Решения и определения судов

Справка Кемеровского областного суда от 31.03.2008 N 01-19/387 “Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными (городскими) судами Кемеровской области в 2007 году

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СПРАВКА

от 31 марта 2008 г. N 01-19/387

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

И ДРУГИХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ,

ПОСТАНОВЛЕННЫХ РАЙОННЫМИ (ГОРОДСКИМИ) СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2007 ГОДУ

Качество, объем и стабильность работы районных (городских) судов

Кемеровской области в 2007 году

В 2007 году районными (городскими) судами Кемеровской области всего окончено 15821 уголовное дело, в том числе:

- рассмотрено по существу с вынесением приговора 13213 дел (осуждено 16 556 лиц, оправдано 46 лиц);

- с прекращением дела - в отношении 2093 лиц;

- с применением принудительных мер к невменяемым - в отношении 114 лиц;

- возвращено прокурору для устранения недостатков - в отношении 243 лиц;

- передано по подсудности
- в отношении 158 лиц.

С применением особого порядка судебного разбирательства рассмотрено 6769 уголовных дел, что составляет 42,8% от общего числа оконченных судами дел.

По сравнению с результатами работы судов за 2006 год количество оконченных производством уголовных дел несколько снизилось - в 2006 году районными (городскими) судами области всего окончено 17024 уголовных дела.

С нарушением сроков, установленных ст. ст. 227, 233, 321 УПК РФ, всего окончено 53 уголовных дела, что составляет 0,3% от общего числа дел, оконченных производством в 2007 году. (В 2006 году данный показатель составил 0,6%).

Стабильность приговоров по рассмотренным судами области делам в 2007 году составила 94%. Данный показатель имеет тенденцию снижения. Так, по результатам 2006 года стабильность приговоров составила 95,1%, по итогам 2005 года - 96%.

Качество, объем и стабильность работы в 2007 г. по каждому из судов области представлены в таблице:

----T----------------------T-----------T-------------------------T--------¬

¦ N ¦ Наименование суда ¦Всего ¦ Результаты рассмотрения ¦Стабиль-¦

¦ ¦ ¦рассмотрено¦ дел в кассационной ¦ность ¦

¦ ¦ ¦с постанов-¦ инстанции (по лицам) ¦% ¦

¦ ¦ ¦лением
¦ ¦ ¦

¦ ¦ ¦приговора ¦ ¦ ¦

¦ ¦ +-----T-----+-----T-------------------+ ¦

¦ ¦ ¦ дел ¦в ¦изме-¦ отменено ¦ ¦

¦ ¦ ¦ ¦отно-¦нено +------T------T-----+ ¦

¦ ¦ ¦ ¦шении¦
¦судеб-¦прек- ¦всего¦ ¦

¦ ¦ ¦ ¦лиц ¦ ¦ное ¦ращено¦ ¦ ¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦след- ¦ ¦ ¦ ¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ствие ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 1 ¦ 2 ¦ 3 ¦ 4 ¦ 5 ¦ 6 ¦ 7 ¦ 8 ¦ 9 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 1¦Анжеро-Судженский г/с ¦ 509¦ 614¦ 17¦ 23¦ -¦ 40¦ 93,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 2¦Беловский г/с ¦ 802¦ 1026¦ 15¦ 32¦ -¦ 47¦ 95,4¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 3¦Березовский г/с ¦ 270¦ 364¦ 19¦ 13¦ -¦ 32¦ 91,2¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 4¦Гурьевский г/с ¦ 242¦ 303¦ 8¦ 1¦ -¦ 9¦ 97 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 5¦Заводский р/с Кемерова¦ 677¦ 861¦ 38¦ 42¦ -¦ 80¦ 90,7¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 6¦Кировский р/с Кемерова¦ 294¦ 339¦ 17¦ 8¦ -¦ 25¦ 92,6¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 7¦Ленинский р/с Кемерова¦ 566¦ 673¦ 25¦ 25¦ -¦ 50¦ 92,6¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 8¦Рудничный р/с Кемерова¦ 485¦ 564¦ 18¦ 28¦ -¦ 46¦ 91,8¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 9¦Центральный р/с ¦ 507¦ 644¦ 16¦ 26¦ -¦ 42¦ 93,5¦

¦ ¦Кемерова ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 10¦Киселевский г/с ¦ 513¦ 646¦ 9¦ 5¦ -¦ 14¦ 97,8¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 11¦Ленинск-Кузнецкий г/с ¦ 689¦ 935¦ 27¦ 10¦ -¦ 37¦ 96 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 12¦Мариинский г/с ¦ 327¦ 384¦ 7¦ 11¦ -¦ 18¦ 95,3¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 13¦Междуреченский г/с ¦ 451¦ 538¦ 17¦ 10¦ 1¦ 28¦ 94,8¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 14¦Мысковский г/с ¦ 270¦ 333¦ 11¦ 14¦ -¦ 25¦ 92,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 15¦Заводский р/с ¦ 441¦ 527¦ 29¦ 21¦ -¦ 50¦ 90,5¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 16¦Куйбышеский р/с ¦ 433¦ 503¦ 17¦ 13¦ 1¦ 31¦ 93,8¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 17¦Кузнецкий р/с ¦ 246¦ 280¦ 3¦ 4¦ -¦ 7¦ 97,5¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 18¦Центральный р/с ¦ 619¦ 747¦ 31¦ 12¦ -¦ 43¦ 94,2¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 19¦Орджоникидзевский р/с ¦ 293¦ 358¦ 8¦ 1¦ -¦ 9¦ 97,5¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 20¦Новоильинский р/с ¦ 184¦ 217¦ 9¦ 9¦ -¦ 18¦ 91,7¦

¦ ¦Новокузнецка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 21¦Осинниковский г/с ¦ 285¦ 375¦ 9¦ 15¦ 2¦ 26¦ 93,1¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 22¦Зенковский р/с ¦ 157¦ 224¦ 9¦ 8¦ -¦ 17¦ 92,4¦

¦ ¦Прокопьевска ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 23¦Рудничный р/с ¦ 290¦ 405¦ 12¦ 24¦ -¦ 36¦ 91,1¦

¦ ¦Прокопьевска ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 24¦Центральный р/с ¦ 295¦ 369¦ 6¦ 12¦ -¦ 18¦ 95,1¦

¦ ¦Прокопьевска ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 25¦Тайгинский г/с ¦ 137¦ 177¦ 2¦ 4¦ 1¦ 7¦ 96 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 26¦Таштагольский г/с ¦ 202¦ 238¦ 17¦ 10¦ -¦ 27¦ 88,7¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 27¦Топкинский г/с ¦ 288¦ 350¦ 6¦ 10¦ -¦ 16¦ 95,4¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 28¦Юргинский г/с ¦ 527¦ 640¦ 16¦ 8¦ -¦ 24¦ 96,3¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 29¦Беловский р/с ¦ 227¦ 325¦ 3¦ 4¦ -¦ 7¦ 97,8¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 30¦Ижморский р/с ¦ 92¦ 125¦ -¦ 1¦ -¦ 1¦ 99,2¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 31¦Калтанский р/с ¦ 124¦ 174¦ 4¦ 10¦ 1¦ 15¦ 91,4¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 32¦Кемеровский р/с ¦ 208¦ 295¦ 5¦ 4¦ -¦ 9¦ 97 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 33¦Крапивинский р/с ¦ 101¦ 138¦ 8¦ 10¦ -¦ 18¦ 87 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 34¦Ленинск-Кузнецкий р/с ¦ 183¦ 243¦ 1¦ 5¦ -¦ 6¦ 97,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 35¦Новокузнецкий р/с ¦ 249¦ 314¦ 7¦ 11¦ 1¦ 19¦ 94 ¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 36¦Промышленновский р/с ¦ 214¦ 303¦ 22¦ 7¦ 1¦ 30¦ 90,1¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 37¦Прокопьевский р/с ¦ 193¦ 260¦ 4¦ 1¦ -¦ 5¦ 98,1¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 38¦Тисульский р/с ¦ 114¦ 163¦ 5¦ 5¦ -¦ 10¦ 93,9¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 39¦Тяжинский р/с ¦ 145¦ 171¦ 1¦ 5¦ -¦ 6¦ 96,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 40¦Чебулинский р/с ¦ 91¦ 110¦ 11¦ 6¦ -¦ 17¦ 84,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 41¦Яшкинский р/с ¦ 166¦ 218¦ 4¦ 8¦ -¦ 12¦ 94,5¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ 42¦Яйский р/с ¦ 107¦ 129¦ 10¦ 12¦ -¦ 22¦ 82,9¦

+---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+--------+

¦ ¦ПО ОБЛАСТИ ¦13213¦16602¦ 503¦ 488¦ 8¦ 999¦ 94 ¦

L---+----------------------+-----+-----+-----+------+------+-----+---------

Из представленной таблицы видно, что качественные показатели работы судов области варьируются в пределах от 82,9% (Яйский районный суд) до 99,2% (Ижморский районный суд).

Без отмены и изменений отработали следующие судьи (из числа судей, рассмотревших в 2007 году более 30 уголовных дел с постановлением приговора):

Анжеро-Судженский городской суд - Рублевская С.В.

Беловский районный суд - Попова Л.М.

Гурьевский городской суд - Метелица Е.В.

Заводский районный суд г. Новокузнецка - Писарева А.В.

Ижморский районный суд - Соловьева Л.Н., Золотых Н.Н.

Кировский районный суд г. Кемерово - Бегунович В.Н.

Киселевский городской суд - Симонова С.А., Отрубенникова Г.А., Матусова Е.М., Жукова Е.В.

Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - Омельчук П.А., Сотникова С.В., Фролова М.В.

Ленинск-Кузнецкий районный суд - Першин Р.Н., Долгих Н.В.

Мариинский городской суд - Кралинова Л.Г.

Междуреченский городской суд - Смирнова Л.Л.

Новоильинский районный суд г. Новокузнецка - Коптев А.А.

Новокузнецкий районный суд - Рыжова Л.А.

Промышленновский районный суд - Сурнина С.В.

Рудничный районный суд г. Кемерово - Черкасова М.Л., Хозяйкина С.В., Билоград И.Г.

Тайгинский городской суд - Трушина С.А.

Тисульский районный суд - Куницкая Н.В.

Тяжинский районный суд - Бойко В.Н.

Центральный районный суд г. Новокузнецка - Чесик В.Н.

Центральный районный суд г. Прокопьевска - Заева Т.М.

Юргинский городской суд - Царикова Е.В., Чернышева Н.М., Иванова Л.А.

В 2007 году районными (городскими) судами по апелляционной инстанции всего окончено 501 дело. Нагрузка по рассмотрению уголовных дел в порядке апелляционного производства в 2007 году была выше, чем в предыдущем 2006 году (всего окончено 417 дел).

В 2007 году районными (городскими) судами области также рассмотрено представлений, ходатайств и жалоб (в соответствии с нормами УПК РФ) в отношении 26023 лиц (с удовлетворением требований - в отношении 22407 лиц), из числа которых:

- об условно-досрочном освобождении - в отношении 5260 лиц (удовлетворено 3956);

- об отмене условного осуждения в связи с неисполнением возложенных обязанностей - в отношении 118 лиц (удовлетворено 101);

- об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу - в отношении 5017 лиц (удовлетворено 4620);

- о продлении срока содержания под стражей - в отношении 3512 (удовлетворено 3478);

- в порядке ст. 125 УПК РФ - в отношении 714 лиц (удовлетворено 214);

- о производстве следственных действий (осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, наложении ареста и пр.) - 2325 ходатайств, из которых удовлетворено 2 267;

- о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом - в отношении 610 лиц (удовлетворено 448);

- иные представления, жалобы и ходатайства - в отношении 8467 лиц.

По сравнению с 2006 годом данные показатели существенно не изменились. Так, в 2006 году районными (городскими) судами области всего рассмотрено представлений, ходатайств и жалоб в отношении 25969 лиц, в том числе, с удовлетворением требований в отношении 22735 лиц.

Районными (городскими) судами области в 2007 году проводилась аналитическая работа по уголовным делам. Систематическое изучение и обобщение судебной практики способствует повышению качества рассмотрения уголовных дел, снижению числа дел, рассмотренных с нарушениями процессуальных сроков, повышению уровня стабильности судебных постановлений.

В частности, судьями Гурьевского городского суда регулярно подготавливаются тематические обзоры, судьями Рудничного районного суда г. Кемерово обобщаются результаты рассмотрения уголовных, гражданских и административных дел. Справки и обзоры указанными судами направляются в аналитический отдел Кемеровского областного суда.

Организация работы по проведению обобщений судебной практики в Гурьевском городском суде и Рудничном районном суде г. Кемерово заслуживает самой положительной оценки и является ориентиром для остальных судов области.

Кемеровским областным судом по результатам обобщений судебной практики по уголовным делам в 2007 году подготовлены:

справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений, постановленных судами общей юрисдикции Кемеровской области в 2006 году;

справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений, постановленных судами общей юрисдикции Кемеровской области в 1-м полугодии 2007 года;

обзор судебной практики по рассмотрению уголовных дел в апелляционном порядке и качестве судебных постановлений апелляционной инстанции;

обзор практики рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел по ст. 174-1 УК РФ (о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления);

справка о некоторых ошибках, допускаемых органами предварительного следствия при квалификации преступлений и применении уголовно-процессуального законодательства.

Основания отмены и изменения приговоров и других судебных

решений

Раздел I. ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ С ПРЕКРАЩЕНИЕМ ПРОИЗВОДСТВА

ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

С прекращением производства по уголовному делу приговоры районных (городских) судов области отменялись, в большинстве своем, в первом полугодии 2007 года.

Основаниями к отмене приговоров с прекращением производства по делу в первом полугодии 2007 года служили:

1) отсутствие в деянии состава преступления;

2) непричастность лица к совершению преступления;

3) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях лица, указанного в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ;

4) судебная коллегия признала необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.02.2007 отменен приговор Тайгинского городского суда от 15.12.2006, которым Арнст осужден по ч. 1 ст. 286 УКРФ. Уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 286 УК РФ обязательным признаком превышения должностных полномочий является наступление общественно опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Суд в соответствии с предъявленным Арнсту обвинением установил, что фиктивный протокол об административном правонарушении составлен Арнстом в отношении Шицова. Потерпевшим по данному уголовному делу признан Шецов, в отношении которого протокол об административном правонарушении Арнстом не составлялся, законные права и интересы которого, по мнению судебной коллегии, не нарушены составлением осужденным Арнстом протокола об административном правонарушении в отношении другого лица - Щицова или Шецова.

Кроме того, субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, характеризуется прямым либо косвенным умыслом. Осужденный Арнст в ходе предварительного и судебного следствия вину в предъявленном ему обвинении не признал, его доводы о том, что он не вносил умышленно фиктивные сведения в протокол об административном правонарушении, приведенные им в свою защиту, не опровергнуты материалами уголовного дела и приведенными в приговоре доказательствами. Потерпевший Шецов в судебном заседании не исключил, что кто-либо из его знакомых мог назвать его анкетные данные при задержании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.01.2007 отменен с прекращением уголовного дела приговор Междуреченского городского суда от 15.10.2006, которым Федосеенков осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

В приговоре указано, что после ссоры на осужденного было совершено нападение погибшим Лымаревым, который с молотком в руке бросился на осужденного Федосеенкова и успел нанести тому удар в голову.

Как установлено судом, “в ответ на неправомерные действия Лымарева Федосеенков умышленно, с целью убийства Лымарева, для прекращения его противоправных действий, сознавая, что его действия явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности действий потерпевшего, превысил пределы необходимой обороны, нанес потерпевшему Лымареву не менее одного удара ножом в область грудной клетки слева (сердце), убив его“.

Признавая факт превышения пределов необходимой обороны, суд указал, что “угрозы жизни и здоровью Федосеенкову не было“, об этом, по мнению суда, свидетельствует тяжесть телесных повреждений причиненных Федосеенкову, в сравнении с наступившими последствиями для погибшего.

Вместе с тем судом установлено, что касательный удар по голове осужденного имел место в результате активных действий Федосеенкова, который успел увернуться от прямого удара в голову молотком с металлической частью.

Установив ход событий, исходя из имеющихся по делу доказательств, суд неверно пришел к выводу о том, что для здоровья и жизни Федосеенкова не было угрозы в момент нанесения последнему удара по голове молотком с металлической частью, в то время как нанесение такого удара представляло опасность для жизни осужденного.

Сравнивая реальные последствия, выраженные в телесных повреждениях у сторон, суд совершенно не учел, что осужденный увернулся от удара в голову молотком, что защита возможна даже от непосредственной угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Кроме того, указывая в приговоре, что здоровью Федосеенкова ничего не угрожало, суд вошел в противоречие с собственным выводом о том, что осужденный превысил пределы необходимой обороны. Превысить пределы обороны по данному делу можно, только защищая свое здоровье.

