Решения и постановления судов

Бюллетень судебной практики Омского областного суда, N 1(34), 2008

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 1(34), 2008

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.М. Лохичева

СОДЕРЖАНИЕ

1. Вопросы уголовного процесса

2. Квалификация преступлений

3. Назначение наказания

4. Особый порядок принятия судебного решения

5. Производство о применении принудительных мер медицинского характера

1. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Судебная коллегия указала, что по делу имелись все

необходимые условия, предусмотренные законом для

освобождения лица от уголовной ответственности.

На этом основании приговор был отменен, а уголовное дело

прекращено в связи с деятельным раскаянием

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 21 февраля 2008 г. N 22-464

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска П., ранее не судимый, осужден по ст. 306 ч. 1 УК РФ к
штрафу в сумме 3000 рублей.

Согласно приговору П. признан виновным и осужден за то, что он 04.10.2007 в административном здании УВД г. Омска совершил заведомо ложный донос, обратившись с заявлением об угоне у него автомобиля.

В судебном заседании П. вину признал полностью.

Дело рассмотрено в порядке особого производства.

В кассационной жалобе адвокат в интересах П. поставил вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. В обосновании указал, что П. ранее не судим, имеет на иждивении малолетнего ребенка, семью, работает, характеризуется положительно, во время прохождения службы на Северном Кавказе был награжден знаком “За отличие в службе“. Кроме того, П. сам явился с повинной, дал признательные показания, полностью возместил вред, причиненный УВД Омской области.

Судебная коллегия приговор отменила, а производство по делу прекратила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 75 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Из материалов уголовного дела видно, что осужденный П. к уголовной ответственности привлечен впервые. Преступление, по которому он признан виновным, относиться к категории небольшой тяжести. Уже через несколько часов, после того как П. написал заявление об угоне его машины, он вернулся в милицию и написал явку с повинной, и дал признательные показания.

Из показаний осужденного видно, что он раскаялся в содеянном, полностью признал свою вину.

Согласно материалам дела П. характеризуется исключительно с положительной стороны, полностью возместил заявленный УВД Омской области гражданский иск.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, все необходимые условия
освобождения лица от уголовной ответственности, предусмотренные ст. 75 ч. 1 УК РФ, имели место по данному делу.

Никаких убедительных данных, свидетельствующих об общественной опасности П. и необходимости применения к нему мер уголовного наказания, в судебных решениях не приведено. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор и на основании ст. 75 ч. 1 УК РФ, ст. 28 ч. 1 УПК РФ прекратила уголовное дело с освобождением П. от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

В постановлении о наложении ареста на расчетный счет

подозреваемого суд должен указать мотивы принятого решения

и сумму денежных средств, подлежащих аресту

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 20 декабря 2007 г. N 22-3335

(извлечение)

Органами предварительного следствия 07.11.2007 в отношении М. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ.

16.07.2007, удовлетворяя ходатайство следователя о наложении ареста на денежные средства Общества, находящиеся на расчетном счете Омского филиала Банка г. Омска, судья в постановлении указал, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные, свидетельствующие о том, что денежные средства Общества, находящиеся на расчетном счете Банка, добыты преступным путем.

В кассационной жалобе адвокат в интересах Общества, оспаривая законность постановления, просит его отменить, ссылаясь на то, что в постановлении не содержится данных о том, для какой цели необходимо налагать арест на денежные средства Общества, не указана сумма денежных средств, на которые налагается арест. Денежные средства, находящиеся на расчетном счете Общества, не являются собственностью подозреваемого М., а принадлежат юридическому лицу.

Судебная коллегия отменила постановление и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно ст. 115 УПК РФ арест на имущество
подозреваемого, обвиняемого или иных лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, может быть наложен для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой ст. 104.1 УК РФ.

Вместе с тем суд в постановлении не привел оснований принятого решения о наложении ареста на денежные средства.

Согласно ст. 115 ч. 2 п. 7 УПК РФ при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства операции по счету прекращаются полностью либо в пределах денежных средств, на которые наложен арест.

Однако суд в постановлении не указал сумму денежных средств, на которую разрешает следователю наложить арест.

Не указано в судебном решении и то, что арест разрешен на всю сумму, находящуюся на расчетном счете Общества.

Допущенные нарушения при вынесении постановления являются существенными и влекут его безусловную отмену.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила постановление судьи районного суда от 16.07.2007 о наложении ареста, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного

преследования, возмещается государством в случаях, если оно

осуществляется от имени государства органом дознания,

дознавателем, следователем, прокурором и судом

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 27 декабря 2007 г. N 22-3402

(извлечение)

Постановлением мирового судьи судебного участка г. Омска от 06.11.2007 уголовное дело в отношении С.О. и С.А., обвиняемых по ст. ст. 116 ч. 1, 115 ч. 1 УК РФ, прекращено в соответствии со ст. 27 ч. 1 п. 5 УПК РФ. Постановлено признать за С.О. и С.А. право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Апелляционные жалобы частных обвинителей
С. и К. постановлением районного суда г. Омска от 28.11.2007 оставлены без изменения.

В кассационных жалобах частные обвинители просят отменить принятые судебные решения и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на незаконность вынесенного следователем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. По их мнению, прекратить уголовное преследование по ст. 27 УПК РФ возможно только в отношении подозреваемого или обвиняемого, а таковых по делу нет. Кроме того, указывают на нарушение судом требований ст. ст. 254, 321 ч. 6 УПК РФ.

Как следует из постановления мирового судьи, основанием для прекращения уголовного дела послужили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные следователем СУ при УВД ОАО г. Омска.

Судебная коллегия изменила постановление районного суда г. Омска, указав следующее.

Согласно ст. 254 ч. 1 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в п. п. 3 - 6 ч. 1, в ч. 2 ст. 24 и п. п. 3 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Пункт 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ прямо предусматривает обязательное прекращение уголовного преследования при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Довод жалобы о том, что С.О., С.А. являются подсудимыми, в связи с чем не попадают под действие данной нормы, несостоятелен, поскольку согласно ст. 47 ч. 2 УПК РФ обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым.

В материалах дела имеются два постановления следователя от 24.11.2005, которыми
отказано в возбуждении уголовного дела в отношении С.О. и С.А. по ст. ст. 116 ч. 1, 115 ч. 1 УК РФ по факту причинения телесных повреждений С., К. (т. 1, л.д. 32 - 36).

При этом указанные выше постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке ст. 125 УПК РФ отменены не были, поэтому доводы кассационных жалоб о незаконности названных постановлений не могут быть предметом настоящего рассмотрения.

Коллегия не усмотрела в материалах дела обстоятельств для применения положений ст. 321 ч. 6 УПК РФ.

Оспариваемые частными обвинителями положения уголовно-процессуального закона, определяющие основания отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, а также основания прекращения уголовного преследования, прямо устанавливают, что уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается при наличии неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 27 ч. 1 п. 5 УПК РФ). Причем каких-либо исключений из этого правила, обусловленных особенностями тех или иных оснований прекращения уголовного преследования или отдельных стадий судопроизводства, на которых оно производилось, ни ст. ст. 24, 27, ни другие нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не содержат.

Вместе с тем мировой судья признал, что в соответствии со ст. 133 ч. 2 п. 3 УПК РФ С.О. и С.А. имеют право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Между тем вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, по смыслу ст. 133 УПК РФ возмещается государством в случаях, если оно осуществляется от имени государства органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Данное дело возбуждено
по жалобам частных обвинителей С. и К. Следовательно, мировым судьей необоснованно признано право на реабилитацию за С.О. и С.А. от имени государства.

Судебная коллегия исключила из резолютивной части постановления районного суда г. Омска указание о признании за С.О. и С.А. права на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда. В остальной части постановление оставлено без изменения, а кассационные жалобы частных обвинителей - без удовлетворения.

Проведение осмотра места происшествия без наличия законных

оснований для вторжения в жилище и незаконное возбуждение

уголовного дела послужили основанием для отмены приговора

и прекращения уголовного преследования в

отношении осужденного

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 12 февраля 2008 г. N 44-У-35

(извлечение)

Приговором городского суда Омской области от 05.12.2006 Н. осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Согласно приговору Н. признан виновным в незаконном изготовлении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере при следующих обстоятельствах.

14.09.2006 в г. Тюкалинске Н., находясь в квартире П., используя измельченное растение мак, сорванное им в этот же день в г. Тюкалинске, и воду, путем выпаривания на электрической плитке изготовил для личного потребления наркотическое средство - экстракт маковой соломы, запрещенное к свободному обороту в Российской Федерации, общей массой 95,04 грамма.

Н. в судебном заседании вину признал и показал, что употребляет наркотики с 2003 года. 14.09.2006 в г. Тюкалинске сорвал куст мака, принес в квартиру П., залил водой и стал варить на электроплитке для приготовления экстракта мака с целью внутривенного употребления.

Определением судебной коллегии Омского областного суда от 11.01.2007 приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи
Омского областного суда от 04.09.2007 надзорная жалоба осужденного оставлена без удовлетворения.

В повторной надзорной жалобе Н. просит переквалифицировать его действия на ст. 228 ч. 1 УК РФ и снизить срок наказания, ссылаясь на следующие доводы: изготовление наркотического средства не было доведено до конца; суд не дал оценки заключению экспертизы об отсутствии в чашке и ложке, изъятых из квартиры, следов наркотического средства; судом неправильно установлен вес приготовленного им отвара. Кроме того, считает, что судом были нарушены нормы уголовно-процессуального права, так как при решении вопроса о допустимости в качестве доказательств “протокола осмотра места происшествия“ судом необоснованно применены требования ст. ст. 164, 165 ч. 5, 182, 176, 177 УПК РФ, поскольку данные нормы регулируют действия следователя по возбужденному уголовному делу, а не оперативно-розыскную деятельность до возбуждения уголовного дела, в ходе которой не предусмотрена возможность составления процессуальных документов со ссылкой на нормы УПК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, а производство по делу прекратил, указав следующее.

Как следует из приговора, устанавливая фактические обстоятельства происшедшего, суд в качестве доказательств использовал протокол осмотра квартиры от 14.09.2006, в ходе которого была обнаружена и изъята жидкость, а также справку об исследовании от 19.09.2006 и заключение эксперта от 19.09.2006, в соответствии с которыми была изъята жидкость - 440 мл, признанная экстрактом маковой соломки.

С целью определения массы наркотического средства образец жидкости упаривали до постоянной массы при температуре 110 град. C, а затем рассчитывали массу вещества на весь объем жидкости, что составило 95,04 г (л.д. 11 - 12, 48 - 50).

Как следует из содержания постановления о возбуждении уголовного дела от 22.09.2006, изъятие жидкости и
справка об исследовании послужили основанием для возбуждения уголовного дела. В материалах дела имеется уведомление начальника МРО УФСКН России по Омской области от 14.09.2006 в адрес председателя городского суда о производстве осмотра жилища, из которого следует, что в соответствии со ст. ст. 177, 165 ч. 5 УПК РФ произведен осмотр жилища П. без его согласия и без судебного решения с целью срочного закрепления следов преступления в связи с тем, что имелась оперативная информация о совершении по данному адресу преступления - изготовление наркотических средств, которые могли иметь значение для возбуждения уголовного дела и пресечения преступной деятельности. В ходе осмотра было обнаружено вещество, похожее на наркотическое средство, и предметы, с помощью которых наркотическое средство приготавливалось (л.д. 8).

Таким образом, материалы дела свидетельствуют о том, что уголовное дело было возбуждено на основании результатов осмотра жилища и исследования изъятого вещества, проведенных до возбуждения уголовного дела.

Как следует из рапорта оперуполномоченного Ш., выезд по адресу был осуществлен в порядке ст. 144 УПК РФ с разрешения начальника МРО УФСКН по Омской области с целью проверки оперативной информации о том, что в данной квартире происходит изготовление наркотического средства (л.д. 5).

В материалах дела отсутствуют сведения о проведении какого-либо оперативного мероприятия в рамках Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности“, статьи которого (ст. ст. 6, 8, 11) предусматривают возможность проведения только обследования помещений, зданий, но с соблюдением прав граждан на неприкосновенность жилища, исключая возможность обследования жилища без согласия его владельца и без судебного решения.

Кроме того, результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела и использования в доказывании
только в случае соблюдения порядка предоставления следователю или в суд, которое осуществляется ОРМ и которое в деле отсутствует (ст. 11 ФЗ N 144-ФЗ). Составление процессуального документа - протокола осмотра места происшествия в порядке ОРД законом не предусмотрено.

Согласно постановлению судьи городского суда от 18.09.2006 осмотр жилища П. был признан законным, поскольку каких-либо нарушений ст. ст. 165 ч. 5, 182 УПК РФ установлено не было, а была необходимость в безотлагательном проведении указанного следственного действия.

Однако данное решение суда является необоснованным и незаконным, поскольку суд допустил противоречия между установленным видом произведенного следственного действия и его правовым регулированием. Так, судья, указывая в постановлении об осмотре жилища, ссылается на нормы, регулирующие обыск, а указывая о неотложном (безотлагательном) следственном действии - осмотре места происшествия, ссылается на ст. 165 ч. 5 УПК РФ, которая регулирует последующие действия не оперуполномоченного, а следователя, который вынес постановление об осмотре, обыске или выемке в жилище и об их производстве без судебного решения.

Факт направления в адрес суда начальником МРО УФСКН по Омской области уведомления о проведении осмотра жилища до возбуждения уголовного дела без судебного решения не соответствует требованиям ст. 165 ч. 5 УПК РФ. Данная статья указывает на уведомление следователя, а не органа дознания, о производстве следственного действия, не терпящего отлагательства, то есть в порядке ст. 176 ч. 2 УПК РФ. Названное уведомление в деле отсутствует, что свидетельствует о нарушении не только ст. 165 УПК РФ, но и требований ст. ст. 157, 164 УПК РФ.

В материалах дела отсутствует какой-либо процессуальный документ, свидетельствующий о наличии достаточных оснований для вторжения в жилище, как то: судебное решение об осмотре или обыске жилища в порядке Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности“ или в порядке ст. 165 ч. ч. 1 - 4 УПК РФ либо постановление следователя о производстве осмотра жилища без судебного решения в порядке проведения следственных действий в соответствии со ст. 176 ч. 2 УПК РФ.

Содержание протокола осмотра жилища свидетельствует о том, что он производился в присутствии П., однако данных, свидетельствующих о его согласии на осмотр жилища, в протоколе нет (л.д. 6).

Таким образом, проведение осмотра жилища П. оперативным работником без какого-либо процессуального документа, подтверждающего наличие законных оснований для вторжения в жилище, свидетельствует о незаконности проведенного следственного действия, что влечет недопустимость в качестве доказательства протокола осмотра места происшествия с выемкой вещественных доказательств и последующие следственные действия, проведенные с их использованием, а также свидетельствует о незаконности возбуждения уголовного дела при отсутствии объективных данных о совершении преступления.

