Решения и определения судов

Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам суда ЕАО от 02.04.2008 N 33-94 Решение суда первой инстанции оставлено без изменения, поскольку суд правомерно взыскал с заемщика - физического лица сумму займа и проценты, так как именно ответчиком был подписан договор о займе в то время, как кооператив, председателем которого он являлся, не был еще зарегистрирован.

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2008 года

Судья: Токмачева Н.И. N 33-94“

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Серга Н.С.,

судей Дроздовой В.Ф., Сенотрусовой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ответчика П.В. на решение Ленинского районного суда ЕАО от 12 февраля 2008 года, которым постановлено:

Исковые требования Ф.Н., Ф.Д. и К.Е. - законного представителя несовершеннолетней Ф.М. к П.В. и Кредитному потребительскому кооперативу “Банк взаимного кредитования“ о взыскании суммы долга удовлетворить.

Взыскать с П.В. в пользу Ф.Н. 168750 (Сто шестьдесят восемь тысяч семьсот пятьдесят) рублей.

Взыскать с П.В. в пользу К.Е. - законного представителя
несовершеннолетней Ф.М., 168750 (Сто шестьдесят восемь тысяч семьсот пятьдесят) рублей.

Взыскать с П.В. в пользу Ф.Д. 168750 (Сто шестьдесят восемь тысяч семьсот пятьдесят) рублей.

Взыскать с П.В. в доход бюджета Ленинского муниципального района ЕАО государственную пошлину в размере 6631 (Шесть тысяч шестьсот тридцать один) рубль 25 копеек.

Заслушав доклад судьи Дроздовой В.Ф., личные пояснения К.Е., ее представителя - К.В., судебная коллегия

установила:

Ф.А. обратился в Ленинский районный суд ЕАО с иском к П.В. о взыскании долга в сумме 675 тысяч рублей, мотивируя тем, что 08 апреля 2004 года он дал в займы ответчику 250 тысяч рублей с условием выплаты пяти процентов в месяц. В качестве документа, подтверждающего получение денежных средств, П.В. дал ему квитанцию к приходному кассовому ордеру без номера, которую заполнил собственноручно и договор N 3 от 08.04.2004 года “О передаче личных сбережений члена КПК “Банк ВК“ в Кредитный потребительский кооператив “Банк взаимного кредитования“ (далее Кооператив) на условиях сберегательного вклада, который тоже был заполнен и подписан ответчиком в присутствии истца. Просит взыскать с ответчика сумму основного долга в размере 250 тысяч рублей и проценты за период с 08 апреля 2004 года по февраль 2007 года (день подачи заявления в суд) в размере 425 тысяч рублей.

Определением суда от 23.11.2007 года в связи со смертью Ф.А. произведена замена истца его правопреемниками Ф.Н., Ф.Д. и К.Е. - законным представителем несовершеннолетней Ф.М.

Определением от 15.01.2008 года к участию в деле в качестве соответчика был привлечен КПК “Банк взаимного кредитования“.

В судебном заседании К.Е. - законный представитель несовершеннолетней Ф.М., требования уточнила, просила взыскать с ответчика П.В. 168750 рублей из суммы в
675 тысяч рублей, поскольку ее дочь получила свидетельство о праве на наследство по закону на 1/4 доли наследственного имущества. При этом пояснила, что Ф.А. передавал денежные средства лично П.В., который долг не возвратил до настоящего времени.

Представитель К.Е. - К.В. позицию доверителя поддержал и пояснил, что после возбуждения дела в суде П.В. встречался с Ф.А. и обсуждал вопрос о возвращении долга, при этом написал расписку, что обязуется возвратить деньги в сумме 600 тысяч рублей на операцию.

Представитель Ф.Н. - С.А. просила взыскать с П.В. 168750 рублей из суммы в 670 тысяч рублей, поскольку ее доверитель получила свидетельство о праве на наследство по закону на 1/4 доли наследственного имущества. Пояснила, что при жизни Ф.А. говорил, что не может забрать долг у П.В.

Истец Ф.Д. в зал судебного заседания не явился, согласно заявлению его и представителя Ф.О., просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Ответчик П.В. требования не признал и пояснил, что в 2004 года организовывал КПК “Банк ВК“ и Ф.А. согласился передать свободные денежные средства в Кооператив. Ф.А. дважды передавал деньги по 250 тысяч рублей в КПК “Банк ВК“ с последующей передачей их на развитие консервного завода. Передача денег осуществлялась на основании договоров, заключенных между Кооперативом и Ф.А. От имени Кооператива договор подписывал он. Один договор был уничтожен после возврата им Ф.А. 250 тысяч рублей. По второму договору он отдавал денежные средства Ф.А. по частям и отбирал расписки.

Представитель ответчика П.В. - Ш.Л. требования не признала и пояснила, что ее доверитель не надлежащий ответчик, так как, согласно представленному истцом договору, денежные средства были переданы в КПК “Банк
ВК“, а не ее доверителю.

Представитель соответчика КПК “Банк ВК“ Б.Л. требования не признала и пояснила, что в финансовых документах Кооператива нет документов о получении денежных средств от Ф.А. и о том, что КПК “Банк ВК“ ему должен какие-либо суммы. Кроме того, в 2004 году Кооператив не занимался финансовой деятельностью.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе П.В. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе в связи тем, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с неправильным применением норм материального права. Считает неправильным вывод суда о том, что между им и Ф.А. возникли правоотношения по договору займа. Суд без достаточных оснований принял договор о передаче личных сбережений члена КПК “Банк ВК“ в Кредитный потребительский кооператив и квитанцию к приходному кассовому ордеру в качестве иных письменных доказательств, подтверждающих передачу ему, как физическому лицу, денежных средств на условиях договора займа под 5% в месяц. Сторонами в договоре выступали Ф.А. и КПК “Банк взаимного кредитования“, следовательно, правовые последствия по данному договору возникли у сторон по данному договору. Судом не дана оценка тому обстоятельству, что Ф.А. являлся одним из учредителей данного кооператива и должен был знать, что на момент заключения договора кооператив не прошел государственную регистрацию и что он является председателем кооператива, а не его директором. В заявлении в прокуратуру Ф.А. указывал, что внес деньги в кооператив, данному обстоятельству суд также не дал оценки. Воля Ф.А. была направлена на передачу денег именно кооперативу, следовательно, признавая договор и квитанцию как иные
доказательства по договору займа между физическими лицами, суд изменил основание сделки и соответственно основание требования.

Учитывая, что на момент заключения сделки КПК “Банк ВК“ не прошел государственную регистрацию в качестве юридического лица, то данный договор является ничтожным и суд должен был применить последствия ничтожной сделки по собственной инициативе, возвратив стороны в первоначальное положение.

Поскольку ничтожная сделка не порождает правовых последствий и ничтожна с момента ее совершения, то условие о выплате процентов также является ничтожным.

Считает, что суд необоснованно отклонил ходатайство об отложении дела для обеспечения явки свидетеля П.А., тем самым лишил его возможности доказать, что деньги Ф.А. передавались именно в кооператив и были предоставлены в свою очередь члену кооператива П.А. для производственных целей, кроме того, указанный свидетель присутствовал при заключении договора. Поступление денежных средств от Ф.А. не нашло отражения в бухгалтерских документах кооператива в связи с ненадлежащим бухгалтерским учетом в нем. Данному обстоятельству суд также не дал оценки и не принял во внимание то, что в отношении бухгалтера кооператива возбуждено уголовное дело и она признана виновной в хищении денежных средств из кооператива.

В возражениях на кассационную жалобу К.Е. просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения, считая решение суда правильным, и указывает на то, что имеющиеся в материалах дела документы не доказывают волю ответчика на передачу денежных средств кооперативу. П.В. признавал за собой взыскиваемую сумму долга с учетом процентов, что подтверждается распиской от 17.03.2007 г.

Правом истца является право выбора ответчика, основания и предмета иска, иск был предъявлен не к КПК “Банк взаимного кредитования“, а к физическому лицу П.В. и не содержал требований о признании сделки недействительной
и применении последствий недействительности ничтожной сделки, суд был не вправе выйти за пределы заявленных требований.

Передача денег в кооператив должна была быть осуществлена с обязательным оформлением письменного документа, поэтому полагает, что суд обоснованно отклонил ходатайство по обеспечению явки свидетеля П.А. в судебное заседание.

Считает, что суд правомерно исходил из того, что договор N 3 от 08.04.2004 года является недействительным (ничтожным) с момента его заключения, однако это не лишает сторону права предоставить его в качестве письменного доказательства условий заключенного договора займа.

В кассационной инстанции К.Е. с доводами кассационной жалобы не согласилась, просила решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу П.В. без удовлетворения и пояснила, что из ответа прокуратуры Ф.А. узнал о том, что на день передачи им денег Кооператив зарегистрирован не был, деньги в него не внесены, после чего он обратился с требованием к П.В. о взыскании переданной ему суммы денег.

Представитель К.Е. - К.В. доводы кассационной жалобы поддержал.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения лиц, участвующих в кассационной инстанции, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению решения суда.

В соответствии с п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания.

Согласно п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Из материалов дела следует, что 08.04.2004 года КПК “Банк взаимного кредитования“ в лице директора Л.Л. и Ф.А. заключили договор N 3 о передаче личных сбережений члена КПК “Банк ВК“ в Кредитный потребительский кооператив “Банк взаимного кредитования“ на условиях сберегательного вклада, по которому Ф.А.
передает в Кооператив 250 тысяч рублей на срок два месяца на условиях сберегательного вклада из расчета 5 процентов в месяц. Договор от имени Кооператива подписан ответчиком П.В. Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Судом установлено, что КПК “Банк ВК“ зарегистрирован 12.04.2004 года, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 04.02.2008 года, в связи с чем правоспособность его наступила с данной даты.

Следовательно, суд пришел к правильному выводу о том, что договор N 3 от 08.04.2004 года не мог быть заключен от имени юридического лица КПК “Банк ВК“.

Поскольку одним из участников сделки выступило несуществующее юридическое лицо, то, исходя из нормы п. 1 ст. 183 ГК РФ, стороной по фактически осуществленной сделке является выступившее от имени юридического лица физическое лицо, то есть П.В.

Из пояснений ответчика П.В. и представителя истца К.Е. - К.В., следует, что Ф.А. 08.04.2004 года передал П.В. 250 тысяч рублей под 5 процентов в месяц, а П.В. взял указанную сумму денег у Ф.А. Передача и получение денег зафиксированы в договоре N 3 от 08.04.2008 года, приходном кассовом ордере.

Судом установлено, что денежные средства в сумме 250000 рублей, полученные П.В. по указанному договору, не проведены по финансовым документам Кооператива, согласно бухгалтерскому балансу за 2004 год КПК “Банк ВК“ финансовую деятельность не осуществлял.

При данных обстоятельствах суд на законных основаниях разрешил спор, исходя из норм, регулирующих отношения по договору займа и названный договор и квитанцию к приходному кассовому ордеру оценил как иные письменные документы, подтверждающие передачу ответчику П.В. займодавцем Ф.А. 250 тысяч рублей на срок 2 месяца под 5 процентов в месяц.

В соответствии с
п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги, а заемщик обязуется возвратить такую же сумму денег.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег.

В подтверждение договора займа и его условий, согласно п. 2 ст. 808 ГК РФ, может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы.

Согласно ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа, что установлено п. 1 ст. 810 ГК РФ.

Заявленная сумма иска 675000 рублей обоснованна: на основную сумму долга начислены проценты, исходя из условий договора.

Суд доводы ответчика П.В. о том, что он брал денежные средства у Ф.А. не для себя, а сразу передал для развития Овощеконсервного завода через КПК “Банк ВК“, обоснованно признал не состоятельными, поскольку денежные средства в сумме 250 тысяч рублей в кассу Кооператива не поступили, передача П.В., взятых в долг у Ф.А., денежных средств другому лицу не имеет значение для данного дела.

Доводы ответчика о том, что он лично возвратил истцу 250 тысяч рублей от имени Кооператива не подтверждаются надлежащими доказательствами, не представлены таковые и в суд кассационной инстанции.

Судом были исследованы представленные ответчиком не читаемые и не заверенные копии трех расходных ордеров и расписки из надзорного производства, из содержания этих расписок невозможно определить, что это возврат денежных средств П.В. либо Кооперативом Ф.А. по
договору займа от 08.04.2004 года.

Данным доказательствам, возврата долга Ф.А., представленным ответчиком судом дана правильная оценка, исходя из требований ст. 71 ГПК РФ, согласно которой письменными доказательствами являются содержание введения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения разрешения дела, акты, договоры, справки и иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи. При этом письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежаще заверенной копии.

Судом сделан правомерный вывод о том, что ответчик П.В. имеет долг перед Ф.А. в сумме 675000 рублей. В дело вступило три правопреемника истца - его наследники: Ф.Н., Ф.Д. и К.Е. - законный представитель несовершеннолетней Ф.М., принявшие наследство по 1/4 доли наследственного имущества каждый.

При указанных обстоятельствах суд правильно взыскал с П.В. сумму долга в пользу наследников истца Ф.А. - Ф.Н., Ф.Д. и К.Е., законного представителя Ф.М. по 14 части от заявленной суммы иска - 168750 рублей.

Решение суда мотивировано, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену либо изменение решения суда не установлено.

По приведенным выше основаниям кассационная жалоба П.В. удовлетворению не подлежит.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда ЕАО от 12 февраля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу П.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Н.С.СЕРГА

Судьи

В.Ф.ДРОЗДОВА

И.В.СЕНОТРУСОВА