Решения и определения судов

Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по гражданским делам за I квартал 2008 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2008 ГОДА

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 439 ГПК РФ исполнительное производство прекращается судом в случае, если взыскатель и должник заключили мировое соглашение и оно утверждено судом.

Решением суда постановлено взыскать с Г. в пользу М. проценты по договору займа, проценты за пользование чужими денежными средствами.

Кассационным определением судебной коллегии Верховного суда Республики Татарстан решение в части взыскания процентов по договору займа изменено. Постановлено взыскать с Г. в пользу М. увеличенную сумму процентов по договору займа. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Определением суда утверждено мировое соглашение на стадии исполнения судебных постановлений,
заключенное между Н., действующим по доверенности в интересах взыскателя М., и должником Г., по условиям которого должник обязуется в течение 5 дней с момента вступления в силу данного определения суда внести в счет полного погашения задолженности определенную сумму на банковский счет взыскателя. С момента внесения указанных денежных средств взыскатель полностью отказывается от требований по уплате долга. Производство по исполнению судебных постановлений по данному делу прекращено.

В кассационной инстанции законность и обоснованность данного определения не проверялась.

Президиум Верховного суда РТ определение судьи отменил с прекращением производства по данному вопросу.

Оспаривая решение суда, заявитель указывает на то, что мировое соглашение на стадии исполнения судебных постановлений заключено поверенным в нарушение условий договора поручительства и полномочий по доверенности, выданной на основе договора.

В соответствии с положениями договора поручительства поверенный обязуется вести дело о взыскании суммы займа и процентов с Г. в пользу М. Поверенный обязан исполнить данное поручение в соответствии с указаниями доверителя. Поверенный вправе отступить от этих указаний, если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах доверителя и поверенный не мог предварительно запросить доверителя либо не получил своевременно ответа на вопрос.

Заключая с должником Г. мировое соглашение по исполнению судебных постановлений и прекращению исполнительного производства, Н. действовал вопреки интересам доверителя, в части ее отказа от взыскания с Г. полного долга. Правомочия Н. по заключению мирового соглашения, указанные в доверенности, распространяются на стадии рассмотрения иска по существу, а не в процессе исполнения решения суда. Право на отказ от взыскания суммы долга в доверенности указано не было.

Ч. 3 ст. 439 ГПК РФ гласит, что все назначенные судебным приставом-исполнителем меры по
исполнению отменяются. Прекращенное исполнительное производство не может быть возбуждено вновь.

По смыслу ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако право на заключение мирового соглашения должно быть специально оговорено в доверенности.

Буквальное толкование доверенности означает право Н. на заключение мирового соглашения на стадии рассмотрения предмета иска. На стадии исполнения судебного постановления полномочия Н. на заключение мирового соглашения, исходя из буквального значения содержащихся слов и выражений в доверенности, не прописаны. Н. согласно доверенности имел право на отзыв исполнительного документа, который не влечет прекращение исполнительного производства без права его возбуждения, как это предусмотрено законом при заключении мирового соглашения на стадии исполнения судебного постановления.

Распоряжением М. отменила выданную Н. доверенность.

Согласно ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие отмены доверенности лицом, выдавшим ее.

Суд необоснованно расширил толкование ст. 208 ГПК РФ и повторно взыскал убытки.

Решением суда постановлено взыскать с ООО в пользу К. убытки в виде разницы между ценой квартиры, установленной договором долевого участия в строительстве жилья, и ценой такой же квартиры на момент вынесения решения суда, а также компенсацию морального вреда и судебные расходы.

К. обратилась в суд с заявлением об индексации присужденных денежных сумм за годичный период с учетом роста стоимости квартиры.

Суд удовлетворил заявление К. частично. Постановил взыскать с ООО в пользу нее в счет индексации половину заявленной суммы и судебные расходы.

Законность и обоснованность принятого определения суда в кассационном порядке не проверялась.

Президиум определение суда по данному вопросу отменил с направлением на новое рассмотрение в тот же суд.

