Решения и определения судов

Постановление Арбитражного суда Приморского края от 04.09.2006 по делу N А51-1482/06-25-25 Правомерно удовлетворено требование налогоплательщика о признании недействительным решения налогового органа, поскольку состав расходов по исчислению налога на прибыль определен правильно.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 сентября 2006 г. по делу N А51-1482/06-25-25

(извлечение)

Резолютивная часть постановления была объявлена 31.08.2006, изготовление мотивированного постановления откладывалась на основании ст. 176 АПК РФ до 04.09.2006.

Арбитражный суд Приморского края

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока на решение Арбитражного суда Приморского края от 14.06.2006 по делу N А51-1482/06-25-25

установил:

ЗАО “А.“ обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока от 30.12.2005 N 11/6687-ДСП в части доначисления налога на прибыль в сумме 12.057.741 руб., пени - 3.451.228 руб., штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ - 2.317.165
руб., налога на прибыль с доходов в виде дивидендов в сумме 2.869.235 руб., соответствующих пени - 2.060.608 руб. и штрафа по ст. 123 НК РФ - 573.847 руб.

Решением суда от 14.06.2006 заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

В порядке апелляционного производства рассматривается апелляционная жалоба налогового органа, в которой ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока просит отменить решение суда в части, за исключением доначислений по налогу на прибыль за 4 кв. 2003 года в сумме 2.566.710 руб. и приходящихся на него пени и штрафных санкций, неправомерность которых была признана инспекцией при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

В обоснование своих доводов налоговый орган ссылается на то, что непогашенная задолженность ЗАО “А.“ по кредитному соглашению с иностранной компанией “Р.“ является контролируемой задолженностью в смысле п. 2 ст. 269 НК РФ, так как указанная иностранная организация является дочерней компанией “Т.“, которая в свою очередь является учредителем ЗАО “А.“ и владельцем 92% обыкновенных акций общества, следовательно, дочерняя компания косвенно, через “Т.“, владеет более 20% уставного капитала заявителя.

По мнению инспекции, расходы по оплате услуг вневедомственной охраны в общей сумме 106.891 руб. были учтены ЗАО “А.“ в целях налогообложения неправомерно в нарушение п. 17 ст. 270 НК РФ, так как средства, поступающие подразделениям вневедомственной охраны в качестве оплаты за услуги по охранной деятельности, носят целевой характер и не признаются доходами в смысле ст. 41 НК РФ, следовательно, не являются и расходами, учитываемыми в целях налогообложения.

В судебном заседании апелляционной инстанции представители налоговой инспекции поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Дополнительно, в качестве доказательства косвенного участия “Р.“ в ЗАО
“А.“, налоговая инспекция сослалась на счет N П010109i-1 от 10.08.2001, из которого следует, что кредит был предоставлен “Р.“ за счет денежных средств, полученных от “Т.“, то есть учредителя заявителя.

Представители ЗАО “А.“ представили письменный отзыв, в котором, ссылаясь на законность и обоснованность решения суда, отклонили доводы апелляционной жалобы налоговой инспекции.

Исследовав материалы дела, заслушав доводы представителей налоговой инспекции в обоснование апелляционной жалобы, возражения представителей общества, коллегия апелляционной инстанции установила следующее.

ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока была проведена выездная налоговая проверка ЗАО “А.“ по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах и валютного законодательства за период с 01.01.2002 по 31.12.2003, о чем был составлен акт N 11/5981 от 12.12.2005, в котором нашли свое отражения выявленные проверкой нарушения.

Не согласившись с выводами проверяющих, общество в соответствии с п. 5 ст. 100 НК РФ представило в налоговую инспекцию свои возражения на акт проверки.

Рассмотрев материалы выездной налоговой проверки и возражения налогоплательщика, зам. руководителя инспекции было принято решение N 11/6687-ДСП от 30.12.2005 о привлечении ЗАО “А.“ к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Полагая, что решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль в сумме 12.057.741 руб., пени - 3.451.228 руб., штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ - 2.317.165 руб., налога на прибыль с доходов в виде дивидендов в сумме 2.869.235 руб., соответствующих пени - 2.060.608 руб. и штрафа по ст. 123 НК РФ - 573.847 руб. не соответствует налоговому законодательству и фактическим обстоятельствам, а также нарушает права и законные интересы налогоплательщика, ЗАО “А.“ обратилось в суд с заявлением о признании его недействительным в указанной
части.

Проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, коллегия апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа и отмены решения суда в силу следующих обстоятельств.

Налог на прибыль

Контролируемая задолженность

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией было установлено, что общество неправомерно, в нарушение п. 2 ст. 269 НК РФ, отнесло в состав расходов проценты за 2002 год в сумме 45.238.816 руб., за 2003 год в сумме 44.118.333 руб., начисленные на непогашенную задолженность по кредиту, полученному на основании Кредитного соглашения с компанией “Р.“, косвенно владеющей 92% уставного капитала налогоплательщика.

Данный вывод был основан на том обстоятельстве, что компания “Р.“ является дочерней компанией “Т.“, которая в свою очередь является учредителем ЗАО “А.“ и владельцем 92% обыкновенных акций общества.

Суд первой инстанции, признавая данный вывод налогового органа неправомерным, исходил из того, что косвенное участие одной организации в другой предполагает наличие признака последовательности участия, при этом сослался на п. 1 ст. 20 НК РФ и ст. 4 Закона РФ от 22.03.1991 N 948-1 “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.

Коллегия находит данный вывод суд первой инстанции правомерным и основанным на правильном применении норм материально права.

Особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам в целях исчисления налога на прибыль установлены ст. 269 НК РФ.

Пунктом 1 данной статьи установлено, что расходом признаются проценты, начисленные по долговому обязательству любого вида (кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления), при условии, что размер начисленных налогоплательщиком по долговому обязательству процентов существенно не отклоняется от среднего уровня
процентов, взимаемых по долговым обязательствам, выданным в том же квартале (месяце - для налогоплательщиков, перешедших на исчисление ежемесячных авансовых платежей исходя из фактически полученной прибыли) на сопоставимых условиях.

Согласно п. 3 ст. 269 НК РФ в состав расходов включаются проценты по контролируемой задолженности, рассчитанные в соответствии с п. 2 настоящей статьи, но не более фактически начисленных процентов. При этом правила, установленные п. 2 ст. 269 НК РФ, не применяются в отношении процентов по заемным средствам, если непогашенная задолженность не является контролируемой.

Пунктом 2 данной статьи установлено, что задолженность перед иностранной организацией признается контролируемой, если налогоплательщик - российская организация имеет непогашенную задолженность по долговому обязательству перед иностранной организацией, прямо или косвенно владеющей более чем 20% уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации, и если размер этой задолженности более чем в 3 раза превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств налогоплательщика - российской организации (собственный капитал) на последний день отчетного (налогового) периода.

Таким образом, задолженность является контролируемой при одновременном наличии следующих условий: налогоплательщик имеет непогашенную задолженность по долговому обязательству перед иностранной компанией и иностранная организация прямо или косвенно владеет более 20% уставного капитала налогоплательщика.

При этом, ст. 269 НК РФ не раскрывает понятие “косвенное владение уставным капиталом“.

Однако, как обоснованно указал суд первой инстанции, схожее понятие содержится в пп. 1 п. 1 ст. 20 НК РФ и ст. 4 Закона РФ от 22.03.1991 N 948-1 “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.

Так, согласно пп. 1 п. 1 ст. 20 НК РФ организации признаются взаимозависимыми для целей налогообложения, если одна организация непосредственно и (или) косвенно
участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20%, при этом, доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.

Согласно ст. 4 Закона РФ от 22.03.1991 N 948-1 “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ аффилированными лицами юридического лица является юридическое лицо, в котором данное юридическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица.

Из анализа вышеуказанных норм права следует, что под косвенным владением следует понимать владение одной организации долей уставного капитала другой организации через последовательность иных организаций, то есть когда первая организация владеет акциями (паями, долями) второй организации, а вторая организация в свою очередь владеет долями (акциями, паями) третьей организации, в этом случае первая организация косвенно владеет (участвует) в уставном капитале третьей организации.

