транспорте, главные государственные ветеринарные инспектора городов, районов, их заместители, являющиеся начальниками (директорами) районных, городских станций по борьбе с болезнями животных, начальниками (директорами) районных, городских ветеринарных лабораторий, государственные ветеринарные инспектора территорий, обслуживаемых возглавляемыми ими ветеринарными лечебницами, ветеринарными пунктами, и другие лица, уполномоченные на осуществление государственного ветеринарного надзора, имеют право, в том числе: предъявлять организациям и гражданам требования о проведении противоэпизоотических и других мероприятий, об устранении нарушений законодательства Российской Федерации о ветеринарии, а также осуществлять контроль за выполнением этих требований.

Пунктом 6.4 Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 327, Федеральная служба
по ветеринарному и фитосанитарному надзору с целью реализации полномочий в установленной сфере деятельности, в т.ч. имеет право применять предусмотренные законодательством Российской Федерации меры ограничительного, предупредительного и профилактического характера, направленные на недопущение и (или) ликвидацию последствий, вызванных нарушением юридическими лицами и гражданами обязательных требований в установленной сфере деятельности, с целью пресечения нарушений законодательства Российской Федерации.

Из анализа приведенных норм права, применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела, следует, что предписание выдается в случае обнаружения и в целях предотвращения нарушений ветеринарного законодательства.

При этом, в соответствии с пунктом 1.5 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденных Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации 04.12.1995, биологические отходы должны уничтожаться путем сжигания или в исключительных случаях путем захоронения в специальных местах.

Согласно пункту 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов от 04.12.1995 N 13-7-2/469 данные правила являются обязательными для исполнения владельцами животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организациями, предприятиями всех форм собственности, занимающимися производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения.

Пунктом 1.2 вышеназванных Правил дано понятие биологических отходов, которыми признаются:

трупы животных и птиц, в т.ч. лабораторных;

абортированные и мертворожденные плоды;

ветеринарные конфискаты (мясо, рыба, другая продукция животного происхождения), выявленные после ветеринарно-санитарной экспертизы на убойных пунктах, хладобойнях, в мясо-рыбоперерабатывающих организациях, рынках, организациях торговли и других объектах;

другие отходы, получаемые при переработке пищевого и непищевого сырья животного происхождения.

Таким образом, законодателем определено понятие биологических отходов, приведенный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Между тем из материалов дела следует, что основным видом деятельности ОАО “ВМТП“ является выгрузка-погрузка грузов. При этом, по мнению суда, Управление Россельхознадзора не представило убедительных
доказательств того, что в результате деятельности ОАО “ВМТП“ образуется хотя бы один из перечисленных видов биологических отходов. Кроме того, суд приходит к выводу, что данные Правила не могут применяться к деятельности ОАО “ВМТП“, поскольку Общество не относится по роду своей деятельности к лицам или организациям, перечисленным в пункте 1.1 указанных Правил.

Из текста оспариваемого предписания следует, что от ОАО “ВМТП“ требуется установить на территории порта мусоросжигательную печь. Между тем, Управление Россельхознадзора не указало, какими именно требованиями действующего законодательства обусловлена необходимость установки мусоросжигательной печи, оборудованной для сжигания биологических отходов.

В материалах дела имеется копия решения Комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности Приморского края (далее - КЧС Приморского края) от 26.08.2005 N 22, пунктом 4 которого администрациям морских портов предписано принять необходимые меры по установлению в портах Приморского края оборудования по экологически чистой утилизации биологических отходов, мусора, сепарации. Согласно плану мероприятий по профилактике ящура на территории Приморского края морская администрация портов, судовладельцы обязаны провести мероприятия по оборудованию мусоросжигательной печи для утилизации пищевых отходов и других сепараций на территории морских портов.

Решением КЧС Приморского края от 15.03.2004 N 16 морским администрациям портов, в т.ч. ФГУ “Государственная администрация Владивостокского морского торгового порта“ вменена обязанность по незамедлительному оборудованию мусоросжигательных печей.

На основании анализа данных документов суд приходит к выводу о том, что Управление Россельхознадзора не доказало обоснованность установки мусоросжигательной печи непосредственно ОАО “ВМТП“. Из материалов дела следует, что ОАО “ВМТП“ не является администрацией Владивостокского морского торгового порта, а является одним из многих юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на территории порта. Кроме того, согласно письму
Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора на водном и воздушном транспорте от 11.01.2005 N 3, размещение мусоросжигательной печи на территории Владивостокского морского торгового порта, который расположен в центре г. Владивостока, является опасным для населения города ввиду вредного воздействия выбросов в атмосферу и на прилегающие объекты порта, а также ввиду характера вредных веществ, содержащихся в выбрасываемых газах, в связи с чем размещение мусоросжигательной печи на территории Владивостокского морского торгового порта невозможно. Согласно ответу Территориального отдела N 11 по г. Владивостоку Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Приморскому краю земельные участки, находящиеся во владении ОАО “ВМТП“ также расположены на территории Владивостокского морского торгового порта либо прилегают к ней.