Поскольку по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, что повлияло на постановление законного обоснованного приговора, то в соответствии со ст. ст. 409, 379 ч. 1, 381 ч. 1 УПК РФ приговор подлежит отмене, а уголовное дело прекращению в связи с отсутствием события преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

Президиум Омского областного суда приговор городского суда от 05.12.2006 в отношении Н. отменил, уголовное дело по обвинению его по ст. 228 ч. 2 УПК РФ прекратил за отсутствием события преступления и освободил его из мест лишения свободы.

Президиум Омского областного суда также признал за Н. право на реабилитацию.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона,

путем лишения или ограничения гарантированных законом прав

участников уголовного судопроизводства, повлекло отмену

судебного решения

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 17 января 2008 г. N 22-102

(извлечение)

Согласно материалам дела И. осужден приговором районного суда г. Омска по ст. ст. 119, 213 ч. 1, 69 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В порядке ст. ст. 396, 397 УПК РФ осужденный обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении.

Постановлением судьи районного суда г. Омска И. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

В кассационной жалобе И. просил изменить решение суда и освободить его от дальнейшего отбывания наказания.

Судебная коллегия отменила постановление суда, указав следующее.

Согласно ст. ст. 397 ч. 1 п. 4, 399 ч. 1 п. 2 УПК РФ вопросы, связанные с условно-досрочным освобождением осужденного от отбывания наказания, рассматриваются судом по ходатайству самого осужденного. В силу ст. 399 УПК РФ данное ходатайство рассматривается в судебном заседании.

В ч. 4 ст. 399 УПК РФ также указано, что осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Согласно ст. 16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично или с помощью защитника.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ по просьбе обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

Как следует из ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, направленном им в районный суд, он просил вызвать в судебное заседание для защиты своих прав адвоката З.

Тем самым И. на данном этапе надлежащим образом выразил свое волеизъявление на защиту.

Однако ходатайство И. в части обеспечения участия адвоката при рассмотрении его ходатайства об условно-досрочном освобождении судом не рассмотрено.

В этой связи судебная коллегия считает, что судья, не обеспечив защитника осужденному, несмотря на заявленное последним ходатайство об этом, нарушил требования действующего законодательства - право осужденного на защиту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, и в силу ст. ст. 379, 381 УПК РФ, влекущих безусловную отмену судебного решения.

Постановление районного суда г. Омска об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного И. об условно-досрочном освобождении отменено, и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Несоблюдение требований ст. 229 УПК РФ является

существенным нарушением уголовно-процессуального закона,

влекущим отмену судебного решения

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 10 января 2008 г. N 22-36

(извлечение)

Постановлением районного суда г. Омска уголовное дело в отношении Ц., обвиняемого по ст. 161 ч. 1 УК РФ, возвращено прокурору района для установления местонахождения обвиняемого и вручения ему копии обвинительного заключения.

В кассационном представлении прокурор просит отменить постановление судьи, а дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование представления указывает, что обжалуемое постановление вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия считает постановление подлежащим отмене ввиду нарушений уголовно-процессуального закона по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 228 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья должен выяснить, в частности, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, предусмотренные ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 229 УПК РФ суд, по ходатайству стороны или по собственной инициативе, при наличии оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 229 УПК РФ, проводит предварительное слушание в порядке, установленном гл. 34 УПК РФ.

По данному делу эти требования закона судом выполнены не были.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 229 УПК РФ, предварительное слушание проводится при наличии оснований для возвращения дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, в частности, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому.

В нарушение вышеуказанного положения уголовно-процессуального закона судья возвратил уголовное дело по обвинению Ц. прокурору без проведения предварительного судебного заседания.

Данное нарушение закона является существенным и влечет отмену судебного постановления.

Судебная коллегия отменила постановление районного суда и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд со стадии назначения судебного заседания.

Требования ст. 76 УК РФ регулируют порядок освобождения

от уголовной ответственности за совершение преступлений,

относящихся к публичному обвинению, и не препятствуют

прекращению уголовного преследования в отношении ранее

судимых лиц по делам частного обвинения

Постановление президиума

Омского областного суда

от 20 ноября 2007 г. N 44-У-462/П

(извлечение)

07.10.2004 ранее судимый Ч. осужден:

- по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ (по эпизоду от 03.05.2004) к 4 годам лишения свободы,

- по ст. 116 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 31.05.2004) к штрафу в размере 2500 рублей,

- по ст. 116 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 24.06.2004) к штрафу в размере 2500 рублей,

- по ст. 112 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 02.07.2004) к 1 году лишения свободы,

- по ст. 112 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 03.07.2004) к 2 годам лишения свободы,

- по ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к отбытию определено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и штраф в размере 4500 рублей. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

В кассационной инстанции приговор обжалован не был.

Постановлением судьи Омского областного суда и ответом председателя областного суда надзорные жалобы осужденного оставлены без удовлетворения.

В надзорной жалобе, адресованной в Верховный Суд Российской Федерации, осужденный Ч. просил отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на следующие обстоятельства: судья Б. не могла выносить приговор в связи с тем, что ранее она выносила постановление об аресте по данному делу; органы следствия и суд без законных оснований не удовлетворили ходатайство сожительницы (потерпевшей) Ф. о прекращении преследования в связи с примирением по эпизодам от 31.05.2004 и 24.06.2004 по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

В постановлении судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2007 о возбуждении надзорного производства указывается на незаконность отказа в удовлетворении заявления потерпевшей Ф. о прекращении уголовного дела по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

Президиум Омского областного суда приговор изменил, указав следующее.

Согласно приговору Ч. осужден за:

- умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений, в отношении потерпевшего Г.;

- нанесении побоев 24.06.2004 и 31.05.2004 в отношении потерпевшей Ф.;

- умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью в отношении потерпевшей Ф.;

- убийство К.

Из материалов дела следует, что потерпевшая Ф. в судебном заседании заявила ходатайство о приобщении к делу ее заявлений о прекращении уголовного дела по фактам нанесения ей побоев 24.06.2004 и 31.05.2004 и нанесения ей телесных повреждений средней тяжести 02.07.2004. Суд приобщил ее заявления, однако не рассмотрел данное ходатайство по существу с участием сторон, а принял решение в совещательной комнате при вынесении приговора, указав, что ходатайство потерпевшей Ф. о прекращении уголовного дела по ст. ст. 116 ч. 1, 116 ч. 1, 112 ч. 1 УК РФ в связи с примирением удовлетворению не подлежит, так как ст. 76 УК РФ запрещает прекращать дела за примирением сторон в отношении ранее судимых лиц.

Президиум Омского областного суда, изменяя приговор, указал, что, отказывая в удовлетворении ходатайства потерпевшей Ф., судом не учтено, что в соответствии со ст. 20 ч. 2 УПК РФ преступления, предусмотренные ст. 116 ч. 1 УК РФ, относятся к делам частного обвинения, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Требования ст. 76 УК РФ регулируют порядок освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, относящихся к публичному обвинению, и не препятствуют прекращению уголовного преследования по делам частного обвинения.

Таким образом, закон обязывает суд прекратить уголовное преследование по делу частного обвинения при наличии заявления потерпевшего о примирении после выяснения в судебном заседании обстоятельств примирения и истинного волеизъявления потерпевшего, что имело место в данном случае.

Оценив остальные доводы жалобы, президиум не нашел оснований для их удовлетворения по следующим основаниям.

Обстоятельств, исключающих участие в производстве по данному уголовному делу судьи Б., предусмотренных ст. 61 УПК РФ, не имеется.

Так, участие судьи при принятии решения об избрании меры пресечения не является основанием для отвода судьи, поскольку не дает основания полагать о личной заинтересованности судьи в исходе дела и не свидетельствует о повторном участии судьи в рассмотрении уголовного дела по существу.

На основании вышеизложенного президиум отменил приговор районного суда от 07.10.2004 в части осуждения Ч. по ст. 116 ч. 1 по эпизодам от 31.05.2004 и 24.06.2004, а производство по данному обвинению прекратил в связи с примирением.

Выводы суда о законности постановления следователя об

отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения

являются необоснованными

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 11 марта 2008 г. N 44-У-89

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 17.10.2007 жалоба заявителя Г. о признании незаконным постановления УУМ УВД-2 ЦАО г. Омска об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К. по ст. 116 УК РФ оставлена без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 22.11.2007 постановление судьи районного суда г. Омска по жалобе Г. оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель Г. просит постановление об отказе в удовлетворении жалобы о признании незаконным постановления участкового уполномоченного УВД-2 ЦАО г. Омска об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемой К. и кассационное определение отменить, ссылаясь на то, что в материалах имеются достаточные данные для возбуждения уголовного дела, а именно: объяснение самой К. о том, что она оттолкнула ее, и заключение СМЭ о том, что ей причинены ушиб мягких тканей лица, рассечение слизистой верхней губы, отек и гиперемия верхней губы.

Президиум отменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее.

Оставляя без удовлетворения жалобу заявителя Г. о признании незаконным и необоснованным постановление УУМ УВД-2 ЦАО г. Омска от 20.07.2007 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К. по ст. 116 УК РФ, судья в постановлении сослалась на то, что проверка по заявлению Г. участковым уполномоченным была проведена в полном объеме. В ходе проверки был опрошен С., который не видел никакой драки. Проведена судебно-медицинская экспертиза, согласно которой видимых телесных повреждений у Г. не обнаружено, поэтому постановление об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения законно и обоснованно.

Между тем в деле имеются данные, что при обращении Г. в стоматологическую клинику 27.10.2006 обнаружено повреждение - “отек и гиперемия верхней губы, рассечение слизистой верхней губы“. Как последовательно показывала Г., указанные повреждения ей причинила К. Показания Г. надлежаще не проверены, им не дано никакой оценки.

Кроме того, признавая постановление участкового уполномоченного законным, суд не принял во внимание, что ответственность по указанной статье наступает за побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, в то время как сама К., в отношении которой Г. проси“а возбудить уголовное дело, признавала, что во время конфликта “толкнула Г. в лоб“.

Не основана на материалах дела ссылка судьи на то, что в ходе проверки заявления Г. был опрошен очевидец С., опровергнувший доводы заявления. В судебном заседании С. не допрошен, его объяснение в материалах дела отсутствует.

При таких обстоятельствах постановление судьи районного суда г. Омска от 17.10.2007 и кассационное определение от 22.11.2007, которыми жалоба Г. оставлена без удовлетворения, подлежат отмене, а материал - направлению на новое судебное рассмотрение.

Постановление судьи, которым жалоба на постановление

прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела оставлена

без удовлетворения, отменено как вынесенное с нарушением

требований уголовно-процессуального закона

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 17 января 2008 г. N 22-95

(извлечение)

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, а не УК РФ.

Постановлением судьи районного суда г. Омска отказано в удовлетворении жалобы А. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 306 УК РФ в отношении Б., допрошенного в качестве свидетеля, на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УК РФ - за отсутствием в действиях Б. состава преступления.

Суд признал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Б., вынесенное заместителем прокурора района г. Омска, обоснованным.

В частной жалобе заявитель А. поставил вопрос об отмене постановления как вынесенного с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Кроме того, А. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит постановление отменить, а жалобу направить на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия удовлетворила жалобу А., указав следующее.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 125 УПК РФ, а не УК РФ.

Согласно положениям ст. 125 УК РФ судья, принявший жалобу к своему рассмотрению, обязан обеспечить своевременное уведомление заявителя, его защитника, законного представителя или представителя в случае их участия в уголовном деле, иных заинтересованных в разрешении жалобы лиц, а также прокурора о месте и времени рассмотрения жалобы. Одновременно с уведомлением указанным лицам сообщается о возможности рассмотрения жалобы в их отсутствие, если они не будут настаивать на своем участии в судебном заседании.

Судом данное требование уголовно-процессуального закона не было выполнено, в связи с чем было нарушено право заявителя на защиту.

При данных обстоятельствах коллегия считает доводы заявителя обоснованными.

Постановление районного суда об отказе в удовлетворении жалобы А. отменено, а жалоба направлена на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

Если в рамках возбужденного уголовного дела органам

следствия требуется получение сведений о входящих и

исходящих телефонных звонках обвиняемого, для этого

необходимо судебное решение в силу ст. 29 ч. 2 п. 11

УПК РФ, поскольку тайна таких сведений охраняется

Конституцией РФ

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 июля 2007 г. N 22-1761

(извлечение)

Постановлением районного судьи г. Омска отказано в удовлетворении ходатайства следователя на получение сведений о входящих и исходящих сигналах телефонных соединений.

Из материалов дела усматривается, что вышеуказанное ходатайство заявлено следователем в рамках возбужденного уголовного дела в отношении Х., подозреваемого по ст. 290 ч. 4 п. “г“, ст. ст. 33 ч. 5, 290 ч. 4 п. “г“ УК РФ.

Отказывая следователю в удовлетворении данного ходатайства, суд в постановлении указал, что данные о входящих и исходящих звонках не нарушают права граждан на тайну телефонных переговоров, поэтому выемка таких сведений не требует судебного решения.

В кассационном представлении ставился вопрос об отмене постановления. В обоснование доводов представления прокурор округа указал, что для получения сведений о входящих и исходящих звонках гражданина необходимо судебное решение, поскольку тайна таких сведений является конституционным правом граждан.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ ограничение права на тайну телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения.

Выводы суда о том, что данные о входящих и исходящих звонках не раскрывают содержания телефонных разговоров, а потому не нарушают тайны телефонных переговоров, противоречат смыслу указанного выше конституционного положения.

Конституционный Суд РФ в определении от 02.10.2003 N 345-О “Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда г. Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 ФЗ от 16.02.1995 “О связи“ указал, что ст. 32 Закона “О связи“ не расширяет число действий, проводимых на основании судебного решения, а лишь конкретизирует и обеспечивает действие конституционной нормы о сохранении тайны связи. Следовательно, любая информация, передаваемая и сохраняемая с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи, является тайной, охраняемой Конституцией РФ. Ограничение конституционного права возможно только на основании судебного решения.

Постановление суда, противоречащее конституционным положениям, подлежит отмене.

При новом рассмотрении материалов суду следует рассмотреть ходатайство следователя по существу и в случае его обоснованности решить вопрос о даче согласия на получение сведений о входящих и исходящих звонках в отношении Р.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила постановление районного суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о получении сведений о входящих и исходящих сигналах соединений телефонных аппаратов в компаниях телефонной связи г. Омска, дело направила на новое судебное рассмотрение.

