Решения и определения судов

Кассационное определение СК по гражданским делам Калининградского областного суда от 02.04.2008 N 33-1152/2008 Об оставлении без изменения решения Октябрьского районного суда г. Калининграда от 14.11.2007, которым были взысканы недоплаченные таможенные платежи и пени.

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2008 г. N 33-1152/2008

Судья Шевченко С.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Костикова С.И.

судей Чернышевой И.П., Федоровой С.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 апреля 2008 года дело по кассационной жалобе Д.К.Ю. на решение Октябрьского районного суда г. Калининграда от 14 ноября 2007 года, которым иск Багратионовской таможни удовлетворен частично:

с Д.К.Ю. в пользу федерального бюджета РФ взысканы невыплаченные таможенные платежи в размере 8527081,13 руб. и пени 150000 руб.

В удовлетворений остальной части иска таможне отказано.

Встречные требования Д.К.Ю. оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Чернышевой И.П., объяснения Д.К.Ю., поддержавшего доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

Багратионовская таможня обратилась в
суд с иском к Д.К.Ю. о взыскании недоплаченных таможенных платежей и пени, ссылаясь на то, что он в 2005 г. ввез на таможенную территорию РФ и оформил в таможенном отношении 72 транспортных средства, заявив при их оформлении о цели ввоза - для личного пользования, в связи с чем автомобили были оформлены Багратионовской таможней в соответствии с п.п. “б“ п. 11 Положения о применении единых ставок таможенных пошлин, налогов в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования, утвержденного постановлением Правительства РФ N 718 от 29 ноября 2003 года, с взиманием таможенных платежей с применением единой ставки таможенных пошлин, налогов в зависимости от рабочего объема двигателя. В дальнейшем, в ходе проведенной в порядке ст. 361 ТК РФ проверки достоверности сведений после выпуска транспортных средств, была установлена коммерческая цель ввоза автомобилей, т.е. факт недостоверного заявления Д.К.Ю.. о цели ввоза их, принимая во внимание количество ввезенных автомобилей и то, что они после постановки на государственный регистрационный учет в органах ГИБДД Калининградской области в пользовании ответчика не находились, через непродолжительное время сняты с регистрационного учета в связи с прекращением права собственности. С учетом этого таможенным органом был произведен перерасчет подлежащих уплате таможенных платежей в соответствии со ст.ст. 318, 323, 325 ТК РФ исходя из таможенной стоимости автомобилей и Д.К.Ю. 29 января 2007 г. и 30 января 2007 г. были выставлены требования об уплате задолженности по таможенным платежам за 22 автомобиля на общую сумму 8527081,13 руб. и пени за просрочку уплаты 1906145,69 руб. со сроком погашения задолженности до 14 февраля
2007 г. и соответственно до 15 февраля 2007 г. которые Д.К.Ю. в добровольном порядке не выполнил. Поэтому Багратионовская таможня просила взыскать с ответчика названные недоплаченные таможенные платежи и пени.

Д.К.Ю., возражая против удовлетворения иска, обратился в суд со встречным заявлением и просил признать незаконными данные выставленные ему Багратионовской таможней 29 и 30 января 2007 г. требования об уплате таможенных платежей за 22 ввезенных в 2005 г. автомобиля. Ссылался на то, что он предпринимательской деятельностью не занимался, частным предпринимателем не зарегистрирован, ограничений на ввоз автомобилей не установлено, считал неправомерным вывод таможенного органа о недостоверном декларировании о цели ввоза им данных 22 автомобилей, что при выставлений требований таможней была неправильно определена завышенная таможенная стоимость автомобилей, полагал, что таможней пропущен срок для выставления требований. В связи с предъявлением таможней незаконных исковых требований просил взыскать компенсацию морального вреда.

Суд постановил изложенное выше решение.

В кассационной жалобе Д.К.Ю. просит решение отменить вследствие несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, оспаривает выводы суда о коммерческой цели ввоза автомобиля, о правильности определенной таможенной стоимости автомобилей, вновь ссылается на обстоятельства, свидетельствующие, по его мнению, о неправомерности выставления ему таможней требований о доплате таможенных платежей и пени.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Как установлено судом, физическим лицом Д.К.Ю. в 2005 году было ввезено на таможенную территорию РФ и произведено таможенное оформление 72 транспортных средств, в том числе:

- 18 декабря 2005 г. автомобиль “BMW“,

- 11 ноября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 4 ноября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 31 октября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 25 октября
2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 15 октября 2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 13 октября 2005 г. автомобиль “BMW X5“,

- 7 октября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 6 октября 2005 г. автомобиль “BMW X5“,

- 20 сентября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 14 сентября 2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 31 августа 2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 26 августа 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 23 августа 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 25 августа 2005 г. автомобиль “BMW 745“,

- 23 ноября 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 20 августа 2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 2 августа 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 28 июля 2005 г. автомобиль “BMW 735“,

- 10 августа 2005 г. автомобиль “BMW 745“,

- 18 августа 2005 г. автомобиль “Мерседес Бенц“,

- 9 августа 2005 г. автомобиль “Лексус“.

Эти транспортные средства были заявлены Д.К.Ю. как предназначенные для личных, семейных и иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд, в связи с чем оформлены таможней в упрощенном порядке.

Однако коммерческая цель ввоза данных транспортных средств подтверждена имеющимися сведениями о количестве ввезенных ответчиком в 2005 г. транспортных средств (всего 72 автомобиля), которые пользовании Д.К.Ю. не находятся, в день постановки их на государственный регистрационный учет сняты с регистрационного учета в связи с прекращением права собственности.

На основании ст. 281 ТК РФ предназначение товаров определяется таможенным органом исходя из заявления физического лица о товарах, перемещаемых через таможенную границу, характера товаров и их количества, а также из частоты перемещения товаров через таможенную границу.