Суд также указал в приговоре, что нападение со стороны погибшего не было неожиданным, поскольку об этом Федосеенкову сообщил Зуев. Однако из материалов дела и обстоятельств, установленных судом, известно, что время между нападением со стороны погибшего и нанесением ему удара ножом было не большим, кроме того, доводы осужденного о том, что для него это было неожиданным, не опровергнуты.

С учетом изложенного коллегия пришла к выводу, что Федосеенков при обстоятельствах установленных приговором суда, находился в состоянии необходимой обороны.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 03.04.2007 отменен приговор Калтанского районного суда от 24.01.2007 в отношении Коростелева, уголовное дело в отношении него прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В данном случае суд положил в основу обвинительного приговора показания подсудимого, которые противоречат другим доказательствам по делу в части орудия преступления, а также отверг показания подсудимого о физическом принуждении к даче признательных показаний на следствии, расценив их как способ защиты.

Однако подобная критическая оценка показаний Коростелева в суде не может быть признана исчерпывающей и убедительной. Доводов, опровергающих показания подсудимого о физическом принуждении к даче признательных показаний со стороны работников милиции, в приговоре не приведено, поскольку они и не проверялись.

Иными доказательствами, исследованными судом в судебном заседании, вина Коростелева не подтверждена, а потому признательные показания Коростелева не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Приговором Промышленновского районного суда от 22.01.2007 Карасева была осуждена по ч. 1 ст. 285 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, в соответствии с пп. 2 п. 2 Постановления Государственной Думы от 09.04.2006 “Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения государственной Думы в России“ от наказания освобождена.

Судебная коллегия своим определением от 15.03.2007 приговор отменила, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратила уголовное дело в отношении Карасевой по следующим основаниям.

Возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 285 УК РФ предусматривает указание конкретного лица, допустившего злоупотребление служебным положением.

Данное уголовное дело было возбуждено 06.01.2006 “по факту фальсификации объяснений от Ефремова В.В. и Ефремова Е.В., на основании которых было принято незаконное и необоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела“, что позволило в завуалированной форме проводить следственные мероприятия в отношении специального субъекта - следователя, несмотря на предусмотренный п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ особый порядок возбуждения уголовного дела.

Так, суд при рассмотрении дела не учел, что прокурору Промышленновского района на момент возбуждения уголовного дела должностное лицо, подозреваемое в совершении преступления, было известно, о чем свидетельствует рапорт ст. помощника прокурора о проведенной проверке отказного материала, в котором указано, что “в действиях следователя СО при Промышленновском РОВД ст. лейтенанта милиции Карасевой усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ“. Объяснения от потерпевших Ефремовых отбирались следователем Карасевой, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Ефремова выносила она же.

Тем не менее, заключение суда о наличии в действиях Карасевой признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, было дано лишь 13.06.2006.

Признание судом наличия признаков указанного преступления, выраженное в этом заключении, не является равнозначным признанию законности возбуждения уголовного дела, поскольку именно заключение о наличии признаков преступления, согласно требованиям уголовно-процессуального закона, и должно было предшествовать принятию решения о возбуждении уголовного дела в отношении следователя.

Несмотря на наличие факта несоблюдения требований процессуального закона о порядке возбуждения уголовного дела и привлечения в качестве обвиняемого специального субъекта - следователя, суд рассмотрел дело по существу предъявленного обвинения, дал оценку доказательствам, добытым в ходе предварительного следствия по делу, и постановил обвинительный приговор.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.03.2007 отменены с прекращением уголовного дела приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 16.01.2007 в отношении Богера и постановление этого же суда от 20.12.2006 об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.

Богер обвинялся в совершении двух преступлений средней тяжести, предусмотренных ч. 1 ст. 161 УК РФ. В судебном заседании потерпевшие заявили письменные ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Богера за примирением с ним, так как он загладил причиненный им вред. Данные ходатайства были поддержаны подсудимым и его защитником, государственный обвинитель также не возражал против удовлетворения ходатайств.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайств, сослался на то, что Богер обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 161 УК РФ, и не может расцениваться как лицо, впервые совершившее преступление. Кроме того, суд пришел к выводу, что прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон в данном случае нецелесообразно и противоречит принципам ст. 6 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 161 УК РФ, не являются уголовными делами частного обвинения и не влекут обязательного прекращения в случае примирения потерпевшего с обвиняемым.

Отменяя постановление и обвинительный приговор в отношении Богера, судебная коллегия указала на то, что у суда не имелось никаких препятствий для удовлетворения заявленных ходатайств, и он обязан был прекратить уголовное дела в отношении подсудимого Богера, т.к. для этого наличествовали все необходимые условия, которые предусмотрены ст. 76 УК РФ, ст. 25 и п. 3 ст. 254 УПК РФ.

Мотивы, приведенные в постановлении суда в обоснование отказа в удовлетворении ходатайств о прекращении уголовного дела, не соответствуют требованиям указанных норм закона и противоречат положениям других взаимосвязанных с ними норм, в том числе основным принципам уголовного судопроизводства, включая принцип справедливости, на который имеется ссылка в данном постановлении.

Лицо признается совершившим преступление впервые, если в отношении данного лица не имеется вступившего в законную силу приговора.

Статья 76 УК РФ не содержит указания на количество преступлений небольшой или средней тяжести, впервые совершенных лицом, которое примирилось с потерпевшим (или потерпевшими) и загладило причиненный ему (им) вред. Если же кто-то из потерпевших не примирился с подсудимым, то следует решить вопрос о частичном прекращении уголовного дела, именно по тем событиям преступлений, по которым достигнуто примирение.

Во втором полугодии 2007 года с прекращением уголовного дела отменено 2 приговора в отношении 3 лиц. Основанием к отмене послужило:

1. нарушение судом первой инстанции положений ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ;

2. отсутствие в деянии состава преступления.

Приговором Осинниковского городского суда от 27.06.2007 Сидорина и Абрамова осуждены по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей, ч. 1 ст. 130 УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 7500 рублей каждой. В соответствии со ст. 78 УК РФ Сидорина и Абрамова от назначенного наказания освобождены в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 28.08.2007 указанный приговор отменен, производство по делу прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Коллегия указала, что на момент постановления в отношении Сидориной и Абрамовой приговора истек установленный ч. 1 ст. 78 УК РФ двухгодичный срок давности уголовного преследования за данные преступления.

Таким образом, суд не вправе был постановить в отношении лиц, подлежащих освобождению от уголовной ответственности, обвинительный приговор.

Приговором Новокузнецкого районного суда от 26.06.2007 Егорова признана виновной по ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286, ст. 292 УК РФ.

Согласно приговору суда, преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 285 и ст. 292 УК РФ, Егорова совершила, действуя из иной личной заинтересованности, которая выразилась в том, что она получала поощрения и благодарности со стороны руководителей управления образования Новокузнецкого района.

Однако в ходе судебного заседания Егорова утверждала, что денежные средства от фиктивного трудоустройства она тратила на нужды школы, и данный факт нашел свое подтверждение, доказан материалами дела.

При этом, как указано в приговоре суда, Егорова получала благодарности от руководства за подготовку и проведение на базе школы районного семинара-практикума, за активное участие в образовательной выставке, т.е. не за то, на что ей были потрачены денежные средства.

Таким образом, вывод суда о том, что Егорова тратила денежные средства на нужды школы с целью получения благодарностей и поощрений от руководства, противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам.

Судебная коллегия также указала, что иная личная заинтересованность, как установлено приговором суда, не состоит в прямой причинной связи с расходованием ею денежных средств на нужды школы.

Кроме того, согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению.

Суд, установив, что Егорова совершила преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, действуя из иной личной заинтересованности, вышел за рамки предъявленного обвинения, поскольку органами предварительного следствия Егорова обвинялась в том, что она совершила данное преступление из корыстной заинтересованности.

Статья 286 УК РФ предусматривает в качестве обязательного признака состава преступления - существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Судом в качестве данного обстоятельства в приговоре указано, что злоупотребление Егоровой своим должностным положением повлекло существенное нарушение законных прав и интересов учащихся и охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в нарушении прав учащихся на общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, прав на образование, гарантированных Конституцией РФ, а также в подрыве авторитета образовательного учреждения - МОУ “Ильинская общеобразовательная средняя школа“, всех органов образования и его работников.

Таким образом, суд указал на наличие в действиях Е“оровой состава преступления, указанного в ст. 285 УК РФ, в то время как ст. 286 УК РФ говорит не о злоупотреблении своим должностным положением, а о превышении должностных полномочий, т.е., фактически, последствия, как обязательный элемент состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, в приговоре суда не указаны.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла, что в действиях Егоровой отсутствует состав преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286, ст. 292 УК РФ, уголовное дело в отношении Егоровой прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 04.10.2007).

Раздел II. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

1. Ошибки квалификации преступлений

Обобщение судебной практики показывает, что наибольшее количество ошибок квалификации преступлений допускается судьями районных (городских) судов области при квалификации хищений.

Среди основных ошибок, допущенных судьями при квалификации хищений, можно выделить следующие:

- ошибочное вменение квалифицирующих признаков;

- в действиях лица усматриваются признаки иного состава преступления;

- действия лица ошибочно квалифицированы как оконченный состав преступления;

- несоблюдение требований ст. ст. 9, 10 УК РФ при квалификации деяния.

Ошибочное вменение квалифицирующего признака разбоя “с применением предметов, используемых в качестве оружия“.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 13.09.2007 изменен приговор Крапивинского районного суда от 16.07.2007, которым Визитиу осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ. Действия Визитиу переквалифицированы на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

По мнению судебной коллегии, в суде не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак “применение предметов, используемых в качестве оружия“.

Так, из показаний потерпевшей Тузовской, данных ею в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, видно, что Визитиу избил Тузовскую, требуя денег, затем привязал ее к креслу и снова бил, требуя сказать, где хранятся деньги и ценные вещи. После чего Визитиу собрал вещи в сумку, после чего взял складной нож в серванте и приставил его к горлу Тузовской, угрожая, чтобы она не заявляла в милицию, на что она пообещала никому ничего не рассказывать.

При таких обстоятельствах угроза применения ножа использовалась Визитиу не в целях совершения хищения, а в целях сокрытия совершенного им преступления, в силу чего квалифицирующий признак “применение предметов, используемых в качестве оружия“ подлежит исключению, а действия Визитиу - переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Ряд изменений внесен судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда в приговор Анжеро-Судженского городского суда от 03.09.2007 в отношении Аптреева, Кунах, Иваненко (кассационное определение от 20.11.2007).

Одним из оснований к изменению приговора послужила ошибочная квалификация действий Аптреева по признаку совершения разбоя с применением “предмета, используемого в качестве оружия“, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Так, из показаний потерпевшего Шипунова А. следует, что он видел на ладони Аптреева нож, рукоятка которого находилась в рукаве. При этом Аптреев сказал потерпевшему, чтобы он не прыгал, иначе он его убьет. Потерпевшая Шипунова В. знает о ноже только со слов Шипунова А.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении преступления Аптреев не применял нож, а лишь демонстрировал его, высказывая при этом потерпевшему угрозу применения к нему насилия.

Следует напомнить, что согласно п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое“ (в ред. от 06.02.2007), если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.

Ошибочная квалификация действий виновных лиц по признаку совершения разбоя “группой лиц по предварительному сговору“.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.10.2007 изменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 28.08.2007, которым Речкин, Серов и Сильнягин признаны виновными в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, т.е. по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Как следует из приговора, суд пришел к выводу о том, что в действиях осужденных имеет место предварительный сговор на совершение разбоя, однако данному обстоятельству не приведено доказательств, подтверждающих выводы суда.

Как следует из показаний осужденных на предварительном следствии, которые судом обоснованно приняты в качестве доказательств, кто-то из них предложил догнать парня и отобрать деньги или что-нибудь ценное, на что все согласились.

Данное обстоятельство свидетельствует о наличии у осужденных предварительного сговора на хищение. Доказательств, подтверждающих наличие предварительного сговора на разбойное нападение, по делу нет.

Коллегия указала, что в действиях Серова усматривается эксцесс исполнителя, поскольку он вне договоренности применил к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья. При указанных обстоятельствах действия Серова подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 162 УК РФ. Действия Речкина и Сильнягина подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. п. “а, г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Приговором Промышленновского районного суда от 11.04.2007 Коровин и Попов осуждены по ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Из оглашенных в судебном заседании показаний осужденных на предварительном следствии следует, что Коровин предложил Попову отнять деньги у потерпевшей. С этой целью они пришли к ней в дом. Когда они зашли, Коровин сразу же обхватил потерпевшую руками за шею, повалил на пол и требовал деньги. Попов в это время взял на кухне нож, встал рядом и, направив лезвие в сторону потерпевшей, также требовал у нее деньги.

Потерпевшая подтвердила, что как только она открыла двери, Коровин обхватил ее шею руками, повалил на пол и, требуя деньги, волоком затащил на кухню. Попов в это время схватил со стола нож, приставив клинок ножа к ее шее, угрожая зарезать, требовал деньги. Коровин искал ценности в доме. Она была испугана, поэтому отдала кошелек, в котором находилось 300 рублей. Коровин взял деньги, и они с Поповым ушли. Коровин в отношении нее угроз не высказывал.

Судебная коллегия, изменяя приговор (кассационное определение от 07.06.2007), указала, что из материалов дела усматривается, что осужденные договорились совершить ограбление потерпевшей, но, проникнув незаконно в дом потерпевшей, Попов допустил эксцесс исполнителя, угрожая потерпевшей применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и применяя нож как предмет, используемый в качестве оружия.

В связи с этим из осуждения Попова по ч. 3 ст. 162 УК РФ коллегия исключила квалифицирующий признак “группой лиц по предварительному сговору“.

Кроме того, не установлено данных о том, что Коровин угрожал потерпевшей насилием, опасным для жизни и здоровья. Судом установлено, что Коровин завладел имуществом потерпевшей, действуя по предварительному сговору группой лиц, незаконно проникнув в жилище, и поэтому его действия коллегия переквалифицировала с ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ со снижением наказания.

Ошибочное вменение квалифицирующих признаков хищения “с незаконным проникновением в жилище“, а также “с незаконным проникновением в хранилище“.

Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 25.07.2007 Колотилин осужден по п. п. “в, г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Суд, признавая виновным Колотилина в совершении грабежа, правильно установил, что с целью завладения деньгами Родионова он намахнулся на него кочергой. Испугавшись, потерпевший отдал Колотилину 300 рублей.

Однако вывод суда о том, что грабеж совершен им с проникновением в жилище, не соответствует установленным в суде обстоятельствам и не подтверждается исследованными в суде доказательствами.

Так, подсудимый Колотилин, признавший вину полностью, показал, что в дом к Родионову они шли с целью предложить купить телевизор Мухаметшиной, телевизор был с ними. Однако дом Родионова был закрыт, хотя внутри горел свет, и было видно, что там кто-то есть, поэтому Колотилин вытащил пробой в двери, и они вошли в дом. В доме распивали спиртное, смотрели телевизор, и лишь когда Родионов отказался купить телевизор, Колотилин потребовал у него деньги, угрожая ударить кочергой.

Такие же показания дали свидетели Мухаметшина, Карп, Колотилин, чьи показания с согласия сторон были оглашены в судебном заседании.

Суд, квалифицируя действия Колотилина по п. “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, не привел никаких доводов в пользу того, что Колотилин имел умысел на завладение деньгами Родионова до проникновения в его дом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.09.2007 указанный приговор изменен, исключено указание суда на осуждение Колотилина по п. “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. по признаку совершения грабежа с проникновением в жилище.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.06.2007 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2007 в отношении Поликарпова, осужденного по ч. 3 ст. 30 - п. п. “а, б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Суд не обосновал квалификацию действий Поликарпова по признаку “с незаконным проникновением в хранилище“.

Так, приговором суда установлено, что Поликарпов по предварительному сговору группой лиц с Широковым и Черепановым, осужденными приговором Заводского районного суда г. Новокузнецка от 24.09.2003, пытались совершить хищение чужого имущества путем незаконного проникновения на охраняемую территорию АО ЗСМК.

Признавая Поликарпова виновным в совершении покушения на кражу с незаконным проникновением в хранилище, суд не учел, во-первых, что согласно приговору от 24.09.2003 в отношении Широкова и Черепанова, в соучастии с которыми Поликарпов совершил кражу, при квалификации действий осужденных суд исключил из обвинения квалифицирующий признак “с незаконным проникновением в хранилище“.

Во-вторых, коллегия указала, что при квалификации действий осужденного суду следует иметь в виду п. 3 примечания к ст. 158 УК РФ, согласно которому под хранилищем понимается не просто охраняемая территория, а данная территория должна быть специально предназначена для хранения материальных ценностей.