Судом установлено, что долговое обязательство ЗАО “А.“ возникло на основании кредитного соглашения от 23.07.1996 (исправленное и дополненное 31.05.2001) перед Компанией “Р.“, являющейся самостоятельным юридическим лицом.

То обстоятельство, что эта иностранная компания является дочерним предприятием Компании “Т.“ - учредителем и владельцем 92% обыкновенных акций заявителя, не свидетельствует о косвенном владении ею соответственно 92% уставного капитала ЗАО “А.“, поскольку отсутствует необходимый признак последовательности участия организаций одна в другой.

Коллегия отклоняет довод налоговой инспекции о том, что кредит заявителю был предоставлен дочерней компанией “Р.“ за счет денежных средств, полученных от “Т.“, то есть учредителя ЗАО “А.“, как необоснованный.

Дословно в счете N П010109i-1 от 10.08.2001, на который
ссылается инспекция в подтверждение своего довода, указано, что вексель от “А.“ для “Р.“ подчиняется положениям Кредитного Соглашения от 23.07.1996 между “А.“ и “Р.“. Сумма основного долга, частью которого является настоящий вексель, составляет часть поступлений от “О.“, агентства США, и “Т.“ на основании Финансового Соглашения от 23.07.1996 между “О.“ и “Т.“.

Таким образом, из счета N П010109i-1 от 10.08.2001 не следует, что между учредителем ЗАО “А.“ - компанией “Т.“ и ее дочерней компанией “Р.“ был заключен кредитный договор, и именно за счет полученных по данному кредиту денежных средств “Р.“ был предоставлен кредит заявителю, а других доказательств, подтверждающих данное обстоятельство, налоговая инспекция не представила.

При этом коллегия считает, что даже наличие указанных обстоятельств не свидетельствует о косвенном владении компанией “Р.“ уставным капиталом заявителя.

С учетом вышеизложенного, задолженность ЗАО “А.“ перед Компанией “Р.“ не является контролируемой, следовательно, в силу п. 3 ст. 269 НК РФ к процентам, начисленным на непогашенную задолженность, не применяются правила, установленные п. 2 ст. 269 НК РФ.

Таким образом, налоговая инспекция неправомерно исключила из состава расходов заявителя в целях исчисления налога на прибыль проценты по непогашенным долговым обязательствам перед компанией “Р.“ за 2002 год в сумме 45.238.816 руб., за 2003 год в сумме 44.118.333 руб.

Расходы по оплате услуг вневедомственной охраны

Как установлено коллегией из материалов дела, исключая из состава затрат, уменьшающих налогооблагаемую прибыль 2003 года, расходы по оплате услуг вневедомственной охраны в общей сумме 106.891 руб., в том числе: 105.000 руб. - за услуги, оказанные Отделом вневедомственной охраны при РОВД Надеждинского района за октябрь - декабрь 2003 года, 1.891 руб. - за услуги Отдела
вневедомственной охраны при РОВД Фрунзенского района за октябрь 2003 года, налоговая инспекция исходила из того, что средства, поступающие подразделениям вневедомственной охраны в качестве оплаты за услуги по охранной деятельности, носят целевой характер и не признаются доходами в смысле ст. 41 НК РФ, следовательно, в соответствии с п. 17 ст. 270 НК РФ не учитываются в целях налогообложения и расходы по оплате этих услуг.

Суд первой инстанции правомерно признал данный вывод налоговой инспекции ошибочным, так как потребитель, оплачивающий услуги вневедомственной охраны, производит расчет по гражданско-правовому договору, что не является целевым финансированием, следовательно, для ЗАО “А.“ данные суммы являются затратами, связанными с его производственной деятельностью.

Подпунктом 6 п. 1 ст. 264 НК РФ предусмотрено, что к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на услуги по охране имущества, обслуживанию охранно-пожарной сигнализации, расходы на приобретение услуг пожарной охраны и иных услуг охранной деятельности, в том числе услуг, оказываемых вневедомственной охраной при органах внутренних дел РФ в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, налогоплательщик правомерно учитывал в целях налогообложения при исчислении налога на прибыль за 2003 год расходы по оплате услуг вневедомственной охраны в общей сумме 106.891 руб.