Оспаривая определение суда, заявитель указывает, что суд расширил толкование ст. 208 ГПК РФ, взыскивая
повторно с ООО убытки от стоимости квартиры.

Согласно ст. 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

Индексация взысканных судом сумм обеспечивает защиту прав взыскателя в условиях инфляции, когда от момента вынесения решения суда до его исполнения взысканные суммы обесцениваются. Вместе с тем суд, вынося определение об индексации денежных сумм, вышел за пределы полномочий, предоставленных ему ст. 208 ГПК РФ, и фактически повторно взыскал убытки с учетом роста цен на квартиры, что нельзя признать законным.

Суд не привлек к рассмотрению дела недееспособного члена семьи, чем существенно нарушил его права.

Требования Б. о признании права на домовладение самовольной постройки мотивированы тем, что его строил истец на собственные средства и своими силами. Пользователем дома в техническом паспорте был указан покойный брат Х. Истец содержит дом и оплачивает все необходимые платежи. Акт об установлении границ со смежными землепользователями подписан. Главное управление архитектуры и градостроительства не возражает против оформления прав собственности на указанное домовладение при условии урегулирования администрацией района вопросов межевания, обеспечения пожарной и санитарной безопасности.

Суд иск удовлетворил.

Законность и обоснованность принятого решения в кассационном порядке не проверялась.

В надзорной жалобе опекуном недееспособного Х. - К. ставится вопрос об отмене решения суда, принятого с существенным нарушением норм процессуального и материального права.

Президиум решение суда по данному делу отменил с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Оспаривая решение суда, заявительница указала, что суд в нарушение ст. 42 ГПК РФ не привлек ее как опекуна недееспособного брата Х. в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно
предмета спора.

Как следует из доводов жалобы, спорный дом строили их родители в период, когда истец проходил срочную военную службу и поэтому не мог принимать участие в его строительстве.

Позже истец женился и ушел жить к жене, вернулся в спорное домовладение после смерти отца. С этого времени истец стал проживать в доме совместно с матерью и двумя братьями, в том числе и недееспособным Х., интересы которого представляет сестра К.

Таким образом, принятым решением суда существенно нарушены права недееспособного Х., который остался без жилья.

Нарушение судом норм процессуального права не позволили суду полно и всесторонне исследовать все обстоятельства по данному делу.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 364 решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалоб в случае, если суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

А. обратилась к Х. в суд на том основании, что после смерти матери С. открылось наследство на домовладение. К дому был возведен кирпичный пристрой и произведена перепланировка общей площади жилого дома. Изменения в площади дома мать не зарегистрировала. Кроме того, в свидетельстве о рождении неверно указано отчество матери, с ошибкой в буквах. А. просит установить факт родственных отношений с умершей матерью, установить факт владения С. домовладением, признать право собственности в порядке наследования за ней. Других наследников, кроме сестры Х., не имеется.

Ответчица Х. иск признала, указав, что на наследство после смерти матери не претендует.

Суд иск удовлетворил.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе Р. и Г. просят отменить решение суда, принятого с существенным нарушением норм процессуального права.

Согласно ч. 1 ст. 1146
ГК РФ доля наследника по закону, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, переходит по праву представления к его соответствующим потомкам в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1142, п. 2 ст. 1143 и п. 2 ст. 1144 настоящего Кодекса, и делится Ф.И.О.

Оспаривая судебное решение, заявители указали, что данным решением нарушены их имущественные права, как заинтересованных лиц, являющихся по отношению к сыну наследодателя С. - умершему Р., женой и детьми, претендующими на часть наследственного имущества и фактически проживающими в спорном домовладении. Однако они не были приглашены на судебное заседание. О состоявшемся решении они узнали, когда получили повестки по делу по иску А. о их выселении.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления о взыскании судебного приказа в случае, если из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Управление Пенсионного фонда РФ по району обратилось в суд с заявлением о выдаче судебного приказа в отношении З. о взыскании недоимки по обязательным платежам, указывая, что должником в нарушении ст. 28 ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в РФ“ не уплачены страховые взносы в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной части.

