Решения и определения судов

Кассационное определение Костромского областного суда от 24.03.2008 по делу N 33-282 Принимая решение об отказе в удовлетворении иска о возмещении компенсации морального вреда, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу о недоказанности истицей причинения ей морального вреда врачами медицинского учреждения.

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 марта 2008 г. по делу N 33-282

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по иску Б. к МУЗ “Костромская центральная районная больница“ о возмещении компенсации морального вреда,

установила:

Б. обратилась в суд с иском к МУЗ “Костромская центральная районная больница“ о взыскании компенсации морального вреда в размере 11 000 рублей и о признании неправомерными действия (бездействия) врачей ЦРБ Ш., К., П., Х. по прекращению лечения. Требования мотивировала тем, что лечащие врачи указанного медицинского учреждения Ш., К., П., Х. допустили неправомерные действия по отношению к ней во время обращения за
медицинской помощью. Так, врач-терапевт Ш. неправомерно оставила ее (истицу) на больничном листе только до 30 ноября 2006 года, назначила прием на 1 декабря 2006 года, т.е. она неправомерно не продлила ей больничный лист, зная, что лечение у истицы назначено до 13.12.2006 года, а на 1 декабря 2006 года был назначен прием к невропатологу. Когда она (Б.) пришла на прием 1 декабря 2006 года, вместо Ш. ее приняла врач К., которая также неправомерно не открыла новый больничный лист, направила ее к невропатологу ЦРБ.

Врач Ш. на приеме 2 декабря 2006 года неправомерно направила ее (истицу) на прием к невропатологу на 4 декабря 2006 года, хотя она заведомо знала, что к невропатологу принимают только по записи, а на прием она была записана на 15 декабря 2006 года. 2 декабря 2006 года врач Ш. неправомерно закрыла больничный лист, новый не открыла, хотя она (истица) была уверена, что с 30 ноября по 15 декабря должна быть на больничном листе в связи с прохождением лечения у невропатолога, закрывать больничный лист Ш. не имела права, поскольку она (Б.) была больна, т.к. лечение до 13 декабря 2006 года ей назначил невропатолог. Также Ш. на приеме 2 декабря 2006 года не вписала никаких данных в амбулаторную карту о том, что она (истица) была на приеме, в период нахождения на больничном листе с 1 ноября 2006 года по 30 ноября 2006 года врач не вписывала в карту жалобы истицы на бессонницу и другие жалобы.

Врач-терапевт К. вела прием в отсутствие Ш., ее неправомерные действия заключались в том, что 1 декабря 2006
года на приеме она направила истицу к невропатологу, неправомерно не продлила ей больничный лист.

5 декабря 2006 года она не внесла в амбулаторную карту запись о приеме. Также К. не вносила в карту жалобы на состояние здоровья на всех приемах, начиная с 22 ноября 2006 года.

Также К. на приеме 5 декабря 2006 года не дала направление в стационар неврологического отделения ЦРБ. Несмотря на то, что невропатолог П. сказала, чтобы она (истица) ложилась в стационар.

Неправомерные действия врача невропатолога П. заключались в том, что она игнорировала жалобы по внесению анамнеза в медицинскую карту на приеме 5 декабря 2006 года, также она не выписала больничный лист с 5 декабря 2006 года, одновременно выдала направление в стационар, она (истица) в стационар не легла, поскольку у нее заболели почки, она решила перенести госпитализацию в стационар. П. на приеме указала, что нахождение на лечении не препятствует участию истицы в судебных заседаниях. Неправомерные действия врача П. заключаются еще в том, что она 5 декабря 2006 года лечение на приеме не назначила. Назначила его только 7 декабря 2006 года.

Заместитель главного врача МУЗ “ЦРБ“ Х. небрежно отнеслась к ней (истице) в приемном покое МУЗ “ЦРБ“ 4 декабря 2006 года, во время оказания истице медицинской помощи Х., увидев истицу, сказала, что она (истица) симулирует болезнь. Всеми указанными действиями врачей ей причинен моральный вред, выразившийся в физических страданиях, головных болях, повышении артериального давления, усилением других хронических заболеваний.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 17 января 2008 года в удовлетворении иска Б. о взыскании компенсации морального вреда отказано.