В действиях лица имеются признаки иного состава преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.10.2007 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.08.2007 в отношении Токмакова в части его осуждения по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство.

Органами предварительного следствия действия Токмакова по факту хищения 27.01.2007 сотового телефона у Василица квалифицированы по ч. 2 ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием потерпевшего.

Квалифицируя действия Токмакова по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд свой вывод мотивировал тем, что “Токмаков, воспользовавшись отсутствием потерпевшего Василица, тайно похитил телефон, ушел с телефоном. То есть подсудимый при завладении не обманывал потерпевшего, а тайно похитил телефон“.

Однако суд не опроверг обстоятельства, установленные в ходе предварительного следствия и судебного заседания, и сам указал в приговоре о том, что “Токмаков пришел домой к Василица с целью хищения чужого имущества“, “находясь в коридоре и реализуя умысел на хищение чужого имущества, попросил у Василица сотовый телефон позвонить“, “после того как Василица добровольно передал Токмакову сотовый телефон, а сам на некоторое время зашел в комнату переодеться, Токмаков с телефоном из коридора ушел, в дальнейшем распорядился этим телефоном по своему усмотрению“.

Приведенные судом обстоятельства не опровергают предложенную органами предварительного следствия квалификацию действий Токмакова, как преступление, совершенное путем мошенничества.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.02.2007 изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 15.11.2006 в отношении Шендрик и Ломакина, их действия переквалифицированы с п. “а“ ч. 2 ст. 161 УК РФ на п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства по данному делу, действия Шендрик и Ломакина неверно квалифицировал как открытое хищение чужого имущества.

Так, в качестве доказательств вины Шендрик и Ломакина суд обоснованно учел показания потерпевшего Булгакова, пояснившего в судебном заседании, что 09 марта 2006 года он вместе с осужденными и другими лицами в их доме распивали спиртное, происходящее в дальнейшем не помнит в силу опьянения, а на следующий день обнаружил, что у него на шее отсутствуют золотая цепочка и крестик.

Свидетель Кутинева в судебном заседании показала, что в доме Шендрик она видела, как та в ее присутствии и в присутствии своей матери отвлекала внимание потерпевшего, а сожитель Кутиневой - Ломакин по знаку последней зашел за спину потерпевшего, после чего они вдвоем похитили у потерпевшего цепочку.

Из показаний осужденных Шендрик и Ломакина, и как установил суд, с явной очевидностью усматривается, что умысел у осужденных был направлен на тайное хищение имущества Булгакова, поскольку хотя хищение и происходило в присутствии близких им людей - матери и, соответственно, сожительницы, тем не менее, осужденные рассчитывали на то, что в ходе изъятия имущества у потерпевшего они не встретят противодействия со стороны близких им людей, а также считали, что потерпевший в силу алкогольного опьянения не осознает факт похищения у него имущества.

Действия лица ошибочно квалифицированы как оконченный состав преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.12.2007 изменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 16.10.2007 в отношении Самодумовой. Действия Самодумовой переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Суд установил, что умысел Самодумовой был направлен на открытое хищение золотых украшений (двух золотых цепочек стоимостью 7000 и 2000 рублей), которые последняя увидела на шее потерпевшей. Однако в ходе совершения преступления Самодумова, схватив обе цепочки руками, завладеть ими полностью не смогла, поскольку потерпевшая удерживала цепочки руками и они порвались, и, таким образом, Самодумова завладела только частями от каждой из двух цепочек.

По мнению судебной коллегии, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что Самодумова не довела свой преступный умысел до конца по не зависящим от нее обстоятельствам, т.к. потерпевшая удержала цепочки руками. В связи с чем ее действия подлежат переквалификации с оконченного грабежа на покушение на совершение грабежа, т.е. открытого хищения чужого имущества.

Довольно распространенной ошибкой является квалификация действий лица с нарушением требований ст. ст. 9, 10 УК РФ.

Особенно много ошибок допускается судьями в связи с вступлением в законную силу Федерального закона РФ от 30.12.2006 N 283-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации“, которым внесены изменения в ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Данный закон вступил в законную силу по истечении 10 дней со дня первого официального опубликования.

Впервые указанный закон официально опубликован в “Собрании законодательства“ 01.01.2007. Следовательно, данный закон следует считать вступившим в силу с 11.01.2007.

Судам следует учитывать, что, в соответствии со ст. 10 УК РФ, обратную силу имеет лишь тот закон, который устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление. Согласно же ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.06.2007 изменен приговор Промышленновского районного суда от 07.05.2007 в отношении Наумова и Стешенко.

Приговором суда действия осужденных по факту совершения кражи по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище квалифицированы по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ от 30.12.2006).

Однако из материалов дела видно, что Наумов и Стешенко совершили кражу с проникновением в жилище 02.01.2007, т.е. до введения в действие Федерального закона РФ от 30.12.2006, которым внесены изменения в ст. 158 УК РФ, и данный закон не улучшает их положения.

Действия осужденных должны квалифицироваться по закону, действовавшему во время совершения преступления, т.е. по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 08.12.2003).

Аналогично кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.04.2007 изменен приговор Ижморского районного суда от 26.02.2007 в отношении Муслимова, Мусиной, Варнавской Т., Варнавской К.

Действия Муслимова, Мусиной, Варнавской Т., Варнавской К. органами предварительного следствия были квалифицированы по ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции уголовного закона от 08.12.2003.

Судом действия подсудимых в соответствии с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом N 283-ФЗ от 30.12.2006, были квалифицированы по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ. Однако данная квалификация действий подсудимых незаконна, поскольку она не улучшает положение подсудимых и противоречит требованиям ст. 10 УК РФ.

2. Нарушения судами первой инстанции требований

материального права, касающихся назначения наказания

Как и в предшествующие периоды, в 2007 году самую большую группу ошибок, выявленных судом кассационной инстанции, составляют ошибки, допущенные судьями районных (городских) судов области при разрешении вопросов, связанных с назначением наказания, в числе которых:

- неправильное применение положений уголовного закона при назначении наказания по совокупности преступлений либо совокупности приговоров;

- ошибки, допускаемые при назначении условного осуждения, а также с применением положений ст. 64 УК РФ;

- нарушения судами положений об общих началах назначения наказания;

- ошибки, допускаемые при определении вида режима исправительного учреждения, а также рецидива преступлений.

Кассационная практика показывает, что при назначении наказания по совокупности преступлений судьи, зачастую, ошибочно ссылаются на часть ст. 69 УК РФ, не подлежащую в данном случае применению.

Следует помнить, что если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой и средней тяжести, применению подлежат правила ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Согласно приговору Кировского районного суда г. Кемерово от 04.09.2007 Котляков совершил преступления, предусмотренные п. п. “в, г“ ч. 2 ст. 158, п. “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, которые в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ являются преступлениями средней тяжести.

Поэтому при назначении наказания Котлякову суду следовало руководствоваться правилами ч. 2 ст. 69 УК РФ, а не ч. 3 ст. 69 УК РФ, как указано в резолютивной части приговора (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.10.2007).

Аналогичная ошибка допущена в приговоре Крапивинского районного суда от 04.10.2007 в отношении Мурзина (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.11.2007).

Мурзин признан виновным в совершении ряда преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. преступлений средней тяжести. Следовательно, наказание по совокупности преступлений должно быть назначено Мурзину с учетом правил ч. 2 ст. 69, а не ч. 3 ст. 69, как указал суд.

Разрешая вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений суд, со ссылкой на конкретную часть ст. 69 УК РФ, указывает о том, каким конкретно правилом он в данном случае руководствуется (применяет ли он принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, либо принцип частичного сложения назначенных наказаний, либо принцип полного сложения назначенных наказаний).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.12.2007 изменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 29.10.2007 в отношении Весны.

Коллегия указала, что суд, назначая наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ и указав в приговоре, что применяет принцип частичного сложения наказаний, фактически полностью сложил наказания, поскольку по ч. 1 ст. 158 УК РФ назначил 1 год лишения свободы, по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ - 2 года лишения свободы, а окончательно определил 3 года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения приговора будет установлено, что осужденный виновен в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, наказание назначается по правилам, предусмотренным ст. 69 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.10.2007 изменен приговор Кемеровского районного суда от 20.08.2007 в отношении Волокитиной.

Волокитина, ранее судима приговорами:

- от 19.09.2006 по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года;

- от 04.10.2006 по п. “г“ ч. 2 ст. 112, ст. 119, ч. 1 ст. 116 УК РФ по совокупности преступлений к 2 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Указанным приговором Волокитина осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в сумме 3200 рублей. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ постановлено приговоры от 19.09.2006 и от 04.10.2006 исполнять самостоятельно.

Как видно из материалов дела, преступление, за которое Волокитина осуждена данным приговором, совершено ею 11.07.2006, т.е. до осуждения по приговорам Кемеровского районного суда от 19.09.2006 и от 04.10.2006 Следовательно, окончательное наказание ей должно быть назначено в соответствии с правилами ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Суд же, назначив реальное наказание Волокитиной по последнему приговору в виде штрафа, не указал, каким принципом назначения наказания по совокупности преступлений он руководствовался при определении окончательного наказания, указав лишь о самостоятельном исполнении приговоров. Из данного указания суда следует, что применен принцип полного сложения наказания в виде реального лишения свободы и наказания в виде штрафа.

Судебная коллегия определила приговор изменить, применить при назначении окончательного наказания Волокитиной, в соответствии с ч. 2, ч. 5 ст. 69 УК РФ, принцип поглощения менее строгого наказания в виде штрафа в сумме 3200 рублей более строгим наказанием в виде лишения свободы сроком 2 года 3 месяца, назначенного приговором Кемеровского районного суда от 04.10.2006, и окончательно к отбытию по совокупности преступлений определить Волокитиной наказание в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

По приговору Заводского районного суда г. Кемерово от 07.09.2007 Попову назначено наказание по п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы, а в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного приговором от 30.05.2007, окончательно к отбытию назначено 11 месяцев лишения свободы. Таким образом, итоговое наказание меньше, чем назначено по приговору от 07.09.2007. Кассационным определением от 20.11.2007 приговор суда отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Судам следует помнить, что если по первому приговору лицо осуждено к условному наказанию, а по второму приговору - за преступление, совершенное до вынесения первого приговора, к реальной мере наказания, то в этом случае правила ч. 5 ст. 69 УК РФ применены быть не могут. Наказания по каждому из приговоров должны исполняться самостоятельно, поскольку судом не должно допускаться ухудшение положения виновного в связи с тем, что за ранее совершенное преступление он осуждается позднее.

В свою очередь, правила ст. 70 УК РФ применяются только при отмене судом условного осуждения либо условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Приговором Яйского районного суда от 11.01.2007 Вельмяткин был осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 19.10.2006, по которому наказание также назначалось условно. Окончательное наказание также назначено с применением ст. 73 УК РФ.

06.03.2007 судебная коллегия исключила из приговора указание суда о назначении наказания Вельмяткину по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ и определила указанные приговоры исполнять самостоятельно.

Коллегия указала, что по настоящему уголовному делу Вельмяткин осужден за преступление, совершенное до провозглашения приговора от 19.10.2006, по которому было применено условное осуждение, в силу чего правила, предусмотренные ч. 5 ст. 69 УК РФ, применены быть не могут. Испытательный срок, установленный при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.06.2007 внесены изменения в приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 27.04.2007 в отношении несовершеннолетнего Мишкинова.

Ранее Мишкинов судим приговором от 04.07.2006 к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года.

Согласно приговору от 27.04.2007, Мишкинов осужден по каждому из эпизодов от 06.12.2006, от 13.01.2007 и от 17.01.2007 - по п. “г“ ч. 2 ст. 162 УК РФ с учетом ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 2 года лишения свободы.

В соответствии с ч. 6.2 ст. 88 УК РФ постановлено сохранить условное осуждение.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание, назначенное приговором от 04.07.2006, и окончательно определено 3 года лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание суд постановил считать условным с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что, по смыслу ч. ч. 4, 5 ст. 74 УК РФ, правила ст. 70 УК РФ применяются только при отмене судом условного осуждения. Суд не учел, что при назначении наказания по совокупности приговоров законом не предусмотрено присоединение наказания, назначенного условно. Поэтому указание суда о применении ст. 70 УК РФ подлежит исключению, а приговор об условном осуждении Мишкинова подлежит исполнению самостоятельно.

В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ, в случае совершения условно-осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, суд отменяет условное осуждение и назначает наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Яйский районный суд в описательно-мотивировочной части приговора от 01.08.2007 в отношении Колесникова и Мячикова, в нарушение требований ч. 5 ст. 74 УК РФ, указал, что подлежит отмене у Мячикова неотбытое наказание по приговору от 21.02.2007, а у Колесникова неотбытое наказание по приговору от 25.07.2006.

В резолютивной части приговора суд указал не об отмене условного осуждения по указанным приговорам, а отменил сами приговоры (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.09.2007).

Подобного рода ошибка была допущена в приговоре мирового судьи судебного участка N 1 г. Березовского. Однако в данном случае речь идет не об отмене условного осуждения, а о неверном применении мировым судьей правила п. “в“ ч. 7 ст. 79 УК РФ, что оставлено без внимания судом апелляционной инстанции.

Так, Березовский городской суд 10.05.2007 оставил без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 1 г. Березовского в отношении Тереховой.

Из приговора мирового судьи видно, что судья при назначении наказания отменил постановление Мариинского городского суда от 09.08.2005 об условно-досрочном освобождении Тереховой по приговору суда от 05.02.2003.

В соответствии же с требованиями ч. 7 ст. 79 УК РФ суд обязан был отменить условно-досрочное освобождение от наказания (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.07.2007).

В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Часть 4 ст. 70 УК РФ предусматривает, что окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Данное положение закона не всегда соблюдается судьями. Особенно много ошибок допускается в случаях, когда по предыдущему приговору наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ, либо лицо условно-досрочно освобождено от отбывания наказания по предыдущему приговору.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 28.08.2007 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 27.06.2007 в отношении Шурлачакова.

Указанным приговором Шурлачаков осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 21.09.2004, неотбытая часть наказания по которому в соответствии со ст. 70 УК РФ присоединена к вновь назначенному наказанию, и окончательно определено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Однако предыдущим приговором от 21.09.2004 Шурлачаков был осужден с применением ст. 73 УК РФ, следовательно, неотбытым считается весь срок наказания, назначенный по предыдущему приговору, а именно: 3 года 6 месяцев лишения свободы. Соответственно окончательное наказание по совокупности приговоров суд должен был назначить более указанного срока.

Приговором Осинниковского городского суда от 24.07.2007 Алексеев осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 27.06.2002, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров неотбытое наказание по приговору от 27.06.2002 в виде 6 месяцев частично присоединено к наказанию, назначенному данным приговором, и окончательно назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2007 приговор отменен. Суд первой инстанции не учел, что Алексеев по предыдущему приговору освобожден условно-досрочно на 2 года 3 месяца 24 дня. Таким образом, неотбытая часть наказания по предыдущему приговору больше, чем наказание, назначенное судом приговором от 24.07.2007, что противоречит положениям ст. 70 УК РФ.

При частично“ или полном сложении (присоединении) различных видов наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров судам следует внимательнее относиться к порядку исчисления сроков наказания по правилам ст. 71 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.09.2007 изменен приговор Яйского районного суда от 17.07.2007 в отношении Федорова.

При назначении наказания Федорову суд в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров применил правила частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору, однако не выполнил требования ст. 71 УК РФ.

Так, указанным приговором Федорову назначено наказание по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 4 ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 25.01.2005, замененное постановлением от 06.02.2007 на исправительные работы, и окончательно по совокупности приговоров назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы.

Как видно из материалов дела, по постановлению от 06.02.2007 не отбытый Федоровым срок лишения свободы был заменен исправительными работами на срок в 1 год 4 месяца. В соответствии со ст. 71 УК РФ, одному дню лишения свободы соответствует 3 дня исправительных работ. Следовательно, не отбытый Федоровым срок наказания по приговору от 25.01.2005 в виде 1 года 4 месяцев исправительных работ будет соответствовать 5 месяцам 3 дням лишения свободы.

Однако суд присоединил 6 месяцев лишения свободы, чем нарушил требования ст. ст. 70, 71 УК РФ.

В 2007 году имели место случаи нарушения судьями районных (городских) судов области положений ст. 73 УК РФ. Приведем некоторые примеры.

Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 20.09.2007 Тютерев и Вязов осуждены (каждый) по п. “а“ ч. 2 ст. 175 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 2500 рублей, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Суд, назначая наказание подсудимым в виде лишения свободы и штрафа с применением ст. 73 УК РФ, нарушил ее требования, т.к. по смыслу ст. 73 УК РФ наказание в виде штрафа не может быть назначено условно (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.11.2007).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.02.2007 изменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 08.12.2006 в отношении Логинова.

