Решения и определения судов

Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по уголовным делам за I квартал 2008 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2008 ГОДА

Неверная квалификация действий подсудимых и нарушение положений ст. 30 ч. 2 УК РФ привели к отмене приговора.

Приговором Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 4 декабря 2007 года Г. и К. осуждены по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. “а“ УК РФ. Дело рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 25 января 2008 года приговор отменен, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

Г. и К. признаны виновным в том, что они 30 октября 2007 года около 9
часов из корыстных побуждений, вступив в преступный сговор с целью тайного хищения чужого имущества, путем свободного доступа на территорию стоматологической поликлиники, воспользовавшись отсутствием посторонних лиц, разобрали часть кирпичного забора, огораживающего территорию поликлиники, и приготовили к тайному хищению 200 кирпичей на сумму 1400 рублей, но были задержаны сотрудниками милиции на месте преступления.

Данные действия образуют состав приготовления к хищению, а не покушения.

Согласно ст. 30 ч. 2 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

При таких обстоятельствах в действиях Г. и К. отсутствует состав преступления.

Возможность помещения подростка в условия специального учебно-воспитательного учреждения закрытого типа по состоянию здоровья должна быть определена заключением врачебной комиссии.

Постановлением Лениногорского городского суда РТ от 28 декабря 2007 года А., 30 марта 1993 года рождения, помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа сроком на три года.

Верховным судом Республики Татарстан 1 февраля 2008 года Постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно Федеральному закону “Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних“ при помещении подростка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа проводится медицинское обследование, во время которого решается вопрос о возможности содержания его в условиях данного учреждения.

Заключения о возможности нахождения подростка в условиях специального учебно-воспитательного учреждения закрытого типа в материалах дела не имеется.

В материалах дела имеется лишь акт врачебной комиссии от 29 ноября 2007 года, из которого видно, что у А. выявлены заболевания со стороны неврологии, а также сердца. Вопрос о возможности помещения А. в спецучреждение комиссией не разрешен.

Суд не исследовал должным образом вопрос о состоянии здоровья А. и о возможности нахождения подростка
в условиях специального учебно-воспитательного учреждения закрытого типа.

При таких обстоятельствах Постановление суда признано незаконным и необоснованным.

Нарушение права на защиту привело к отмене постановления судьи.

Постановлением судьи Актанышского районного суда РТ от 28 февраля 2008 года в отношении Х. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 14 марта 2008 года Постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из материала усматривается, что 9 февраля 2008 года Х. заключил договор с адвокатом Г-ым на осуществление своей защиты.

28 февраля 2008 года в ходе судебного заседания Х. отказался от услуг явившего в суд адвоката Г-ой и просил обеспечить участие в судебном заседании своего адвоката - Г-ва.

Однако судья ходатайство Х. не удовлетворил, принял решение об избрании меры пресечения - содержание под стражей Х. - без участия адвоката.

Таким образом, судьей допущено нарушение права обвиняемого Х. на защиту, что является грубым нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 70 ч. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 23 ноября 2007 года приговор мирового судьи судебного участка N 7 гор. Набережные Челны в отношении С., осужденного по ст. ст. 116 ч. 1, 119 ч. 1, 69 ч. 2, 70 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, изменен.

С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 ч. 1 УК РФ, и ему назначено наказание 8 месяцев лишения
свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору, и согласно ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательное наказание назначено 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 января 2008 года приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. 70 ч. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Как видно из материалов дела, ранее С. был осужден приговором мирового судьи по ст. 119 ч. 1 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год.

Приговором суда апелляционной инстанции от 23 ноября 2007 года он осужден по ст. 119 ч. 1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору, и в силу ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров ему назначено 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Таким образом, С. окончательное наказание по совокупности приговоров назначено меньше неотбытой части наказания по предыдущему приговору мирового судьи.

Согласно положениям ст. 444 УПК РФ представителю учреждения, производящего назначенное судом нуждающемуся лицу принудительное лечение, право на обжалование Постановления суда в кассационном порядке не предоставлено.

Постановлением Советского районного суда г. Казани от 21 ноября 2007 года главному врачу ФГУ “Казанская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением РОСЗДРАВА“ Х.
отказано в продлении принудительного лечения Ф. в психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Х. обжаловал данное решение суда в кассационном порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 января 2008 года кассационное производство по жалобе прекращено, поскольку согласно положениям ст. 444 УПК РФ представителю учреждения, производящего назначенное судом принудительное лечение, право на обжалование Постановления суда в кассационном порядке не предоставлено.

Участие подозреваемого, обвиняемого в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о его помещении в психиатрический стационар для производства стационарной психиатрической судебной экспертизы обязательно.

Постановлением судьи Зеленодольского городского суда РТ от 8 февраля 2008 года А. помещен в ГУЗ “Республиканская клиническая психиатрическая больница имени академика Бехтерева В.М.“ МЗ РТ для производства стационарной психиатрической судебной экспертизы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 29 февраля 2008 года Постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с определением Конституционного Суда РФ N 19 от 8 июня 2004 года под судебной защитой понимается предоставление достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей.