Судебным приказом мирового судьи заявление УПФР удовлетворено.

Президиум судебный приказ отменил по следующим основаниям.

В силу ст. 122 ч. 5 ГПК РФ судебный приказ выдается, если заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам.

Как следует из доводов надзорной жалобы З., оснований для выдачи судебного приказа у мирового судьи не имелось, поскольку сроки предъявления таких требований согласно положениям ч.
3 ст. 48 Налогового кодекса РФ являются пресекательными и они истекли. После получения требования по уплате недоимки заявление о выдаче судебного приказа от УПФР поступило через годичный срок.

При наличии спора о праве вынесение судебного приказа является существенным нарушением процессуального законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 127 Семейного кодекса РФ лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

А. и Л. обратились в суд с заявлением об удочерении несовершеннолетней С., находящейся под их опекой, указав, что они имеют все необходимые условия для ее надлежащего содержания и воспитания.

Решением суда заявление удовлетворено.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум решение суда отменил по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявление А. и Л. об удочерении несовершеннолетней С., суд первой инстанции исходил из того, что заявители являются мужем и женой.

Между тем эти обстоятельства на момент рассмотрения заявления не соответствовали действительности. Как следует из материалов дела, ранее заочным решением мирового судьи брак между А. и Л. был расторгнут.

Эти обстоятельства, имеющие правовое значение для дела, судом не были надлежащим образом исследованы и учтены при вынесении решения.

Денежные суммы, внесенные лицом во исполнение имущественных обязательств другого лица перед ответчиком, не могут быть истребованы у ответчика по основаниям ст. 1102 ГК РФ как необоснованное обогащение.

А. обратился в суд с иском к ЗАО о взыскании суммы неосновательного обогащения. Свои требования истец обосновал тем, что указанная сумма была им лично внесена в кассу ответчика в качестве условия заключения договора аренды помещения между ООО и ЗАО, считая, что данная сумма будет зачтена в дальнейшем в счет арендной платы.

В судебном заседании представитель
ответчика требования не признал, пояснив, что указанная сумма истцом была внесена как представителем ОАО в счет погашения задолженности данного предприятия перед ЗАО по аренде помещения.

Суд иск удовлетворил.

Суд кассационной инстанции решение отменил с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Из материалов дела установлено, что между ЗАО и ОАО имелся договор об аренде помещения. По истечении срока договора у ОАО осталась задолженность по арендной плате.

Истец, являющийся директором ООО, обратился к ЗАО с предложением сдать его предприятию помещение. В тот же день истец внес в кассу ЗАО сумму по приходно-кассовому ордеру. При этом в квитанции к данному приходно-кассовому ордеру указано, что плательщиком является ОАО через А., основание оплаты - долг за аренду.

В дальнейшем ЗАО заключило договор с ООО на аренду помещений.

Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, пришел к выводу о том, что внесенная сумма получена ЗАО от А., а не от ОАО. Суд сослался на ст. 987 ГК РФ, предусматривающую, что если действия, непосредственно не направленные на обеспечение интересов другого лица, в том числе в случае, когда совершившее их лицо ошибочно предполагало, что действует в своем интересе, привели к неосновательному обогащению другого лица, применяются правила, предусмотренные главой 60 настоящего Кодекса.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя в связи с его противоречием ч. 1 ст. 1102 ГК РФ, установившей, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса.

Указание в
квитанции к приходно-кассовому ордеру плательщика - ОАО - является доказательством, поскольку между указанными организациями существовали договорные отношения. Отсутствие у А. на момент внесения денежных средств документа, что он представляет интересы ОАО, правового значения не имеет. А. может обратиться к ОАО о взыскании перечисленных им сумм.

Таким образом, полученные ЗАО денежные средства от имени ОАО через А. нельзя признать неосновательным обогащением.

Суд неправомерно выселил жильца из общежития без предоставления другого жилого помещения.