В соответствии с ч. 4 ст. 73 УК РФ при условном осуждении условным может быть признано лишь основное наказание, а дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем следует указывать в резолютивной части приговора.

Суд, в нарушение названного требования закона применил положения ст. 73 УК РФ как к основному наказанию - лишению свободы, так и к дополнительному - штрафу.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке коллегия исключила указание на назначение Логинову дополнительного наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.06.2007 отменен приговор Тяжинского районного суда от 24.04.2007 в отношении Булахова.

Суд, назначив Булахову условное осуждение, в нарушение требований п. 7 ч. 1 ст. 308 УПК РФ и ч. 3 ст. 73 УК РФ не только не указал в резолютивной части приговора длительность испытательного срока, но и не указал на то, что устанавливает Булахову испытательный срок, хотя в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ возложил на Булахова исполнение обязанностей (в том числе обязанность не совершать административных правонарушений).

Отменяя приговор, судебная коллегия также обратила внимание суда на то, что в случае совершения условно осужденным административных правонарушений суд, согласно ч. 2 ст. 74 УК РФ, может лишь продлить испытательный срок, тогда как при систематическом или злостном неисполнении условно осужденным возложенных на него обязанностей суд в соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ может отменить условное осуждение. Поэтому возложение на условно осужденного обязанности не совершать административных правонарушений вступает в противоречие с положениями ч. 2 ст. 74 УК РФ.

При назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ судьи не всегда учитывают, что назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, предполагает, как минимум, наличие в санкции статьи низшего предела. Если санкция статьи не предусматривает низший предел наказания, суд при применении ст. 64 УК РФ может принять решение о назначении более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Если в санкции статьи не определен ее нижний предел, то при решении вопроса о размере наказания в виде лишения свободы следует учитывать общие положения УК РФ, а именно: ч. 2 ст. 56 УК РФ, предусматривающей, что минимальный срок лишения свободы составляет 2 месяца. Однако это не означает, что суд вправе назначить наказание в виде лишения свободы менее 2 месяцев, применив правила ст. 64 УК РФ, поскольку формально нижний предел в статье не установлен.

Наказание в виде лишения свободы на срок менее двух месяцев может быть назначено только в случаях, когда лишение свободы назначено взамен других видов наказания (исходя из оставшегося срока отбытия наказания, срок лишения свободы может быть и менее двух месяцев).

Кассационным определением судебной коллегии от 06.03.2007 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 18.01.2006 в отношении Тептегешева.

Осуждая Тептегешева по ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, суд назначил ему наказание в виде 3 месяцев лишения свободы, т.е. фактически данную норму не применил, поскольку не учел, что санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ не предусматривает нижнего предела.

Кроме того, назначая наказание по совокупности преступлений, суд ошибочно руководствовался ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Нарушения положений ст. 60 УК РФ об общих началах назначения наказания в 2007 году, в большинстве своем, были связаны с тем, что:

- судьи ошибочно учитывали тяжесть наступивших последствий в случаях, когда указанное обстоятельство входило в диспозицию статьи, по которой осуждался виновный, что противоречит требованиям ч. 2 ст. 63 УК РФ;

- судьи ошибочно учитывали в качестве отягчающих наказание такие обстоятельства, которые не были вменены осужденным, например, тяжесть наступивших последствий, особо активную роль в совершении преступления, в то время как данные обстоятельства предусмотрены п. “б“ и, соответственно, п. “г“ ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Следует также помнить, что, несмотря на то, что перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим, тем не менее, если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания (ч. 3 ст. 61 УК РФ).

Приговором Топкинского городского суда от 19.04.2007 Балевич осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием и иными противоправными действиями потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным поведением потерпевшего.

Одним из оснований изменения приговора судом кассационной инстанции явилось то, что суд при назначении наказания необоснованно повторно учел неправомерное поведение потерпевшего. Судебная коллегия (кассационное определение от 19.06.2007) исключила данную ссылку суда как на обстоятельство, смягчающее наказание, поскольку неправомерность поведения потерпевшего предусмотрена диспозицией ч. 1 ст. 107 УК РФ, и в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 61 УК РФ не может повторно учитываться при назначении наказания.

Основанием изменения приговоров районных (городских) судов в сторону смягчения в 2007 году также являлось то, что суды не приводили мотивы, по которым не учитывались те или иные смягчающие обстоятельства, оставляли без внимания содержащиеся в материалах уголовных дел явки с повинной.

При назначении наказания Шильчикову (приговор Анжеро-Судженского городского суда от 19.09.2007) суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о личности осужденного, а также такие смягчающие наказание обстоятельства, как признание вины и раскаяние в содеянном.

Однако суд в качестве смягчающего обстоятельства не учел имеющиеся в материалах дела две явки с повинной Шильчикова, что повлекло изменение приговора в кассационном порядке в сторону его смягчения (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 13.12.2007).

Как следует из материалов дела в отношении Мухаметсалимова, осужденного приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 10.07.2007, суд в ходе судебного разбирательства исследовал заявление о явке с повинной осужденного и сослался на него в приговоре как на доказательство, уличающее Мухаметсалимова в совершении преступления. Однако при назначении наказания явку с повинной суд не учел, что повлекло изменение приговора в кассационном порядке со снижением наказания (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.08.2007).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.12.2007 изменен приговор Таштагольского городского суда от 11.10.2007 в отношении Топакова.

Как видно из приговора, при решении вопроса о назначении наказания суд указал, что оснований для признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание - наличие малолетнего ребенка, не имеется, т.к. на момент постановления приговора у Топакова малолетних детей на иждивении нет. Иных обстоятельств, смягчающих наказание, судом не установлено.

Однако из обвинительного акта видно, что органом дознания было установлено наличие обстоятельства, смягчающего наказание Топакову - наличие у него малолетнего ребенка. Из копии свидетельства о рождении видно, что осужденный Топаков является отцом Топаковой Юлии, 26.10.1992 года рождения.

Достижение ребенком 14-летнего возраста на момент постановления приговора не может служить основанием для непризнания данного обстоятельства смягчающим наказание; сведения о том, что ребенок не находится на иждивении осужденного, материалы уголовного дела не содержат и судом таковые не установлены.

Кроме того, при назначении наказания суд не учел признание вины Топаковым, раскаяние в содеянном и не привел в приговоре мотивы, на основании которых вышеуказанные обстоятельства не учтены при назначении наказания.

Коллегия указала, что при таких обстоятельствах назначенное судом наказание нельзя признать справедливым.

Как и в предыдущие периоды, в 2007 году множество ошибок допускалось судьями при определении рецидива преступлений, а также вида режима исправительного учреждения.

В ряде случаев при определении рецидива преступлений судьи учитывали судимости за преступления, суждение за которые признавалось условным.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 08.11.2007 изменен приговор Яйского районного суда от 17.09.2007 в отношении Шалюта.

Суд в нарушение требований п. “в“ ч. 4 ст. 18 УК РФ учел судимость по приговору от 24.03.2006, которым Шалюта определена условная мера наказания, необоснованно установил в его действиях рецидив преступлений, учел его в качестве отягчающего наказание обстоятельства и назначил наказание с применением правил ч. 2 ст. 68 УК РФ.

В следующем примере суд не учел положения ч. 1 ст. 18 УК РФ, согласно которой рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

Признав виновным Маслова по ч. 1 ст. 109 УК РФ, т.е. в причинении смерти по неосторожности, Кировский районный суд г. Кемерово в приговоре от 13.09.2007 указал о назначении Маслову наказания с применением ст. 64 УК РФ без учета правил ч. 2 ст. 68 УК РФ, т.е. без учета рецидива преступлений - в виде 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ранее Маслов отбывал наказание за совершение умышленных преступлений. Однако по данному приговору Маслов осужден за неосторожное преступление, не образующее рецидива преступлений.

13.11.2007 судебная коллегия исключила из приговора указание суда о наличии в действиях Маслова рецидива преступлений. Поскольку в санкции ч. 1 ст. 109 УК РФ отсутствует нижний предел, коллегия, в соответствии с ч. 1 ст. 64 УК РФ, назначила другой, более мягкий вид наказания, чем предусмотрен данной статьей - штраф в размере 10000 рублей.

В следующем примере суд необоснованно учел не только предыдущее условное осуждение лица, но и судимость за преступление небольшой тяжести.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.10.2007 внесены изменения в приговор Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 22.08.2007 в отношении Гаврилиной.

Коллегия указала, что суд в нарушение положений п. п. “а, в“ ч. 4 ст. 18 УК РФ учел судимости, которые не могут учитываться при признании рецидива преступлений, и установил наличие в действиях Гаврилиной опасного рецидива преступлений.

Так, приговорами от 23.01.1998 и 22.03.2007 Гаврилина осуждена условно, условное осуждение по указанным приговорам в порядке ч. 3 ст. 74 УК РФ не отменялось, Гаврилина не направлялась в места лишения свободы для отбывания наказаний, назначенных указанными приговорами.

Судимость Гаврилиной по приговору Междуреченского городского суда от 19.05.1999 также не должна учитываться. Так, указанным приговором Гаврилина осуждена по п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение кражи неоднократно, и в соответствии с ФЗ РФ от 08.12.2003, ст. 10 УК РФ в действиях Гаврилиной усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, относящегося к категории небольшой тяжести.

Здесь также следует отметить, что в силу п. “в“ ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой тяжести по истечении трех лет после отбытия наказания. Таким образом, судимость Гаврилиной по приговору от 19.05.1999 погашена.

При назначении наказания с применением правил ст. 70 УК РФ судьи, зачастую, забывают о том, что при определении вида исправительной колонии следует учитывать категорию преступления и по входящему в совокупность предыдущему приговору.

Из приговора Кировского районного суда г. Кемерово от 13.09.2007 следует, что данным приговором Руднев осужден за совершение двух преступлений небольшой тяжести и одного - средней тяжести (по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 161 УК РФ).

Окончательное наказание Рудневу назначено по правилам ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 28.06.2007, условное осуждение по которому отменено.

Однако суд не учел, что по приговору от 28.06.2007 Руднев судим за совершение преступления, предусмотренного п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. в совокупность приговоров вошло тяжкое преступление. Согласно п. “б“ ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание лишения свободы мужчинам, осужденным за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в исправительных колониях общего режима. Судом же ошибочно назначено отбывать Рудневу наказание в колонии-поселении (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.11.2007).

В соответствии с п. “а“ ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях.

С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 10.04.2007 изменен приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 06.02.2007 в отношении Нужина, вид исправительного учреждения изменен с исправительной колонии общего режима на колонию-поселение.

Нужин ранее не судим, указанным приговором осужден за умышленные преступления, относящиеся к категории средней тяжести.

По данному приговору суд при назначении вида исправительного учреждения не привел мотивы, по которым он пришел к выводу о том, что наказание Нужин должен отбывать в колонии общего режима. В силу чего отбывание лишения свободы следовало назначить по общему правилу - в колонии-поселении.

При определении вида исправительной колонии в отношении лица, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, но на момент постановления приговора достигшего совершеннолетия, судам следует учитывать, что согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 14 “О практике назначения судами видов исправительных учреждений“, если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, ему следует назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, имея в виду, что все несовершеннолетние, достигшие 18-летнего возраста, направляются для отбывания оставшегося наказания в исправительную колонию общего режима.

Приговором Яшкинского районного суда от 05.06.2007 Ложкин осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.08.2007 указанный приговор изменен. Коллегия указала, что судом неверно назначено отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, поскольку Ложкин преступление совершил в несовершеннолетнем возрасте и, с учетом положений ст. 140 УИК РФ, отбывать наказание должен в исправительной колонии общего режима.

Раздел III. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

В 2007 году наиболее распространенными основаниями отмены приговоров являлись нарушения судами первой инстанции требований ст. 307 УПК РФ.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Указанные требования закона нарушены Березовским городским судом при постановлении приговора от 22.08.2007 в отношении Габайдуллиной.

Так, согласно приговору Габайдуллина приобрела ядовитое вещество в неустановленном месте, в неустановленное время и неустановленным способом.

Судебная коллегия приговор суда изменила, исключив из осуждения по ч. 1 ст. 234 УК РФ незаконное приобретение в целях сбыта ядовитых веществ, поскольку не установление указанных обстоятельств подвергает сомнению вывод суда о виновности Габайдуллиной в совершении указанных действий (кассационное определение от 11.10.2007).

За нарушением требований ст. 307 УПК РФ кассационным определением от 21.08.2007 отменен приговор Таштагольского городского суда в отношении Шляпина, осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Суд в приговоре не описал преступное деяние, признанное судом доказанным.

В частности, в приговоре не нашли отражения данные о телесных повреждениях, причиненных Шляпиным потерпевшей, не указана причина ее смерти, не указаны и сами последствия данных телесных повреждений - смерть потерпевшей.

Нарушения требований ст. 307 УПК РФ, в большинстве случаев, заключаются в том, что в приговорах отсутствуют выводы о доказанности вины и правильности квалификации действий подсудимых, не указываются доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Данные нарушения влекут за собой несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, что в соответствии со ст. 379 УПК РФ является основанием отмены или изменения приговора.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2007 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 25.07.2007 в отношении Мищенко и Музафарова.

Коллегия указала, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на правильность применения уголовного закона.

К примеру, суд в приговоре пришел к выводу о том, что в действиях Музафарова имеется состав преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 - ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ (пособничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств), совершенного 15.05.2006 путем продажи Иванову наркотического средства - героина, массой 0,10 г.

При этом суд не признал в действиях осужденных Музафарова и Мищенко наличия признака группы лиц по предварительному сговору в сбыте наркотических средств по этому эпизоду, а Мищенко по ч. 3 ст. 30 - п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ по данному эпизоду оправдана за непричастностью к этому преступлению.

В описательно-мотивировочной части приговора суд допустил противоречие: оправдывая осужденную Мищенко в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, суд признал Музафарова виновным в пособничестве на покушение незаконного сбыта наркотических средств. Однако по уголовному делу нет других лиц, которым мог Музафаров оказывать пособничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств. По приговору суда также нет сведений, кому он оказывал пособничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств.

Кроме того, признавая в описательной части приговора, что Музафаров пытался оказать содействие в сбыте наркотических средств, суд в мотивировочной части приговора, определяя квалификацию действий Музафарова, отмечает, что при совершении преступления 15 мая 2006 года он действовал в интересах приобретателя, малознакомого ему свидетеля Иванова. Таким образом, из приговора суда непонятно, чему оказывал пособничество Музафаров - покушению на сбыт или приобретению наркотических средств.

В мотивировочной части приговора имеются противоречия также и в том, что, квалифицируя действия Музафарова по ч. 5 ст. 33 - ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, суд отмечает, что суд пришел к убеждению о необходимости квалификации действий Музафарова по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 УК РФ (т. 3, л.д. 149), а также, что доказательства свидетельствуют о том, что 15 мая 2006 года Музафаров совершил покушение на незаконный сбыт Иванову наркотического средства - героина, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства (т. 3, л.д. 153, 155).

При назначении наказания Мищенко суд учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств признание ею своей вины и раскаяние в содеянном.

Однако в описательной части приговора суд отметил, что Мищенко в судебном заседании, как и в ходе предварительного следствия, воспользовавшись положениями ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказалась, свою вину подсудимая Мищенко не признала.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.12.2007 отменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 10.10.2007 в отношении Маслова, осужденного по ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Судом в приговоре допущены противоречия, которые повлекли постановление незаконного и необоснованного приговора.

Как видно из приговора, суд признал Маслова виновным в том, что он умышленно причинил тяжкий вред здоровью своей жене Масловой, нанеся не менее 7 ударов руками и ногами по телу и ногам потерпевшей, а также не менее 4 ударов по голове, в то время, когда она пресекала его преступные действия в отношении Байдиной.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Масловой повлекло по неосторожности смерть потерпевшей.

Однако, давая правовую оценку действиям Маслова и делая свои выводы, суд в приговоре указал, что установлены умышленные действия подсудимого, который желал наступления указанных в обвинении последствий. Смерть потерпевшей Масловой наступила в результате активных целенаправленных умышленных действий подсудимого, а не по неосторожности, т.е. суд пришел к выводу о том, что Маслов совершил умышленное причинение смерти человеку.

Однако данные выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам, установленным судом, поскольку суд, описывая преступление Маслова, указал на неосторожную форму вины по отношению к наступившим последствиям - смерти потерпевшей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.03.2007 отменен приговор Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 25.12.2006 в отношении Славкиной, Агзямова и Головкина, осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Суд, установив, что повреждения, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, были причинены умышленно и явились причиной смерти потерпевшего, при описании преступного деяния, признанного доказанным, сделал вывод, противоречащий предложенной квалификации, указав, что Славкин, Агзямов и Головкин причинили смерть потерпевшему по неосторожности. Суд не учел, что причинение смерти по неосторожности - это действия, составляющие объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ. Смерть же потерпевшего по неосторожности в контексте ст. 111 УК РФ - это последствия умышленных действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью.