К числу таких процессуальных действий относится и помещение подозреваемого в психиатрический стационар, поскольку с этим сопряжено ограничение не только его свободы, но и возможности полноценно осуществлять судебную защиту своих прав.

Кроме того, Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 года “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“ (в редакции от 10 января 2003 года) требует обязательного участия лица, в отношении которого ставится вопрос о принудительном помещении в
психиатрический стационар, в заседании суда.

Необходимость обеспечения участия подозреваемого, обвиняемого, его защитника в рассмотрении судом такого вопроса подтверждается и статьей 198 УПК РФ, согласно которой при назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве суд. экспертизы в другом экспертном заведении, о внесении в Постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Несмотря на требования этих норм закона и наличие реальной возможности присутствия А. в судебном заседании, оно было проведено в отсутствие подозреваемого и его защитника.

Действия оперуполномоченного уголовного розыска в рамках возбужденного уголовного дела могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением судьи Авиастроительного районного суда г. Казани от 8 февраля 2008 года жалоба адвоката Г. на действия оперуполномоченного уголовного розыска Авиастроительного РОВД г. Казани Х., который при проведении обыска в ломбарде изъял сотовые телефоны и документы, не имеющие отношения к расследуемому уголовному делу, оставлена без удовлетворения, производство по его жалобе прекращено с указанием на то, что действия оперуполномоченного уголовного розыска не могут быть обжалованы в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 марта 2008 года Постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации “По делу о проверке конституционности положений статей 116, 211, 218, 219, 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан“ изложена правовая позиция, в соответствии с которой в суд могут быть обжалованы действия и решения органов дознания, следователей и прокуроров, существенно
ограничивающие конституционные права и свободы личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля.

Из материалов дела установлено, что оперуполномоченный уголовного розыска по поручению начальника отделения СУ при Авиастроительном РОВД г. Казани произвел обыск в ломбарде, где изъял бытовую технику, сотовые телефоны и документы к ним.

Оперуполномоченный ОУР действовал в рамках возбужденного уголовного дела и проводил оперативно-розыскные мероприятия по поручению следователя. Следовательно, его действия могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Несоблюдение требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ привело к изменению приговора.

Приговором Вахитовского районного суда г. Казани от 14 августа 2007 года В. осужден к лишению свободы: по п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ - на 4 года, по ч. 4 ст. 150 УК РФ - на 5 лет 6 месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 6 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 16 января 2008 года приговор изменен, назначенное по ч. 4 ст. 150 УК РФ наказание снижено до 5 (пяти) лет лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима по следующим основаниям.

Уголовное дело в отношении В. рассмотрено в особом порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, без проведения судебного следствия.

Вместе с тем при назначении В. наказания по ч. 4 ст. 150 УК РФ судом не соблюдены требования ч. 7 ст. 316 УПК
РФ, согласно которой при постановлении обвинительного приговора в особом порядке наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, что привело к изменению приговора.

Положения ч. 1 ст. 82 УК РФ при назначении наказания осужденной не подлежат применению, если она лишена родительских прав.

Приговором Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 29 января 2007 года Л. осуждена по ч. 1 ст. 228, п. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, окончательно определено наказание в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

В силу ч. 1 ст. 82 УК РФ, учитывая, что у осужденной малолетняя дочь, реальное отбывание наказания отсрочено до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 16 января 2008 года приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как установлено Президиумом, в материалах уголовного дела имеется копия свидетельства о рождении, согласно которому у осужденной Л. есть дочь 30 октября 1999 года рождения. Наличие малолетнего ребенка учтено судом при назначении наказания в качестве смягчающего наказание обстоятельства, а также явилось основанием для отсрочки отбывания наказания в виде лишения свободы с применением ст. 82 УК РФ до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

Между тем решением Нижнекамского городского суда РТ от 16 февраля 2005 года Л. была лишена родительских прав в отношении дочери в связи с уклонением от выполнения родительских обязанностей.

При таких обстоятельствах положения ч. 1 ст. 82 УК РФ при назначении наказания Л. не подлежали применению.

Паспорт гражданина является важным личным документом, за уничтожение которого уголовная ответственность законом не предусмотрена.

Приговором Набережночелнинского городского
суда РТ от 9 июня 2007 года Б. осужден по статье 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет, по статье 325 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев; в соответствии со статьей 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 4 месяца в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 2 апреля 2008 года приговор суда в части осуждения Б. по ст. 325 ч. 1 УК РФ отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, с исключением из приговора указания о назначении наказания с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ, по следующим основаниям.

Из приговора следует, что суд признал Б. виновным в уничтожении официального документа - паспорта его жены, совершенном из личной заинтересованности, и квалифицировал его действия по части 1 статьи 325 УК РФ.

Однако, по смыслу закона, паспорт не относится к официальным документам, а является важным личным документом, за уничтожение которого уголовная ответственность законом не предусмотрена.

Поэтому приговор суда в части осуждения Б. по ст. 325 ч. 1 УК РФ признан незаконным.