Решения и постановления судов

Определение Свердловского областного суда от 25.03.2008 по делу N 33-1965/2008 В решении суда о понуждении заключить договор передачи жилого помещения в бесплатную собственность граждан должно быть определено конкретное помещение и указаны лица, с которыми надлежит заключить договор приватизации.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 марта 2008 г. по делу N 33-1965/2008

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Константиновой О.В.,

судей Азаровой Т.И.,

Панкратовой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25.03.2008 кассационную жалобу Администрации Муниципального образования “город Нижний Тагил“ на решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 05.02.2008 по делу по иску О. и О.А., действующей также в интересах несовершеннолетних О.О. и О.Л., к Администрации Муниципального образования “город Нижний Тагил“ о понуждении к заключению договора приватизации жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Азаровой Т.И., судебная коллегия

установила:

О. и О.А. обратились в суд с иском к Администрации Муниципального образования (МО) “город Нижний Тагил“ о понуждении ответчика к заключению договора передачи в собственность в порядке приватизации занимаемого ими жилого помещения - квартиры в г. Н. Тагиле, и исключении данной квартиры из специализированного жилищного фонда. В обоснование заявленных требований О. и О.А. указывали, что на основании ордера N 21 матери О. - Н. 23.11.1989 было предоставлено жилое помещение площадью 26 кв. м - квартира в общежитии - на состав семьи 2 человека, включая сына Н. Впоследствии О. вступил в брак, в котором имеет двоих детей,
и в настоящее время в спорном жилом помещении зарегистрированы и проживают О., его супруга О.А. и двое несовершеннолетних детей: О.О., родившаяся 25.07.1997, и О.Л., родившаяся 04.10.2005. Наниматель квартиры Н. выехала на другое постоянное место жительства. Ордер на право проживания в общежитии, по мнению истцов, подтверждает их право проживания в квартире на условиях договора социального найма со всеми следующими из этого правами, в том числе и правом приватизации занимаемого жилого помещения, поскольку дом, в котором находится спорное помещение, не имеет признаков общежития: в нем нет мест общего пользования, мебели и предметов культурно-бытового назначения, нет администрации общежития и штатов для его обслуживания, нет проходной системы, не утверждены Правила внутреннего распорядка. Отсутствие вышеуказанных признаков позволяет сделать вывод о том, что занимаемая ими квартира не может считаться временным жильем в общежитии и необоснованно включена в специализированный жилищный фонд. Указанная квартира является изолированным жилым помещением общей площадью 36,1 кв. м, в том числе жилой площадью 26 кв. м, в котором присутствуют кухня, ванная комната с туалетом. То есть местами общего пользования в общежитии они не пользуются. В Распоряжении Председателя исполкома Нижнетагильского Совета народных депутатов N 67-р от 14.05.1990 указано, что у данного вновь выстроенного общежития статус общежития изменен на жилой дом. Кроме того, еще в
1990 году общежитие передано в муниципальную собственность МО “город Нижний Тагил“ со снятием статуса общежития, что в силу ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации“ является основанием для передачи комнат в порядке приватизации в собственность проживающих в них граждан. Тем не менее Администрация города отказывает в приватизации комнат в данном доме, ссылаясь на Постановление Главы города Н. Тагила от 13.04.2006 N 361, которым указанное здание общежития в соответствии со ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации отнесено к специализированному жилищному фонду (является общежитием). Ранее право на приватизацию жилья они не использовали, другого жилого помещения не имеют. С учетом изложенного, О. и О.А. просили исключить спорную квартиру из специализированного жилищного фонда и обязать Администрацию Муниципального образования “Город Нижний Тагил“ заключить с ними договор безвозмездной передачи в собственность путем приватизации вышеуказанной квартиры.

Привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица Н. поддержала исковые требования, поясняя, что квартира была предоставлена ей в 1989 году на состав семьи 2 человека, включая сына О., в связи с работой в Центральной городской библиотеке. Впоследствии в квартиру с ее согласия были вселены и зарегистрированы супруга и дети сына, а она приобрела в свою собственность иное жилое помещение, в связи
с чем выехала из указанной квартиры и была снята с регистрационного учета.