Кроме того, суд не конкретизировал, куда наносили удары потерпевшему, хотя это имело существенное значение, поскольку обвинялись они в совместном причинении черепно-мозговой травмы.

Приводя в качестве доказательства заключение судебно-медицинской экспертизы о механизме образования черепно-мозговой травмы, суд не учел, что эксперт предполагает две версии случившегося, и именно суду следовало выбрать один из вариантов, анализируя другие доказательства по делу, сопоставив их с другими доказательствами и давая им оценку в их совокупности. Перечислив имеющиеся доказательства, суд лишь констатировал, что находит вину подсудимых доказанной, но не обосновал доказательствами и не мотивировал свой вывод о квалификации действий каждого из осужденных.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 29.05.2007 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 24.01.2007 в отношении Орлова, осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Признав Орлова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд, мотивируя вывод о виновности Орлова, указал в приговоре, что действия Орлова в части причинения потерпевшему тяжких телесных повреждений, опасных для жизни, носили умышленный характер.

Однако, описывая преступное деяние Орлова, признанное судом доказанным, суд указал в приговоре, что Орлов умышленно нанес своему отцу Орлову Л. несколько ударов шумовкой по голове, в результате по неосторожности причинил Орлову Л. открытую черепно-мозговую травму, которая по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью, и от которой скончался потерпевший. Тем самым суд допустил в приговоре существенное противоречие.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 05.06.2007 отменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 20.03.2007 в отношении Юшина, осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, суд указал в приговоре на то, что осужденный Юшин в ходе ссоры с потерпевшей Юшиной, на почве личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения смерти потерпевшей, нанес Юшиной один удар ножом в область груди и убил ее.

Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора суд ошибочно указал на то обстоятельство, что осужденный Юшин, нанося удар ножом в грудь потерпевшей, сознавал, что результатом его действий явится причинение вреда здоровью. Для установления же виновности в совершении убийства суду необходимо установить, что виновный осознавал, что его действие может привести к смерти потерпевшего, и желал ее наступления либо безразлично относился к наступлению такого последствия.

Полагаем необходимым также обратить внимание судей области на необходимость более внимательного контроля не только за соблюдением процессуальных требований, предъявляемых законом к содержанию приговора, но и за его стилистически и грамматически правильным составлением.

В кассационном определении от 11.10.2007 судебная коллегия обратила внимание на несоответствие приговора Рудничного районного суда г. Кемерово от 28.08.2007 в отношении Смирнова, требованиям, предъявляемым к приговору как к процессуальному документу.

Так, в указанном приговоре много опечаток и неоправданных сокращений. К примеру, на листах приговора 6, 7 имеются сокращения - “н/летней“, в том числе, с опечатками - “г/летней“. На листах 4, 5 приговора вместо слова “рот“ указано “ром“, вместо слов “брала объяснения“ указано “орала объяснения“.

Небезупречен, как указала коллегия, приговор и стилистически. В частности, приговор содержит следующие обороты: “Сергей интересовался Аней на половые темы“, “в связи своего малолетнего возраста она не могла оказать сопротивления подсудимому“, “к смягчающим обстоятельствам суд относит Смирнову, представитель потерпевшего не настаивает на строгом наказании ...“.

Обобщение кассационной практики показало, что в 2007 году судами области допускались нарушения требований, предъявляемых процессуальным законом к доказательствам и процессу доказывания.

В соответствии с ч. 1 ст. 80 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Однако не всегда доказательства, собранные по делу, получали надлежащую юридическую оценку.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.08.2007 изменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 21.06.2007 в отношении Будасовой.

Коллегия указала, что приговор в части осуждения Будасовой по ч. 3 ст. 30 - п. “б“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (эпизод 3 от 22.03.2007) и по ч. 1 ст. 234 УК РФ (эпизод 4 от 22.03.2007) подлежит отмене с прекращением производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в ее деянии состава преступления.

В соответствии со ст. 2 ФЗ “Об оперативно-разыскной деятельности“ задачами ОРД являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Согласно ст. 7 указанного закона одним из оснований для проведения оперативно-разыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

17.03.2007 в отношении Будасовой возбуждено уголовное дело по преступлениям от 15.03.2007 в 10.00 часов - по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - п. “б“ ч. 2 ст. 228-1, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 234, ч. 1 ст. 234 УК РФ. 20.03.2007 ей предъявлено обвинение по данным преступлениям.

22.03.2007 по отдельному поручению следователя СО при ОВД по Новоильинскому району г. Новокузнецка Дюковой, расследовавшей данное уголовное дело, о том, что необходимо установить, осуществляется ли Будасовой на данный момент сбыт наркотических средств и ядовитых веществ, вынесено постановление о проведении по настоящему факту проверочной закупки наркотических средств и ядовитых веществ.

В этот же день проверочная закупка произведена, и на основании представленных материалов 23.03.2007 в“збуждено уголовное дело.

Исходя из изложенного, судом при оценке доказательств не учтено, что Уголовно-процессуальным кодексом не предусмотрено таких следственных действий, как проверочная закупка по уже возбужденному уголовному делу, где установлен обвиняемый.

Таким образом, результаты ОРД, полученные с нарушением ФЗ “Об оперативно-разыскной деятельности“, не могут являться допустимыми доказательствами, а осуждение Будасовой по ч. 3 ст. 30 - п. “б“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 1 ст. 234 УК РФ (по эпизодам 3, 4 от 22.03.2007) является необоснованным.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 05.04.2007 отменен приговор Междуреченского городского суда от 16.01.2007 в части осуждения Воробьевой за преступления от 23.08.2005 по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 234 УК РФ.

Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно-процессуальным кодексом.

В приговоре суд ограничился только перечислением документов - результатов оперативно-разыскной деятельности, и не провел анализ и исследование письменных материалов уголовного дела в соответствии с требованиями ст. ст. 74, 81 и 84 УПК РФ и ст. 11 ФЗ “Об оперативно-разыскной деятельности“. Вследствие чего судом не дана оценка доводам защиты, отвечают ли результаты оперативно-разыскной деятельности по данному уголовному делу требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно-процессуальным кодексом, и являются ли они допустимыми доказательствами по делу.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.10.2007 отменен приговор Яйского районного суда от 05.09.2007 в отношении Чеглакова.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Признав Чеглакова виновным по ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд в описательно-мотивировочной части приговора сослался как на доказательство вины Чеглакова на оглашенные в судебном заседании показания, данные Чеглаковым в ходе предварительного следствия. Однако из протокола судебного заседания усматривается, что показания, данные Чеглаковым на предварительном следствии, в судебном заседании не оглашались и не исследовались. Тем самым суд нарушил требования ч. 3 ст. 240 УПК.

Как видно из протокола судебного заседания, при рассмотрении Гурьевским городским судом уголовного дела в отношении Паршутича (приговор от 25.01.2007) протоколы очных ставок между подозреваемым Паршутичем и свидетелями не оглашались, тем не менее в приговоре имеется ссылка суда на данные протоколы очных ставок как на доказательства.

Судебная коллегия указала, что судом нарушены требования ч. 3 ст. 240 УПК РФ, и исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание суда на протоколы очных ставок как на доказательства вины Паршутича (кассационное определение от 22.03.2007).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.11.2007 отменен приговор Топкинского городского суда от 05.09.2007 в отношении Ботвинникова, Тереховой, Ходаковской.

Ботвинников осужден за преступления от 19.11.2006 по п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 2 ст. 234 УК РФ; за преступления от 23.11.2006 по п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 2 ст. 234 УК РФ; за преступления от 13.12.2006 по ч. 3 ст. 30 - п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ; ч. 1 ст. 30 - п. “б“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ;

Терехова осуждена за преступления от 23.11.2006 по п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 2 ст. 234 УК РФ; за преступления от 13.13.2006 по ч. 3 ст. 30 - п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ;

Ходаковская осуждена за преступления от 13.12.2006 по ч. 3 ст. 30 - п. “а“ ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 234 УК РФ.

Суд, признавая виновными Ботвинникова, Терехову и Ходаковскую в совершении указанных преступлений, сослался в приговоре, как на доказательства вины, на заключения эксперта N 2608 от 29.11.2006, заключения эксперта за N 2661/Х, протокол личного досмотра Сидорова, протокол предъявления для опознания лица Дроздовой, акт осмотра и пометки денежных средств и передачи их лицу, участвовавшему в проверочной закупке, протокол добровольной выдачи от 13.12.2006, заключение эксперта N 2715 от 20.12.2006, заключение эксперта N 538/К от 5.03.2007, а также на ряд других доказательств.

При этом суд в приговоре указал листы дела и тома, которые содержат указанные документы. Однако сведения, фактически содержащиеся на указанных судом листах, не имеют отношение к тем событиям преступлений, о которых указал в приговоре суд.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания, большинство из перечисленных документов вообще не исследовались судом.

Показания потерпевших и свидетелей, данные ими на стадии предварительного следствия, зачастую, являются основными источниками доказательств по делу и кладутся судом в основу обвинительного приговора.

Судьям следует помнить, что несоблюдение требований ст. 281 УПК РФ при оглашении протоколов показаний потерпевших и свидетелей влечет их исключение из числа доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.06.2007 внесены изменения в приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 02.04.2007 в отношении Какушкиной, из приговора исключены из числа доказательств показания свидетелей, оглашенные в судебном заседании.

Коллегия указала, что суд, в нарушение требований ч. 1 ст. 281 УПК РФ, огласил показания свидетелей, в то время как подсудимая и ее защитник возражали против оглашения показаний данных свидетелей.

Часть 2 ст. 281 УПК РФ предусматривает исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых допускается оглашение без согласия сторон показаний не явившихся в суд потерпевшего или свидетелей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 29.05.2007 отменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 21.03.2007 в отношении Магас.

Как видно из материалов дела, в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя судом были оглашены показания свидетелей Ефимкина, Мамаева и Федина, данные ими в ходе предварительного следствия. В качестве основания к оглашению показаний указанных свидетелей суд сослался на п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ - наличие чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Коллегия указала, что содержание понятия “чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке лица в суд“ уголовно-процессуальным законом не определено, поэтому судам в каждом конкретном случае предстоит самостоятельно признавать то или иное обстоятельство чрезвычайным.

По данному делу суд признал нахождение свидетеля Федина в отпуске с выездом за пределы г. Кемерово чрезвычайным обстоятельством, хотя согласно справке на л.д. 166 он находился в отпуске с выездом из г. Кемерово до 29.01.2007 (приговор постановлен 21.03.2007).

В отношении свидетелей Мамаева и Ефимкина суд ни в протоколе судебного заседания, ни в приговоре не мотивировал свой вывод о наличии чрезвычайных обстоятельств в отношении указанных лиц. Из материалов дела, в частности, рапорта судебного пристава следует, что Ефимкин - студент КемГУ находился на практике до 28.02.2007. Свидетель Мамаев также является студентом КемГУ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла, что судом не были приняты исчерпывающие меры к установлению данных свидетелей и надлежащему их уведомлению.

Довольно распространенными нарушениями требований процессуального закона в 2007 году являлись - нарушение права на защиту, а также принципа состязательности сторон. Приведем некоторые примеры.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 04.09.2007 отменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 22.06.2007 в отношении Баймурзина и Дикалова.

В ходе судебного следствия по данному уголовному делу была произведена замена государственного обвинителя. Однако в нарушение требований ст. 266 УПК РФ суд не объявил сторонам, кто из государственных обвинителей вновь вступил в судебное разбирательство, а также не разъяснил сторонам право на отвод вновь вступившего в судебное разбирательство прокурора.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.01.2007 отменен приговор Крапивинского районного суда от 27.09.2006 в отношении Касьянова и Федорова.

Согласно требованиям п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый является несовершеннолетним.

Одним из оснований отмены указанного приговора явилось то обстоятельство, что при произнесении последнего слова подсудимым Федоровым, который на момент совершения преступления являлся несовершеннолетним, отсутствовал адвокат.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.01.2007 отменен приговор Тисульского районного суда от 03.11.2006 в отношении Линдегрина и Трутнева.

Одним из оснований отмены данного приговора явилось нарушение судом требований ст. 293 УПК РФ - подсудимым не было предоставлено последнее слово.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14.06.2007 отменен приговор Яшкинского районного суда от 27.03.2007 в отношении Мутовина.

В соответствии с ч. 1, 4 ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, стороны обвинения и защиты равны перед судом.

В соответствии с ч. 4 ст. 246 УПК РФ государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Из материалов дела видно, что государственное обвинение по настоящему делу поддерживали два государственных обвинителя - Шумихина и Толмачев. В нарушение требований ч. 2 ст. 246 УПК РФ суд, удовлетворив ходатайство стороны защиты о допросе государственного обвинителя Толмачева в качестве дополнительного свидетеля, отстранил Толмачева от участия в судебном разбирательстве и удалил его из зала судебного заседания, но в качестве дополнительного свидетеля Толмачев допрошен не был, поскольку позже указанное ходатайство стороны защиты судом было отклонено.

Коллегия указала, что, отстранив государственного обвинителя Толмачева от участия в деле, суд нарушил принцип состязательности сторон и допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона путем лишения права участника уголовного судопроизводства, повлиявшее на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

При этом по указанному выше ходатайству стороны защиты суд принял два противоречивых решения и, в нарушение требований ст. 271 УПК РФ, не мотивировал свой отказ в удовлетворении данного ходатайства.

В ходе судебного разбирательства по делу стороной защиты также было заявлено ходатайство о допросе в качестве специалиста Мосейкина, явившегося в суд по инициативе стороны защиты. Однако, несмотря на то, что в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон, суд нарушил процедуру судопроизводства и отказал в удовлетворении данного ходатайства, что также повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Ряд ошибок в 2007 году допущен судьями районных (городских) судов области при рассмотрении уголовных дел в особом порядке принятия судебного решения, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел“, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ, поэтому ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.11.2007 отменен постановленный в особом порядке приговор Мариинского городского суда от 21.09.2007 в отношении Чемодарова и Ергулеевой.

Из материалов дела видно, что на стадии ознакомления с материалами уголовного дела Ергулеева заявляла о своем нежелании воспользоваться правом ходатайствовать о рассмотрении ее дела в особом порядке.

Ходатайство подсудимой Ергулеевой о проведении слушания дела в особом порядке было заявлено после начала судебного заседания по делу, т.е. не на той стадии, которая предусмотрена ст. 315 УПК РФ.

Суд обязан разрешить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, заявленное обвиняемым при ознакомлении с материалами дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.08.2007 отменен приговор Беловского городского суда от 16.05.2007 в отношении Долбинева, дело направлено на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

Из материалов уголовного дела усматривается, что при ознакомлении с материалами дела 20.03.2007 обвиняемый Долбинев высказал свое желание о рассмотрении дела в особом порядке.

Судьей Беловского городского суда 18.04.2007 было назначено предварительное слушание по делу на 26.04.2007, в ходе которого суд обсудил и удовлетворил заявленные ходатайства осужденного и его адвоката об истребовании справок о стоимости телефона и заработной плате потерпевших, вызове в суд свидетеля Долбиневу, постановил назначить открытое судебное заседание по делу на 11.05.200 единолично, в общем порядке.

Согласно нормам главы 40 УПК РФ, при наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка принятия судебного решения и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, при назначении судебного заседания принимается решение о рассмотрении дела в особом порядке.

Следовательно, приняв решение о проведении дела в общем порядке, не разрешив по существу ходатайство обвиняемого Долбинева о рассмотрении дела в особом порядке, не установив обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, суд тем самым нарушил права подсудимого.

Рассмотрение уголовного дела в особом порядке допустимо лишь при отсутствии возражений против такого порядка подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, а также потерпевшего.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.07.2007 отменен приговор Мысковского городского суда от 23.05.2007 в отношение Мукучекова и Радченко.

Судом уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства. Однако суд, в нарушение требований ч. 4 ст. 316 УПК РФ, не выяснил у потерпевшей Пожидаевой, участвовавшей в судебном заседании, ее отношение к ходатайству подсудимых о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. В стадии предварительного следствия также не выяснялось ее отношение к ходатайствам обвиняемых об особом порядке судебного разбирательства, по окончании предварительного следствия потерпевшая не была ознакомлена с материалами уголовного дела.

Коллегия указала, что хотя в приговоре суда и отмечено, что потерпевшая Пожидаева не возражает против особого порядка судебного разбирательства, однако в протоколе судебного заседания нет сведений о том, что у нее выяснялось ее отношение к этому.

Судам следует учитывать, что в приговоре в обязательном порядке должен содержаться вывод суда о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

За нарушением требований ст. 316 УПК РФ о постановлении приговора при применении особого порядка судебного разбирательства отменен приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 16.08.2007 в отношении Гутарова.