Если ко времени рассмотрения жалобы в кассационном порядке

на постановление следователя на досудебной стадии

уголовного судопроизводства уголовное дело в отношении

обвиняемого направлено в суд для рассмотрения по существу,

отсутствуют основания для принятия решения в порядке

ст. 125 УПК РФ

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 19 апреля 2007 г. N 22-1033

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда г. Омска отказано в удовлетворении жалобы адвоката В. на постановление следователя прокуратуры от 12.02.2007, которым адвокату отказано в удовлетворении ходатайства, заявленного после ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Из материалов дела усматривается, что адвокат В. обжаловал в суд в интересах обвиняемого Б. в порядке ст. 125 УПК РФ постановление следователя прокуратуры, которым ему было отказано в удовлетворении ходатайства, заявленного им после ознакомления с материалами уголовного дела согласно ст. 217 УПК РФ о проведении дополнительных следственно-оперативных мероприятий по делу, необходимых для полного и всестороннего расследования дела.

Судом первой инстанции постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе адвокат В. поставил вопрос об отмене постановления суда, полагая его незаконным и необоснованным. В обоснование доводов жалобы указал, что необходима фиксация содержания диалога, содержащегося на видеокассете, приобщенной к материалам уголовного дела, а также необходим допрос свидетелей Х., Г.Ф., поскольку они имеют значение для дела. Считает, что постановление суда нарушает право на защиту Б.

В заседании суда кассационной инстанции адвокат В. заявил, что в настоящее время уголовное дело в отношении Б. находится в производстве суда. В ходе предварительного слушания им было заявлено суду ходатайство, аналогичное заявленному следователю при выполнении ст. 217 УПК РФ, данное ходатайство судом было удовлетворено в полном объеме.

Кассационная инстанция постановление суда отменила, кассационное производство по жалобе прекратила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Статьей 125 УПК РФ регламентирован судебный порядок рассмотрения жалоб, который, по мнению судебной коллегии, предусмотрен только для досудебного производства.

Такая жалоба подана адвокатом В. Эта жалоба разрешена судом первой инстанции, по ней принято предусмотренное уголовно-процессуальным законом решение, которое в настоящее время не вступило в законную силу.

Однако ко времени рассмотрения жалобы в суде кассационной инстанции уголовное дело по обвинению Б. передано в суд для рассмотрения по существу.

Таким образом, поскольку досудебный порядок движения дела завершен, постольку отсутствуют основания для принятия решения в соответствии с положениями ст. 125 УПК РФ.

С учетом изложенного постановление суда подлежит отмене, кассационное производство по жалобе - прекращению, а жалобу надлежит направить в районный суд, рассматривающий уголовное дело по существу предъявленного Б. обвинения, для приобщения к материалам указанного уголовного дела.



2. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Судебная коллегия приговор отменила, переквалифицировала

действия осужденного и прекратила уголовное дело в связи с

истечением сроков привлечения к уголовной ответственности,

а в части гражданского иска направила на новое судебное

рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 31 декабря 2007 г. N 22-214

(извлечение)

04.12.2007 приговором районного суда г. Омска Г. осужден по ст. ст. 159 ч. 3, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Постановлено взыскать с Г. в пользу ОАО “Росстрах“ в счет возмещения ущерба 13949,60 рублей.

Г. признан виновным и осужден за совершение следующих действий.

Согласно агентскому договору Г., являясь страховым агентом Омского филиала ОАО “Российская национальная страховая компания“ (далее - ОАО “Росстрах“), принял на себя полную материальную ответственность за вверенное ему имущество: страховые полисы, квитанции, денежные средства. В период работы, с 12.04.2004 по 31.12.2004, используя служебное положение, не сдавал полисы и квитанции в ОАО “Росстрах“, получаемые от страхователей, а использовал по собственному усмотрению без намерения вернуть. После окончания срока действия агентского договора Г. из корыстной заинтересованности заключал страховые полисы, используя оставшиеся бланки страховых полисов и квитанций, имевшиеся у него в связи с предыдущей служебной деятельностью, то есть вел страховую деятельность, злоупотребляя доверием жителей сельского поселения. Страховые взносы, полученные от страхователей, похищал и распоряжался ими по своему усмотрению. Все вырученные денежные средства в сумме 13949,60 рублей Г. обратил в свою собственность, причинив ущерб ОАО “Росстрах“ на указанную сумму.

В судебном заседании Г. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора ввиду нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона. Считает, что действия Г. необходимо квалифицировать по ст. 159 ч. 1 УК РФ. Кроме того, вывод суда относительно возмещения ущерба исключительно в пользу ОАО “Росстрах“, а не страхователям не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного заседания.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

В судебном заседании суд установил, что Г., являясь страховым агентом Омского филиала ОАО “Росстрах“, в период действия агентского договора и после окончания его срока действия заключал страховые договоры с жителями округа. Полученные от страхователей деньги похищал и распоряжался ими по своему усмотрению. Общая сумма похищенных денежных средств составила 13949,60 рублей.

Таким образом, Г. совершил мошенничество.

Однако судебная коллегия указала, что квалифицирующий признак “с использованием своего служебного положения“ вменен необоснованно, поскольку Г., согласно агентскому договору, не обладал полномочиями организационно-распорядительного и административного характера.

В данной связи его действия необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к преступлению небольшой тяжести. Согласно ст. 78 ч. 1 п. “а“, ч. 2 УК РФ истек срок давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Кроме того, судебная коллегия указала, что судом неправильно разрешен гражданский иск.

Так, в ходе рассмотрения уголовного дела потерпевшими признаны лица, с которыми Г. заключал страховые договоры и от которых получал страховые взносы. Однако, взыскивая всю сумму ущерба в пользу ОАО “Росстрах“, суд не привел мотивов принятого решения.

На основании изложенного судебная коллегия приговор районного суда Омской области от 04.12.2007 изменила: переквалифицировала действия Г. со ст. 159 ч. 3 УК РФ на ст. 159 ч. 1 УК РФ и назначила 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев. В связи с истечением сроков давности освободила Г. от уголовной ответственности в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ.

В части гражданского иска приговор также отменен. Дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

Уничтожение отдельных предметов путем поджога в условиях,

исключающих распространение огня на другие объекты

и возникновение угрозы для жизни и здоровья людей,

а также другому имуществу, должно быть квалифицировано

по ч. 1 ст. 167 УК РФ

Определение президиума

Омского областного суда

от 4 декабря 2007 г. N 44-У-478/П

(извлечение)

Ранее судимый М. осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

М., как указано в приговоре, признан виновным и осужден за совершение следующих действий.

30.07.2006 около 23.30 часов М. умышленно, с целью неправомерного завладения автомобилем без цели хищения, проник между створками ворот в помещение гаража, принадлежащего администрации муниципального района Омской области. С помощью ключа, находящегося в замке зажигания, осознавая, что он не имеет на это никаких прав, завел автомобиль ГАЗ-3102 стоимостью 197962 рубля, принадлежащий администрации муниципального района Омской области, и уехал в д. Филатовка Любинского района Омской области.

31.07.2006 около 4 часов М., находясь на окраине д. Филатовка Любинского района Омской области, с целью умышленного уничтожения похищенного автомобиля облил салон бензином и поджег его. В результате автомобиль пришел в полную непригодность.

В надзорном представлении прокурор просит приговор изменить, ссылаясь на то, что поджог автомобиля был произведен на окраине д. Филатовка в безлюдном месте, а при таких обстоятельствах нельзя считать, что уничтожение автомобиля совершено общеопасным способом. Содеянное М. подлежит переквалификации со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ.

Президиум изменил приговор по основаниям, изложенным в представлении.

Из материалов дела следует, что М. облил бензином и поджег похищенный ГАЗ-3102 на окраине д. Филатовка.

Указанные действия судом квалифицированы по ст. 167 ч. 2 УК РФ как умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, совершенное общеопасным способом.

Между тем по смыслу закона такая юридическая оценка возможна лишь в случаях, когда умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества по способу и по условиям совершения носит общеопасный характер.

Из показаний свидетелей П. и К. следует, что 30.07.2006 в вечернее время П. довозил их (К. и М.) до д. Филатовка на автомобиле “Волга“. Они некоторое время находились в клубе, а затем поехали домой к М., так как он проживал в Ф.И.О. М. оставил их в своем доме, а сам поехал довезти до дома знакомую, после чего минут через 15 вернулся и пояснил, что его избили незнакомые парни, а машина сломалась. Они втроем (М., П., К.) отправились к тому месту, где находился автомобиль. После того, как завели двигатель, им удалось доехать до другого края деревни, там двигатель машины снова перестал работать. Они дотолкали ее до лесного массива, где и оставили, сами пошли домой. В тот момент, когда вышли на трассу, их догнал М. и пояснил, что поджег автомобиль. Обернувшись, они увидели зарево в том месте, где оставалась машина.

Свидетель Г. пояснил, что 31.07.2006 около 5 часов утра услышал треск. Выйдя на улицу, он увидел, что на выезде из поселка на проселочной дороге стоит автомобиль “Волга“, охваченный пламенем. Возле автомобиля никого не было.

Президиум указал, что уничтожение отдельных предметов путем поджога в условиях, исключающих распространение огня на другие объекты и возникновение угрозы для жизни7 и здоровья людей, а также другому имуществу, должно быть квалифицировано по ст. 167 ч. 1 УК РФ.

Таким образом, действия М. подлежат переквалификации.

Президиум приговор изменил, переквалифицировал действия М. на ст. 167 ч. 1 УК РФ и снизил наказание по данной статье до 1 года 9 месяцев лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначил 2 года 5 месяцев лишения свободы.

Приговор суда отменен в связи с истечением сроков давности

привлечения к уголовной ответственности

Постановление президиума

Омского областного суда

от 23 октября 2007 г. N 44-У-436/П

(извлечение)

15.02.2007 районным судом ранее не судимый Р. осужден по ст. 157 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 15% от заработка осужденного, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

Постановлено взыскать с Р. в пользу Д. в счет возмещения причиненного ущерба 49899 рублей.

В кассационном порядке приговор не рассматривался.

Как указано в приговоре, Р. осужден за совершение следующих действий.

По решению районного суда Омской области от 25.10.1995 Р. обязан выплачивать алименты в размере 1/4 заработка в пользу И. на содержание дочери Я., 11.03.1992 г.р. Однако с 01.03.1998 по 01.12.2006 он от уплаты алиментов злостно уклонялся, в результате чего образовалась задолженность в размере 223891 рубля.

В октябре 2001 года Р. в с. Комсомольское Омской области тайно похитил жатку ЖВН-5 стоимостью 40000 рублей, принадлежащую КФК “Труд“.

06.06.2006 в д. Гвоздевка Омской области Р. путем злоупотребления доверием похитил у Д. автомобиль ВАЗ-21093 стоимостью 80000 рублей.

В надзорном представлении прокурор, не оспаривая квалификацию действий осужденного и назначенное ему наказание по ч. 1 ст. 157 и ч. 2 ст. 159 УК РФ, просит освободить Р. от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

Кражу жатки Р. совершил в октябре 2001 года. Данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести. Приговор был постановлен 15.02.2007.

Таким образом, со дня совершения кражи прошло более двух лет, поэтому на основании ст. 78 ч. 1 п. “а“ УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если истекло 2 года после совершения преступления небольшой тяжести.

Кроме того, из материалов дела следует, что Р. от следствия и суда не уклонялся. Таким образом, оснований для приостановления течения сроков давности не имеется. Суду следовало освободить Р. от уголовной ответственности по ст. 158 ч. 1 УК РФ.

Президиум удовлетворил надзорное представление. Изменил приговор районного суда от 15.02.2007 в отношении Р., освободив его от уголовной ответственности по ст. 158 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ с учетом изменений окончательно назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы.

Выводы суда о совершении разбойного нападения с применением

предметов, используемых в качестве оружия, и о виновности в

совершении незаконного проникновения в жилище, совершенного

против воли проживающего в нем лица, не обоснованы

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 21 февраля 2008 г. N 22-449

(извлечение)

24.12.2007 приговором районного суда Омской области Б., 17.09.1990 г.р., осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам на 6 месяцев с удержанием из заработной платы в доход государства 10%. На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 79 ч. 7 п. “в“ УК РФ отменено условное осуждение по постановлению от 18.07.2007 и в соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с неотбытым наказанием по приговору от 24.08.2005 окончательно назначено 2 года 10 месяцев с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Согласно приговору Б. признан виновным и осужден за разбойное нападение на А., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также за проникновение в жилище 16.10.2007, совершенное против воли проживающего в нем А.

Б. в судебном заседании вину признал.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с приговором, указав, что нож с собой не приносил, а взял его на столе у входа в дом А., стекла в доме А. не разбивал, они были разбиты ранее. Кроме того, Б. выразил несогласие с тем, что А. реально воспринимал угрозу. Считает, что судом неверно определен ущерб, причиненный А., так как кроссовки ему были возвращены. Указывает, что при определении наказания суд не учел мнение потерпевшего.

Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ при постановлении приговора описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Вместе с тем суд в приговоре квалифицировал действия Б. по ст. 162 ч. 2 УК РФ - разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия. Однако при описании преступных действий осужденного не указал, в чем именно состояло применение указанных в приговоре предметов - ножа, кочерги и совка, а лишь указал, что Б. демонстрировал нож потерпевшему А., схватил иные металлические предметы, а потерпевший, опасаясь угроз Б., отдал свои кроссовки последнему.

Вместе с тем из показаний осужденного следует, что когда он уже находился в доме А., увидел на столе нож, взял его и сказал потерпевшему, чтобы тот отдал ему кроссовки, при этом лезвие ножа было направлено в сторону потерпевшего. Однако потерпевший забрал нож из его рук и бросил в печку. Затем он (Б.) схватил кочергу, но А. забрал ее у него и, согнув, отбросил в сторону. Б. признал, что угрожал А. ножом.

Потерпевший А. суду пояснил, что увидел нож в руках Б., который требовал у него кроссовки, при этом Б. просто держал нож в руке, не поднимал его и не двигался. Он (А.) забрал у Б. нож и бросил в печку. Б. схватил кочергу и совок, которые висели за печкой, и снова стал требовать отдать ему кроссовки. А. забрал у Б. совок, кочергу и отбросил их в сторону. При этом подумав, что Б. может ударить его, он отдал осужденному кроссовки.

Таким образом, из показаний потерпевшего и подсудимого следует, что Б., требуя кроссовки, не угрожал ножом.

Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, если лицо лишь демонстрировало оружие, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ст. 162 ч. 1 УК РФ (пункт 23 постановления Пленума от 27.12.2002 N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое“).

Кроме того, суд, признавая Б. виновным в совершении разбойного нападения на А. с применением предметов, используемых в качестве оружия (ножа, кочерги, совка), в приговоре не мотивировал, в чем именно подтверждается наличие в действиях Б. вышеуказанного квалифицирующего признака.

При таких обстоятельствах выводы суда о том, что Б. совершил разбойное нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждены доказательствами и подлежат переквалификации на ст. 162 ч. 1 УК РФ.

