Решения и определения судов

Постановление президиума Калининградского областного суда от 28.04.2008 N 44-г-58/2008 Об отмене решения мирового судьи 3-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 30.05.2007 и определения апелляционной инстанции Центрального районного суда г. Калининграда от 05.12.2007 и отказе в удовлетворении заявления о признании права собственности на доли в жилом помещении.

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 апреля 2008 г. N 44-г-58/2008

Президиум Калининградского областного суда в составе:

Председательствующего Крамаренко О.А.

Членов президиума Башкиревой Н.Н., Костикова С.И., Ларина Н.В. и Лахониной Р.И.

рассмотрел надзорную жалобу М.А.И. на решение мирового судьи 3-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 30 мая 2007 года, апелляционное определение Центрального районного суда г. Калининграда от 5 декабря 2007 года по делу по иску М.В.В. к М.А.И. о признании права собственности на долю квартиры.

Заслушав доклад председательствующего Крамаренко О.А., объяснения М.А.И. и его представителя К.Л.Е., поддержавших доводы жалобы, возражения истицы М.В.В., президиум Калининградского областного суда

установил:

М.В.В. обратилась в суд с иском к М.А.И., указав, что
состоит в браке с ответчиком с 12 октября 1974 года. 9 декабря 1997 года ее дочь - М.С.А. подарила ей однокомнатную квартиру в доме по ул. М. Борзова в г. Калининграде. 22 ноября 2000 года она продала эту квартиру за 319700 рублей и в этот же день вместе с М.А.И. приобрела в долевую собственность двухкомнатную квартиру в доме по ул. Комсомольской в г. Калининграде за 556000 рублей, оформив право собственности по 1/2 доли за каждым. Для приобретения этой квартиры ею была полностью уплачена денежная сумма в размере 319700 рублей, вырученная от продажи квартиры, подаренной дочерью, и добавлены денежные средства в сумме 236300 рублей, накопленные в браке. Истица полагала, что при покупке квартиры в доме по ул. Комсомольской в г. Калининграде неправильно были определены доли в праве собственности на квартиру, поскольку во исполнение сделки она внесла 437850 рублей, что составляет 4/5 доли квартиры, М.А.И. внесено 118150 рублей, что составляет 1/5 доли. М.В.В. просила признать за ней право собственности на 4/5 доли, а за М.А.И. на 1/5 доли спорной квартиры.

Решением мирового судьи 3-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 30 мая 2007 года иск удовлетворен частично. За М.В.В. признано право собственности на 0,77 доли квартиры в доме по ул. Комсомольской в г. Калининграде, а за М.А.И. - 0,23 доли.

Апелляционным определением Центрального районного суда г. Калининграда от 5 декабря 2007 года решение мирового судьи оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

В надзорных жалобах от 11 марта 2008 года и 3 апреля 2008 года М.А.И. просит судебные постановления отменить.

Дело истребовано в Калининградский
областной суд 13 марта 2008 года.

Определением судьи от 8 апреля 2008 года надзорная жалоба передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы ответчика и возражения истицы, президиум находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявленных М.В.В. требований.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов.

Оспаривая состоявшиеся по делу судебные постановления, М.А.И. указывает на то, что они вынесены с существенным нарушением норм ст. 38 СК РФ и ст. 200 ГК РФ. Заключая сделку купли-продажи квартиры в доме по ул. Комсомольской в г. Калининграде, стороны договорились о ее приобретении в равных долях, соглашения о покупке квартиры на иных условиях между ними не было. Квартира, которая была подарена М.В.В. их дочерью, приобретена на общие денежные средства супругов, в 1997 году дочь не имела достаточных денежных средств для покупки квартиры. Истица пропустила срок исковой давности, о применении которого им было заявлено.

Доводы заявителя президиум находит заслуживающими внимания.