В данном приговоре отсутствует вывод суда о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 04.10.2007).

Отсутствуют выводы суда об обоснованности обвинения, подтверждения его доказательствами по делу и правильности квалификации органами следствия действий Тарасова, осужденного приговором Мариинского городского суда от 01.08.2007, что также повлекло отмену приговора судом кассационной инстанции (кассационное определение от 18.09.2007).

Выводы суда о возможности постановления обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства в некоторых случаях судебная коллегия признавала преждевременными.

В порядке, установленном гл. 40 УПК РФ, Ленинским районным судом г. Кемерово 09.08.2007 рассмотрено уголовное дело в отношении Краснокутского, которому органами предварительного следствия предъявлено обвинение по 9 эпизодам разбойных нападений и 5 эпизодам грабежей, совершенных в период с 26 апреля по 17 октября 2006 г.

Отменяя приговор, судебная коллегия в определении от 09.10.2007 указала, что описание преступных деяний Краснокутского не совпадает с квалификацией его действий по ряду эпизодов как в части применения насилия, опасного для жизни и здоровья, угрозы применения такового насилия, применения предмета, используемого в качестве оружия, так и в части обоснованности квалификации этих действий в соответствии с материалами уголовного дела.

Вывод суда о возможности постановления обвинительного приговора по данному уголовному делу без проведения судебного разбирательства носит преждевременный характер.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.09.2007 отменен постановленный в особом порядке приговор Яшкинского районного суда от 02.08.2007 в отношении Стрельцовой.

Органами предварительного следствия Стрельцовой предъявлено обвинение в осуществлении в ходе проведения проверочных закупок незаконной продажи наркотических средств и ядовитых веществ 31.03.2007 и 01.04.2007.

Согласно положениям ч. 7 ст. 8 ФЗ “Об оперативно-разыскной деятельности“ проверочная закупка проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность.

Однако среди собранных органами предварительного следствия по данному уголовному делу доказательств не усматривается постановлений о проведении проверочных закупок, что, как указала коллегия, ставит под сомнение обоснованность вывода суда о том, что обвинение Стрельцовой по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ и по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 234 УК РФ (по каждому из эпизодов от 31.03.2007 и 01.04.2007) подтверждается собранными по делу доказательствами.

При таких обстоятельствах постановленный в порядке гл. 40 УПК РФ приговор суда в отношении Стрельцовой нельзя признать законным и обоснованным.

Следует напомнить, что процессуальные издержки при рассмотрении уголовного дела в особом порядке взысканию с подсудимого не подлежат.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.08.2007 отменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 09.06.2007 в отношении Синякова в части взыскания с Синякова процессуальных издержек, дело производством прекращено.

Из приговора следует, что, рассмотрев данное уголовное дело в особом порядке, суд взыскал с Синякова в доход федерального бюджета 1267 рублей 50 копеек - сумму процессуальных издержек, выплаченных адвокату за оказание юридической помощи на предварительном следствии, что противоречит ч. 10 ст. 316 УПК РФ, предусматривающей, что при особом порядке процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат.

К ошибкам, чаще всего допускаемым судами при разрешении гражданского иска, относятся:

1. взыскание материального ущерба с ненадлежащего лица;

2. ошибочное взыскание морального вреда в солидарном порядке;

3. ошибки при определении порядка компенсации вреда, причиненного несовершеннолетним подсудимым;

4. отсутствие надлежащей мотивировки принятого судом решения.

В части гражданского иска отменен приговор Яйского районного суда от 15.01.2007 в отношении Радченко и Хомякова (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.06.2007).

Суд признал виновным в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему подсудимого Радченко, а средства, затраченные на лечение, взыскал с Радченко и Хомякова, в то время как Хомяков тяжкого вреда здоровью Балабенко не причинял.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.01.2007 в части гражданского иска отменен приговор апелляционной инстанции Ленинского районного суда г. Кемерово от 21.11.2006 в отношении Клевлиной и Дуденковой.

Апелляционный суд оставил без изменения решение мирового судьи о взыскании с осужденных солидарно в возмещение морального вреда 10000 рублей.

Суд не учел, что в соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда и пр., следовательно, суд не вправе был моральный вред взыскивать солидарно, а должен был определить сумму возмещения морального вреда, подлежащего взысканию, с каждого виновного лица.

Аналогичная ошибка допущена в приговоре Березовского городского суда от 08.05.2007 в отношении Доценко и Гапонова (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 27.09.2007). Суд, при разрешении гражданского иска, также ошибочно указал о взыскании с осужденных морального вреда в размере 200000 рублей солидарно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.04.2007 в части гражданского иска отменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 28.02.2007 в отношении Дунаева.

Согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае, когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Под имуществом несовершеннолетнего, на которое может быть обращено взыскание, понимаются, во-первых, его стипендия или заработок, во-вторых, иные доходы (проценты по вкладам в кредитных учреждениях, дивиденды по акциям), в-третьих, движимое и недвижимое имущество, принадлежащее несовершеннолетнему на праве собственности.

Вопрос о наличии у несовершеннолетнего имущества, достаточного для возмещения вреда, должен быть разрешен в процессе рассмотрения дела. Если выяснится, что несовершеннолетний не обладает таким имуществом, то еще до вынесения решения суд должен привлечь в качестве соответчиков родителей, усыновителей или попечителей ребенка.

Суд первой инстанции не выяснил вопрос о наличии у несовершеннолетнего обвиняемого Дунаева имущества, достаточного для возмещения вреда, и, в случае его отсутствия, не привлек в качестве соответчиков родителей.

Кассационным определением коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.12.2007 в части гражданского иска отменен приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 30.10.2007 в отношении Ященко, дело в этой части направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешая вопрос об удовлетворении заявленного гражданского иска, суд не дал оценки тому обстоятельству, что потерпевший Маслов, как это видно из протокола судебного заседания, заявил гражданский иск на сумму 35000 рублей, однако не указал о том, что желает получить именно компенсацию морального вреда здоровью потерпевшего, не мотивировал и не обосновал свои исковые требования, материалами дела исковые требования не подтверждаются. Суд же принял решение о взыскании с осужденного Ященко 30000 рублей, не выяснив при этом отношение к предъявленному иску самого подсудимого Ященко.

В описательно-мотивированной части приговора суд указал, что при разрешении гражданского иска руководствуется ст. 1064 ГК РФ. В резолютивной же части приговора суд указал, что взыскивает с Ященко в пользу Маслова 30000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

Статья 1064 ГК РФ регулирует общие основания ответственности за причинение вреда личности или имуществу гражданина, или имуществу юридического лица. Компенсация морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ взыскивается, если гражданину причинен моральный вред.

Таким образом, в части гражданского иска описательно-мотивировочная часть приговора противоречит резолютивной части приговора, что является основанием к отмене приговора в этой части.

Иные нарушения процессуального закона, повлекшие отмену или изменение приговоров районных (городских) судов области.

Статья 252 УПК РФ предусматривает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.07.2007 изменен приговор Тисульского районного суда от 25.05.2007 в отношении Уваркиной, исключено указание о наличии квалифицирующего признака “с причинением значительного ущерба гражданину“.

Органами предварительного следствия Уваркина обвинялась по п. “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. в совершении грабежа с незаконным проникновением в жилище.

Суд переквалифицировал ее действия по данному эпизоду на ч. 3 ст. 158 УК РФ - кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Однако из материалов уголовного дела следует, что Уваркиной органами предварительного следствия квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину“ не вменялся. Таким образом, в нарушение ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.06.2007 изменен приговор Киселевского городского суда от 10.05.2007 в отношении Теплых, из приговора исключено указание об осуждении Теплых за незаконную перевозку и переработку психотропных веществ и их аналогов.

Суд при вынесении приговора, в нарушение положений, закрепленных ст. 252 УПК РФ, вышел за рамки предъявленного обвинения. Так, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал квалифицирующие признаки перевозки и переработки наркотического средства, которые не были вменены Теплых обвинением и не были установлены материалами дела.

Согласно ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Нарушение данного закона явилось одним из оснований отмены приговора Междуреченского городского суда от 01.03.2007 в отношении Сафина (кассационное определение от 24.05.2007).

Из протокола судебного заседания видно, что подсудимый и его защитник ходатайствовали о допросе свидетелей Шаповалова и Ветровой, которые находились в здании суда и были готовы к даче показаний, однако суд отклонил данное ходатайство.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних - глава 50 УПК РФ. Однако не всегда судьи уделяют должное внимание положениям данной главы.

Статья 421 УПК РФ предусматривает, что при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, устанавливаются:

1) возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.03.2007 отменен приговор Осинниковского городского суда от 09.10.2006 в отношении Титова.

Как следует из материалов дела, на момент инкриминируемого Титову деяния ему только что исполнилось 16 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

В ходе судебного разбирательства стороной защиты было заявлено ходатайство о проведении повторной стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы обвиняемому Титову.

Отказывая в ходатайстве, суд мотивировал свой отказ основаниями, не относящимися к психическому развитию обвиняемого. Суд указал в своем определении, что сторона защиты не смогла пояснить, для какой цели ей необходимо иметь заключение эксперта по вопросу: соответствует ли своему развитию несовершеннолетний Титов?

В результате данный вопрос не был предметом исследования ни в ходе расследования дела, ни в судебном заседании. Ответ на него не содержится и в заключении первоначальной амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы Титова.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.12.2007 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 07.11.2007 в отношении Волкова.

В соответствии со ст. 431 УПК РФ, регламентирующей освобождение судом несовершеннолетнего подсудимого от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд прекращает уголовное дело в отношении такого несовершеннолетнего и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 УК РФ. Копия постановления суда направляется в специализированное учреждение для несовершеннолетних.

Суд, освобождая несовершеннолетнего подсудимого Волкова от уголовной ответственности за совершенное преступление средней тяжести и применяя к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 УК РФ, в нарушение ст. 431 УПК РФ уголовное дело в отношении Волкова не прекратил, постановление не вынес. Суд постановил в отношении Волкова обвинительный приговор, в то время как при изложенных обстоятельствах следовало вынести постановление о прекращении уголовного дела с освобождением Волкова от уголовной ответственности.

Раздел IV. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ,

ПРИНЯТЫХ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Анализ кассационной практики Кемеровского областного суда показывает, что более 30% приговоров, а также постановлений апелляционных судов, из числа “бжалованных в кассационном порядке, суды постанавливали с нарушениями процессуальных и (или) материальных норм.

В декабре 2007 года Кемеровским областным судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел в апелляционном порядке, по итогам которого подготовлен обзор судебной практики.

В указанном обзоре проанализированы основные ошибки, допускаемые апелляционными судами, исследованы наиболее сложные и спорные вопросы применения положений, закрепленных в главах 43 и 44 УПК РФ (“Апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу“ и “Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела“).

На некоторые наиболее распространенные ошибки, допускаемые апелляционными судами, следует дополнительно обратить внимание судей.

В соответствии с ч. 1 ст. 365 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном гл. 35 - 39 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.03.2007 отменено постановление Кировского районного суда г. Кемерово от 17.01.2007, которым приговор мирового судьи судебного участка N 2 Кировского района г. Кемерово от 21.11.2006 в отношении Пырсикова оставлен без изменения.

Часть 3 ст. 366 УПК РФ предусматривает, что по окончании прений сторон судья предоставляет подсудимому последнее слово, после чего удаляется в совещательную комнату для принятия решения. Из материалов дела видно, что подсудимому Пырсикову последнее слово предоставлено не было, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 05.04.2007 также отменено постановление Таштагольского городского суда от 15.02.2007, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 3 г. Таштагола в отношении Береснева.

Как и в предыдущем случае, в нарушение ч. 3 ст. 366 УПК РФ по окончании прений подсудимому не было предоставлено последнее слово.

По аналогичному основанию кассационным определением от 25.01.2007 также отменено постановление Рудничного районного суда г. Кемерово от 28.11.2006 в отношении Скворцовой, осужденной приговором мирового судьи судебного участка N 4 Рудничного района г. Кемерово от 28.09.2006. Причем в данном случае апелляционным судом вообще не проводились прения сторон.

Итогом процессуальной деятельности суда апелляционной инстанции по проверке законности, обоснованности и справедливости приговора мирового судьи является принятие одного из решений, предусмотренных ст. 367 УПК РФ:

1) об оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционных жалобы или представления - без удовлетворения;

2) об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и оправдании подсудимого или о прекращении уголовного дела;

3) об отмене оправдательного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора;

4) об изменении приговора суда первой инстанции.

Принятие первого из указанных решений оформляется постановлением, а все иные - приговором (ч. 4 ст. 367 УПК РФ).

Анализ кассационной практики показывает, что суды апелляционной инстанции довольно часто допускают ошибки относительно формы принимаемого решения.

К примеру, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.08.2007 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого районного суда от 25.06.2007, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 1 Ленинск-Кузнецкого района от 27.04.2007 в отношении Бушманова.

Указанным постановлением апелляционного суда из приговора мирового судьи исключено указание на учет в качестве отягчающего обстоятельства мнения потерпевшей о назначении строгого наказания, связанного с лишением свободы.

Таким образом, поскольку в приговор мирового судьи апелляционным судом внесены изменения, суд должен был постановить новый приговор.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.07.2007 отменен приговор Березовского городского суда от 10.05.2007, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 1 г. Березовского в отношении Тереховой.

Апелляционным судом нарушено требование ч. 4 ст. 367 УПК РФ поскольку по делу постановлен приговор, в то время как при оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционной жалобы без удовлетворения, суд должен вынести постановление.

Суд апелляционной инстанции не наделен правом отменить обвинительный приговор мирового судьи и вынести новый обвинительный приговор.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.12.2007 изменен апелляционный приговор Чебулинского районного суда от 19.10.2007 в отношении Быстрицкого.

По мнению судебной коллегии, суд апелляционной инстанции обоснованно признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений в действиях Быстрицкого. Однако наказание суд апелляционной инстанции назначил то же, что и мировой судья, поскольку в апелляционном представлении на приговор мирового судьи прокурор не ставил вопрос о чрезмерной мягкости назначенного мировым судьей наказания ввиду того, что суд не указал на рецидив преступлений как на отягчающее наказание обстоятельство.

Вместе с тем судебная коллегия определила изменить приговор апелляционного суда, поскольку в резолютивной части данного приговора указывается об отмене приговора мирового судьи, а не об изменении, как то предусматривается п. 4 ч. 3 ст. 367 УПК РФ.

Приговор суда апелляционной инстанции постанавливается в порядке, предусмотренном гл. 39 УПК РФ и с учетом положений ст. 367 УПК РФ.

Кассационная практика показывает, что судьями районных судов не всегда соблюдаются требования, предъявляемые законом к содержанию приговора. Приведем некоторые примеры.

Не соответствуют требованиям ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ описательно-мотивировочная и резолютивная части приговора Заводского районного суда г. Кемерово от 05.06.2007 в отношении Минакова. Суд не учел данные требования закона при постановлении приговора в апелляционном порядке (кассационное определение от 21.08.2007).

Так, описательно-мотивировочная часть данного приговора не содержит указания на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению наказания.

В резолютивной части приговора суд не указал решение суда апелляционной инстанции о признании подсудимого виновным в совершении преступления, пункт, часть, статью УК РФ, предусматривающую ответственность за преступление, за совершение которого Минаков признан виновным, вид и размер назначенного наказания, окончательную меру наказания, подлежащую отбытию, вид исправительного учреждения и его режим, решение о зачете времени предварительного содержания под стражей, решение о мере пресечения до вступления приговора в законную силу.

Не изложена в соответствии с требованиями ст. ст. 308, 309 УПК РФ и резолютивная часть апелляционного приговора Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.05.2007 в отношении Милаш. Суд ограничился лишь указанием на то, в какой части изменен приговор мирового судьи (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.07.2007).

Раздел V. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ

ПО ЖАЛОБАМ НА РЕШЕНИЯ И ДЕЙСТВИЯ (БЕЗДЕЙСТВИЕ) ДОЗНАВАТЕЛЯ,

СЛЕДОВАТЕЛЯ И ПРОКУРОРА В ПОРЯДКЕ СТ. 125 УПК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

При этом жалобы на действия (бездействия) и решения указанных должностных лиц рассматриваются на стадии досудебного производства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.07.2007 отменено постановление Центрального районного суда г. Прокопьевска от 15.05.2007, которым оставлена без удовлетворения жалоба Баранова на постановление следователя СУ при УВД г. Прокопьевска Галушко от 09.10.2006 о выделении в отношении Баранова материалов из уголовного дела и направлении их прокурору г. Прокопьевска для проверки, производство по делу прекращено.