Согласно материалам дела осужденный Б. в судебном заседании пояснял, что, дождавшись ухода Л-вых из дома потерпевшего, он пошел за кроссовкам к А. Двери дома были закрыты. Б., потянув дверь на себя, разбил стекло, которое уже ранее было треснуто. А. спросил: “Кто там?“. Он (Б.) назвал себя и после того, как А. открыл ему дверь, вошел в дом.

В этой части потерпевший в целом подтвердил показания Б., пояснив, что сам открыл дверь в дом, узнав Б. Не помнит, разрешал он входить Б. в дом или нет, но точно не запрещал.

В приговоре суд, признав Б. виновным по ст. 139 ч. 1 УК РФ, не мотивировал свою позицию.

Согласно ст. 14 УПК РФ приговор не может быть основан на предположениях. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Судебная коллегия полагает, что приговор суда в части осуждения Б. за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, основан на предположениях о том, что осужденный незаконно проник в дом А. Данный вывод суда не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Коллегия считает несостоятельным довод осужденного о неправильном указании ущерба, причиненного им А., поскольку исковые требования в судебном заседании не рассматривались и ущерб с Б. не взыскивался.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда Омской области в отношении Б. в части осуждения по ст. 139 ч. 1 УК РФ отменила, дело в этой части производством прекращено за непричастностью к совершению преступления.

Действия Б. переквалифицированы со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч. 1 УК РФ, по которой с применением ст. 88 УК РФ назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа. Исключены из приговора: квалифицирующий признак - с применением предметов, используемых в качестве оружия, применение ст. 69 УК РФ. Наказание, назначенное по ст. 70 УК РФ, снижено до 1 года 9 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения, а кассационное представление и жалоба осужденного - без удовлетворения.

При совершении разбоя демонстрацию оружия при явном

отсутствии намерения его использовать для причинения

телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья,

следует квалифицировать как разбой, ответственность за

который предусмотрена ст. 162 ч. 1 УК РФ

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 31 января 2008 г. N 22-219

(извлечение)

Ранее судимый Г. осужден по ст. 159 ч. 1 УК РФ (по двум эпизодам) по 1 году лишения свободы за каждое преступление, по ст. 162 ч. 2 УК РФ (разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия) к 5 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Г. осужден и признан виновным в том, что он 04.08.2007 путем мошенничества совершил хищение сотового телефона, причинив ущерб потерпевшей К. на сумму 2690 рублей; 06.08.2007 совершил разбойное нападение на М. и, применив в качестве оружия нож, завладел ее сотовым телефоном, причинив ущерб в размере 6000 рублей; 17.08.2007 путем мошенничества похитил сотовый телефон Т., причинив ущерб потерпевшему на сумму 6000 рублей.

В кассационной жалобе Г. выражает несогласие с осуждением за совершение разбойного нападения, вину в этой части не признает, просит отменить приговор.

В кассационном представлении прокурор просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что действия Г. должны квалифицироваться по ст. 162 ч. 1 УК РФ, а наказание снижено.

Судебная коллегия, удовлетворив частично кассационную жалобу и кассационное представление прокурора, приговор изменила, указав следующее.

Виновность Г в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 1 УК РФ доказана, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Утверждение осужденного о его непричастности к хищению сотового телефона М. опровергается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Однако, верно установив фактические обстоятельства нападения, суд дал ошибочную правовую оценку действиям Г.

Так, согласно материалам дела Г., напав на потерпевшую М. с целью хищения ее сотового телефона, использовал угрозу насилием, опасным для жизни и здоровья, выразившуюся в демонстрации ножа.

О том, что эта угроза имела для нее реальный характер, потерпевшая сообщила в своих показаниях.

В то же время она пояснила, что, вытащив и показав нож, Г. его сразу же убрал, угрозу о его немедленном применении не высказывал, никаких действий ножом не совершал.

Согласно позиции Верховного Суда РФ, изложенной в постановлении Пленума от 27.12.2002 N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое“, если лицо лишь демонстрировало оружие, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ст. 162 ч. 1 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия (пункт 23 постановления Пленума).

При таких обстоятельствах демонстрация ножа не может расцениваться как его применение, поскольку она является лишь угрозой насилием. Содеянное Г. в отношении потерпевшей М. и ее имущества надлежит переквалифицировать со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч. 1 УК РФ - как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

В связи с переквалификацией деяния на менее тяжкий состав наказание, назначенное Г. с учетом характера и степени общественной опасности, данных о его личности, подлежит снижению.

С учетом изложенного судебная коллегия приговор районного суда в отношении Г изменила: переквалифицировала действия Г. со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч. 1 УК РФ, по которой назначила ему наказание в виде четырех лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказаниями, назначенными ему за преступления, предусмотренные ст. 159 ч. 1 УК РФ, окончательно назначила 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор оставила без изменений.

Действия, совершенные не из хулиганских побуждений

и не сопряженные с грубым нарушением общественного порядка,

необоснованно квалифицированы как хулиганство

Поста“овление президиума

Омского областного суда

от 4 декабря 2007 г. N 44-У-469/2007

(извлечение)

Президиум Омского областного суда рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного И. на приговор районного суда Омской области от 28.06.2004, по которому И. осужден по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением судьи районного суда Омской области от 29.06.2006 условное осуждение И. отменено и он направлен для отбывания наказания по приговору от 28.06.2004 на 3 года 6 месяцев в исправительную колонию общего режима.

В надзорной жалобе осужденный просит приговор суда в части осуждения по ст. 213 ч. 1 УК РФ отменить и дело по данной статье прекратить за отсутствием состава преступления. Кроме того, просит переквалифицировать его действия со ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ на ст. 112 ч. 2 п. “д“ УК РФ и в связи с этим снизить наказание до 2 лет лишения свободы.

Согласно приговору И. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему Г. из хулиганских побуждений и хулиганство с применением предмета, использованного в качестве оружия, совершенные при следующих обстоятельствах.

19 декабря 2003 года И. в с. Борисовское Омской области днем со своей сожительницей П. был в гостях у односельчанки З., где они употребляли спиртное. Около 15 часов И. и П. ушли к себе домой, а позднее пошли на дискотеку в Дом культуры. И., потеряв там П., пошел по селу ее искать. Предполагая, что сожительница находится у З-вой, И. решил зайти к ней. Когда на стук в окно двери ему открыл находившийся в доме З-вой ее зять - Г., И. нанес ему удары кулаками в лицо и грудь, сбив с ног, нанес несколько ударов ногами в область груди и живота. Затем И., схватив стул, ударил им по голове Г. Прекратил избиение потерпевшего после того, как из соседней комнаты вышла З-ва.

По заключению судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения у Г. расцениваются как повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также телесные повреждения в виде ран на голове - как повлекшие легкий вред здоровью.

В суде И. свою вину признал полностью.

Президиум Омского областного суда приговор изменил частично, указав следующее.

Потерпевший Г. показал, что, войдя в дом, И. спросил о том, где находится его жена, и на его ответ: “Что, я ее пасу, откуда я знаю...“ - неожиданно стал избивать его. Все телесные повреждения, установленные экспертизой, получены им в результате избиения осужденным.

Свидетель З-ва подтвердила суду, что И. с женой днем выпивали у нее дома, затем ушли. Вечером она и ее зять Г. употребили спиртное. Она находилась в спальне, когда услышала шум. Выйдя в кухню, увидела И., который ногами бил лежавшего на полу зятя. При ней И. схватил стул и замахнулся им на Г. Она в этот момент выбежала на улицу и закричала о помощи, а И. после ее крика сразу ушел.

Действия И. квалифицированы по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего из хулиганских побуждений, по ст. 213 ч. 1 УК РФ - как хулиганство с применением предмета, использованного в качестве оружия (стул).

Согласно ст. 213 ч. 1 УК РФ (в редакции 1996 года) хулиганством является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и совершается с прямым умыслом.

Из материалов дела следует, что указанные выше преступные действия происходили в доме. При драке никто не присутствовал, то есть фактов какого-либо явного неуважения к обществу судом установлено не было.

По смыслу закона не может квалифицироваться как хулиганство насилие с применением предмета в качестве оружия, совершенное на почве неприязненных личных взаимоотношений в кругу близких людей, в безлюдных местах и т.д.

Президиум указал, что на основании исследованных доказательств суд пришел к верному выводу, что осужденным совершено преступление, предусмотренное ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ, и что тяжкий вред здоровью Г. причинен беспричинно, из хулиганских побуждений.

Однако, по мнению президиума, без достаточных оснований действия И. квалифицированы по совокупности со ст. 213 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996) как хулиганство - грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Поэтому приговор суда в этой части подлежит отмене с прекращением дела.

Наказание, назначенное И. по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ, соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, чрезмерно суровым не является и смягчению не подлежит.

В силу изложенного президиум Омского областного суда приговор районного суда от 28.06.2004 в части осуждения И. по ст. 213 ч. 1 УК РФ отменил, производство по данному обвинению прекратил в связи с отсутствием состава преступления. Исключено указание из резолютивной части приговора на применение ст. 69 ч. 3 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения, а надзорная жалоба осужденного без удовлетворения.

Квалифицирующий признак “из хулиганских побуждений“

подлежит исключению из обвинения, поскольку данный факт

не подтвержден материалами уголовного дела

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 февраля 2008 г. N 22-357

(извлечение)

Ч. осужден по ст. 111 ч. 3 п. “б“ УК РФ к 8 годам лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении двух лиц, из хулиганских побуждений. В соответствии со ст. ст. 79, 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору суда от 03.09.2003 окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ч. признан виновным в том, что 21.09.2007 Ч., находясь около остановки общественного транспорта, беспричинно, на почве явного неуважения к общепринятым нормам морали, демонстрируя пренебрежительное отношение к гражданам, взяв из салона принадлежащего ему автомобиля металлическую трубу, умышленно нанес ею не менее одного удара каждому потерпевшему М. и Я. по голове.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему Я. причинены телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга тяжелой степени, перелома височной кости, квалифицированные как причинившие тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, которые могли быть причинены воздействием тупого твердого предмета. Причинение имеющихся повреждений самому себе исключается.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему М. причинены телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга, перелома лобной кости, квалифицированные как причинившие тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, которые могли быть причинены воздействием тупого твердого предмета. Причинение имеющихся повреждений самому себе либо при падении с высоты собственного роста исключается.

В судебном заседании Ч. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный просит отменить приговор, поскольку, по его мнению, не устранены противоречия в показаниях потерпевших М. и Я. о причине конфликта между ними. Указывает, что конфликт возник по вине потерпевших. Один из потерпевших первым ударил его банкой из-под пива по голове, от чего у него образовалась кровоточащая рана, то есть он вынужден был защищаться. Просит снизить размер наказания.

В кассационной жалобе адвокат Ч. просит исключить из приговора квалифицирующий признак “из хулиганских побуждений“ и снизить наказание.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Ч. соответствует материалам дела.

Довод осужденного о том, что он был вынужден защищаться, опровергается материалами уголовного дела.

Вместе с тем квалифицирующий признак статьи 111 УК РФ - совершение преступления из хулиганских побуждений - не нашел своего подтверждения в материалах дела.

Так, из показаний осужденного, данных им на предварительном следствии и в судебном заседании, следует, что перед тем, как он нанес потерпевшим телесные повреждения, был конфликт, спровоцированный самими потерпевшими. Непосредственных очевидцев, присутствовавших при начале конфликта, не установлено. Не установлены и те лица, которые находились в момент избиения на месте преступления и чьи интересы грубо были нарушены действиями Ч.

О том, что между осужденным и потерпевшими произошел конфликт, следует и из показаний потерпевших Я. и М. Несущественные противоречия в показаниях имеются лишь о причинах конфликта.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что объективных данных, свидетельствующих о совершении преступления Ч. из хулиганских побуждений, исходя из содержания и направленности его умысла, мотива и обстоятельств, совершенных им действий, в материалах дела не имеется.

На основании изложенного судебная коллегия приговор районного суда в отношении Ч. изменила: исключила квалифицирующий признак совершения преступления из хулиганских побуждений и в связи с уменьшением объема виновности снизила наказание до 7 лет 9 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. ст. 79, 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 03.09.2003 окончательно назначено наказание в виде 8 лет 3 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения, а кассационная жалоба осужденного и защитника без удовлетворения.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим обстоятельствам уголовного дела повлекли отмену

оправдательного приговора и направление дела на новое

рассмотрение

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 21 февраля 2008 г. N 22-451

(извлечение)

А. оправдана по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 108 ч. 1 УПК РФ, за отсутствием в ее действиях состава преступления с признанием за ней права на реабилитацию.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование указывает, что ранее между А. и потерпевшим (ее сожителем) происходили ссоры, драки, она и ранее сталкивалась с подобной ситуацией, поэтому события 08.09.2007 для нее не были неожиданными. Считает, что А. в состоянии была избрать соразмерные средства защиты. Суд, оправдывая А., не учел, что потерпевшему нанесено не менее 5 ножевых ранений с достаточной силой, а ранения на передней поверхности левого предплечья и тыльной поверхности правой кисти свидетельствуют о том, что потерпевший активно оборонялся. Государственный обвинитель обращает внимание суда на то, что свидетель П. (сын оправданной) на предварительном следствии показал, что А. держала нож перед собой двумя руками. Когда потерпевший намеревался ее ударить, то напоролся на нож, что его мать (А.) не заметила. После этого П. пытался сесть на стул, и в это время А. нанесла ему удары ножом в руку и в грудь. Кроме того, судом установлено, что А. в момент конфликта находилась в состоянии алкогольного опьянения, однако ни этому факту, ни противоречиям в показаниях свидетеля П. - очевидца преступления - не дано надлежащей оценки.

Судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

Органами предварительного расследования А. обвинялась в совершении убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

Согласно обвинительному заключению 08.09.2007 А., находясь у себя дома, около 3 часов ночи во время ссоры из личной неприязни умышленно нанесла П. не менее трех ударов ножом в грудь и не менее двух ударов ножом в руки. От полученных тяжких телесных повреждений П. 18.09.2007 скончался в больнице.

Оправдывая А. по предъявленному обвинению, суд указал, что она находилась в состоянии необходимой обороны, реально опасалась за свою жизнь и не могла защитить себя без применения ножа.

Такие выводы суда противоречат исследованным доказательствам.

Так, из показаний А., которые согласуются с показаниями свидетелей, следует, что ранее между ней и П. происходили неоднократные ссоры и драки. В ночь на 8 сентября 2007 года они оба находились в состоянии алкогольного опьянения, и между ними произошла бытовая ссора.

Показания А. в той части, что нападение на нее со стороны П. было опасным для ее жизни, находятся в противоречии с ее же показаниями о том, что П. наносил ей удары лишь руками и каких-либо предметов не использовал и не намеревался использовать.

Из показаний А., которые суд признал правдивыми, следует, что потерпевший бил ее по голове кулаком не менее 10 раз. Когда она упала, продолжил нанесение ударов кулаком по голове, затем толкнул к газовой плите и продолжал бить кулаком по голове.