Принимая во внимание изложенное, а также учитывая, что выявленные налоговой инспекцией в ходе выездной проверки иные нарушения налогового законодательства при определении налоговой базы по налогу на прибыль за 2002 год (занижение дохода от услуг внутреннего и внешнего роуминга на сумму 69.592 руб. и от услуг по сдаче в аренду оборудования “П.“ на сумму 95.611 руб., а также не отражение дохода прошлых лет, выявленного в отчетном периоде, в
сумме 2.012.987 руб.) не повлияли на занижение налоговой базы и доначисление налога на прибыль в сумме 1.443.687 руб., так как по данным налогоплательщика в налоговой декларации за 2002 год отражен убыток в сумме 41.401.642 руб., который не перекрывается этими нарушениями, доначисление налога на прибыль за 2002 год в сумме 1.443.687 руб. является неправомерным.

Основанием для доначисления налога на прибыль за 2003 год в сумме 10.614.054 руб. послужило занижение налоговой базы на 44.225.224 руб., из которой 106.891 руб. - расходы по оплате услуг вневедомственной охраны и 44.118.333 руб. - проценты, начисленные на непогашенную задолженность по кредиту.

Учитывая вышеизложенные выводы, а также то обстоятельство, что налоговая инспекция признала в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции требования ЗАО “А.“ в части доначисления налога на прибыль за 4 кв. 2003 года в сумме 2.566.710 руб. и соответствующих ему пени и штрафных санкций и не оспаривает решение суда в указанной части, коллегия считает, что налог на прибыль в сумме 10.614.054 руб. доначислен неправомерно.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно признал недействительным решение ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока от 30.12.2005 N 11/6687-ДСП в части доначисления налога на прибыль в общей сумме 12.057.741 руб., соответствующих ему пени в сумме 3.451.228 руб. и штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в сумме 2.317.165 руб.

Налог на прибыль с доходов в виде дивидендов

По результатам выездной налоговой проверки был доначислен налог на прибыль с доходов в виде дивидендов за 2002 год в сумме 2.869.235 руб., пени в сумме 2.060.608 руб. и штраф по ст. 123 НК РФ в сумме 573.847
руб.

Основанием для доначисления указанных сумм явился вывод налоговой инспекции о том, что задолженность ЗАО “А.“ по кредитному соглашению от 23.07.1996 (исправленное и дополненное 31.05.2001) перед Компанией “Р.“ является контролируемой задолженностью, в связи с чем проценты, выплаченные обществом в 2002 году иностранному партнеру, в сумме 616.202 долларов США, что в рублевом эквиваленте составляет 19.128.234 руб., приравниваются в целях налогообложения в соответствии с п. 4 ст. 269 НК РФ к дивидендам и облагаются налогом в соответствии с п. 3 ст. 284 НК РФ.

Признавая недействительным решение налогового органа в указанной части, суд первой инстанции сослался на то, что постоянным местонахождением Компании “Р.“ является США, поэтому в силу пп. 4 п. 2 ст. 310 НК РФ и Договора от 17.06.1992 между РФ и США об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал доход, выплаченный заявителем “Р.“, не подлежит налогообложению в Российской Федерации.

ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока каких-либо доводов относительно вывода суда первой инстанции по данному эпизоду в заявленной апелляционной жалобе не изложила, оснований по которым она не согласна с решением суда о неправомерном доначислении налога на прибыль с доходов в виде дивидендов за 2002 год не привела.

Принимая во внимание изложенные выше по тексту постановления выводы о том, что задолженность ЗАО “А.“ по долговому обязательству перед Компанией “Р.“ не является контролируемой, коллегия считает, что у ИФНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока отсутствовали основания для применения п. 4 ст. 269 НК РФ и доначисления налога на прибыль с доходов в виде дивидендов за 2002 год в сумме 2.869.235 руб. и соответствующих ему пени и налоговых санкций.

С учетом изложенного, коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Руководствуясь ст. ст. 266 - 271 АПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

решение от 14.06.2006 по делу N А51-1482/06-25-25 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в установленном законом порядке в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение 2-х месяцев.