Представитель Администрации муниципального образования “город Нижний Тагил“ оспаривала исковые требования О. и О.А., ссылаясь в письменном отзыве на то, что данный дом изначально имел статус общежития для семейной молодежи. Строительство дома велось за счет средств Муниципального образования “г. Н. Тагил“, поэтому с момента ввода в эксплуатацию дом является муниципальной собственностью. Статус дома никогда не изменялся. Н. спорное жилое помещение предоставлялось по ордеру, в котором указано, что ей предоставляется для временного проживания комната в общежитии. Кроме того, по ордеру предоставлено жилье площадью 26 кв. м. Истцы самостоятельно переоборудовали вторую комнату площадью 8,7 кв. м под кухню, что не дает им права на приватизацию данного помещения, поскольку документов, подтверждающих разрешение на переоборудование, не представлено. В результате переоборудования значительно уменьшился размер жилой площади, что недопустимо. Статья 7 вводного Закона распространяется на жилые дома, которые использовались в качестве общежитий, т.е. не по своему целевому назначению, которые строились и вводились в эксплуатацию как жилые дома, а заселялись как общежития. Данный дом, как указано выше, изначально строился и использовался (заселялся) в качестве общежития. Кроме того, данный статус дома подтвержден Постановлением Главы г. Н. Тагила от 13.04.2006 N 361, которым указанное здание было отнесено к специализированному
жилищному фонду. Статья 7 вводного Закона не предусматривает права на приватизацию жилых помещений в общежитиях. В связи с введением Жилищного кодекса Российской Федерации вводным Законом были внесены изменения в порядок приватизации жилья, но из редакции ст. 4 Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ не изъято положение, запрещающее приватизацию жилых помещений в общежитиях. С учетом изложенного Администрация МО “г. Н. Тагил“ просила в удовлетворении иска О. и О.А. отказать.

Ленинским районным судом г. Н. Тагила 05.02.2008 постановлено решение об удовлетворении исковых требований О. и О.А. На Администрацию МО “город Нижний Тагил“ возложена обязанность исключить из специализированного фонда общежитий спорную квартиру и заключить с О., О.А., действующей также в интересах несовершеннолетних О.О., О.Л., договор передачи в собственность (приватизации) в равных долях жилого помещения - квартиры общей площадью 36,1 кв.м.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, ответчик в кассационной жалобе указал на несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права. Полагает, что выводы суда о статусе общежития как жилого дома являются неверными, противоречат представленным доказательствам. Кроме того, суд не принял во внимание то обстоятельство, что Н. для проживания предоставлялась жилое помещение площадью 26 кв. м, тогда как в собственность истцам передана квартира общей площадью 36,1
кв. м. Дополнительная площадь образовалась за счет самовольного занятия истцами мест общего пользования, в то время как жилая площадь квартиры уменьшилась за счет переоборудования комнаты под кухню, на что не было получено согласия собственника.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, и постановленное судом решение, судебная коллегия считает его подлежащим отмене в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств.

Удовлетворяя требования О. и О.А., суд с учетом сложившейся практики правильно пришел к выводу о том, что дом, в котором находится спорное помещение, с 1990 года утратил статус общежития и находится в муниципальной собственности. При этом судом было учтено, что в связи с введением в действие с 01.03.2005 Жилищного кодекса Российской Федерации (ст. 7 Федерального закона от 22.12.2004 N 189-ФЗ) статус спорного дома как общежития был утрачен, и занимаемые гражданами в данном доме жилые помещения должны были быть закреплены за ними по договорам социального найма как социальное жилье, с вытекающими из этого правами нанимателей жилых помещений, в том числе и правом на приватизацию.

В то же время, суд своим решением возлагает на Администрацию МО “город Нижний Тагил“ обязанность исключить из специализированного фонда общежитий спорную квартиру, вопреки нормам жилищного законодательства, устанавливающего порядок отнесения жилого помещения к определенному виду специализированных жилых помещений и исключения
жилого помещения из указанного фонда. В соответствии со ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определенному виду специализированных жилых помещений и исключение жилого помещения из указанного фонда осуществляются на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом. Данные вопросы не входят в компетенцию суда. Суд может лишь, исходя из конкретных обстоятельств дела, прийти к выводу о том, что занимаемое гражданами жилое помещение утратило статус жилого помещения специализированного жилищного фонда, в связи с чем, как в данном случае, считается занятым проживающими в нем гражданами по договору социального найма.