Однако суд не дал в приговоре оценки тому факту, что данные показания противоречат выводам эксперта, согласно которым у А. обнаружены: припухлость мягких тканей головы размером 2 x 2 см в затылочной части, кровоподтек 1 x 1 см в лобной части, кровоподтеки вокруг глаз размером 4 x 5 см, что не причинило легкого вреда здоровью.

Выводам суда противоречит заключение СМЭ о наличии у потерпевшего не менее пяти ножевых ранений.

Кроме того, в приговоре не дано оценки показаниям свидетеля П., данным на предварительном следствии, согласно которым удары ножом А. нанесла П. не в момент его нападения, а когда потерпевший садился на стул.

При таких обстоятельствах постановленный в отношении А. приговор законным и обоснованным признать нельзя.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенные обстоятельства, тщательно исследовать представленные доказательства, дать им надлежащую оценку и принять законное и обоснованное решение о виновности либо невиновности А.

Судебная коллегия приговор районного суда г. Омска в отношении А. отменила и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

Отсутствие в действиях осужденного объективной стороны

по организации притона для потребления наркотических

средств послужило причиной к изменению приговора и снижению

наказания

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 29 ноября 2007 г. N 22-3054

(извлечение)

Ранее судимый М. приговором районного суда был признан виновным и осужден по ст. 232 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы за то, что он в период с 31.01.2007 по 26.02.2007 из корыстных побуждений в своем частном доме организовал притон для потребления наркотических средств и систематически предоставлял свой дом лицам, установленным следствием, для приготовления и потребления наркотических средств за вознаграждение в виде части наркотического средства для собственного потребления.

В кассационной жалобе осужденный М. просит снизить наказание, ссылаясь на то, что его мать является инвалидом 2 группы и за ней требуется постоянный уход.

Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

Согласно пункту 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“ под организацией притона следует понимать подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения различными приспособлениями и тому подобные действия, совершенные в целях последующего использования указанного помещения для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов несколькими лицами.

Между тем никаких данных, указывающих на эти обстоятельства, при обосновании своих выводов о виновности М. в организации притона для потребления наркотических средств суд в приговоре не привел. Нет таких данных и в материалах уголовного дела.

На этом основании судебная коллегия исключила из обвинения М. осуждение за организацию притона для потребления наркотических средств.

Между тем выводы суда о виновности М. в содержании притона для потребления наркотических средств основаны на приведенных в судебном заседании доказательствах, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и не оспариваются участниками процесса.

С учетом уменьшения объема виновности, а также с учетом характера и степени общественной опасности деяния, данных о личности М., смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств судебная коллегия снизила размер наказания до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Суд без достаточных оснований квалифицировал действия

осужденного как хищение с незаконным

проникновением в помещение

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 15 января 2008 г. N 44-У-6/2008

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска В. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. “б“, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В. признан виновным и осужден за то, что 04.07.2006 с целью хищения чужого имущества пришел к торговому павильону, расположенному на строительном рынке “Южный“ по ул. 1-я Путевая в г. Омске. Убедившись, что за его действиями никто не наблюдает, свободным доступом незаконно проник в указанный павильон, откуда тайно похитил имущество, принадлежавшее потерпевшей С., телефон “Моторола“ на сумму 12500 рублей, а также деньги в сумме 3000 рублей, принадлежавшие потерпевшей И.

С похищенным имуществом В. с места преступления скрылся и распорядился им по своему усмотрению.

В суде В. вину признал полностью.

В надзорной жалобе осужденный просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 158 УК РФ, снизить наказание. В обоснование указал, что в торговый павильон он заходил в часы работы павильона и в приговоре отсутствуют доказательства “незаконного проникновения“.

Президиум изменил приговор, указав следующее.

Суд, признав, что В. свободным доступом незаконно в рабочее время проник в торговый павильон, вместе с тем не привел выводов, в чем именно заключалось незаконное проникновение в помещение.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании В. пояснял, что он заходил в торговый павильон и видел лежавшие на прилавке сотовый телефон “Моторола“ и деньги купюрами по 100 рублей. Позже он вторично в рабочее время зашел в павильон через открытую входную дверь, но продавца на месте не было. Воспользовавшись ситуацией, он тайно похитил деньги и сотовый телефон с флеш- и Sim-картами.

Потерпевшая С. в судебном заседании показала, что она работает продавцом в павильоне и действительно выходила из павильона на 10-15 минут, при этом двери закрывала на замок. В ее отсутствие из торгового павильона было похищено указанное имущество и деньги. Когда она вернулась, дверь оказалась открытой. Видеокамера наружного наблюдения зафиксировала молодого человека, который совершил кражу.

Однако на предварительном следствии С. показывала, что не помнит, закрывала ли она на замок двери павильона.

Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя.

Доказательств незаконного проникновения В. в помещение с целью совершения хищения органы предварительного следствия в суд не представили.

Таким образом, без достаточных оснований действия осужденного квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ.

В силу изложенного президиум Омского областного суда переквалифицировал действия В. со ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ и в связи с этим снизил наказание до 1 года 10 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. В остальной части приговор оставлен без изменения, а надзорная жалоба осужденного - без удовлетворения.

Выводы суда о превышении пределов необходимой обороны не

соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела

Постановление президиума

Омского областного суда

от 29 января 2008 г. N 44-У-25/2008

(извлечение)

П. приговором районного суда г. Омска осужден по ст. 114 ч. 1 УК РФ.

П. признан виновным за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в результате превышения пределов необходимой обороны при следующих обстоятельствах.

Согласно приговору П. 10.07.2006 около 18 часов спал в доме по ул. 6-я Станционная в г. Омске. К нему с намерением “выяснить отношения“ пришли А. и К. Последний стал наносить удары ногами по голове спящего П., который проснулся и пытался сопротивляться, нанося ответные удары. В это время в комнату вошел А., вытащил из носка нож и стал размахивать им перед П., который, воспринимая угрозу ножом реально, вырвал его у А. и выбросил, порезавшись при этом. Когда А. и К. вышли на улицу, П. стал закрывать за ними входную дверь, но А. вытащил из носка второй нож и стал размахивать им перед П. Поскольку А. был агрессивно настроен и находился в алкогольном опьянении, П., воспринимая угрозу жизни и здоровью со стороны А. реально, стал вырывать нож из рук А. Между ними завязалась борьба, в ходе которой П., вырвав нож у А. и ударив последнего ножом в живот один раз, превысил пределы необходимой обороны от посягательства на свою жизнь и здоровье, так как защита от действий А. не соответствовала характеру и степени общественной опасности посягательства.

Действиями П. потерпевшему было причинено телесное повреждение в виде колото-резаной раны груди слева, проникающей в грудную и брюшную полость, сопровождающейся внутригрудным и внутрибрюшным кровотечением, которое, согласно заключению экспертизы, является тяжким, опасным для жизни.

В судебном заседании подсудимый П. вину признал полностью.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

В надзорной жалобе осужденный указывает, что, по его мнению, вывод суда о том, что способ защиты не соответствовал характеру и опасности нападения, ошибочен.

Президиум отменил приговор, указав следующее.

Согласно показаниям потерпевшего А., которые полностью согласуются с показаниями подсудимого, а также с показаниями свидетелей К. и П., следует, что 10.07.2006 они (П., К., А.) распивали спиртные напитки. П. поссорился со своей сестрой, которая являлась сожительницей К., после чего уехал домой. Решив “выяснить отношения“ с П., А. взял с собой для самообороны два кухонных ножа и вместе с К. пошли к П. К. стал бить спящего П. ногами по телу и голове. П. проснулся, стал сопротивляться. А., решив вмешаться, вытащил из носка один нож и стал размахивать им перед П. Последний выхватил у него нож, поранив себе руку, и выбросил его. П. и К. прекратили ссориться, и они пошли из дома. Когда стали выходить, он опять вытащил из носка второй нож и наставил на П. Размахивал ли он ножом - не помнит, так как прошло много времени и он тогда был сильно пьян, но показаниям П. доверяет. П. стал выхватывать у него нож, он сопротивлялся, завязалась борьба за нож. П. вырвал у него нож и ударил его этим ножом в живот. Он пошел домой, где ему стало плохо, и машиной скорой помощи он был доставлен в больницу.

Свидетель П., которая была очевидцем произошедшего, показала, что к спящему П. пришли К. и А., пьяные и агрессивно настроенные. К. стал бить П., а А. вытащил кухонный нож и размахивал им перед П. П. вырвал нож, порезав себе руку. Потом К. и А. пошли на улицу, а П. пошел закрыть за ними дверь. Позднее она узнала, что П. на улице порезал А. ножом.

Свидетель К. дал суду аналогичные показания, добавив, что А. позвал его к П. выяснить отношения. Перед тем, как они пошли, А. спрятал в носки два кухонных ножа, а когда он спросил у А., зачем ножи, тот ответил: “Я его зарежу“.

Президиум указал, что ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает при явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства, то есть когда обороняющийся прибегнул к таким средствам и методам защиты, применение которых явно не вызывалось ни опасностью посягательства, ни реальной обстановкой, и без необходимости причинил посягающему тяжкий вред.

В силу ст. 305 УПК РФ выводы суда должны быть мотивированными.

Суд пришел к выводу, что на П. имело место нападение, однако в приговоре не привел обоснование принятому решению о том, что защита П. от нападения со стороны А. не соответствовала характеру и степени тяжести этого нападения.

На основании вышеизложенного президиум считает, что приговор суда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и принять соответствующее установленным обстоятельствам и закону мотивированное решение.

При отсутствии противоправности завладения оружием,

корыстной цели, присвоения, причинения имущественного

ущерба действия осужденного не могут быть квалифицированы

по ст. 226 ч. 1 УК РФ

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 20 ноября 2007 г. N 44-У-463/П

(извлечение)

Приговором районного суда Е. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 226 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

06.06.2004 около 13.00 часов Е., находясь в селе Воронково Омской области, действуя умышленно, с целью хищения оружия и боеприпасов, из внутреннего ящика раскладного дивана-кровати тайно похитил принадлежащие его родственнику С. ружье марки ТОЗ 16-го калибра N К 138864-56 и три снаряженных патрона 16-го калибра, после чего привез их к себе домой в г. Омск.

Согласно заключению баллистической экспертизы от 02.07.2004, ружье марки ТОЗ 16-го калибра N К 138864-56 является двуствольным охотничьим ружьем модели “Б“ 16-го калибра заводского изготовления и относится к длинноствольному гладкоствольному огнестрельному оружию. Данное ружье исправно и пригодно для стрельбы. Патроны являются боевыми припасами, снаряженными самодельным способом, пригодными для стрельбы.

10.06.2004 около 03.00 часов, находясь дома в г. Омске, действуя умышленно, с целью убийства, на почве ранее возникших и длительное время развивавшихся личных неприязненных отношений, подошел к спящему на кровати отцу и из вышеуказанного гладкоствольного двуствольного охотничьего ружья произвел одиночный выстрел ему в голову, чем причинил потерпевшему повреждения, повлекшие его смерть на месте преступления.

Определением судебной коллегии жалоба Е. оставлена без удовлетворения.

Постановлением судьи Омского областного суда надзорная жалоба Е. оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат в защиту осужденного поставил вопрос о переквалификации действий Е. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 107 ч. 1 УК РФ, прекращении уголовного дела по ст. 226 ч. 1 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления и снижении наказания.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу адвоката в интересах осужденного частично по следующим основаниям.

В судебном заседании Е. вину признал, выразил раскаяние по поводу убийства отца, объяснил содеянное тем, что с 5 лет отец жестоко к нему относился. Накануне вечером между ним и отцом произошел конфликт по поводу учебы, отец оскорбил его в нецензурной форме. Ружье он взял накануне у деда специально с целью убийства отца. Разрешения не спрашивал. Ранее пользовался ружьем с разрешения отца. После убийства ружье спрятал в сточной трубе, а впоследствии добровольно показал его местонахождение работникам милиции.

Президиум указал, что довод жалобы о совершении осужденным Е. убийства в состоянии аффекта является необоснованным и опровергается материалами дела.

Так, из материалов дела следует, что между отцом и сыном сложились устойчивые неприязненные отношения. Из показаний осужденного, его матери и других свидетелей следует, что погибший на протяжении длительного времени неоправданно и необоснованно строго оценивал поведение сына, что привело к возникновению длительной психотравмирующей ситуации, в которой находился Е., что и обусловило его дальнейшее поведение. Однако в показаниях указанных лиц отсутствуют какие-либо данные о фактах очевидно противоправного или очевидно аморального поведения потерпевшего по отношению к сыну, повлекшего грубое нарушение прав и законных интересов Е. Данное обстоятельство исключает переквалификацию действий осужденного на ст. 107 УК РФ, поскольку убийство признается совершенным в состоянии сильного душевного волнения лишь в случае, если длительная психотравмирующая ситуация возникла в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Материалами дела также не установлены конкретные факты насилия, издевательства или тяжкого оскорбления сына со стороны потерпевшего непосредственно перед происшедшим, что также свидетельствует об отсутствии необходимых элементов объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ.

Президиум также указал, что суд обоснованно критически оценил заключение психологической экспертизы, поскольку выводы психолога о систематическом унижении чести и достоинства Е. отцом не сопровождаются ссылками на материалы дела и конкретные доказательства. В то же время выводы психолога об аффективном, с точки зрения медицины, состоянии Е. не противоречат выводам об отсутствии правовых оснований для переквалификации действий на ст. 107 УК РФ в связи с отсутствием в деле данных о конкретных фактах противоправного или аморального поведения потерпевшего.

Вместе с тем выводы суда о квалификации действий по ст. 226 ч. 1 УК РФ президиум считает ошибочными.

Так, суд правильно установил, что Е. самовольно взял ружье у члена семьи - деда. В соответствии с п. п. 11, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 N 5 “О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств“ под незаконным приобретением огнестрельного оружия и боеприпасов следует понимать их покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п. Под оконченным хищением оружия и боеприпасов следует понимать противоправное завладение им любым способом с намерением лица присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

Президиум указал, что с учетом изложенного, решая вопрос о наличии состава хищения, суд в приговоре должен был указать доказательства противоправного безвозмездного изъятия оружия, наличие при этом корыстной цели и имущественного ущерба. Установление факта завладения оружием без признаков хищения, хотя и с целью совершения преступления, не влечет квалификацию по ст. 226 УК РФ.

Как видно из материалов дела, суд не установил факта причинения ущерба владельцу оружия - С., который не признан потерпевшим и допрошен судом в качестве свидетеля. Кроме того, С. не считает себя потерпевшим и не обращался с заявлением о хищении ружья. Какие-либо данные о стоимости ружья в материалах дела отсутствуют.

Из показаний С. следует, что в 1995 году он купил у знакомого ружье, но не зарегистрировал его. Осужденный Е. - сын его сына, до случившегося часто брал ружье с его разрешения, он доверял ему. Указанные обстоятельства подтвердили члены семьи.

