Решения и постановления судов

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 06.05.2008 по делу N 22-2107 Дело о коммерческом подкупе направлено на новое рассмотрение с целью проверки наличия договорных отношений между осужденным и подрядчиком, наличия факта несвоевременной оплаты подрядчиком выполненных работ, а также с целью проверки наличия факта корыстного завладения осужденным денежными средствами.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 мая 2008 г. N 22-2107

Судья Митягина И.Ю.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

Председательствующего Мясниковой В.С.

Судей Кухованова Ю.Л. Скляровой Т.Л.

Рассмотрела в судебном заседании от 6 мая 2008 года

Представление гос. обвинителя Мраморовой Н.Н.

Кассационную жалобу адвоката Мизюкова Д.Н.

На приговор Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 29 февраля 2008 года, которым

С. <...>, не судим

Осужден по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО <...> в июле 2005 года в сумме 750000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого
им ООО <...> в августе - сентябре 2005 года в сумме 135 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО <...> в сентябре - октябре 2005 года в сумме 270 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО <...> в сентябре - октябре 2005 года в сумме 222 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО <...> в ноябре 2005 года в сумме 940 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО <...> в январе - апреле 2006 года в сумме 322 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО “СК Краум“ в мае - июне 2006 года в сумме 737 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах П. и представляемого им ООО “СК Краум“ в мае - июне 2006 года в сумме 300 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы, по эпизоду получения денежных средств в интересах К.А.Г.
и представляемого им ООО “СК Краум“ 23 августа 2006 года в сумме 1 500 000 рублей по ст. 204 ч. 3 УК РФ на 1 год лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно к отбытию определено 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Срок исчислять с 23 августа 2006 года, зачесть в срок отбытия время задержания в порядке ст. 91 - 92 УПК РФ с 23 по 24 августа 2006 года и время содержания под домашним арестом с 24 августа по 29 февраля 2008 года и освободить С. от отбывания наказания в виде лишения свободы в связи с отбытием.

По эпизоду хищения в апреле - мае 2005 года денежных средств в сумме 43 000 рублей по ст. 159 ч. 1 УК РФ назначено наказание в виде 1 года лишения свободы и в соответствии со ст. 302 ч. 8, ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ освободить от отбывания наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Меру пресечения в виде домашнего ареста отменить.

Судьба вещественных доказательств по делу решена.

Заслушав доклад судьи Мясниковой В.С., объяснение осужденного С., его адвоката Мизюкова Д.Н., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Мраморовой Н.Н., полагавшей приговор суда отменить, судебная коллегия

установила:

С. признан виновным и осужден по 9 эпизодам за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, при обстоятельствах изложенных в приговоре суда.

Вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат
Мизюков Д.Н. просит приговор отменить, дело производством прекратить за отсутствием доказательств совершения С. преступлений, приводит собственный анализ доказательств.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 1 статьи 159 Уголовного кодекса РФ.

В кассационном представлении гос. обвинитель Мраморова Н.Н. просит приговор суда отменить в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона. По мнению гос. обвинителя вывод суда по всему объему предъявленного С. обвинения относительно отсутствия в его действиях квалифицирующего признака “вымогательство“ не основан на фактических обстоятельствах уголовного дела. Квалификацию действий С. по ст. 159 ч. УК РФ гос. обвинитель считает неверной, а назначенное наказание чрезмерно мягким.

В возражениях на представление адвокат Мизюков Д.Н. просит доводы гос. обвинителя оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, с учетом доводов жалобы и представления судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Вина осужденного С. в содеянном подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре суда.

