Решения и постановления судов

Определение Свердловского областного суда от 14.03.2008 по делу N 22-2576/2008 Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, наступает лишь при наличии прямого умысла на сообщение заведомо ложных сведений о преступлении.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2008 г. по делу N 22-2576/2008

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Поденко Т.П.,

судей Ляпичевой О.Н.,

Паньковой И.А.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2008 г. кассационное представление заместителя прокурора Тагилстроевского района г. Нижнего Тагила Кузнецова С.В., кассационную жалобу адвоката Жуганова В.В. на приговор Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 17 января 2008 г., которым

Н., 1965 года рождения,

осужден по ч. 1 ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Заслушав доклад судьи Ляпичевой О.Н., мнение прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Белоусовой О.В., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда, 12 марта 2007 г. Н. совершил заведомо ложный донос о совершенном преступлении - похищении его автомашины ВАЗ-21063 от дома по ул. Пархоменко, достоверно зная, что указанная автомашина была продана им М. весной 2006 г.

В судебном заседании Н. вину не признал, указав, что летом 2004 г. он передал свой автомобиль в аренду М., выписав доверенность на право управления транспортным средством и передав комплект ключей. 21 - 22 февраля 2007 г. М. вернул ему автомобиль, поставив автомашину возле его дома в г. Нижнем Тагиле. Пропажу автомобиля он обнаружил утром 28 февраля 2007 г., заявил об этом в милицию в начале марта 2007 г., так как сам
пытался найти автомашину.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора ввиду его несправедливости и нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. По мнению автора представления, суд, назначая Н. наказание с применением ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации, формально учел обстоятельства совершенного Н. преступления, относящегося к категории преступлений против правосудия. Кроме того, возлагая на осужденного такую обязанность, как осуществление материальной поддержки семьи, суд не привел доказательств уклонения Н. от обязанностей по материальному содержанию семьи, нарушив тем самым требования закона.

В кассационной жалобе адвокат Жуганов В.В. просит отменить приговор ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование жалобы указал, что Н. являлся и в настоящее время является владельцем автомобиля ВАЗ-21063. Документов, подтверждающих продажу автомобиля М., в деле нет. Вывод о продаже автомобиля суд сделал на основании голословных показаний М. По мнению защитника, отсутствие в деле юридического оформления сделки купли-продажи автомашины свидетельствует об отсутствии состава преступления в действиях Н. Несоблюдение письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации). К показаниям М. о том, что он якобы купил автомобиль Н., следовало отнестись критически, поскольку М. пытается объяснить, как, не имея законных оснований, продал принадлежащий Н. автомобиль С.

Н., как собственник, обнаружив пропажу автомобиля, обратился в правоохранительные органы с заявлением о его пропаже, просил привлечь к ответственности неизвестное лицо, похитившее его автомобиль. Он не мог знать, что принадлежащий ему автомобиль находится у М. В действительности автомашина находилась у другого лица - А. Последний, согласно рапорту инспектора ДПС ГИБДД,
был задержан по ул. Пархоменко и не имел никаких законных оснований владеть и управлять автомашиной Н. Заявление Н. о пропаже машины не может являться заведомо ложным доносом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене с направлением на новое судебное рассмотрение.

По смыслу закона уголовная ответственность по ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации наступает лишь при наличии прямого умысла на сообщение заведомо ложных сведений о преступлении.

Из материалов дела видно, что в заявлении, адресованном в милицию, Н. просил привлечь к уголовной ответственности неизвестного, который похитил его автомобиль. В результате проверки, проведенной по заявлению Н., отказано в возбуждении уголовного дела в отношении М. на том основании, что он купил автомобиль у Н.

Суд, признавая Н. виновным в заведомо ложном доносе, исходил из показаний М. о продаже ему Н. автомобиля. При этом суд не принял во внимание, что между Н. и М. не был оформлен договор купли-продажи автомашины.

Более того, сам М. на протяжении предварительного и судебного следствия не отрицал, что он так и не расплатился за машину и имел доверенность лишь на право управления автомашиной Н.

По показаниям свидетеля Е., после того, как М. отремонтировал автомашину, Н. поднял цену на нее и потребовал либо возврата автомашины, либо уплаты оставшейся суммы от стоимости автомашины.

Свидетель С. в период следствия и в суде показал, что в ноябре 2006 г. купил у М. автомашину (на самом деле принадлежащую Н.), а в феврале 2007 г. вернул автомашину М. из-за ее качества. Последний этого обстоятельства не отрицал.

Позднее за автомашину, возвращенную М., С. получил деньги
от А. Из показаний свидетеля А., задержанного на автомобиле Н. 20 июня 2007 г., следует, что А. купил данный автомобиль в апреле - мае 2007 г.

Н. утверждал, что именно в феврале 2007 г. М. пригнал автомашину к его дому, а потом через несколько дней она пропала от дома, в котором он проживал.

Критически оценивая показания свидетелей, видевших автомашину Н. в начале 2007 г. - в феврале 2007 г. у его дома, суд признал достоверными показания М., который сам не мог сказать, где находилась эта автомашина в феврале 2007 г. Таким образом, убедительных аргументов в пользу того, что показания М. достоверны, суд не привел.

Н. заявлял, что, обращаясь в милицию, не был уверен в том, кто конкретно забрал его автомобиль от дома. Считал, что в отношении принадлежащего ему имущества было совершено преступление, и хотел найти свой автомобиль.

Всем этим обстоятельствам суд не дал должной оценки.

Таким образом, нельзя признать, что выводы суда о виновности Н. соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приговор следует отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Доводы кассационного представления не рассматриваются судебной коллегией ввиду отмены приговора.

Руководствуясь ст. ст. 373, 379, 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

приговор Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 17 января 2008 г. в отношении Н. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе, кассационную жалобу удовлетворить.

Председательствующий

ПОДЕНКО Т.П.

Судьи

ЛЯПИЧЕВА О.Н.

ПАНЬКОВА И.А.