Из протокола явки с повинной от 10.06.2004 и протокола допроса в качестве подозреваемого следует, что Е. рассказал о местонахождении ружья, после чего при проверке его показаний указал его местонахождение на местности, в результате чего ружье было обнаружено, изъято и приобщено к делу в качестве вещественного доказательства.

Согласно резолютивной части приговора суд определил передать ружье и боеприпасы в УВД Омской области для уничтожения.

При таких обстоятельствах в действиях Е. отсутствуют признаки хищения оружия и боеприпасов в связи с отсутствием противоправности завладения, корыстной цели, присвоения, причинения имуще“твенного ущерба. Указание в приговоре о завладении оружием и патронов в тайне и без разрешения деда, который незаконно без регистрации хранил их у себя дома, не свидетельствует о наличии хищения.

Указанные действия в совокупности с установленным судом фактом перевозки и хранения по месту жительства следует квалифицировать как незаконное приобретение, перевозку и хранение оружия и боеприпасов, то есть по ст. 222 УК РФ.

Однако, учитывая, что Е. завладел двуствольным охотничьим ружьем и патронами к нему, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 222 УК РФ, а поэтому приговор в части осуждения Е. по ст. 226 УК РФ подлежит отмене с прекращением уголовного преследования за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Кроме того, в протоколе принятия явки с повинной от 10.06.2004 и в протоколе допроса в качестве подозреваемого от 10.06.2004 имеются данные о том, что Е. заявил о местонахождении ружья, а при проверке его показаний показал работникам милиции место, где спрятал его, откуда оно и было изъято, а в дальнейшем приобщено в качестве вещественного доказательства.

Е., имея реальную возможность сокрыть от правоохранительных органов орудие преступления, по собственной воле, добровольно выдал его, что следует расценивать как добровольную выдачу и активное способствование раскрытию преступления.

Решая вопрос о законности, обоснованности и справедливости наказания, назначенного за убийство отца, президиум полагает, что срок наказания соответствует содеянному и данным, характеризующим личность осужденного, близок к нижней границе санкции и не может быть признан чрезмерно суровым.

На основании изложенного президиум изменил приговор районного суда в отношении Е. Отменил приговор в части признания Е. виновным по ст. 226 ч. 1 УК РФ. Производство по данному обвинению прекратил за отсутствием состава преступления. Исключил из резолютивной части приговора указание о назначении наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Если передача наркотического средства

осуществляется в ходе проверочной закупки,

проводимой представителями правоохранительных органов,

содеянное следует квалифицировать по ст. 30 ч. 3 УК РФ

и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 28 февраля 2008 г. N 44-У-78

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 05.12.2005 С. осужден по ст. 228.1 ч. 3 п. “г“ УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 26.01.2006 приговор оставлен без изменений.

Д. признан виновным и осужден за то, что 05.05.2005 в г. Омске совершил незаконный сбыт наркотического средства - гашиша массой 371,7 грамма в особо крупном размере за 30000 рублей З., выступающему в роли покупателя при проведении сотрудниками УФСКН РФ по Омской области оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“.

В надзорной жалобе осужденный ставит вопрос об изменении приговора в соответствии с действующим законодательством и снижении меры уголовного наказания.

Президиум изменил приговор, указав следующее.

Из материалов уголовного дела видно, что сбыт наркотического средства осуществлялся в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“, а в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“ в тех случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов, содеянное следует квалифицировать по ст. 30 ч. 3 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота.

На основании изложенного президиум приговор в отношении Д. изменил, действия осужденного переквалифицировал на ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. “г“ УК РФ и снизил наказание до 8 лет 10 месяцев лишения свободы.

Судом не дано надлежащей оценки всей совокупности

исследованных доказательств, что послужило основанием

отмены приговора

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 января 2008 г. N 22-150

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска П. осужден по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. “а“, “г“, 111 ч. 4, 69 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору П. совершил преступления при следующих обстоятельствах:

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо “П. и Г.“ следует читать “П. и К.“.

08.09.2006 П. и Г. в период с 17 часов 30 минут до 20 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения в г. Омске, во время распития спиртных напитков совместно с ранее ему не знакомыми Б. и А. вступили между собой в преступный сговор на открытое хищение сотового телефона “Нокиа 3110“, принадлежащего Б. Реализуя преступный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, К., действуя из корыстных побуждений, умышленно, согласно отведенной ему роли, применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, повалил Б. на землю и пытался снять с пояса брюк Б. сумку с сотовым телефоном. П., в свою очередь, в ответ на активное сопротивление Б., с целью облегчить хищение имущества, принадлежащего Б., применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, стал удерживать руки Б., чем причинил последнему физическую боль и ограничил свободу его действий, лишив его возможности оказать сопротивление. В это время К. снял с пояса брюк Б. сумку, не представляющую материальной ценности, в которой находился сотовый телефон “Нокиа 3110“ стоимостью 2500 рублей, после чего вместе с П. с места совершения преступления скрылись, причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 2500 рублей.

Кроме того, 08.09.2006 в период с 17 часов 30 минут до 20 часов П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, после совершения совместно с К. открытого хищения сотового телефона “Нокиа 3110“ у Б. попытался вместе с К. скрыться с места происшествия. Однако Б., желая вернуть свое имущество, направился вслед за П. и К. Догнав последних, Б. потребовал вернуть принадлежащее ему имущество. Тогда П., действуя умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью Б., нанес последнему не менее двух ударов рукой по голове, причинив последнему телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга со сдавлением субдуральной и внутримозговой гематомами, кровоизлияния, очага размозжения на базальной поверхности лобной и височной долей слева, очага размозжения в области моста продолговатого мозга, правого полушария мозжечка, субдуральной гематомы в области затылочной доли справа, перелома затылочной кости с переходом в заднюю черепную ямку, ушибленной раны затылочной области справа, квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. 20.09.2006 Б. скончался в больнице. Смерть Б. наступила от тупой травмы головы, осложнившейся развитием отека головного мозга, циркуляторными нарушениями стволовых структур, кровоизлиянием в желудочки мозга, развитием гнойного менингоэнцефалита.

К. осужден районным судом г. Омска 24.01.2007.

В судебном заседании осужденный П. вину признал частично и показал, что хищение сотового телефона совершил К., потерпевшего в ходе распития спиртных напитков он не удерживал. Один раз ударил Б. рукой в лицо, т.к. последний выражался нецензурной бранью и оскорблял.

В кассационном представлении прокурор просит приговор в отношении П. отменить в связи с несоответствием выводов суда по фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, а также мягкостью назначенного наказания.

В кассационной жалобе адвокат в интересах П. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, т.к. считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что суд необоснованно положил в основу приговора по эпизоду причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть Б., показания свидетеля М., которые полностью опровергаются показаниями свидетеля А. Обращает внимание суда, что М. видела происходящее из окна квартиры, находящейся на 6-м этаже дома, и не имела возможности правильно и объективно фиксировать события в отличие от свидетеля А., который проживает на 2-м этаже указанного выше дома. Свидетель О. очевидцем преступления не являлась.

Судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

При изложении доказательств виновности П. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Б., повлекших по неосторожности смерть последнего, суд сослался на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа (л.д. 79 - 86).

Согласно данной экспертизе у Б. обнаружены телесные повреждения в области спинки носа в виде ссадины и в затылочной области рана с неровными краями до мышечного слоя. Перелом костей свода и основания черепа. Смерть Б. наступила от тупой травмы головы, осложнившейся развитием отека головного мозга, циркуляторными изменениями стволовых структур, кровоизлиянием в желудочки мозга, развитием гнойного менингоэнцефалита.

По заключению эксперта телесные повреждения Б. могли быть причинены не менее чем одним ударным воздействием тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, в том числе при падении и ударе о таковой предмет.

Из показаний допрошенного в судебном заседании эксперта М. следует, что повреждения у потерпевшего могли возникнуть не менее чем от двух ударных воздействий, одно из которых пришлось в лицо - в область носа. Все изменения, возникшие в головном мозге, возникли при ударе затылочной областью о широкую твердую поверхность, что является травмой с ускорением. После одного удара потерпевший мог совершать активные действия в течение нескольких минут. Механизм образования открытой черепно-мозговой травмы характерен для падения.

Кроме того, исходя из протокола допроса свидетеля М. в судебном заседании следует, что от первого удара потерпевший упал на асфальт на спину и сильно ударился головой (л.д. 6, том 2).

Из показаний осужденного К. следует, что от удара П. потерпевший упал спиной на асфальтированную площадку и ударился головой.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ судом не дано надлежащей оценки всей совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, что отразилось на законности и обоснованности постановленного в отношении П. приговора.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 п. 1 УПК РФ основанием отмены приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует тщательно исследовать доказательства по предъявленным П. обвинениям, собранным доказательствам дать надлежащую оценку, проверив заслуживающие внимания доводы, изложенные адвокатом в кассационной жалобе и прокурором в кассационном представлении. Судебная коллегия приговор районного суда г. Омска в отношении П. отменила и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.



3. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

Президиум областного суда конкретизировал вид

дополнительного наказания

Постановление президиума

Омского областного суда

от 23 октября 2007 г. N 44-У-445/П

(извлечение)

Ранее несудимые К. и Б. осуждены по ст. 286 ч. 3 п. п. “а“, “б“ УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев с лишением права занимать должности в милиции сроком на 1 год 6 месяцев.

К. и Б. признаны виновными и осуждены за превышение должностных полномочий, то есть совершение осужденными, являвшимися должностными лицами, действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

В надзорной жалобе К. оспаривает обоснованность осуждения и правильность квалификации его действий. Считает, что приговор постановлен с нарушением норм процессуального права. Просит приговор отменить и уголовное дело прекратить.

Президиум Омского областного суда приговор изменил, указав следующее.

Как видно из приговора районного суда, К. и Б. назначен дополнительный вид наказания в виде “лишения права занимать должности в милиции сроком на 1 год 6 месяцев“ без указания определенных должностей или вида деятельности.

В соответствии со ст. 47 ч. 1 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

С учетом изложенного следует конкретизировать указанный в приговоре вид дополнительного наказания.

Другие доводы надзорной жалобы осужденного К. являются необоснованными и не подлежат удовлетворению.

Доводы о нарушении уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела также не подлежат удовлетворению, так как суд рассмотрел уголовное дело с соблюдением всех норм УПК РФ, полно и всесторонне. Суд правильно установил все фактические обстоятельства происшедшего, дал анализ всей совокупности представленных доказательств, мотивировал каждый свой вывод и не допустил нарушений, влекущих отмену постановленного решения.

В силу изложенного президиум Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. и Б. от 27.03.2006 изменил. Постановил указать в части назначения дополнительного наказания: лишить К. и Б. права занимать следственно-оперативные должности в органах внутренних дел в Российской Федерации сроком на 1 год 6 месяцев.

При признании рецидива преступлений должна учитываться

судимость, по которой условное осуждение отменялось и лицо

направлялось для отбывания наказания в места лишения

свободы

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 26 февраля 2008 г. N 44-У-61/П/08

(извлечение)

Приговором городского суда Омской области от 18.08.2005 Г., ранее судим:

- 31.03.1997 городским судом Омской области по ст. 161 ч. 2 п. п. “а“, “г“ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

- 10.03.1999 районным судом г. Омска по ст. 161 ч. 2 п. п. “а“, “б“, “г“ УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 31.03.1997 и окончательно назначено 4 года 9 месяцев лишения свободы,

- осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ, с учетом определения судебной коллегии Омского областного суда от 06.10.2005, к 9 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Г. признан виновным и осужден за то, что 22.02.2005 в ходе ссоры совершил убийство Б. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорном представлении поставлен вопрос об изменении приговора суда в связи с неправильным назначением вида исправительного режима, поскольку судом, при признании в действиях Г. особо опасного рецидива, была учтена судимость по приговору от 31.03.1997, по которому он был осужден к условной мере наказания.

Президиум областного суда надзорное представление прокурора оставил без удовлетворения, а приговор городского суда Омской области от 18.08.2005 и определение судебной коллегии областного суда от 06.10.2005 без изменения, указав следующее.

В соответствии со ст. 18 ч. 4 п. “в“ УК РФ при признании рецидива не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Из материалов уголовного дела следует, что Г. приговором от 31.03.1997 был осужден к условной мере наказания, которая была отменена приговором от 10.03.1999 на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ, и Г. был направлен отбывать наказание в исправительную колонию.

Таким образом, судом верно определен рецидив преступлений и режим исправительного учреждения.

Приговор суда отменен, а дело направлено на новое судебное

рассмотрение, поскольку наказание, назначенное соучастникам

преступления, не индивидуализировано

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 10 января 2008 г. N 22-38

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска Ш. и Д. осуждены по ст. 158 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание определено условно с испытательным сроком 1 год.

Ш. и Д. признаны виновными и осуждены за то, что 15.02.2007 около 23 часов в р.п. Полтавка Омской области, предварительно договорившись между собой, совершили кражу сотового телефона, принадлежащего Д.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указав, что наказание не было индивидуализировано, суд в резолютивной части приговора не указал, какое именно наказание назначено каждому осужденному.

Судебная коллегия приговор в отношении обоих осужденных отменила, указав следующее.

Согласно положениям ст. ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона.

Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума от 11.01.2007 N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания“ указал судам на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания.

Согласно требованиям уголовного законодательства (ст. ст. 43, 60, 67 УК РФ) назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии, должно быть обусловлено характером и степенью фактического участия лица в его совершении, значением этого участия для достижения цели преступления, его влиянием на характер и размер вреда. Каждому соучастнику преступления назначается индивидуализированное наказание в зависимости от его участия в преступлении, с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств, относящихся к личности.

В соответствии со ст. ст. 299, 308 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает среди прочих и вопрос о назначении наказания. Если в совершении преступления обвиняется несколько подсудимых, то суд разрешает данный вопрос в отношении каждого подсудимого в отдельности, определяя его роль и степень участия в совершенном деянии.

По данному делу судом вышеназванные требования закона не выполнены. Вопреки требованиям закона наказание в виде двух лет лишения свободы Ш. и Д. судом определено общее, не указано конкретно, какой испытательный срок определен каждому из осужденных.

Кроме того, согласно требованиям ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать в том числе описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда, мотивированное обоснование юридической квалификации действий подсудимого.

Если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, в приговоре должно быть указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из участников преступления.

Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума “О судебном приговоре“ указал, что в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье Уголовного кодекса Российской Федерации, его части или пункту. Суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий квалифицирующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. Данные положения закреплены также в главе 39 УПК РФ.

Однако суд, установив в действиях осужденных предварительный сговор на совершение хищения телефона, вопреки вышеназванным требованиям закона, не отразил в мотивировочной части приговора, какими именно доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства, данный квалифицирующий признак подтверждается и на каких доказательствах основаны выводы суда относительно квалификации содеянного Ш. и Д.