В соответствии с пунктом 4.2 Санитарных правил СП 3.1.084-96. Ветеринарные правила ВП 13.3.4.1100-96 “Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных“ предприятия и организации обязаны выполнять постановления, распоряжения и предписания должностных лиц органов и учреждений Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации и государственной ветеринарной службы Российской Федерации. При этом пунктами 9.1, 9.2 настоящих Правил предусмотрена, в том числе административная ответственность за нарушения действующих санитарно-эпидемиологических и ветеринарных правил. Однако, как следует из текста оспариваемого предписания, Управление Россельхознадзора не указало какие именно санитарные либо ветеринарные правила и нормы нарушило ОАО “ВМТП“.

Кроме того, суд полагает, что содержащиеся в предписании требования об оказании содействия и непрепятствовании уполномоченным лицам в произведении ими дезинфекции ходовой части бывших в употреблении транспортных средств, обеспечить двухмесячный запас дезинфицирующих средств типа “Виркон“, оборудовать дезинфекционные барьеры на проходных ОАО “ВМТП“ для пешеходов и автомобильного транспорта, также не обоснованы в силу следующего.

В соответствии с частью 5
статьи 30 Федерального закона “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“ порядок и условия санитарной охраны территории Российской Федерации, а также мероприятия по санитарной охране территории Российской Федерации устанавливаются федеральными законами, санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 66 Таможенного кодекса Российской Федерации, пунктом 54 Положения о таможенном режиме переработки товаров под таможенным контролем (утв. приказом ГТК России от 08.04.2003 N 380) импортируемые товары подлежат санитарно-карантинному и ветеринарному контролю ввоза товаров в соответствии с федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации.

Требования к комплексу организационных, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, направленных на предупреждение заноса и распространения на территории Российской Федерации инфекционных заболеваний, представляющих опасность для населения, установлены Санитарно-эпидемиологическими правилами СП 3.4.1328-03 “Санитарная охрана территории Российской Федерации“ (далее - Санитарные Правила).

В соответствии с п. 4.3.10 названных Санитарных Правил дезинфекции могут быть подвергнуты багаж пассажиров, товары и грузы, прибывшие исключительно из зараженных районов и только при наличии эпидемических показаний.

Более того, в соответствии с п. 4.3.7 Санитарных Правил требования последних, в том числе о проведении дезинфекции, применяются только в отношении грузов и товаров, прибывающих из стран, имеющих зараженные болезнями районы, и только при условии, что есть санитарно-эпидемиологические основания считать, что эти грузы и товары могли быть заражены возбудителями какой-либо болезни, на которые распространяются Санитарные Правила.

Перечень таких болезней установлен п. 1.3 и Приложением N 1 Санитарных Правил, в соответствии с которыми к инфекционным заболеваниям, требующим проведения мероприятий по санитарной охране территории РФ, относятся исключительно: Холера, Чума, Желтая лихорадка, Геморрагическая лихорадка Хунин (Аргентинская геморрагическая лихорадка), Геморрагическая лихорадка Мачупо (Боливийская геморрагическая лихорадка), Лихорадка Ласса, Болезнь, вызванная
вирусом Марбург, Болезнь, вызванная вирусом Эбола, Малярия, вызванная Plasmodium falciparum, Малярия, вызванная Plasmodium vivax, Малярия, вызванная Plasmodium malarie, Малярия, вызванная Plasmodium ovale.

Ответчик в качестве основания для проведения дезинфекции называет опасность распространения болезни птичьего гриппа, однако болезнь птичьего гриппа в представленный список не включена, а потому в отношении нее не требуется проведение мероприятий по санитарной охране территории Российской Федерации.

В соответствии с императивными положениями части 2 статьи 30 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“ проведение мероприятий по санитарной охране территории Российской Федерации осуществляется исключительно в отношении инфекционных заболеваний, перечень которых определен федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Такой перечень установлен приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 02.07.1999 N 263 “О введении в действие Перечня инфекционных заболеваний, требующих проведения мероприятий по санитарной охране территории Российской Федерации“ и является полностью идентичным перечню инфекционных заболеваний, содержащемуся в Приложении N 1 Санитарных Правил и представленному выше.

То есть проведение мероприятий по санитарной охране территории России от заболевания вирусом птичьего гриппа путем дезинфекции автомашин (груза), импортируемых из Японии, не предусмотрено.

В оспариваемом ОАО “ВМТП“ предписании отсутствуют сведения о нарушении Обществом каких-либо требований действующего законодательства, как и отсутствуют ссылки на какие-либо нормы закона как на обоснование возлагаемых на Общество обязанностей.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что оспариваемое предписание не соответствует закону. Кроме того, суд полагает, что оспариваемое предписание нарушает права и законные интересы ОАО “ВМТП“ в сфере предпринимательской деятельности, поскольку исполнение содержащихся в нем требований повлечет для юридического лица финансовые расходы.

Частью 2 статьи 201 АПК РФ определено, что арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

При таких обстоятельствах суд не находит оснований для отказа в удовлетворения заявленного требования.

Руководствуясь ст. ст. 167 - 170, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Признать недействительным предписание от 17.04.2006 N 42, вынесенное Владивостокским отделом пограничного ветеринарного надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Приморскому краю, как не соответствующее Закону Российской Федерации от 14.05.1993 N 4979-1 “О ветеринарии“.

Возвратить ОАО “Владивостокский морской торговый порт“ 2000 руб. государственной пошлины, уплаченной по платежному поручению N 7941 от 27.04.2006.

Справку на возврат государственной пошлины выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в установленном законом порядке.