Из показаний потерпевшего П. видно, что весной 2005 года, когда он был генеральным директором ООО <...>, то его компанией проводились работы по перекладке водопровода по ул. Б.Печерская по договору субподряда с фирмой “Волговятстрой“ и когда встал вопрос об оплате работ, директор компании “Волговятстрой“ посоветовал обратиться в “Нижегородский водоканал“ к С. Он обратился к последнему с тем, что необходимо расплатиться за выполненные работы, на что С. заявил, что ООО <...> должен ему передать денежную сумму в размере 15% от суммы выполненных работ. П. не согласился, поскольку при заключении договора эта сумма не оговаривалась. Однако оплата работ не производилась и, как пояснил П., он был вынужден согласиться на данные условия и передал С. в его
кабинете 43 000 рублей. После этого С. ему как директору <...> предлагались работы, на выполнение которых заключались договора, а после этого С. передавались вознаграждения в размере 15%, а впоследствии 25% от суммы произведенной оплаты.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего К.А.Г., который стал с июля 2006 года директором ООО “СК Краум“ и который пояснил, что от П. узнал, как была поставлена работа с ООО “Нижегородский водоканал“, а именно фирма обязуется выплачивать 25% от перечисленных денег. П. познакомил его со С. и сказал, что впредь все вопросы будет решать он, то есть вести все дела связанные с подписанием всех актов, с перечислением денег. После того как подошел момент передавать С. деньги, он встретился со С. и С. озвучил денежную сумму для передачи. Далее потерпевший К.А.Г. пояснил, что он пошел в милицию и написал заявление. В милиции ему выдали деньги, снабдили аппаратурой, и он пошел в “Нижегородский водоканал“ передавать деньги С., который после передачи денег был задержан.

Не доверять показаниям потерпевших П. и К.А.Г. у суда не было оснований, их показания последовательны и не противоречивы, дополняют друг друга, оснований оговаривать С. у них не было, поскольку неприязненных отношений между ними не установлено.

Кроме того, их показания подтверждаются доказательствами, исследованными по делу, а именно показаниями свидетелей В., Р., Р.А.А., П.А.А., П.Л.К., В.А.Ю., Л., Ж., К.А.И., а также показаниями свидетеля С.Д.Б., который летом 2006 года работал директором ООО “Краум“, он пояснил, что где-то в это же время в ООО “Краум“ пришел П. в качестве зам. директора со своим объемом работ. П. сказал, что сможет договориться с МП “Нижегородский
водоканал“ и заключил договор о работах с МП “Нижегородский водоканал“, условия которого ему неизвестны. П. сам полностью вел эти работы с МП “Нижегородский водоканал“. До появления в фирме “Краум“ П. фирма пыталась заключить договора подряда с “Нижегородским водоканалом“, но договоры дальше охраны не проходили, причину не помнит, возможно останавливались на условиях конкурсной документации. Также свидетель пояснил, что П. ничего не рассказывал об отношениях со С. в рамках заключенного договора подряда с Нижегородским водоканалом, последний представлял работы, их фирма выполняла. Кроме того, С.Д.Б. пояснил, что П. говорил о том, что за заключение, договоров с “Нижегородским водоканалом“ нужно платить. Из СМИ узнал, что фирмой “Краум“ была дана взятка или что-то в этом роде, но кому не знает.

Свидетель В.Е.Н. пояснил, что со слов П., с которым он работал в фирме <...>, ему известно, что П. передавал деньги С.

Кроме того суд дал надлежащую оценку показаниям свидетелей К.В.П., В.Е.Н., С.В.М., П.Л.А., и показаниям других свидетелей, допрошенных по делу, а также протоколам очных ставок между П. и С., протоколам обыска и осмотра предметов (документов), протоколам осмотра и прослушивания фонограмм, протоколам осмотра и прослушивания видеозаписи, договорам подряда ООО “НВ“ с ООО <...> и ООО “СК Краум“, актам о выполненных работах, платежным поручениям и другим доказательствам.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов защиты, поскольку данные доводы судом были исследованы в полном объеме, но не нашли своего подтверждения.

Нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену приговора, по делу не допущено, оперативно-разыскные мероприятия проведены в соответствии с ФЗ РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ“ от 12.08.1995 года. Судом проверялись доводы
защиты и о несовпадении номеров процессуальных документов и суд обоснованно пришел к выводу о наличии технической ошибки и положил в основу приговора письменные материалы дела, аудио- и видеозаписи.