В соответствии с вышеназванными требованиями закона описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать также и описание последствий преступления, в том числе и размер причиненного преступлением ущерба.

Однако, описывая преступные действия Ш. и Д., суд в приговоре не только не отразил размер причиненного потерпевшему ущерба, но и в ходе судебного разбирательства не устанавливал данное обстоятельство.

При таких обстоятельствах судебная коллегия Омского областного суда приговор отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение.

Вопрос о компенсации морального вреда связан с виновностью

осужденного в совершении преступления в отношении

конкретного потерпевшего. Приговор суда изменен в связи с

незаконным взысканием компенсации морального вреда

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 февраля 2008 г. N 22-367

(извлечение)

По приговору районного суда г. Омска осуждены: П. - по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 11 годам лишения свободы, Д. - по ст. 316 УК РФ к 1 году лишения свободы. Постановлено взыскать с П. в пользу С. 106569 рублей в счет возмещения морального вреда и расходов на похороны, с Д. в пользу С. - 20000 рублей в счет возмещения морального вреда.

П. признан виновным и осужден за убийство С., а Д. - за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления при следующих обстоятельствах.

31.10.2007 Д., П., С. находились в состоянии сильного алкогольного опьянения в доме Д. В процессе ссоры между П. и С., возникшей во время совместного распития спиртных напитков, П. умышленно, с целью убийства потерпевшего, нанес С. телесные повреждения, от которых последний скончался на месте.

После этого П. предложил Д. избавиться от трупа. Д., находившись в состоянии алкогольного опьянения сильной степени, с целью сокрытия совершенного П. особо тяжкого преступления предложил Д. спрятать труп в кладовке его дома, вещи потерпевшего сжечь, а с наступлением темноты закопать труп в огороде. Реализуя преступную договоренность, Д. и П. спрятали труп в кладовке, а вещи сожгли. Когда прибыли сотрудники ОВД, Д., продолжая преступные действия по укрывательству преступления, заявил им, что потерпевшего не знает и, каким образом труп оказался в его кладовке, ему не известно.

В судебном заседании П. и Д. вину признали полностью.

В кассационных жалобах П. просил смягчить наказание, а Д. выразил несогласие с приговором суда в части наказания. Просил назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, а в части взыскания морального вреда - отменить.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Исходя из положений ст. ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ, а также с учетом доказанности вины в убийстве и обстоятельств дела суд первой инстанции правильно взыскал в пользу С. с осужденного П. 106569 рублей в счет компенсации морального вреда.

Согласно закону размер компенсации морального вреда должен зависеть от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, при соблюдении требований разумности и справедливости.

По смыслу закона моральный вред - это нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения нематериальные блага (жизнь, здоровье и др.).

Материалами дела и приговором установлено, что Д. в убийстве С. участия не принимал, физического насилия к потерпевшему не применял, осужден за укрывательство убийства С., то есть за преступление, совершенное против правосудия, а не в отношении конкретного потерпевшего.

Принимая во внимание указанные требования закона, с учетом того, что Д. виновен в преступлении против правосудия, суд необоснованно взыскал с него в пользу потерпевшего С. 20000 рублей в счет компенсации морального вреда.

На основании изложенного судебная коллегия изменила приговор, исключив указание о взыскании с Д. компенсации морального вреда в размере 20000 рублей.

На основании акта об амнистии осужденный подлежал

освобождению от наказания по предыдущему приговору, в связи

с чем президиум исключил из приговора назначение наказания

по правилам ст. 70 УК РФ

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 29 января 2008 г. N 44-У-28/2008

(извлечение)

Приговором городского суда Омской области Д., 21.04.1990 г.р., (ранее судимый 23.09.2005 по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Постановлением от 26.03.2006 испытательный срок продлен на 6 месяцев) осужден по ст. 162 ч. 3 с применением ст. 88 ч. 61 УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа. В силу ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 23.09.2005 отменено и в соответствии со ст. 70 ч. 1 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 23.09.2005 и окончательно определено 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По данному делу осужден Б., приговор в отношении которого не обжалован. Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 03.05.2007 приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный просит с учетом его несовершеннолетнего возраста смягчить наказание.

Президиум изменил приговор, указав следующее.

Вина Д. в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору с Б., с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, доказана исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в надзорной жалобе. Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

При назначении наказания Д. судом учтены несовершеннолетний возраст осужденного, возмещение ущерба, признание вины и активное способствование в раскрытии преступления, выразившееся в изобличении второго соучастника, а также то, что Д. характеризуется отрицательно, характер и степень общественной опасности преступления, совершенного в отношении престарелого потерпевшего. Назначенное за указанное преступление наказание чрезмерно суровым не является.

Вместе с тем из материалов уголовного дела следует, что Д. 23.09.2005 осужден по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, постановлением от 26.02.2006 Д. испытательный срок продлен на 6 месяцев с возложением на него дополнительных обязанностей.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо слов “совершившие наказание“ имеются в виду слова “совершившие преступление“.

На основании пункта 4 Постановления Государственной думы Федерального собрания РФ “Об объявлении амнистии в связи со 100-летием Государственной думы в России“ от 19.04.2006 условно осужденные, совершившие наказание в возрасте до 18 лет, освобождены от наказания.

При назначении наказания Д. по приговору районного суда Омской области от 22.03.2007 с применением ст. 70 УК РФ указанный акт амнистии учтен не был, тогда как злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, на которого не распространяется действие Постановления об амнистии, Д. не являлся.

Согласно п. 12 п. п. 4 - 6 Постановления Государственной думы Федерального собрания РФ от 19.04.2006 N 3046-1V ГД о порядке применения указанной амнистии:

- лицами, злостно нарушающими установленный порядок отбывания наказания, следует считать осужденных, совершивших умышленные преступления до вступления приговора в законную силу, а также совершивших преступления во время отбывания наказания;

- осужденных, совершивших преступления в течение установленного судом испытательного срока, в период отсрочки отбывания наказания либо в течение оставшейся неотбытой части наказания после применения условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания;

- осужденных, которым судом отменены условное осуждение или отсрочка отбывания наказания, если после вынесения постановления судьи о направлении указанных осужденных в исправительные учреждения они находились под стражей менее одного года на день вступления в силу Постановления об амнистии.

При вступлении Постановления “Об объявлении амнистии“ от 19.04.2006 в законную силу Д. не относился к злостным нарушителям установленного порядка отбывания наказания, к которым акт амнистии не может быть применен, так как совершил второе преступление 28.11.2006.

Президиум указал, что Д. подлежал освобождению от наказания по приговору от 23.09.2005 на основании акта об амнистии, в связи с чем приговор подлежит изменению с исключением наказания по правилам ст. 70 УК РФ. Постановлено считать Д. осужденным к 6 годам лишения свободы без штрафа.

Отбывание лицом наказания в дисциплинарной воинской части

не влечет признание такого лица ранее отбывавшим наказание

в виде лишения свободы, в связи с чем не учитывается

при определении вида рецидива

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 29 ноября 2007 г. N 22-3074

(извлечение)

Районным судом М. осужден по ст. 158 ч. 3 п. “а“ УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения данного наказания с наказанием по приговору суда от 08.08.2007 окончательно назначено 5 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осужден Б.

М. признан виновным и осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору с Б., с незаконным проникновением в жилище, с причинением ущерба потерпевшей на сумму 1765 рублей.

В кассационной жалобе осужденный, не отрицая своей вины и не оспаривая квалификацию своих действий, полагает, что суд неверно определил рецидив преступления и режим исправительного учреждения. Считает назначенное наказание чрезмерно суровым, поскольку суд не учел, что он состоит в гражданском браке и у него на иждивении находится малолетний ребенок. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия приговор суда изменила, указав следующее.

Вывод суда о доказанности вины М. в содеянном и квалификация его действий основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, которым судом дана надлежащая оценка, они соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и не оспариваются участниками судебного разбирательства.

Однако вид рецидива в действиях М. судом определен неверно.

Так, К. ранее судим: 23.12.2003 гарнизонным военным судом по ст. 161 ч. 2 п. п. “в“, “г“ УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания на основании ст. 55 УК РФ в дисциплинарной воинской части; 04.09.2006 городским судом по ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 08.08.2007 городским судом по ст. ст. 158 ч. 3 п. “а“, 70 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы.

Между тем согласно пункту 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 14 “О практике назначения судами видов исправительных учреждений“ следует, что ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, лечебно-пр“филактическом учреждении либо в следственном изоляторе для производства следственных действий, участия в судебном разбирательстве или в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, если судимость за это преступление не снята или погашена на момент совершения нового преступления.

В силу изложенного отбывание лицом наказания в дисциплинарной воинской части не влечет признание такого лица ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы.

Учитывая положения ст. 15 ч. 4 УК РФ, ст. 18 ч. 4 п. “в“ УК РФ, в действиях М. имеется простой рецидив преступлений, предусмотренный ст. 18 ч. 1 УК РФ.

Судебная коллегия также указала, что не является состоятельным довод осужденного о снижении наказания в связи с тем, что на его иждивении находится малолетний ребенок, поскольку в материалах дела отсутствуют данные об этом. Кроме того, в судебном заседании ни осужденный, ни его адвокат не заявляли о наличии у М. на иждивении малолетнего ребенка.

Таким образом, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор городского суда Омской области в отношении М. изменила, исключив из описательно-мотивировочной части приговора указание на опасность в рецидиве действий осужденного М., и снизила наказание до 3 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ, - до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Уголовным законом не предусмотрено назначение

обязательных работ условно

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 29 ноября 2007 г. N 22-3061

(извлечение)

29.08.2007 мировым судьей судебного участка г. Омска А. осужден по ст. 115 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства условно с испытательным сроком в 6 месяцев.

Как видно из материалов дела, А. работает инженером-конструктором ОАО “Омское машиностроительное конструкторское бюро“. В связи с этим районный суд, ссылаясь на положения ст. 50 УК РФ о том, что исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы, приговор изменил, назначив А. наказание в виде обязательных работ сроком на 180 часов, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание признано считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в связи с неправильным применением норм уголовного закона, поскольку законом не предусмотрена возможность применения условного осуждения в отношении лица, которому назначено наказание в виде обязательных работ.

Судебная коллегия отменила приговор по доводам, изложенным в представлении.

Согласно пункту 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 “О практике назначения наказания судами Российской Федерации уголовного наказания“ условное осуждение возможно лишь в отношении лиц, которым назначаются только те виды наказаний, которые перечислены в ст. 73 ч. 1 УК РФ.

В силу ст. 73 ч. 1 УК РФ суд может применить условное осуждение при назначении осужденному наказания в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарном батальоне или лишения свободы.

На основании изложенного судебная коллегия приговор районного суда отменила, а дело направила на новое рассмотрение.

При назначении вида исправительного учреждения суд не учел

обстоятельства, свидетельствующие о повышенной

общественной опасности осужденной

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 января 2008 г. N 22-139

(извлечение)

Ш., 01.03.1986 года рождения, судимая:

- 30.08.2007 по ст. ст. 159 ч. 1, 158 ч. 1, 69 ч. 2, 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

- осуждена 24.01.2008 по ст. ст. 158 ч. 2 п. “в“, 74 ч. 5, 70 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Ш. признана виновной и осуждена за то, что 25.09.2007, находясь в квартире N 10 по ул. Кошевого, 94 в г. Омске, тайно похитила ноутбук “Aser“, принадлежащий У., стоимостью 28240 рублей, причинив последней значительный материальный ущерб.

В кассационном представлении государственный обвинитель оспаривает назначенный вид исправительного учреждения, ссылаясь на то, что Ш. совершила преступление в период испытательного срока, на путь исправления не встала, отрицательно характеризуется участковым инспектором.

Судебная коллегия удовлетворила кассационное представление, указав следующее.

Мера наказания Ш. определена судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного осужденной преступления, данных о личности виновной и обстоятельств, смягчающих ее наказание, к которым суд отнес явку с повинной, полное признание вины, раскаяние, а также способствование установлению истины по делу. Наказание в виде лишения свободы, назначенное осужденной, является справедливым, определено в рамках санкции ст. 158 ч. 2 УК РФ.

В то же время в соответствии со ст. 387 ч. 3 УПК РФ суд кассационной инстанции вправе отменить назначение осужденному более мягкого вида исправительного учреждения, чем предусмотрено уголовным законом, и назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями уголовного закона.

Приговором от 30.08.2007 Ш. была осуждена по ст. ст. 159 ч. 1, 158 ч. 1 УК РФ условно. 25.09.2007, то есть уже через месяц, вновь совершила преступление, нарушив условия отбывания наказания.

Из материалов дела также усматривается, что участковый инспектор характеризует Ш. по месту жительства отрицательно (л.д. 117).

По мнению судебной коллегии, суд при назначении вида исправительного учреждения указанные обстоятельства, свидетельствующие о повышенной общественной опасности осужденной, не учел и направил Ш. для отбывания наказания в колонию-поселение.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор, назначив Ш. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия в силу ст. 387 ч. 3 УПК РФ отменила

назначенный осужденному более мягкий вид исправительного

учреждения и назначила вид исправительного учреждения в

соответствии с требованиями уголовного закона

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 20 декабря 2007 г. N 22-3320

(извлечение)

К., судимый 22.01.2002 по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освободился по УДО на 2 года 2 месяца 24 дня, осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на 2 года. На основании ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и по правилам ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 22.01.2002 окончательно назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права управления транспортным средством на 2 года.

В судебном заседании К. вину признал полностью, дело рассмотрено в особом порядке.

В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного просит приговор изменить, смягчить наказание, а отбывание наказания определить в колонии-поселении, поскольку он совершил преступление средней тяжести по неосторожности.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Назначенное К. наказание не может рассматриваться как чрезмерно суровое, оснований для его смягчения судебная коллегия не находит, так как оно назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 ч. 3 УК РФ.

Однако при определении вида исправительного учреждения суд нарушил требования уголовного закона.

Так, согласно материалам дела окончательное наказание К. в виде лишения свободы назначено по совокупности преступлений, одно из которых является преступлением небольшой тяжести, а другое - особо тяжкое (ст. 111 ч. 4 УК РФ), поэтому в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ отбывать его надлежит в исправительной колонии строгого режима.

В силу изложенного судебная коллегия приговор изменила, назначив отбывание наказания К. в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Отрицание обвиняемым своей причастности к совершению

преступления не может учитываться судом в качестве

отягчающего обстоятельства при назначении

виновному наказания

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 мая 2007 г. N 22-1399

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области М. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 10 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Он признан виновным и осужден за то, что 30.08.2006, в период с 19 до 23 часов, находясь в доме П., в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно нанес последнему не менее 7 ударов руками в область головы, причинив потерпевшему, согласно заключению СМЭ, телесные повреждения в виде закрытой тупой травмы головы с тяжелыми ушибами головного мозга, переломом костей лица, относящиеся к категории причинивших тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, от которых П. скончался 16.09.2006.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об изменении приговора и о снижении осужденному наказания, ссылаясь на то, что суд необоснованно сослался в приговоре при назначении наказания М. на то обстоятельство, что М. отрицал свою вину в совершении преступления.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Вина осужденного в умышленном причинении П. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, доказана исследованными материалами дела.

