Решения и постановления судов

Кассационное определение Костромского областного суда от 14.05.2008 по делу N 33-488 Отказывая в удовлетворении требований о возмещении сумм утраченного заработка с собственника транспортного средства, суд обоснованно исходил из того, что на момент дорожно-транспортного происшествия автомашина находилась в законном владении гражданина, владевшего автомашиной на основании письменной доверенности, и обязанность возмещения вреда возлагается на него.

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2008 г. по делу N 33-488

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу И. гражданское дело по иску Б. к Я.Е., Я.А., КФЗАО Страховая группа “УралСиб“ о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда, материального ущерба,

установила:

Б. обратилась в суд с исковым заявлением к Я.Е. и Я.А. Просила взыскать с ответчиков компенсацию вреда здоровью и имуществу в размере 356 268 руб. 65 коп., компенсацию морального вреда 400 000 руб. В обоснование требований указала, что 6 июня 2005 года в 8 часов утра ее, стоящую около остановки общественного транспорта “Технологический
университет“, сбила автомашина ВАЗ 21140 рег. номер <...> под управлением Я.А. Причиной ДТП стало грубое нарушение ответчиком Правил дорожного движения и его нахождение в состоянии алкогольного опьянения. В результате наезда автомашины ей был причинен вред здоровью и вред имуществу. Общие затраты на медикаменты составили 5910 руб. 50 коп., проведение экспертиз обошлось в 280 руб. и 394 руб., затраты на проезд на такси к учреждениям здравоохранения и обратно составили 1250 руб. и 17500 руб., стоимость поврежденной одежды и обуви - 1050 руб., сумки - 300 руб. Кроме того, в связи с повреждением здоровья она не смогла исполнить договор на оказание консультационно-юридического обслуживания ООО “Мир безопасности“ и, соответственно, не получила вознаграждение по этому договору в размере 288 000 руб. В результате полученных повреждений здоровью она оказалась лишена возможности трудиться, ей установлена 2 группа инвалидности, утрата общей трудоспособности составляет 45%. На момент ДТП она работала в Костромском государственном технологическом университете и ее годовая заработная плата составляла 21256 руб. 40 коп. Поскольку ее здоровью был причинен тяжкий вред, размер компенсации морального вреда истица оценила в 400 000 руб.

Судом к участию в деле в качестве соответчика было привлечено КФ ЗАО Страховая группа “УралСиб“.

В ходе рассмотрения дела Б. неоднократно уточняла требования. В окончательном варианте просила:

- взыскать с КФ ЗАО Страховая группа “УралСиб“ возмещение причиненного вреда здоровью и имуществу в размере 141472 руб. 10 коп. (оплата судебно-медицинской экспертизы, оплата копий медицинских карт, часть утраченного заработка),

- взыскать с Я.Е. утраченный заработок 124853 руб. 30 коп. и обязать производить ежемесячные выплаты в размере 6202 руб. 80 коп., начиная со
дня вынесения судом решения,

- взыскать с Я.А. компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб.

Определением Димитровского районного суда города Костромы от 18 февраля 2008 года исковые требований к КФ ЗАО “Страховая группа “УралСиб“ о возмещении утраченного заработка выделены в отдельное производство.

Решением Димитровского районного суда города Костромы от 18 февраля 2008 года исковые требования Б. к Я.А. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. С Я.А. в пользу Б. взыскана компенсация морального вреда 70 000 руб. С КФ ЗАО “Страховая группа “УралСиб“ в пользу Б. взысканы расходы по оплате судебно-медицинской экспертизы 280 руб., расходы по оплате ксерокопий медицинских карт 100 руб., всего 380 руб. В удовлетворении исковых требований о взыскании с Я.Е. утраченного заработка в сумме 124853 руб. 30 коп. и выплате ежемесячных сумм Б. отказано. С Я.А. взыскана государственная пошлина в доход федерального бюджета.

В кассационном представлении прокурор города Костромы просит решение в части взыскании компенсации морального вреда с Я.А. отменить, принять новое решение - взыскать компенсацию морального вреда в размере 80 000 руб. Считает, что суд не в полной мере учел тяжесть повреждений, причиненных здоровью истицы.

В кассационной жалобе Б. просит решение Димитровского районного суда города Костромы от 18 февраля 2008 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Б. к Я.Е. о взыскании утраченного заработка в сумме 124853 руб. 30 коп. и ежемесячных выплат в размере 6202 руб. 80 коп. и определение о выделении в отдельное производство требований к КФ ЗАО “Страховая группа “УралСиб“ отменить. Полагает, что выводы суда не основаны на собранных по делу доказательствах, судом неправильно применены нормы
права. Считает, что вывод суда о том, что Я.Е. является ненадлежащим ответчиком по делу, поскольку передала управление транспортным средством Я.А. на основании доверенности, необоснованным. Указывает, что факт наличия доверенности на право управления транспортным средствам нельзя считать установленным, потому что доверенности (или ее копии) в материалах гражданского, уголовного, административного дел не имеется, а ответчики не представили достаточных доказательств наличия такой доверенности. Рассмотрение требований о возмещении утраченного заработка, как со страховой компании, так и с владельца источника повышенной опасности возможно только совместное, поскольку страховая компания может возместить вред только в пределах установленной законом суммы.

Изучив материалы дела, материалы уголовного дела по обвинению Я.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, выслушав Б., Я.А., представителя Я.Е. Н., прокурора С., не поддержавшую кассационное представление, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

Отказывая в удовлетворении требований о возмещении сумм утраченного заработка с Я.Е., суд обоснованно исходил из того, что на момент дорожно-транспортного происшествия автомашина находилась в законном владении Я.А. Указанный вывод в решении судом мотивирован, оснований не согласиться с ним не имеется. В абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК РФ предусмотрено, что обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Суд счел установленным то обстоятельство, что Я.А. владел автомашиной на основании
письменной доверенности, что допускается законом. В обоснование этого вывода суд сослался на те обстоятельства, что ответчики Я-вы в своих объяснениях указывали на наличие такой доверенности, после совершения ДТП Я.А. не привлекался к административной ответственности за управлением транспортным средством без документов, предусмотренных Правилами дорожного движения, в договор страхования транспортного средства в качестве единственного водителя, допущенного к управлению автомашиной, был указан Я.А. Доводы истицы о том, что таковой доверенности не было, поскольку она (или ее копия) отсутствуют в материалах дела, суд правомерно отверг, сославшись на то, что само по себе отсутствие доверенности на право управления транспортным средством, выданной в 2004 или 2005 году в материалах дела, которое рассматривается с 2007 года, не является доказательством отсутствия такой доверенности.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе Б., не опровергают указанного вывода суда.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Суд правильно оценил все представленные доказательства, приведя результаты оценки в мотивировочной части решения. Все положенные в основу решения суда доказательства являются допустимыми. Ни один закон не содержит требования о том, что факт наличия доверенности при
рассмотрении гражданского дела о возмещении вреда может быть подтвержден только самой доверенностью. Поэтому факт ее наличия может быть подтвержден и совокупностью косвенных доказательств. В п. 1 ст. 162 ГК РФ, на который ссылается истица в жалобе, содержится указание о том, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Пояснения Я-ых не являются свидетельскими показаниями, а представляют собой объяснения лиц, участвующих в деле, поэтому также являются допустимыми доказательствами для установления факта наличия доверенности.

Довод о том, что поскольку текст доверенности в материалах дел отсутствует, следовательно, отсутствовала и сама доверенность, также носит лишь предположительный характер и опровергается всеми остальными собранными по делу доказательствами.

Выделение в отдельное производство требований Б. к КФ ЗАО “Страховая группа “УралСиб“ о возмещении утраченного “заработка не повлекло принятия незаконного решения. Указанное определение о выделении требований не может быть самостоятельно, отдельно от решения, обжаловано в кассационном порядке, поэтому каких-либо самостоятельных выводов относительно законности или незаконности указанного определения суд кассационной инстанции делать не вправе.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба Б. подлежит отклонению.

Размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию в пользу Б. с Я.А., определен судом в соответствии с требованиями, установленными в ст. 151 и ст. 1101 ГК РФ, оснований для его изменения не имеется, данный размер ни истицей, не ответчиком не оспаривается. В представлении прокурора не содержится убедительных доводов, ставящих под сомнение правильность вывода суда о размере такой компенсации.

Таким образом, кассационное представление прокурора г. Костромы также подлежит отклонению, а решение
суда в обжалованной части - оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Димитровского районного суда города Костромы от 18 февраля 2008 года в обжалованной части оставить без изменения, кассационную жалобу Б. и кассационное представление прокурора города Костромы - без удовлетворения.-----------