ГОУ “Профессиональное училище“ обратилось в суд с иском о выселении М. из комнаты общежития, о снятии его с регистрационного учета, ссылаясь на то, что ответчику была предоставлена комната в общежитии училища без законных оснований. Истец просил выселить ответчика из общежития без предоставления другого жилого помещения.

Решением суда иск удовлетворен частично: на отдел паспортно-визовой службы РУВД возложена обязанность снять М. с регистрационного учета. М. обязан освободить комнату в общежитии от имущества.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда РТ решение суда по данному делу отменил и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что М. права на жилую площадь в общежитии не приобрел, поскольку был вселен в комнату с нарушением порядка вселения в общежитие, орден ему не выдавался, договор найма жилого помещения с ним заключен не был, в трудовых отношениях с ПУ он не состоял и не состоит, в спорной комнате длительное время не проживает, сохраняя в ней лишь регистрацию.

Как видно из приобщенных к представлению Прокурора РФ материалов, М. вселился в общежитие не самоуправно, длительное время проживает в комнате, производит оплату жилья, зарегистрирован по адресу общежития. Постановлением
Главы администрации района принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Таким образом, удовлетворяя иск, суд не установил, что нарушение порядка предоставления жилой площади в общежитии, предусмотренного в тот период ст. 109 ЖК РСФСР и Примерным положением об общежитиях, утвержденным Постановлением СМ РСФСР от 11.08.1988 N 328, имело место со стороны ответчика.

По смыслу ст. 110 ЖК РСФСР выселение граждан без предоставления другого жилого помещения из общежития, вселенных в него не в связи с трудовыми отношениями или учебой, не предусматривалось.

Согласно ст. 13 ФЗ от 2004 г. “О введении в действие Жилищного кодекса РФ“, в силу которой граждане, проживающие в служебных помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса РФ, состоят в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ.

Разрешая спор, суд обязан определить надлежащего ответчика.

РГУ “Безопасность дорожного движения“ обратилось в суд с иском к Б. о взыскании денежных средств за транспортировку и хранение транспортного средства, указав, что принадлежащая ответчику автомашина находится на автостоянке эвакуированных транспортных средств.

Решением суда иск удовлетворен в полном объеме.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда РТ судебное постановление отменил.

Из материалов дела усматривается, что принадлежавшая Б. автомашина на основании нотариально удостоверенной доверенности передана им Р. Последним автомашина была передана Ф. Инспектором ДПС составлен протокол о задержании у Ф. указанной автомашины в связи с управлением последним автомашиной с признаками алкогольного опьянения.

Транспортное средство передано РГУ БДД, которым помещено на специализированную стоянку.

Разрешая данный спор и удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что Б. как собственник транспортного средства обязан возместить истцу указанные расходы.

При этом, как следует из обжалуемого решения, суд руководствовался нормами материального права, регулирующими права и обязанности собственника имущества.

Нормы же закона, регулирующие правоотношения, вытекающие из договоров хранения, судом во внимание не приняты, и доводы ответчика о передаче им транспортного средства на законном основании другому лицу необоснованно отвергнуты.

Между тем, согласно нормам главы 47 ГК РФ, регулирующим правоотношения, возникающие из договора хранения, поклажедателем может быть не только собственник имущества, но и законный владелец имущества, и обязанности по договору хранения могут возникнуть не только у собственника транспортного средства, но и у его владельца.

С учетом данных положений закона суду следовало уточнить надлежащего ответчика по делу.

Кроме того, судом не учтены положения закона, регулирующие вопросы о сроках хранения и связанные с ними вопросы о правах и обязанностях сторон договора хранения.

При прекращении семейных отношений суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания, собственностью каждого из них.

Ш. обратилась в суд с иском к бывшему мужу Л. о взыскании определенной суммы по мотивам, что передала их ответчику в долг по расписке. Однако ответчик долг не возвратил.

Решением суда постановлено: взыскать с Л. в пользу Ш. половину заявленной суммы.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум решение суда отменил.