На день рассмотрения жалобы Баранова уголовное дело по обвинению Баранова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, возбужденное в порядке частного обвинения по жалобе Камаловой, 19.02.2007 уже рассмотрено мировым судьей, в отношении Баранова постановлен оправдательный приговор; апелляционным постановлением Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 02.04.2007 данный приговор оставлен без изменения, и дело по кассационной жалобе частного обвинителя Камаловой направлено в Кемеровский областной суд, на что было указано в постановлении суда и заявителем Барановым.

Указанное обстоятельство исключает рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на действия должностных лиц органов предварительного следствия и прокуратуры при расследовании уголовного дела и на вынесенные ими в процессе расследования процессуальные документы, поскольку досудебное производство по уголовному делу закончено, а ст. 125 УПК РФ предусматривает не только проверку законности и обоснованности действий (бездействия) или решений соответствующих должностных лиц, но и возложение обязанности на указанных лиц устранить допущенные нарушения при признании их действий (бездействия) и решений незаконными или необоснованными.

В связи с этим вопросы о законности и обоснованности действий и решений должностных лиц при осуществлении предварительного расследования уголовного дела подлежат разрешению на стадии судебного производства по уголовному делу, в порядке гл. 15 УПК РФ, в том числе и в ходе предварительного слушания, в порядке ст. 235 УПК РФ.

Суд, правильно указав на то, что отпали основания для рассмотрения жалобы Баранова, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, в нарушение требований ст. 125 УПК РФ вынес предусмотренное п. 2 ч. 5 ст. 125 УПК РФ постановление по жалобе Баранова, хотя такое постановление может быть вынесено лишь по результатам рассмотрения жалобы заявителя по существу.

Постановления следователей о возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного преследования и прочие процессуальные решения, в случае если они отменены вышестоящими должностными лицами органов предварительного следствия, обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ не подлежат, поскольку производство по уголовному делу закончено, а ст. 125 УПК РФ предусматривает не только проверку законности и обоснованности действий (бездействия) или решений соответствующих должностных лиц, но и возложение обязанности на указанных лиц устранить допущенные нарушения при признании их действий (бездействия) и решений незаконными или необоснованными.

Кроме того, действия (бездействия) и решения должностных лиц при расследовании уголовного дела не могут причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, когда производство по уголовному делу окончено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.12.2007 отменено постановление Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 27.09.2007 по жалобе заявителя Лунева в порядке ст. 125 УПК РФ, производство по жалобе прекращено.

Из жалобы Лунева, поданной им в порядке ст. 125 УПК РФ, постановления суда, а также материалов дела видно, что Луневым обжаловалось постановление следователя о возбуждении уголовного дела.

Суд, рассматривая 27.09.2007 по существу жалобу Лунева, не учел то обстоятельство, что оспариваемое Луневым постановление 16.08.2006 уже отменено правомочным должностным лицом - начальником СЧ при Кузбасском УВДТ как незаконное, в связи с чем отсутствовал предмет судебного спора и необходимость судебного разбирательства. При таких обстоятельствах суд не имел оснований для рассмотрения жалобы заявителя Лунева, а поэтому обязан был прекратить производство по делу.

Обжалованию в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, подлежат действия (бездействие) и решения, вытекающие из уголовно-правовых отношений.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.11.2007 отменено постановление Киселевского городского суда от 02.10.2007, которым Антроповой отказано в удовлетворении жалобы о признании незаконными действий прокурора.

Из материала следует, что Антропова обратилась в прокуратуру г. Киселевска с заявлением от 22.10.2006 и дополнительным заявлением от 20.12.2006 с просьбой расследовать причину не предоставления ей ГИБДД полагающегося по закону пакета документов при проверке инспекцией 15.12.2005 ее предпринимательской деятельности, в результате которой с ее автомашины были сняты государственные номера без предоставления каких-либо документов, и если прокурор усмотрит основания, то возбудить уголовное дело по ст. ст. 293, 285 УК РФ “Халатность“ и “Злоупотребление должностными полномочиями“.

Из жалобы Антроповой видно, что она обжалует действия сотрудников ГИБДД, не представивших ей документы проверки, и, упоминая о возбуждении уголовного дела, не указывает поводов и оснований к этому, то есть достаточных указаний на признаки совершенного преступления.

По мнению судебной коллегии, учитывая содержание жалобы, прокурор дал ответ Антроповой в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан РФ“, и у него не было оснований для проведения проверки в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ.

Исходя из вышеизложенного, а также требований ст. ст. 123 - 125 УПК РФ, предусматривающих право на обжалование действия (бездействие) органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда участниками уголовного судопроизводства в пределах предоставленных прав, Антропова, в данной ситуации, не являясь участником уголовного судопроизводства, имеет право обжаловать действия прокурора в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, судом первой инстанции при рассмотрении жалобы Антроповой необоснованно принято решение в соответствии с требованиями УПК РФ и, в частности, ст. 125 УПК РФ.

Следует отметить, что кассационным определением от 19.06.2007 по аналогичным основаниям коллегия отменила постановление Киселевского городского суда от 28.04.2007 по указанной жалобе Антроповой на действия прокурора г. Киселевска по проверке ее заявления. Однако при новом рассмотрении дела указания суда кассационной инстанции оставлены без внимания.

Кассационным определением коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.12.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 29.10.2007 по жалобе Сеткина.

Сеткин обжаловал действия и.о. прокурора Юргинской межрайонной прокуратуры, отказавшего в привлечении к административной ответственности ст. инспектора ОГИБДД ОВД Юргинского района Мартыненко. Таким образом, Сеткин обжаловал действия должностного лица, вытекающие из административных, а не уголовно-правовых отношений. Суду следовало рассматривать жалобу Сеткина в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ по результатам рассмотрения жалобы суд выносит одно из следующих постановлений:

1. о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2. об оставлении жалобы без удовлетворения.

Постановлением Анжеро-Судженского городского суда от 24.11.2006 были признаны незаконными и необоснованными действия следователя прокуратуры г. Анжеро-Судженска, вынесшего постановление об отказе Нефедову в возбуждении уголовного дела, суд обязал прокурора г. Анжеро-Судженска устранить допущенные нарушения и отменил постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Кассационным определением от 18.01.2007 судебная коллегия отменила постановление суда, указав, что в нарушение требований ч. 5 ст. 125 УПК РФ суд отменил постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, чем вышел за пределы своих полномочий.

Рудничный районный суд г. Кемерово постановлением от 27.08.2007 отменил постановление старшего следователя прокуратуры Рудничного района г. Кемерово от 09.04.2007 об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам незаконных действий следователя прокуратуры и оперативных сотрудников РОВД. Тем самым суд вышел за пределы своих полномочий, поскольку не наделен правом отменить незаконное решение следственного органа (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.10.2007).

Постановлением Топкинского городского суда от 05.10.2007 удовлетворена жалоба Тепляшиной на постановление старшего следователя СО при ОВД по Топкинскому муниципальному району об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП, при котором был смертельно травмирован пешеход Тепляшин.

Как и в предыдущих примерах, суд постановил отменить незаконное и необоснованное постановление старшего следователя, чем вышел за пределы своих полномочий (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.11.2007).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.06.2007 отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 16.04.2007 по жалобе Захаровой на действия следователя прокуратуры.

Из протокола судебного заседания видно, что по существу жалобы был заслушан представитель Захаровой, дал свои объяснения следователь, действия которого обжалованы Захаровой. Таким образом, суд, фактически рассмотрев жалобу, тем не менее постановил отказать Захаровой в принятии жалобы на незаконные действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ с прекращением производства по жалобе.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 04.09.2007 отменено постановление Междуреченского городского суда от 05.07.2007 по жалобе адвоката Аржаевой в интересах Неунывахина на постановление следователя СУ при УВД г. Междуреченска от 04.08.2006 о возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия указала, что суд в постановлении сделал взаимоисключающие выводы. В частности, суд прекратил производство по жалобе адвоката Аржаевой и в то же время признал постановление следователя законным и обоснованным, т.е. рассмотрел жалобу по существу.

При рассмотрении жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, судам надлежит соблюдать общие положения УПК РФ о принципах законности при производстве по уголовному делу, в частности, ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в соответствии с которой постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 13.11.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 21.09.2007 об оставлении без удовлетворения жалобы представителя потерпевшего - адвоката Кириллова на постановление следователя Юргинской межрайонной прокуратуры от 31.08.2007 об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия указала, что суд не рассмотрел все доводы жалобы. В постановлении суд ограничился лишь изложением формулировок, изложенных в постановлении об отказе в удовлетворении жалобы от 06.09.2007. При этом суд не мотивировал свое решение об отказе в удовлетворении жалобы представителя потерпевшего.

Из материалов дела также не видно, что суд полно и всесторонне исследовал все представленные материалы. Так, из протокола судебного заседания не видно, что суд исследовал материалы уголовного дела, хотя об этом указано в постановлении.

Из постановления суда неясно, какие фактические обстоятельства дела исследованы судом. На каком основании суд пришел к выводу о необходимости оставления жалобы без удовлетворения. В постановлении вообще отсутствуют какие-либо выводы суда.

Кроме этого, в резолютивной части постановления судом не указано, какая жалоба оставлена без удовлетворения и в отношении чего.

Раздел VI. ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

О ВОЗВРАЩЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ

ПРЕПЯТСТВИЙ ЕГО РАССМОТРЕНИЯ СУДОМ

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П, положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия.

При этом судам следует учитывать, что в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору надлежит указывать причину, по которой суд не может устранить такое нарушение самостоятельно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.08.2007 отменено постановление судьи Яшкинского районного суда от 21.06.2007 о возвращении прокурору уголовного дела в отношении Лопатникова.

Из материалов уголовного дела усматривается, что в ходе предварительного слушания потерпевшая Титова настаивала на разрешении заявленного ею на досудебной стадии производства по делу ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Лопатникова за примирением сторон, а Лопатников не возражал против заявленного потерпевшей ходатайства, т.е. стороны фактически были согласны примириться.

В соответствии с положениями ст. 239 УПК РФ судья в ходе предварительного слушания может по ходатайству одной из сторон прекратить уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Возвратив дело прокурору, судья в постановлении не указал, почему суд без возвращения дела прокурору не может разрешить вопрос о возможности прекращения уголовного дела в отношении Лопатникова по предусмотренным ст. 25 УПК РФ основаниям, если стороны согласны примириться.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в случае, когда обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

В соответствии со ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должен быть изложен перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона обвинения. Однако в полномочия суда не входит решение вопроса о том, какие доказательства должны быть включены в обвинительное заключение.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.11.2007 отменено постановление Беловского городского суда от 20.09.2007 в отношении Шамаевой в части возвращения уголовного дела прокурору.

Судебная коллегия указала, что в полномочия суда не входит решение вопроса о том, какие доказательства должны быть включены в обвинительное заключение, поскольку это решается следователем и прокурором при утверждении обвинительного заключения. Поэтому суждение суда в постановлении о необходимости включения в обвинительное заключение показаний Шамаевой, данных ею при допросе в качестве подозреваемой, и указание на это как на основание для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, незаконно, поскольку не вытекает из полномочий суда как органа по осуществлению правосудия и объективному рассмотрению дела на основе представленных сторонами доказательств.

Говоря о процессуальных нарушениях, допущенных при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта, следует учитывать, что такие нарушения не должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, и, что их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.06.2007 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 20.04.2007 о возвращении прокурору уголовного дела в отношении Потеряева.

Суд первой инстанции, возвращая дело прокурору, не учел, что по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращение дела прокурору в случае нарушения требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта может иметь место, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при подтверждении сделанного в судебном заседании заявления обвиняемого или потерпевшего, а также их представителей о допущенных на досудебных стадиях нарушениях, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства.

Как следует из материалов дела, органы предварительного следствия прекратили уголовное преследование в отношении Колганова и Зайцева. О принятом решении были уведомлены заинтересованные лица. В ходе ознакомления с материалами дела ни потерпевший, ни сторона защиты ходатайств о нарушении их прав, в том числе фактом прекращения уголовного преследования в отношении Колганова и Зайцева, не заявляли. Из протокола судебного заседания также следует, что ни обвиняемый Потеряев, ни потерпевший не заявляли ходатайства о том, что в ходе расследования дела их права были нарушены, в связи с необходимостью привлечь к уголовной ответственности, наряду с обвиняемым Потеряевым, иных лиц.

Коллегия указала, что, направляя дело прокурору, суд не должен подменять сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления, а ссылки на такие обстоятельства в постановлении суда отсутствуют.

В соответствии с требованиями п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если обвинительный акт не был вручен обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 УПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 222 УПК РФ, если обвиняемый уклонился от получения копии обвинительного заключения, то прокурор направляет уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не вручена обвиняемому.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 238 УПК РФ судья выносит постановление о приостановлении производства по уголовному делу, в случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 238 УПК РФ, в случае если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, суд выносит постановление о приостановлении производства по делу, избирает обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск.

За нарушением указанных требований процессуального закона отменен целый ряд постановлений Ленинского районного суда г. Кемерово о возвращении уголовного дела прокурору.

К примеру, постановлением Ленинского районного суда г. Кемерово от 26.10.2007 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Шумилова для вручения обвиняемому копии обвинительного заключения.

Из материалов дела следует, что с Шумилова, как лица, не находящегося под стражей, 02.04.2007 взято обязательство о явке 16.04.2007 в прокуратуру за получением копии обвинительного акта, однако в прокуратуру он не явился. 29.09.2007 составлен акт о не проживании Шумилова по месту регистрации в г. Кемерово, иное место жительства или место нахождения Шумилова неизвестно. В связи с чем прокурором уголовное дело по обвинению Шумилова по ч. 1 ст. 161 УК РФ направлено в суд для решения вопроса об объявлении обвиняемого Шумилова в соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК РФ в розыск.

При указанных обстоятельствах выводы суда о необходимости возврата дела прокурору не обоснованны (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.12.2007).

Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом также в случаях, если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел. Решение о возвращении дела прокурору по данному основанию также должно быть надлежащим образом обосновано в судебном постановлении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.02.2007 отменено постановление Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 27.11.2006 о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению Сунистова, Антоновой для соединения с уголовным делом в отношении Верзакова.

Как видно из материалов уголовного дела, Верзакову, Сунистову, Антоновой предъявлено обвинение в совершении различных преступлений по разным уголовным делам.

Суд первой инстанции сослался на п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ, однако этим законом предусмотрено, что в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии.

Таких обстоятельств по делу не установлено.

Из материалов дела видно, что 13.04.2005 было возбуждено уголовное дело в отношении Верзакова по ч. 2 ст. 228 УК РФ и в отношении неизвестных лиц по п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

17.05.2005 возбуждено уголовное дело в отношении Сунистова и Антоновой по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 - п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

08.09.2005 эти дела соединены в одно производство с присвоением уголовного делу N 4881.

18.11.2005 Верзаков был объявлен в розыск, и 17.01.2006 постановлением следователя из уголовного дела N 4881 выделено уголовное дело в отношении Верзакова, и ему присвоен N 4902.

19.01.2006 Сунистову и Антоновой предъявлено обвинение, и дело N 4881 направлено с обвинительным заключением о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 - п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, в суд. При этом какого-либо отношения Верзакова к обнаруженным в ходе обыска 17.05.2006 на территории усадьбы указанных лиц наркотическим средствам не установлено.

Сунистову и Антоновой обвинение в совершении иных преступлений, кроме указанных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых, также не предъявлено.

В связи с этим вывод суда о том, что Сунистов и Антонова обвиняются в совершении 2 преступлений, по одному из которых вместе с Верзаковым, материалами дела не подтверждается. Не основан на законе и вывод суда о необходимости соединения уголовных дел N 4881 и N 4902.

Раздел VII. НЕКОТОРЫЕ ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ СУДАМИ ПРИ

РАССМОТРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ И О ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ

ПОД СТРАЖЕЙ

Анализ кассационной практики рассмотрения судами области ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу показывает, что наиболее распространенными ошибками, допускаемыми судьями, являются отсутствие надлежащей мотивировки принятого решения, а также несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.09.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 22.08.2007 в отношении Гадиона об избрании меры пресечения в виде заключения под стажу по уголовному делу о преступлении, предусмотренном п. п. “б, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По настоящему делу решение об избрании меры пресечения обвиняемому Гадион мотивировано тем, что, по мнению суда, он может продолжить заниматься преступной деятельностью и скрыться от следствия.

Однако, как следует из материалов дела, уголовное дело было возбуждено 25.05.2007 в отношении неизвестных лиц и приостановлено 25.07.2007 в связи с неустановлением лица, подлежащего“привлечению к уголовной ответственности.

Причастность Гадиона к совершению данного преступления стала очевидна после написания им явки с повинной 20.08.2007 по месту его нахождения в Ордынском районе Новосибирской области, а задержан он был 21.08.2007.

