Решения и постановления судов

Постановление Президиума Ярославского областного суда от 07.05.2008 N 44-Г-60/08 Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда.

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 мая 2008 г. N 44-Г-60/08

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел истребованное по надзорной жалобе Ю. дело по иску К. к Н. и Ю. об истребовании жилого помещения, выселении и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи областного суда, выступление представителя Ю. по доверенности М., личные пояснения Л. и К., выступление ее представителя - адвоката Д., ознакомившись с письменными возражениями К., президиум

установил:

трехкомнатная квартира в доме по ул. <...> принадлежала на праве собственности К. на основании договора приватизации, заключенного в 1994 г.

16 июля 1996 г. между К. и В. был заключен договор купли-продажи указанной квартиры. В последующем право собственности на
указанную квартиру перешло к Н., Ю. и несовершеннолетнему П., 1994 года рождения, по 1/3 доли каждому на основании договора мены с В., по которому Н., Ю. и П. передали В. принадлежащую им на праве собственности квартиру в доме <...>.

В феврале 2006 г. К. обратилась в суд с иском к Н. об истребовании имущества из незаконного владения, ссылаясь на то, что при продаже квартиры дома по ул. <...> была обманута В. и Я., которые обещали ей приобрести квартиру в г. Ярославле, денег по сделке ей не заплатили и жилье не приобрели. В последующем приговором Тутаевского городского суда от 3 марта 2003 г. Я. был признан виновным в преступлении, предусмотренном п. “г“ ч. 2 ст. 159 УК РФ. Приговором установлено, что он путем обмана и злоупотребления доверием совершил хищение чужого имущества, приобретя право на принадлежавшую ей трехкомнатную квартиру, а потом распорядился ею по своему усмотрению. Истица просила истребовать квартиру у Н., прекратив ее право собственности на квартиру.

В ходе рассмотрения дела истица дополнила исковые требования, включила в число ответчиков Ю. и ее несовершеннолетнюю дочь Р., Е., а также законного представителя несовершеннолетнего П. МОУ “Октябрьский детский дом“ и просила выселить Н., Ю., Р., П. и Е. из спорной трехкомнатной квартиры без предоставления другого жилого
помещения.

В период рассмотрения дела 17 апреля 2006 г. Е. скончалась.

Решением Некоузского районного суда Ярославской области от 18 января 2007 г. Н. признана безвестно отсутствующей. Судом в порядке ст. 50 ГПК РФ представителем Н. назначен адвокат Ф., который иск не признал, полагая, что оснований для истребования имущества у добросовестного приобретателя не имеется.

Ю. иск не признала, ссылаясь на то, что является добросовестным приобретателем спорной квартиры. Квартира получена по договору мены, квартира в г. Ярославле, где ответчики ранее проживали, принадлежит другим лицам, которые в ней проживают. Иного жилья ответчики не имеют. Ю. имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь 1999 года рождения.

Представитель МОУ “Октябрьский детский дом“, где находится на государственном обеспечении несовершеннолетний П., в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель департамента образования администрации Тутаевского муниципального района по доверенности Б. иск не признала, ссылаясь на то, что постановлением главы Тутаевского муниципального района Ярославской области от 22.03.2004 N 344 в связи с лишением Н. родительских прав в отношении несовершеннолетнего П. ребенок определен в детский дом, за ним закреплено спорное жилое помещение.

Решением Тутаевского городского суда Ярославской области от 11 июля 2007 г. К. в иске отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 13 сентября 2007 г. решение Тутаевского городского суда от
11 июля 2007 г. отменено, вынесено новое решение, которым постановлено:

“Исковые требования К. об истребовании жилого помещения по адресу: <...> удовлетворить.

Прекратить право собственности Н., Ю. и П. на квартиру дома по ул. Моторостроителей г. Тутаева, восстановить право собственности КД. на указанное жилое помещение.

Выселить Н., Ю., П., Р. из квартиры дома по ул. <...> без предоставления другого жилого помещения и снять их с регистрационного учета по указанному адресу“.

В надзорной жалобе Ю. просит об отмене кассационного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судом кассационной инстанции норм материального и процессуального права.

Определением судьи Ярославского областного суда от 14 ноября 2007 г. в истребовании дела отказано.

Дело истребовано в Ярославский областной суд председателем областного суда и определением судьи областного суда передано для рассмотрения по существу в президиум областного суда в связи с существенным нарушением судом кассационной инстанции норм материального и процессуального права.

Президиум находит кассационное определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Принимая решение по делу, суд первой инстанции исходил из того, что договор купли-продажи квартиры совершен по воле истицы, т.к. последняя желала распорядиться этой квартирой с целью получения в собственность другого жилья. К. была обманута при совершении указанной сделки Я., который причинил истице ущерб на сумму 36589950 неденоминированных руб. Я. признан виновным
в совершении преступления, предусмотренного п. “г“ ч. 2 ст. 159 УК РФ. Суд исходил из того, что мошеннические действия Я. при заключении сделки купли-продажи спорной квартиры привели к причинению материального ущерба К., выразившемуся в потере денежных средств в размере стоимости спорной квартиры. Сам Я. юридически контрагентом по сделке не являлся, права собственности на спорную квартиру не приобретал, последующие сделки с квартирами не заключал. Суд пришел к выводу, что имело место хищение не квартиры, а денежных средств в размере стоимости спорной квартиры.