Дав оценку всем собранным по делу доказательствам в их совокупности, суд обоснованно признал С. виновным в содеянном и по всем девяти эпизодам дал верную юридическую оценку, квалифицировав его действия по каждому эпизоду по ст. 204 ч. 3 УК РФ.

Оснований для отмены приговора и прекращения дела производством за отсутствием доказательств совершения С. преступных деяний судебная коллегия не находит.

Не может судебная коллегия согласиться и с доводами гос. обвинителя о том, что суд необоснованно исключил из обвинения С. квалифицирующий признак “вымогательство“.

Вымогательство - это требование незаконного вознаграждения или предоставления услуг имущественного характера под угрозой совершения действий, нарушающих законные интересы лица, подвергшегося вымогательству или предоставляемой им организации.

По делу как установил суд, требования С. о передаче денег сопровождались каждый раз заявлениями о том, что никаких договоров заключаться с фирмами ООО <...> и ООО “СК Краум“ не будет, а также не будет производиться оплата по договорам. Также установлено, что денежные средства передавались С. после заключения договоров подряда МП “Нижегородский водоканал“ с данными фирмами. Поэтому суд сделал обоснованный вывод, что вышеуказанные требования С. нельзя отнести к реальной угрозе совершения С. действий, которые могли бы причинить ущерб каким-либо законным интересам П. и К.А.Г. и представляемых ими фирм.

Наказание С. назначено в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, данных о его личности, конкретных обстоятельств дела.

Назначенное наказание является соразмерным содеянному и справедливым, а доводы гос. обвинителя не
состоятельны, поскольку обстоятельства, на которые ссылается гос. обвинитель судом при решении вопроса о наказании во внимание приняты.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что приговор в части признания С. виновным по ст. 159 ч. 1 УК РФ по эпизоду хищения в апреле - мае 2005 года денежных средств в сумме 43.000 рублей подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование своего вывода суд указал на отсутствие договорных отношений и обязательств между ОАО “Нижегородский водоканал“ и ООО <...>, на то, что С. обманул П. относительно своих возможностей повлиять на оплату работ по договору субподряда, имевшего место между ООО <...> и ООО “Волговятстрой“ и корыстным путем завладел деньгами в сумме 43000 рублей.

С таким выводом суда нельзя согласиться, поскольку судом было установлено, что между ОАО “Нижегородский водоканал“ и ООО “Волговятстрой“ был заключен договор подряда и в рамках этого договора был заключен договор субподряда между ООО “Волговятстрой“ и ООО <...> по капитальному ремонту водопровода по ул. Б.Печерская г. Н.Новгорода от 28.07.2004 года. Работы по данному договору субподряда к концу 2004 года были выполнены в полном объеме.

Данные обстоятельства были подтверждены в судебном заседании П., К., не отрицал этого и С. Однако суд этому обстоятельству не дал надлежащей оценки. Оставил суд без внимания и тот факт, что работы, выполненные ООО <...> своевременно оплачены не были.

Как видно из показаний П. и свидетеля К., последний посоветовал П. с вопросом оплаты работ обратиться к С., который на основании приказа N 1811/к-1 от 06.10.2004 года являлся заместителем генерального директора по экономике, а на основании приказа от 11.01.2005
года N 53/к-1 являлся заместителем генерального директора по реконструкции и развитию ОАО “Нижегородский водоканал“ и в круг его должностных обязанностей входили управленческие функции по оплате выполненных подрядными организациями работ для водоканала.

Не дал суд надлежащей оценки в этой части и показаниям потерпевшего П.

При таких обстоятельствах приговор суда в этой части нельзя признать законным и обоснованным, а поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а доводы гос. обвинителя подлежат удовлетворению.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит учесть изложенное и принять решение в соответствии с законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 29 февраля 2008 года в отношении С. в части осуждения по ст. 159 ч. 1 УК РФ и освобождения его от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда, представление в этой части удовлетворить.

Этот же приговор в остальной части оставить без изменения, жалобу и представление без удовлетворения.