В кассационной жалобе Б. просит отменить
решение суда, как не соответствующее требованиям закона. Указывает, что судом не установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела: не были истребованы должностные инструкции врачей и правила ведения приема больных врачом-терапевтом и врачами-специалистами, положение и устав МУЗ “Костромская ЦРБ“, суд лишил ее права доказывания, не удовлетворив ее ходатайства об истребовании документов, вызове дополнительных свидетелей. Часть привлеченных судом свидетелей были допрошены в ее отсутствие, кроме того, суд не учел заинтересованность свидетелей в исходе дела. Суд лишил ее права задать свидетелям вопросы по существу иска. При вынесении решения судом не была дана оценка имеющимся в деле доказательствам в совокупности, суд не сопоставил показания свидетелей и данные медицинских карт. Не исследованы обстоятельства, имеющие значение для дела. Кроме того, судом не разрешено одно из требований иска о признании действий врачей неправомерными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав Б., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу о недоказанности Б. причинения ей морального вреда врачами МУЗ “Костромская ЦРБ“.

Данный вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона, основания для признания его неправильным отсутствуют.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст. 68 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие
недобросовестного выполнения медицинскими и фармацевтическими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи 66 настоящих Основ.

В силу ч. 1 ст. 66 Основ в случаях причинения вреда здоровью граждан виновные обязаны возместить потерпевшим ущерб в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Судом проверялись и не нашли подтверждения доводы истицы о вине медицинских работников МУЗ “Костромская ЦРБ“ в причинении морального вреда.

Ссылка Б. на неправомерность действий врачей по открытию, продлению и закрытию листков нетрудоспособности обоснованно отвергнута судом как несостоятельная, поскольку согласно Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, утвержденной Приказом Минздравмедпрома РФ N 206 и Постановлением ФСС РФ от 19.10.1994 N 21, действующей на момент выдачи истице листка нетрудоспособности, указанные вопросы относятся к компетенции лечащего врача. Доказательств того, что при выдаче документов, удостоверяющих нетрудоспособность истицы, ей был причинен моральный ущерб, не представлено.

Доводы Б. о не внесении в медицинскую карту записей о ее жалобах опровергнуты записями в амбулаторной карте и объяснениями врачей, проводивших прием в лечебном учреждении.

Не представлено истицей доказательств небрежного отношения к ней со стороны заместителя главного врача Х. и несвоевременного оказания медицинской помощи врачом-невропатологом.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, на которые ссылаются как на основания своих требований и возражений, лежит на сторонах.

Доказательств в подтверждение обстоятельств, на которые истица ссылалась, ею не представлено. Имеющиеся в деле доказательства судом оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, оснований не согласиться с оценкой доказательств не имеется.

Доводы кассационной жалобы Б. о том, что она лишена была права на представление
доказательств, не обоснованы. Судом был поставлен на обсуждение вопрос о назначении по делу судебно-медицинской экспертизы, от производства экспертизы истица отказалась, полагала возможным закончить рассмотрение дела по имеющимся обстоятельствам.

Свидетели по делу допрошены в судебном заседании, в котором истица, надлежащим образом извещенная о времени и месте судебного заседания, не участвовала по причине, признанной судом неуважительной. Ее ходатайство о повторном вызове в суд свидетелей судом отклонено, что не противоречит положениям ст. 170 ГПК РФ.

Учитывая изложенное, а также то, что доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда об отсутствии доказательств о вине медицинских работников в причинении Б. вреда, судебная коллегия считает кассационную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения.

Вместе с тем, подлежит дополнению резолютивная часть решения выводом об отказе в удовлетворении иска Б. о признании неправомерными действий врачей МУЗ “Костромская ЦРБ“ по прекращению лечения.

Данные требования были предметом судебного рассмотрения, выводы по ним приводятся в мотивировочной части решения, но не приведены в резолютивной части.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 17 января 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

Дополнить резолютивную часть решения выводом следующего содержания:

“Исковые требования Б. о признании неправомерными действий врачей МУЗ “Костромская ЦРБ“ оставить без удовлетворения.“.-----------