Ст. 2 Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ предусмотрено право граждан, занимающих жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных указанным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Постановленным решением суд обязал Администрацию МО “город Нижний Тагил“ заключить договор передачи в собственность (приватизации) жилого помещения - квартиры - только с О.
и О.А. в равных долях. Несовершеннолетние О.О. и О.Л. как самостоятельные субъекты данного договора приватизации жилья не указаны. Таким образом, из решения суда непонятно, должно ли быть указанное жилое помещение передано всем четверым членам семьи О., включая и несовершеннолетних детей, в равных долях - по 1/4 доле каждому, либо договор приватизации должен быть заключен лишь с О. и О.А., с передачей им в собственность по 1/2 доле данного жилья.

Согласно ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения предполагают его полноту, ясность и четкость изложения, наличие в нем убедительного и исчерпывающего ответа по существу разрешаемого спора или вопроса. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 “О судебном решении“ указано: исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд по заявленному иску, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении.

Постановленное судом решение не отвечает данным требованиям законодательства.

Из материалов дела усматривается, что на основании ордера N 21
от 23.11.1989 Н. для проживания было предоставлено жилое помещение - квартира в общежитии, состоящая из двух комнат, площадью 26 кв. м - на семью, состоящую из 2 человек, включая сына Н. - истца по делу О. Документов, подтверждающих разрешение на перепланировку комнат, с переоборудованием одной из комнат в кухню, сторонами суду не представлено. Тем не менее это осталось без внимания и не было предметом исследования в судебном заседании, тогда как данное обстоятельство имеет значение для правильного разрешения спора. Согласно данным БТИ после перепланировки и переоборудования одной из комнат в кухню занимаемое истцами жилое помещение имеет общую площадь 36,1 кв. м, в том числе жилую площадь 18,3 кв. м. То есть размер жилой площади после перепланировки и переоборудования значительно уменьшился. В решении же суд не уточнил жилую площадь объекта, передаваемого в собственность истцам, возложив на Администрацию МО “г. Нижний Тагил“ обязанность заключить с ними договор передачи в собственность жилого помещения - квартиры общей площадью 36,1 кв. м. Как следует из данных БТИ, комната, в настоящее время переоборудованная истцами в кухню, до сих пор имеет статус жилого помещения.

С учетом вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 “О судебном решении“, в решении суда должно быть определено конкретное помещение, передаваемое в собственность граждан на основании договора безвозмездной передачи. Такое помещение судом не определено. Ссылки истцов на то, что данное обстоятельство не имеет правового значения, поскольку при подготовке документов для приватизации они представят и документы о перепланировке, и в случае несогласования этих документов им может быть вновь отказано в заключении договора приватизации, но уже по другому основанию, несостоятельны. Решением суда Администрация обязана заключить указанный договор приватизации, что исключает возможность ответчика в дальнейшем оспаривать проведенную перепланировку.

Таким образом, решением суда возникший между сторонами спор не разрешен, поскольку не указано, на какое помещение и с кем из истцов должен быть заключен договор передачи в бесплатную собственность (приватизации), что не только не позволяет однозначно толковать вынесенное решение, но и будет препятствовать его исполнению в дальнейшем.

При наличии указанных нарушений судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене. Так как для правильного разрешения спора необходимо выяснение дополнительных обстоятельств, дело подлежит направлению на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, предложить сторонам представить дополнительные доказательства в подтверждение своих доводов и возражений, оценить все доказательства в совокупности и постановить решение в строгом соответствии с законом.

Руководствуясь ст. 360, абз. 3 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 05.02.2008 отменить с возвращением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Председательствующий

КОНСТАНТИНОВА О.В.

Судьи

АЗАРОВА Т.И.

ПАНКРАТОВА Н.А.