Отменяя решение суда первой инстанции и разрешая спор по существу, судебная коллегия исходила из того, что приговором Тутаевского городского суда от 3 марта 2003 г. Я. признан виновным в совершении мошенничества в отношении К. Согласно приговору Я. путем обмана и злоупотребления доверием К. совершил хищение чужого имущества, приобретя право на ее квартиру, которой в дальнейшем распорядился по своему усмотрению, причинив потерпевшей материальный ущерб. Судебная коллегия пришла к выводу о том, что выводы суда первой инстанции о хищении Я. у истицы денежных средств, а не квартиры противоречат приговору суда. Спорная квартира выбыла из владения К. в результате хищения помимо ее воли, которая была подавлена действиями Я. К. желала распорядиться своей квартирой на определенных условиях - с передачей ей в собственность другого
жилого помещения. В результате мошеннических действий данное условие не было выполнено, денежных средств за квартиру истица также не получила.

С решением судебной коллегии согласиться нельзя, поскольку оно основано на неправильном применении ч. 4 ст. 61 ГПК РФ.

В соответствии с указанной нормой закона вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Суд первой инстанции при разрешении спора в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ учитывал обстоятельства, установленные приговором суда.

В частности, из приговора Тутаевского городского суда от 3 марта 2003 г. следует, что в июне 1996 г. Я., узнав, что К. имеет намерение обменять принадлежащую ей на праве собственности трехкомнатную квартиру в г. Ярославле, имея умысел на приобретение права путем обмана и злоупотребления доверием на указанную квартиру с целью дальнейшего распоряжения ею по своему усмотрению, предложил К. произвести обмен на трехкомнатную квартиру по адресу: <...>, собственнику которой он произведет доплату из своих сбережений, затем он ее обменяет на двухкомнатную квартиру в г. Ярославле с доплатой, которую он возьмет себе в возмещение произведенных ранее расходов по обмену и оплаты за оказанные К. услуги. К.
с предложением Я. согласилась. 16 июля 1996 г. около 16 час. в г. Тутаеве Я., реализуя свой преступный умысел на приобретение права на квартиру К., в присутствии В., не осведомленного о преступных намерениях Я., сообщил К. ложные сведения о том, что с обменом квартиры ничего не получается, что ей необходимо заключить договор купли-продажи принадлежащей ей квартиры с В. и что при удостоверении указанной сделки у нотариуса она должна подтвердить факт получения денежных средств за квартиру, заверив К., что после заключения данной сделки он обязуется приобрести для нее двухкомнатную квартиру в г. Ярославле. У нотариуса г. Тутаева Г. К. сказала, что деньги за квартиру получила в сумме, указанной в договоре, подписала договор купли-продажи, согласно которому принадлежащая ей квартира была приобретена В. за 36589950 руб. (неденоминированных). Фактически указанную сумму за квартиру К. не получила. Из квартиры после подписания договора К. и ее дочь Л. были выписаны, а 18 июля 1996 г. Я. организовал переезд К. в двухкомнатную квартиру по адресу: <...>, которую он снял для ее временного проживания, обещая до 15 декабря 1996 г. приобрести для нее другую двухкомнатную квартиру или эту, в которую она въезжает для временного проживания. Доверяя Я., К. стала проживать в снятой для нее квартире, ожидая, когда он
купит для нее обещанную двухкомнатную квартиру. Тем временем Я., не имея намерения предоставить двухкомнатную квартиру и реализуя приобретенное в результате обмана и злоупотребления доверием право на квартиру по адресу: <...>, распорядился ею по своему усмотрению, совершив ряд сделок, в которых одной из сторон продолжал выступать В. В середине мая 1997 г. на просьбу К. предоставить ей двухкомнатную квартиру в г. Ярославле Я. ей заявил, что ничего ей не должен и отказался от принятых на себя обязательств.

В силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ для суда, рассматривающего данное гражданское дело, вступивший в законную силу приговор суда в отношении Я. обязателен по вопросам, имели ли место действия, о гражданско-правовых последствиях которых возник спор, и совершены ли эти действия Я.

При этом оценка указанных действий в их уголовно-правовом значении для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях этих действий, не является решающей.

Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что К. имела волеизъявление на отчуждение спорной трехкомнатной квартиры, реализовала свою волю путем заключения договора купли-продажи. Отказ К. от получения денег за спорную трехкомнатную квартиру при заключении договора купли-продажи был обусловлен наличием между нею и Я. договоренности о приобретении для нее двухкомнатной квартиры в г. Ярославле, однако ответчик поручения по приобретению квартиры не исполнил, присвоив деньги, полученные от последующей
продажи спорной трехкомнатной квартиры. Указанные обстоятельства признаны установленными и судебной коллегией.

С учетом изложенного выводы суда о том, что К. желала заключения договора купли-продажи спорной квартиры, а также о том, что мошеннические действия Я. при заключении сделки купли-продажи спорной квартиры привели к причинению материального ущерба К., выразившемуся в потере денежных средств в размере стоимости спорной квартиры, не противоречат обстоятельствам, установленным приговором суда.

Неправильное применение судебной коллегией норм процессуального права - ч. 4 ст. 61 ГПК РФ повлекло неправильное применение материального закона - ст. 302 ГК РФ.

Допущенные судебной коллегией нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку привели к отмене правильного по существу решения суда первой инстанции и неправильному разрешению спора.

Вступившим в законную силу решением Тутаевского городского суда от 1 августа 2003 г. К. и Л. отказано в иске к В., Я., Н., Ю., П. и другим о признании сделок с квартирами, в том числе и со спорной квартирой, недействительными и возвращении сторон в первоначальное положение.

Вместе с тем К. не лишена возможности предъявления иска к Я. о возмещении причиненного хищением ущерба.

Руководствуясь п.п. 2, 4 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, президиум

постановил:

кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 13 сентября 2007 г. отменить, оставить в силе решение Тутаевского городского
суда Ярославской области от 11 июля 2007 г.