Из материалов дела усматривается, что решением мирового судьи их брак расторгнут. Ранее Л. составлена и подписана расписка о получении от Ш. суммы денег в долг.

Разрешая данный спор и удовлетворяя лишь частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что из указанной суммы часть составляют общие денежные средства супругов, а другая часть истицей получена по договору займа, а потому, по мнению суда, исходя из равенства долей супругов в общем имуществе, ответчик должен возвратить истице часть денег, составляющих половину общих средств, и часть - 1/2 часть общего долга.

Между тем, как следует из протокола судебного заседания, истица в суде утверждала о том, что на момент передачи ответчику денег они совместно с ответчиком не проживали, общего хозяйства не вели.

Как следует из копии решения мирового судьи по делу о расторжении брака между сторонами, с данными требованиями обратился Л., который в судебном заседании пояснял о том, что с Ш. семейные отношения прекращены и совместное хозяйство не ведется. Мировым судьей предоставлялся срок для примирения, однако примирение не состоялось.

При разрешении требований Ш. о взыскании долга ответчик в судебном заседании указал, что расписку он составил, но денег не получал.

На наличие семейных отношений с истицей он не ссылался и не указывал о том, что данные денежные средства являются общими и подлежат разделу как общее имущество супругов.

Однако эти обстоятельства и положения п. 4 ст. 38 Семейного кодекса РФ о том, что суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них, судом не учтены.

Таким образом, разрешение данных исковых требований с применением норм семейного законодательства, регулирующих порядок раздела общего имущества супругов, нельзя признать законным и обоснованным.

В случае противоречий в правоотношениях они должны рассматриваться с позиций постановлений Конституционного суда РФ.

Х. обратилась в суд с иском к ФНС о возврате ошибочно уплаченного в период с 2004 по 2006 год единого социального налога, об отзыве налоговых уведомлений по уплате единого социального налога. В обоснование требований она указала, что частнопрактикующие нотариусы не являются индивидуальными предпринимателями, нотариальная деятельность не преследует цели извлечения прибыли, поэтому нотариусы не являются плательщиками ЕСН.

Решением суда, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РТ, иск удовлетворен.

Президиум Верховного суда РТ состоявшиеся по делу судебные постановления отменил по следующим основаниям.

Суд, удовлетворяя иск Х., исходил из того, что согласно ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальная деятельность не является предпринимательской и не преследует цели извлечения прибыли. В ст. 235 НК РФ, действовавшей в указанный период, не было предписано требование по уплате ЕСН частными нотариусами, плательщиками ЕСН они стали только с 1 января 2007 г. согласно ФЗ N 137-ФЗ от 27.07.06 “О внесении изменений в часть первую и часть вторую НК РФ и отдельные законодательные акты РФ в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования“ после дополнения пп. 2 п. 1 ст. 235 НК РФ словами “нотариусы, занимающиеся частной практикой“.

Президиум с вышеприведенными выводами не согласился, считая, что доводы ФНС о том, что согласно п. 2 ст. 11 НК РФ нотариусы, занимающиеся частной практикой, относятся в целях налогообложения к индивидуальным предпринимателям, а в соответствии с п. 2 ст. 235 НК РФ индивидуальные предприниматели являются плательщиками ЕСН, следует проверить с учетом правовой позиции Конституционного суда РФ, приведенной в Постановлении от 24.02.98 N 7-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 1 и 5 ФЗ от 5 февраля 1997 г. “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год“ в связи с жалобами ряда граждан и запросами судов“ и Определении Конституционного суда РФ от 26.11.98 N 144-О “О разъяснении постановления Конституционного суда РФ от 24 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 1 и 5 ФЗ от 5 февраля 1997 г. “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год“, а также разъяснения, приведенного в Определении Конституционного суда РФ от 06.06.02 N 116-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Притулы Г.Ю. на нарушение ее конституционных прав положениями абзаца 4 п. 2 ст. 11, ст. ст. 39, 143 и 235 НК РФ“.