Действия М. квалифицированы правильно.

При назначении наказания М. суд обоснованно сослался на то, что он совершил преступление, относящееся к категории особо тяжких преступлений, конкретные обстоятельства дела, а также отрицательные характеристики М.

Вместе с тем при определении меры наказания суд учел как отягчающее обстоятельство то, что М. как на следствии, так и в суде отрицал свою причастность к данному преступлению.

Указанное обстоятельство не может учитываться судом при назначении виновному наказания, поскольку право осужденного не свидетельствовать против себя самого, возражать против обвинения гарантировано Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством и не может быть расценено судом как отягчающее обстоятельство, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым исключить данное указание суда из приговора и снизить осужденному назначенное наказание.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении М. изменила: исключила из описательно-мотивировочной части приговора фразу “при определении меры наказания подсудимому М. суд учитывает... позицию отрицания своей виновности подсудимым на предварительном следствии и в судебном заседании...“, снизила назначенное наказание до 9 лет 6 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставила без изменения.



4. ОСОБЫЙ ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

(ГЛАВА 40 УПК РФ)

Суд первой инстанции, рассмотрев уголовное дело в особом

порядке судебного разбирательства, нарушил процедуру

рассмотрения уголовного дела, предусмотренную главой

40 УПК РФ, что повлекло отмену судебного решения с

направлением дела на новое судебное рассмотрение

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 2 августа 2007 г. N 22-2055

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области К. осужден к лишению свободы за кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление им совершено при изложенных в приговоре обстоятельствах 12.06.2007 в селе Малиновка Т. района Омской области в отношении потерпевшего Б., которому причинен материальный ущерб на общую сумму в 5000 руб.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставила вопрос об отмене приговора, ссылаясь на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Из материалов рассматриваемого уголовного дела, из протокола судебного заседания следует, что суд нарушил процедуру рассмотрения уголовного дела, предусмотренную главой 40 УПК РФ.

Согласно требованиям ст. 316 ч. 6 УПК РФ при возражении перечисленных в данной норме процессуального закона участников уголовного судопроизводства на рассмотрение уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, в том числе государственного обвинителя, судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и о назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Из протокола судебного заседания видно, что государственный обвинитель возражал против особого порядка рассмотрения уголовного дела в отношении К.

Игнорируя вышеназванные законоположения, соблюдение прав участников уголовного судопроизводства, суд продолжил рассмотрение дела в особом порядке и постановил приговор, который при изложенных обстоятельствах не мог быть постановлен.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что потерпевший Б. выразил свое согласие на особый порядок рассмотрения дела.

Помимо указанного квалифицирующий признак кражи “с причинением значительного ущерба гражданину“ является оценочным. Стоимость имущества, в хищении которого суд признал К. виновным, сама по себе не может свидетельствовать о наличии данного признака. Для установления наличия данного квалифицирующего признака необходима проверка и оценка доказательств в судебном заседании.

При изложенных обстоятельствах имеет место основание, предусмотренное ч. 1 ст. 281 УПК РФ, для отмены приговора - ограничение прав стороны обвинения, гарантированных УПК РФ, которое могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное выше и рассмотреть дело в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

Нарушение права на защиту и несоблюдение требования закона

о предоставлении подсудимому последнего слова повлекло

отмену судебного решения

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 20 декабря 2007 г. N 22-3292

(извлечение)

Приговор мирового судьи судебного участка Омской области, которым П. осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства, по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, изменен в части наказания по ст. 116 ч. 1 УК РФ. Приговором районного суда Омской области П. по ст. 116 ч. 1 УК РФ назначено 120 часов обязательных работ. На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ окончательно назначено 11 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Дело рассматривалось в особом порядке.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, так как при его вынесении были нарушены требования ст. ст. 366 ч. 3, 364 ч. 3 п. 4 УПК РФ, а именно, подсудимому не были предоставлены последнее слово и защитник.

Судебная коллегия отменила приговор по доводам, указанным в представлении.

Согласно требованию ст. 51 ч. 1 п. 7 УПК РФ участие защитника по делу является обязательным, если обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 настоящего Кодекса. Кроме того, законодатель, определяя порядок назначения и подготовку судебного заседания суда в апелляционной инстанции, также упоминает об обязательном участии защитника в случаях, указанных в статье 51 настоящего Кодекса (ст. 364 ч. 3 п. 4 УПК РФ).

В силу ст. 366 ч. 3 УПК РФ судья, рассматривая дело в апелляционном порядке, по окончании прений сторон предоставляет подсудимому последнее слово, после чего удаляется в совещательную комнату для принятия решения.

Из материалов дела следует, что дело рассмотрено в особом порядке на основании заявленного обвиняемым ходатайства в порядке, предусмотренном ст. 315 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания видно, что П. от защитника не отказывался, однако судом апелляционной инстанции подсудимому П. защитник предоставлен не был. Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, суд, в отношении П. постановив приговор, не предоставил ему последнее слово.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда указала, что при рассмотрении данного уголовного дела судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и в силу ст. 381 ч. 2 п. п. 4, 7 УПК РФ имеются основания для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии со ст. 314 ч. 1 УПК РФ в порядке особого

судебного разбирательства рассматриваются уголовные дела о

преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет

лишения свободы

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 12 апреля 2007 г. N 22-905

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска П. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. “б“ УК РФ, ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

П. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотического средства (героина массой 0,85 г), совершенный в крупном размере.

Преступление совершено в г. Омске 18.11.2006 в ходе проведения ОРМ “проверочная закупка“.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В суде П. вину признал полностью.

В кассационном представлении заместитель прокурора округа поставил вопрос об отмене приговора в отношении П. В обоснование доводов представления указал, что суд назначил П. чрезмерно мягкое наказание, необоснованно применил ст. 64 УК РФ, а также существенно нарушил уголовно-процессуальный закон, поскольку в порядке особого производства рассматриваются уголовные дела о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы. Санкция ст. 228.1 ч. 2 п. “б“ УК РФ предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

Кассационная инстанция представление заместителя прокурора округа удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 314 ч. 1 УПК РФ в порядке особого судебного разбирательства рассматриваются уголовные дела о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

Санкция ст. 228.1 ч. 2 п. “б“ УК РФ предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

В связи с изложенным уголовное дело в отношении П. не могло быть рассмотрено в порядке особого судопроизводства.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона является основанием для отмены приговора в соответствии со ст. 381 УПК РФ.

При новом рассмотрении уголовного дела в отношении П. суду следует принять решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке. Полно, всесторонне и объективно исследовать доказательства по делу, оценить собранные доказательства в совокупности и в зависимости от установленного принять решение, соответствующее закону, с соблюдением требований ст. 383 УПК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении П. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в общем порядке.

В соответствии со ст. 316 ч. 10 УПК РФ при рассмотрении

уголовного дела в особом порядке процессуальные издержки,

предусмотренные ст. 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не

подлежат

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 19 апреля 2007 г. N 22-957

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области К. и Ш. осуждены за две кражи с квалифицирующими признаками и по совокупности преступлений к лишению свободы.

Постановлено взыскать с К. и Ш. в солидарном порядке в пользу потерпевшей Ф. в возмещение материального ущерба 3789 руб. 50 коп.

Постановлено взыскать с К. и Ш. в солидарном порядке процессуальные издержки в размере 948 руб. 75 коп.

Согласно приговору К. осужден за кражу с незаконным проникновением в помещение. Кроме того, К. и Ш. осуждены за кражу с незаконным проникновением в жилище, по предварительному сговору группой лиц, с причинением значительного ущерба гражданину. Этим же приговором Ш. осужден также за кражу с незаконным проникновением в хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены в периоде 16 декабря 2006 г. по 21 декабря 2006 года в с. Колосовка Омской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Уголовное дело в отношении К. и Ш. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В кассационном представлении государственным обвинителем поставлен вопрос об изменении приговора. В обоснование доводов государственный обвинитель указал, что в соответствии со ст. 316 ч. 10 УПК РФ при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат. Просил приговор в отношении К. и Ш. изменить: исключить из приговора указание о взыскании с осужденных процессуальных издержек в размере 948 руб. 75 коп.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Довод представления об ошибочном решении суда в части взыскания с осужденных процессуальных издержек является обоснованным, поскольку соответствует требованиям ст. 316 ч. 10 УПК РФ.

Представление государственного обвинителя подлежит удовлетворению.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. и Ш. изменила: исключила из приговора указание о взыскании с К. и Ш. процессуальных издержек в доход федерального бюджета в размере 948 руб. 75 коп.



5. ПРОИЗВОДСТВО О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ

МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

Нарушение судом прав на защиту лица, в отношении которого

решается вопрос о применении принудительных мер

медицинского характера, повлекло отмену судебного решения

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 31 января 2008 г. N 22-212

(извлечение)

В районный суд Омской области поступило уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении П.

По инициативе суда назначено предварительное слушание, по результатам которого уголовное дело возвращено прокурору, поскольку П., в отношении которой поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, не ознакомлена с материалами дела. П. не вручено постановление следователя о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, чем нарушено право на защиту.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене постановления и направлении дела на новое рассмотрение. При этом государственный обвинитель отметил, что защитник в интересах П. и ее законный представитель ознакомились с материалами дела и постановлением следователя о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении в отношении П. принудительных мер медицинского характера. Кроме того, в представлении отмечено, что в нарушение требований ст. 234 УПК РФ предварительное слушание проведено в отсутствие законного представителя и лица, в отношении которого ставится вопрос о применении принудительных мер медицинского характера.

Судебная коллегия отменила постановление суда и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Согласно ст. 234 УПК РФ предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон, с соблюдением требований глав 33, 35 и 36 УПК РФ с изъятиями, установленными главой 34 УПК РФ. Уведомление о вызове сторон в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за 3 суток до дня проведения предварительного слушания. По ходатайству обвиняемого предварительное слушание может быть проведено в его отсутствие.

Из материалов дела следует, что предварительное слушание назначено по инициативе суда. Ходатайств о проведении предварительного слушания в ее отсутствие ни от П., ни от ее законного представителя не поступало. Вместе с тем в нарушение Постановления Конституционного Суда РФ N 13-п от 20.11.2007 “О проверке конституционности ряда положений ст. ст. 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444, 445 УПК РФ“ предварительное слушание было проведено без участия сторон - законного представителя, а также лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера.

Так, в пункте 3.1 вышеназванного Постановления Конституционного Суда РФ разъяснено, что лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, так же, как подозреваемый и обвиняемый по уголовному делу, по существу, уличается в совершении деяния, запрещенного уголовным законом. Поэтому такому лицу, хотя оно и не привлекается к уголовной ответственности, должны обеспечиваться равные с другими лицами, в отношении которых осуществляется преследование, процессуальные права.

Далее в Постановлении разъяснено, что именно суд, исследуя вопрос о наличии оснований для применения к лицу принудительных мер медицинского характера, обязан проверить в судебном заседании обоснованность выводов специалистов-психиатров о наличии у лица психического расстройства и его возможных последствиях и в зависимости от психического состояния лица принять надлежащим образом мотивированное решение по делу.

Таким образом, суд, указав на нарушение права на защиту П. и возвратив уголовное дело прокурору, сам нарушил данное право в отношении П., проведя предварительное судебное заседание без ее участия, а также в отсутствие ее законного представителя.

В силу вышеизложенного судебная коллегия, отменив постановление следователя, направила дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Судебная коллегия отменила постановление районного суда,

поскольку такая мера принудительного лечения, как лечение у

психиатра на общих основаниях, не предусмотрена уголовным

законом

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 13 декабря 2007 г. N 22-3252

(извлечение)

Постановлением районного суда г. Омска П. назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа за совершение противоправного деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ.

Постановлением районного суда г. Омска от 14.11.2007 ходатайство администрации ГУЗ ОО “КПБ им. Солодовникова“ было удовлетворено. Принудительное лечение в отношении П. в психиатрическом стационаре специализированного типа отменено и назначено лечение у психиатров на общих основаниях.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене постановления, поскольку судом назначено лечение, не предусмотренное уголовным законом.

Судебная коллегия постановление отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Согласно материалам дела администрация ГУЗ ОО “КПБ им. Солодовникова“ ходатайствовала перед судом об отмене принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа и о назначении лечения на общих основаниях.

В соответствии со ст. 102 ч. 1 УК РФ продление, изменение или прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Однако в материалах дела отсутствует представление лечебного учреждения и заключение врачей-психиатров, имеется лишь акт психиатрического освидетельствования, который не соответствует требованиям закона.

Уголовный закон (ст. 99 УК РФ) предусматривает назначение следующих видов принудительных мер медицинского характера:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Таким образом, уголовный закон не предусматривает назначение такой принудительной меры медицинского характера, как лечение у психиатра на общих основаниях.

На основании изложенного постановление суда отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Суд без достаточных оснований прекратил принудительное

лечение в психиатрическом стационаре

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 января 2008 г. N 22-180

(извлечение)

Постановлением районного суда г. Омска прекращено принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа в отношении А.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос о незаконности судебного решения, просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что со слов представителя администрации ГУЗ ОО “КПБ им. Солодовникова“ А. страдает врожденным пороком сердца и ему требуется срочная операция. При обращении в соответствующее медицинское учреждение А. было отказано в операции в связи с тем, что к нему были применены медицинские меры принудительного характера.

Судебная коллегия отменила постановление, указав следующее.

Постановлением районного суда от 29.12.2005 за совершение противоправного деяния, содержавшего признаки состава преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, А. было назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Определением районного суда г. Омска от 31.05.2007 принудительное лечение в отношении А. было продолжено.

Как следует из материалов дела, при решении вопроса о прекращении в отношении А. принудительного лечения судом не было исследовано заключение судебно-психиатрической экспертизы, по результатам которой он был признан невменяемым.

Таким образом, отсутствие в материалах дела заключения СМЭ, на основании которой к А. было применено принудительное лечение, данных о том, какое к нему было применено лечение и как изменялось его психическое состояние во время прохождения курса лечения, не позволяет в настоящий момент, по мнению судебной коллегии, с полной достоверностью оценить состояние психического здоровья А.

Более того, в представленном суду заключении судебно-психиатрической экспертизы содержатся данные, противоречащие первичному результату, на основании которого А. был признан невменяемым. В частности, в последнем заключении указано, что А. психическим расстройством не страдает, а обнаруживает признаки умеренной умственной отсталости.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного суда в отношении А. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.