Таким образом, как следует из данных доказательств, каких-либо действий в отношении обвиняемого органами предварительного расследования не производилось. Поэтому судебная коллегия полагает, что вывод суда о том, что Гадион в течение трех месяцев скрывался от следствия, является необоснованным и не подтверждается доказательствами, имеющимися в материалах дела.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при избрании меры пресечения в отношении обвиняемого должны учитываться не только тяжесть преступления, но и сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Как видно из материалов дела и пояснений, Гадион проживает с отцом, имеет постоянное и определенное место жительство, обучается в училище, на момент совершения преступления ему исполнилось восемнадцать лет.

При обосновании целесообразности избрания Гадиону меры пресечения в виде содержания под стражей органами предварительного расследования кроме копии приговора, свидетельствующей о погашенной судимости, не было суду представлено каких-либо сведений, характеризующих личность обвиняемого.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Гадион может продолжить заниматься преступной деятельностью, является необоснованным.

Постановлением Центрального районного суда г. Кемерово от 12.07.2007 избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Арышева.

Суд при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении Арышева учел, что Арышев ранее проходил службу в органах МВД, обладает специальными познаниями в области юриспруденции и оперативно-разыскной работы, имеет знакомых в органах милиции, в связи с чем имеются основания полагать, что Арышев, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Однако каких-либо данных в подтверждение своих выводов суд не привел в постановлении.

Коллегия указала, что связывание судом того обстоятельства, что он проходил службу в органах МВД с тем, что он может заниматься преступной деятельностью, иным путем воспрепятствовать производству по делу - недопустимо, основано на предположении и ничем не подтверждено.

Также ничем не подтверждено утверждение суда о том, что Арышев может скрыться от следствия и суда. Арышев заявлял в судебном заседании, что он не собирался скрываться, имеет постоянную работу, семью, будет являться по требованию в следственные органы и в суд.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.07.2007 указанное постановление отменено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.12.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 16.11.2007 об отказе в избрании меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении Гаврилова.

Как видно из материала, в ходатайстве следователя поставлен вопрос об изменении меры пресечения в отношении Гаврилова с подписки о невыезде на содержание под стражей. Вместо того чтобы разрешить данный вопрос суд решал вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей.

Кроме того, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В частности, суд мотивировал в постановлении свой вывод об отказе в избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, сославшись на то, что Гаврилов полностью признал себя виновным в предъявленном обвинении. Однако из материала видно, что Гаврилов отказался давать показания и воспользовался ст. 51 Конституции РФ.

Суд в постановлении также указал, что при разрешении ходатайства учитывает состояние здоровья Гаврилова, а также то, что 6 месяцев Гаврилов работает. Однако данные выводы суда не подтверждены документально.

Вместе с тем суд не учел, что Гаврилов бросил школу с 5-го класса, направлялся в спецшколу за совершение преступления до достижения им возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Со стороны матери не принималось мер к возврату его в школу. Не учтены судом данные о злоупотреблениях Гаврилова спиртными напитками, факты привлечения его к административной ответственности, оставлена без внимания характеристика семьи, в которой проживает несовершеннолетний.

Не дана оценка судом и тому доводу следователя, что Гаврилов может скрыться, так как не являлся по вызовам, не открывал дверь квартиры. Из пояснений матери 10 дней сын проживал у бабушки, когда она уезжала. Не отрицалось ею и того, что приходит домой поздно, иногда после 12 часов ночи.

В соответствии со ст. 16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществить лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ, которая регламентирует приглашение, назначение и замену защитника, в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.

Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель, следователь принимает меры по назначению защитника.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.12.2007 отменено постановление Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 13.12.2007 в отношении Чекалиной об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как следует из материалов дела, интересы подозреваемой Чекалиной по приглашению защищала адвокат Третьякова.

13.12.2007 адвокат Третьякова по сотовому телефону была уведомлена следователем о том, что 13.12.2007 будут предприняты меры к задержанию Чекалиной, предъявлению ей обвинения и избранию ей меры пресечения в виде заключения под стражу.

Адвокат Третьякова сообщила, что 13.12.2007 явиться в Новоильинский РОВД не может, поскольку находится на предъявлении обвинения в Новокузнецком РОВД.

Следователь, вопреки положениям ст. 50 УПК РФ, в этот же день - 13.12.2007 принял меры по назначению другого защитника.

В этой связи судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационной жалобы адвоката о том, что нарушено право на защиту Чекалиной, поскольку несоблюдение положений ст. 50 УПК РФ лишило Чекалину права пользоваться помощью защитника Третьяковой, с которой у нее было заключено соглашение.

Согласно ч. 1 ст. 101 УПК РФ, об избрании меры пресечения судья выносит постановление, содержащее указание на преступление, в котором подозревается лицо, и основания для избрания этой меры пресечения. При этом суд, рассматривая ходатайство, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 28.12.2007 отменено постановление Яшкинского районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ивановой.

Суд, избирая Ивановой в качестве меры пресечения заключение под стражу, в описательно-мотивировочной части постановления указал, что Иванова совершила тяжкое преступление, чем вышел за пределы своих правомочий.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 23.03.2007 отменено постановление судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка от 07.02.2007 об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Жога.

Суд, указав в постановлении, что “причастность Жога к совершению преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 127 и ч. 2 ст. 161 УК РФ, подтверждается материалами уголовного дела“, предрешил вопрос о виновности Жога в совершении вышеназванных преступлений, по которым последнему предъявлено обвинение.

Обобщение кассационной практики показало, что основной и наиболее распространенной ошибкой, допускаемой судами при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, является то, что судьи не учитывают, что обстоятельства, подлежащие установлению и проверке при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей, иные, чем для решения об избрании меры пресечения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.10.2007 отменено постановление Беловского городского суда от 27.09.2007 об отказе в продлении срока содержания под стражей в отношении Старцева.

Судебная коллегия указала, что поскольку судом рассматривалось ходатайство следователя о продлении срока содержания Старцева под стражей, суд должен был руководствоваться требованиями ст. 109 УПК РФ и исследовать вопросы невозможности окончания предварительного следствия в срок до 2 месяцев и имеются ли основания для изменения или отмены меры пресечения. При этом суд должен исходить из оснований избрания меры пресечения.

Вопреки данным требования закона, суд при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей рассмотрел материал как по ходатайству об избрании меры пресечения.

В постановлении суда приведены мотивы отсутствия оснований для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей Старцеву, указанных в ст. 97 УПК РФ, поскольку следствием не представлено достаточных доказательств того, что Старцев может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать установлению истины.

Судом при этом не учтено, что мера пресечения в отношении Старцева уже избрана судом 01.08.2007, в постановлении указаны основания для избрания меры пресечения, данное постановление вступило в законную силу. При разрешении судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей основания, указанные в постановлении об избрании меры пресечения, не пересматриваются и не устанавливаются вновь. Обстоятельства, подлежащие установлению и проверке при продлении срока содержания под стражей, иные, чем для избрания меры пресечения.

Судом также необоснованно принято решение о возможности избрания меры пресечения в виде залога, поскольку в соответствии с требованиями ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ по инициативе суда возможно избрание меры пресечения в виде залога только при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. При отказе в продлении срока содержания под стражей закон не позволяет избрать иную меру пресечения, и решение суда при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей должно соответствовать требованиям ч. 8 ст. 109 УПК РФ.

В соответствии с ч. 13 ст. 109 УПК РФ рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд. При этом наличие данных исключительных обстоятельств должно быть подтверждено соответствующими документами.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.04.2007 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 15.01.2007 о продлении срока содержания под стражей Бутакова.

Суд в нарушение требований указанного закона рассмотрел материалы в отношении Бутакова в отсутствие подсудимого, когда тот находился в ИЗ-42/1 г. Кемерово. Ссылка суда на то обстоятельство, что на момент рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей Бутаков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе, не подтверждается материалами дела, из которых следует, что экспертиза была проведена в амбулаторном порядке и задолго до разрешения вопроса о продлении меры пресечения.

Раздел VIII. НЕКОТОРЫЕ ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ СУДАМИ ПРИ

РАССМОТРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ ОБ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОМ ОСВОБОЖДЕНИИ,

А ТАКЖЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ОТМЕНЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ

В 2007 году основной причиной отмены постановлений районных (городских) судов области об отказе в удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении, как и в предыдущие периоды, является необоснованность выводов суда, а также ненадлежащая мотивировка принятого решения.

Судам следует учитывать, что критериями применения условно-досрочного освобождения для всех осужденных должны выступать: правомерное поведение, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия наказания, уважительное отношение к другим осужденным и к сотрудникам исполнительной системы, т.е. поведение осужденного в период отбывания наказания, а тяжесть совершенного преступления и наличие предыдущих судимостей сами по себе не являются основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства в условно-досрочном освобождении.

Постановлением Междуреченского городского суда от 12.10.2007 Ключанцеву отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

По мнению суда, ходатайство является преждевременным, т.к. Ключанцев отбывает наказание за умышленное корыстное преступление, совершенное в период условного осуждения, что свидетельствует о повышенной общественной опасности личности осужденного. При этом свой вывод о том, что Ключанцев нуждается в дальнейшем отбывании наказания, суд не мотивировал (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.12.2007).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.10.2007. отменено постановление Чебулинского районного суда от 06.09.2007, которым Орлову отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Судом установлено, что осужденный по прибытии в учреждение трудоустроен, нарушений режима содержания не допускал, имеет два поощрения за добросовестное отношение к труду, примерное поведение, участвует в общественной жизни отряда, вину признал, состоит в секции трудовой адаптации.

Однако суд пришел к выводам о том, что условно-досрочное освобождение Орлова является преждевременным, и что для достижения целей исправления он нуждается в дальнейшем отбытии наказания в местах лишения свободы. Указанные выводы суд мотивировал тем, что Орлов осуждался неоднократно за преступления, в том числе и корыстные, последующие преступления совершались несмотря на то, что он ранее уже отбывал наказание в местах лишения свободы, последнее преступление совершено в период испытательного срока, осужденный находится в колонии менее двух лет, не проявил себя так, чтобы можно было сделать однозначный вывод, что он осознал общественную опасность своего поведения, раскаялся, исправился.

Судебная коллегия сочла выводы суда не основанными на требованиях закона, поскольку при решении вопроса об условно-досрочном освобождении не могут учитываться прежние судимости. Кроме того, выводы суда о том, что Орлов нуждается в дальнейшем отбывании наказания, не мотивированы и не подтверждаются исследованными доказательствами.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 22.08.2007 в отношении Пестова.

Суд, отказав Пестову в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбытия наказания, свои выводы мотивировал тем, что Пестов отбывает наказание за совершение умышленного преступления в четвертый раз, ранее освобождался условно-досрочно, но должных выводов не сделал и вновь совершил умышленное преступление, что имеющиеся у него поощрения за добросовестное отношение к труду наложены на него незадолго перед его обращением в суд с ходатайством. Суд указал, что основания для условно-досрочного освобождения, предусмотренные ст. 79 УК РФ, отсутствуют и осужденный нуждается в дальнейшем отбывании наказания, назначенного судом.

Однако анализ материалов свидетельствует, что Пестов отбыл требуемую по закону часть срока наказания, назначенного по приговору суда, за время отбывания наказания в виде лишения свободы в исправительном учреждении нарушений режима содержания не допускал, имеет два поощрения за добросовестное отношение к труду и примерное поведение, работает в промышленной зоне газоэлектросварщиком, к труду относится добросовестно, на проводимые мероприятия воспитательного характера реагирует положительно, по характеру спокойный, выдержанный, корректный, характеризуется положительно.

Суд данные обстоятельства оставил без внимания, не дал им никакой оценки и свое решение об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного фактически ничем не мотивировал, что ставит под сомнение обоснованность выводов суда о принятом решении, в частности о том, что Пестов не исправился и нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Кроме того, суд оставил без внимания и не дал никакой оценки заключению психолога, в соответствии с которым, согласно изученным данным о личности Пестова, предоставление ему условно-досрочного освобождения является целесообразным.

В соответствии с п. 10 ст. 175 УИК РФ в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повторное внесение в суд соответствующего ходатайства может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.

Постановлением Мариинского городского суда от 30.10.2007 Ирисбиеву отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.12.2007 указанное постановление отменено по следующим основаниям.

Из материалов усматривается, что ранее Ирисбиеву было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания постановлением от 05.04.2007.

Повторное ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания Ирисбиев внес в суд 15.10.2007, что не противоречит положениям п. 10 ст. 175 УИК РФ.

Вывод суда в постановлении о том, что повторное внесение в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания возможно не ранее чем по истечении шести месяцев с момента вступления в законную силу ранее вынесенного постановления, противоречит положениям п. 10 ст. 175 УИК РФ, согласно которым повторное обращение возможно не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо если условно осужденный скрылся от контроля, суд по представлению органа, указанного в части первой настоящей статьи, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Согласно ст. 190 УИК РФ систематическим неисполнением обязанностей признается в случае совершения запрещенных или невыполнения предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Под злостным неисполнением осужденным указанных обязанностей понимается упорное нежелание осужденного встать на путь исправления (после его письменного предупреждения уголовно-исполнительной инспекцией о возможности отмены условного осуждения), например, отказ пройти курс лечения от алкоголизма, а также уклонение условно осужденного от контроля, когда его местонахождение не установлено в течение 30 дней.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.04.2007 отменено постановление Юргинского городского суда от 14.02.2007 в отношении Гришина.

Отказывая в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции, суд первой инстанции указал, что на день принятия решения преждевременно решать вопрос об отмене условного осуждения Гришину, что направление в места лишения свободы Гришина не вызывается необходимостью и он может быть исправлен согласно условиям приговора.

Однако, как следует из требований закона, предметом рассмотрения и оценки судом первой инстанции являются вопросы выполнения осужденным обязанностей, возложенных на него приговором суда. При этом суд должен ответить на главный и основной вопрос о том, являются ли действия или бездействие осужденного нарушениями возложенных на него судом обязанностей и носят ли они систематический или злостный характер. На эти вопросы суд в своем постановлении ответа не дал, что повлекло отмену постановления с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Кассационным определением судебной коллегии от 16.01.07 отменено постановление Беловского городского суда от 18.07.06, которым отменено условное осуждение Миронову.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ суд по представлению органа, осуществляющего контроль за условно осужденным, может постановить об отмене условного осуждения и исполнения наказания, назначенного приговором суда в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей.

Отменяя условное осуждение, суд пришел к выводу, что Миронов злостно не выполняет возложенные на него судом обязанности. Однако из приговора суда видно, что при определении назначенного Миронову наказания судом не возлагались на него какие-либо обязанности.

При таких обстоятельствах основания, предусмотренные законом, для отмены условного осуждения Миронову отсутствовали.

Судьи не всегда учитывают, что представление уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения подлежит рассмотрению в пределах заявленных требований.

Постановлением Яйского районного суда от 25.04.2007 уголовно-исполнительной инспекции N 37 отказано в отмене условного осуждения в отношении Семенюк, по приговору Яйского районного суда от 02.08.2006 продлен испытательный срок на 3 месяца и возложена дополнительная обязанность получения паспорта в течение двух месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 19.06.2007 указанное постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Одним из оснований отмены постановления суда послужило то, что суд при рассмотрении представления органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, превысил свои полномочия.

Так, органом, осуществляющим контроль за поведением условно осужденного, ставился вопрос об отмене условного осуждения в порядке ч. 3 ст. 74 УК РФ. Суд, отказав в заявленном представлении, по собственной инициативе, без соответствующего представления органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, возложил на Семенюк дополнительную обязанность и продлил испытательный срок.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.06.2007 отменено постановление Центрального районного суда г. Кемерово от 08.05.2007 в отношении Мут.

Как и в предыдущем примере, из материалов данного дела видно, что МРУИИ N 1 ходатайствовала перед судом об отмене условного осуждения Мут. Суд же, отказав в удовлетворении ходатайства, по собственной инициативе и в нарушение требований ч. 7 ст. 73 УК РФ, продлил ей испытательный срок.

В соответствии ст. 400 УПК РФ при решении вопроса о снятии судимости в порядке ст. 86 УК РФ в судебном заседании вправе участвовать прокурор, который извещается о поступившем ходатайстве.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.10.2007 отменено постановление Осинниковского городского суда Кемеровской области от 01.08.2007 в отношении Клишина.

В деле отсутствуют данные о надлежащем уведомлении прокурора о дне и времени рассмотрения представления УИИ в отношении Клишина. В судебном заседании также не обсуждался вопрос о возможности рассмотрения представления в отсутствие прокурора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что, разрешая вопрос об отмене условного осуждения и снятия судимости в отношении Клишина в отсутствие надлежаще уведомленного прокурора, суд допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, связанного с лишением или ограничением гарантированных УПК РФ прав участников, уголовного судопроизводства по делу, что тем самым могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, суд рассмотрел представление УИИ N 20 в отношении Клишина об отмене условного осуждения и снятии судимости по копиям документов, в судебном заседании материалы личного дела на условно осужденного Клишина не исследовались, чем допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда