Решения и постановления судов

Кассационное определение Костромского областного суда от 02.04.2008 по делу N 33-327 Удовлетворяя требования о взыскании страхового возмещения, суд правильно исходил из того, что разница между стоимостью автомашины до дорожно-транспортного происшествия и стоимостью ее с учетом повреждений, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия, в силу п. 2 ст. 15 ГК РФ является реальным ущербом.

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2008 г. по делу N 33-327

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Н. дело по иску К. к ООО “Росгосстрах-Центр“ и ООО СК “Согласие“ о взыскании страхового возмещения,

установила:

4 мая 2006 года на автопешеходном мосту через р. Волга в г. Костроме произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Фольксваген-Джетта р.н. <...> под управлением Б., троллейбуса ЗИУ-9 под управлением водителя К.В., автомобиля ВАЗ 21093 р.н. <...> под управлением К.Е. В результате столкновения с троллейбусом автомобиль Фольксваген-Джетта вынесло на полосу встречного движения и он совершил столкновение с автомобилем ВАЗ 21093. Автомобили получили
механические повреждения.

К.Е. обратился в суд с иском к МУП “Троллейбусное управление“. Просил взыскать сумму материального ущерба в размере стоимости восстановительного ремонта 70594 руб. 72 коп., возмещение расходов по оплате услуг эксперта 2000 руб., услуг адвоката 2000 руб., госпошлине 2052 руб.

К участию в деле привлечены в качестве ответчиков Б., ООО “РГС-Центр“ и ООО СК “Согласие“.

В процессе рассмотрения дела истец уточнил исковые требования и просил взыскать страховое возмещение в счет возмещения материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере разницы между стоимостью принадлежащей ему автомашины до дорожно-транспортного происшествия и ее стоимостью с учетом повреждений, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия, в сумме 70594 руб. 72 коп. Просил взыскать сумму иска со страховых компаний “Росгосстрах-Центр“ и “Согласие“ солидарно.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 23 января 2008 года с ООО “Росгосстрах-Центр“ в лице филиала ООО “РГС-Центр“-Управление по Костромской области в пользу К.Е. взыскано 63535 руб. 50 коп. страховое возмещение, а также возврат госпошлины 1870 руб. 71 коп., всего 65 406 руб. 21 коп., в остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе представитель ООО “Росгосстрах-Центр“ М. просит решение суда отменить по следующим основаниям. Судом не в полной мере исследованы доказательства по установлению виновности участников дорожно-транспортного происшествия. В частности, он не согласен
с выводом о невиновности Б. в дорожно-транспортном происшествии. Суд необоснованно отклонил ходатайство представителя ООО “РГС-Центр“ о назначении повторной автотехнической экспертизы, особенно учитывая то, что вопрос о первоначальной экспертизе был разрешен в отсутствие представителя ООО “РГС-Центр“, не участвовавшего в судебном заседании. Кроме того, судом не принято во внимание то, что потерпевший не сообщил в страховую компанию о наступлении страхового случая, не представил для осмотра поврежденную автомашину. Также полагает, что ввиду наличия вины К.Е. в дорожно-транспортном происшествии в иске ему должно быть отказано.

Проверив материалы дела, изучив материалы административного расследования N 1964, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя ООО “Страховая компания “Согласие“ М., представителя Б. - Ж., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как установлено судом в ходе судебного разбирательства, водитель троллейбуса ЗИУ-9 под управлением водителя К.В., двигаясь в крайнем правом ряду в сторону Димитровского района, осуществляя перестроение в левый ряд, в нарушение п. 8.1 ПДД не убедившись в безопасности этого маневра, совершил наезд на двигающуюся по этому ряду в попутном направлении автомашину Фольксваген-Джетта под управлением Б., отчего автомашина стукнулась об бордюрный камень. Б. потеряла управление автомашиной и автомашину вынесло на полосу встречного движения, после чего в нее произвела столкновение автомашина ВАЗ 21093 под управлением К.Е. двигавшегося по своей полосе движения. В
результате автомашине К.Е. причинены механические повреждения.

В основу выводов суда положены объяснения Б., К.Е. схема осмотра места происшествия, заключение экспертизы, показания свидетеля С., составившего схему осмотра места происшествия, и другие доказательства.

С учетом этого суд обоснованно признал, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя К.В., управлявшего троллейбусом ЗИУ-9.

Выводы суда мотивированы, обоснованны, оснований не согласиться с ними судебная коллегия не находит.

Довод кассационной жалобы о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Б., является несостоятельным. Доказательств вины Б. в нарушении Правил дорожного движения в материалах дела не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся доказательств.

Такая оценка доказательств судом произведена. Вывод суда, основанный на содержании схемы осмотра места происшествия, о том, что само место столкновения свидетельствует о совершении водителем троллейбуса маневра, связанного со смещением на левую полосу движения, в жалобе убедительно не опровергнут. Ссылка в жалобе на то, что Б. не соблюдала безопасный боковой интервал при совершении обгона, не может быть принята во внимание, поскольку совершение Б. обгона судом не установлено и доказательств, подтверждающих совершение этого маневра, в материалах дела не имеется. Напротив, установлено, что перестроение путем смещения в сторону левой полосы движения произвел водитель троллейбуса К.В.
Довод жалобы о том, что изложенный в решении механизм столкновения троллейбуса и автомашины Фольксваген-Джетта привел бы к иному смещению транспортных средств после столкновения, основан только на предположениях и ничем не подтвержден.

Размер ущерба определен судом, исходя из выводов эксперта, определившего разницу между стоимостью автомашины до дорожно-транспортного происшествия и стоимостью автомашины с повреждениями, полученными в результате дорожно-транспортного происшествия, в сумме 70595 руб. В соответствии с договором страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств потерпевшему подлежит возмещение реального ущерба (пп. “а“ п. 60 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 года N 263). В силу п. 2 ст. 15 ГК РФ повреждение имущества относится к реальному ущербу. Таким образом, суд правильно исходил из того, что разница между стоимостью автомашины до дорожно-транспортного происшествия и стоимостью ее с учетом повреждений, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия, является реальным ущербом. Кроме того, из представленных истцом доказательств следует, что восстановительный ремонт автомашины составляет такую же сумму.

Довод жалобы о том, что К.Е. не сообщил в страховую компанию о наступлении страхового случая и не представил для осмотра поврежденную автомашину, также не может служить основанием для отмены решения суда. Судом установлено причинение истцу материального ущерба в результате действий владельца источника повышенной опасности, застраховавшего
риск наступления гражданской ответственности. Следовательно, имеются предусмотренные законом основания для выплаты страховой суммы. Обстоятельства, на которые ссылается представитель страховой компании, не могут препятствовать выплате страхового возмещения, поскольку наличие страхового случая и размер убытков установлены в ходе судебного разбирательства, проведенного с участием страховщика.

Не имеется оснований для вывода о нарушении судом норм процессуального права при разрешении ходатайства представителя ООО “Росгосстрах-Центр“ о назначении повторной автотехнической экспертизы. Отсутствие представителя ответчика в судебном заседании при назначении экспертизы не является основанием для назначения повторной экспертизы. Из материалов дела не следует также, что отсутствие представителя ООО “Росгосстрах-Центр“ в судебном заседании 7 июня 2007 года, когда было вынесено определение о назначении экспертизы, представитель ООО “Росгосстрах-Центр“ отсутствовал по уважительной причине. О проведении судебного заседания он был извещен в предыдущем судебном заседании 22 мая 2007 года, причину неявки в суд 7 июня 2007 года не сообщил. Следовательно, с учетом требований ч. 3 ст. 167 ГПК РФ суд вправе был рассматривать дело в отсутствие не явившегося ответчика и решать все необходимые для дела вопросы, в том числе назначать экспертизу.

В кассационной жалобе имеется ссылка на то, что ввиду наличия вины К.Е. в дорожно-транспортном происшествии в иске ему должно быть отказано. Оснований согласиться с такой позицией судебная коллегия не находит. Суд установил, что
К.Е., обнаружив опасность на пути следования, не предпринял мер к торможению, хотя располагал технической возможностью предотвратить столкновение, чем также нарушил Правила дорожного движения. Установление этого обстоятельства привело к тому, что размер возмещения ущерба К.Е. был снижен на 10%. Основной причиной дорожно-транспортного происшествия являлись действия водителя К.В., а действия К.Е. по торможению могли способствовать только предотвращению столкновения. Судом учтены конкретные обстоятельства движения автомашин, которые двигались на мосту в дневное время в условиях большого потока транспорта, при таких обстоятельствах применение К.Е. экстренного торможения могло повлечь иные серьезные последствия.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 23 января 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу ООО “Росгосстрах-Центр“ - без удовлетворения.-----------