Согласно Правилам перемещения в упрощенном, льготном порядке товаров физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации, утв. приказом ГТК РФ от 24
ноября 1999 года N 815, для целей применения настоящих Правил товары рассматриваются как не предназначенные для производственной или иной коммерческой деятельности, если такие товары ввозятся (вывозятся) исключительно для пользования или потребления лицом, перемещающим товары, и членами его семьи и использование товаров не связано с извлечением дохода в любой форме (п. 2.2); при установлении предназначения товаров должностным лицом таможенного органа могут приниматься во внимание следующие факторы: характер товаров - потребительские свойства, традиционная практика их применения и использования; количество товаров, однородность товаров; частота перемещения товаров и т.д.

Судебная коллегия полагает, что количество и частота ввоза ответчиком транспортных средств, а также не использование им и (или) членами его семьи вышеназванных 22 автомобилей подтверждают недостоверность заявленных ответчиком при их декларировании сведений о их предназначении для личных целей.

По этим основаниям судебная коллегия полагает необоснованными изложенные в кассационной жалобе доводы о недоказанности выводов суда о ввозе данных автомобилей в коммерческих целях.

Само по себе отсутствие у Д.К.Ю. статуса индивидуального предпринимателя, оформление автомобилей без установления каких-либо ограничений на его оборот, принятие таможенным органом таможенных деклараций с указанием заявленной декларантом цели ввоза автомобилей не опровергают вышеуказанные выводы суда и не освобождают Д.К.Ю. от обязанности в данном случае но уплате таможенных платежей.

На основании ч. 1 ст. 360 ТК РФ товары и транспортные средства, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, считаются находящимися под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы при прибытий их на таможенную территорию Российской Федерации и до момента выпуска для свободного обращения.

В силу ст. 361 ТК РФ после выпуска товаров и (или) транспортных средств таможенные органы вправе осуществлять проверку
достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в порядке, предусмотренном главой 35 настоящего Кодекса (ч. 1); проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может осуществляться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

По смыслу приведенной нормы закона указанный годичный срок проверки достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств является пресекательным, обеспечивающим стабильность внешнеторгового оборота и определенность таможенных правоотношений.

Законом не установлена обязательная форма фиксации результатов такой проверки, равно как и обязанность таможенного органа по направлению требования об уплате таможенных платежей в установленный частью 2 ст. 361 ТК РФ срок.

Из материалов дела следует, что основанием выставления Д.К.Ю. 29 января 2007 г. требований NN 12-25 и 30 января 2007 г. требований NN 26-33 об уплате доначисленных таможенных платежей за вышеназванные автомобили явился акт ФТС России от 28.02.2006 г., а также письмо СЗТУ (Калининградский регион) <...> “Об итогах проверки“, в которых указано об установлении факта недостоверного декларирования Д.К.Ю. цели ввоза в 2005 г. вышеназванных и других автомобилей.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что временем обнаружения факта недостоверного декларирования Д.К.Ю. цели ввоза указанных 22 транспортных средств следует считать февраль и май 2006 года.

Довод же Д.К.Ю. в кассационной жалобе о необоснованности этих выводов суда судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку он противоречит собранным по делу доказательствам.

Учитывая, что названные автомобили были выпущены в свободное обращение за период с июля по декабрь 2005 года, факт недостоверного декларирования цели ввоза выявлен в феврале и мае 2006 года (то есть в пределах установленного ч.
2 ст. 361 ТК РФ срока), требования об уплате таможенных платежей выставлены в январе 2007 года с установлением срока добровольной уплаты таможенных пошлин, налогов - до 14 и 15 февраля 2007 года, а иск заявлен 7 мая 2007 года, судебная коллегия приходит к выводу о том, что установленный частью 3 ст. 48 НК РФ пресекательный 6-месячный срок для обращения в суд таможенным органом не пропущен, равно как и предусмотренный ч. 2 ст. 361 ТК РФ срок проверки достоверности сведений после выпуска товаров, транспортных средств.

Поскольку применение единых ставок таможенных пошлин, налогов возможно в случае перемещения через таможенную границу физическими лицами товаров только для личного пользования, при указанных обстоятельствах суд правильно пришел к выводу, что Багратионовская таможня правомерно выставила Д.К.Ю. требования по данным автомобилям об уплате таможенных платежей и пени, произведя расчет ввозной пошлины, акциза и НДС исходя из определенной ею таможенной стоимости транспортного средства.

Таможенная стоимость автомобилей была определена таможенным органом на основании ч. 3 ст. 288, ч. 3 ст. 323 ТК РФ, согласно которым таможенный орган вправе самостоятельно определить таможенную стоимость на основании имевшейся в его распоряжении информации, в том числе на основании имевшегося на таможенном посту на день оформления транспортных средств каталога “SuperSchwake“.

Кроме того, определенная таможенным органом таможенная стоимость названных автомобилей была доведена до сведения Д.К.Ю. уже при прохождении им таможенного оформления данных автомобилей в 2005 г. и в установленный ст. 48 ТК РФ трехмесячный срок им не оспаривалась.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что заявленные таможенным органом требования о взыскании с Д.К.Ю. таможенных платежей обоснованно
удовлетворены судом первой инстанции, а в удовлетворении встречного заявления об оспаривании законности выставления таможней вышеназванных требований Д.К.Ю. отказано.

Соответствует закону (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, ст. 333 ГК РФ) решение суда и в части взыскания пени.

Поэтому судебная коллегия оснований для отмены законного и обоснованного решения суда по доводам жалобы не усматривает.

Руководствуясь п. 1 ст. 361, ст. 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Калининграда от 14 ноября 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.