Удовлетворяя иск М.В.В., судебные инстанции исходили из того, что спорная квартира была приобретена сторонами в период брака за денежную сумму в размере 556000 рублей, из которых 302500 рублей - личные денежные средства истицы, вырученные от продажи принадлежащей ей квартиры в доме по ул. М. Борзова в г. Калининграде, а оставшаяся сумма в размере 253200 рублей является общим имуществом супругов. Таким
образом, суд изменил их доли, признал за М.В.В. право на 0,77 доли, за М.А.И. - 0,23 доли. Поскольку брак между супругами не расторгнут, суд не усмотрел и оснований для удовлетворения заявления о пропуске М.В.В. срока исковой давности.

Однако такие выводы не основаны на нормах материального права.

Согласно частям 1, 2 ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено.

Как видно из материалов дела, М.А.И. и М.В.В. состоят в зарегистрированном браке с 12 октября 1974 года. 22 ноября 2000 года супруги приобрели за 556000 рублей квартиру в доме по ул. Комсомольской в г. Калининграде, оформив право собственности каждого по 1/2 доли, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права <...>.

В соответствии с ч. 1 ст. 421 ГК РФ граждане свободны в заключении договора. В силу ч. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Как усматривается из материалов дела, в 2000 году между сторонами была достигнута договоренность о приобретении квартиры в долевую собственность, доли определены равными независимо от размера внесенных денежных средств.

Оформив спорную квартиру, входящую в состав общего имущества супругов, в долевую собственность (по 1/2 доли каждого), стороны тем самым произвели в период брака по взаимному соглашению ее раздел в равных частях, что соответствует ч. 2
ст. 38 СК РФ.

Нельзя согласиться и с выводами судебных инстанций о том, что срок исковой давности в соответствии с ч. 7 ст. 38 СК РФ М.В.В. не пропущен, поскольку брак между супругами не расторгнут. Однако к спорным правоотношениям указанная норма права неприменима.

В силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Поскольку сделка купли-продажи спорной квартиры и ее оформление в долевую собственность М.А.И. и М.В.В. состоялись 22 ноября 2000 года, с этой даты и следует исчислять трехлетний срок исковой давности. То обстоятельство, что брак между сторонами не расторгнут, не означает, что указанный выше договор купли-продажи спорного жилого помещения может быть оспорен одним из супругов в любое время, в течение брака и в течение 3 лет после его расторжения, как ошибочно посчитал суд. В данной ситуации действует общее правило о сроке исковой давности, установленное п. 1 ст. 200 ГК РФ.

При этом президиум не может согласиться с позицией истицы, полагающей, что срок исковой давности ею не пропущен, поскольку мотивы, из которых истица исходила при определении равенства долей в праве собственности на спорную квартиру при ее покупке, правового значения для разрешения настоящего дела не имеют, как и приведенные ею в возражениях доводы о конфликтных отношениях в семье и их раздельном проживании.

Обстоятельства, на основании которых истица просит перераспределить доли в праве собственности на жилое помещение, ей были известны на момент заключения сделки и, следовательно, трехлетний срок для ее оспаривания начинает исчисляться с 22 ноября 2000 года.

Учитывая, что в ходе
рассмотрения дела М.А.И. было сделано заявление о пропуске срока исковой давности (л.д. 20), что в соответствии со ст. 199 ГК РФ является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, правовых оснований для удовлетворения заявленных М.В.В. требований не имелось.

При таких обстоятельствах, поскольку судебными инстанциями допущены существенные нарушения норм материального права, приведшие к неправильному разрешению дела по существу, состоявшиеся по спору судебные постановления в силу ст. 387 ГПК РФ подлежат отмене.

Учитывая, что все юридически значимые для дела обстоятельства судом установлены, президиум считает возможным, не передавая дело на новое апелляционное рассмотрение, вынести по делу новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований истице отказать в связи с истечением срока исковой давности.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

постановил:

решение мирового судьи 3-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 30 мая 2007 года и определение апелляционной инстанции Центрального районного суда г. Калининграда от 5 декабря 2007 года отменить.

Вынести новое решение, которым в иске М.В.В. к М.А.И. о признании права собственности на доли в жилом помещении, расположенном по адресу: г. Калининград, ул. Комсомольская, дом квартира, отказать.

Председательствующий

О.А. Крамаренко