Решения и постановления судов

Обзор кассационной практики за 2007 год по гражданским делам от 12.03.2008 (подготовлено Кировским областным судом) (извлечение)

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ЗА 2007 ГОД ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

от 12 марта 2008 года

(извлечение)

В соответствии с планом работы Кировского областного суда на первое полугодие 2008 года проанализированы причины отмены и изменения решений районных судов области в кассационном порядке за 2007 год.

В 2007 году судебной коллегией по гражданским делам областного суда рассмотрено по кассационным жалобам и протестам 1428 дел, из них отменено (в том числе в части) и изменено 175 решений районных судов.

Кроме того рассмотрено 1079 дел по частным жалобам и протестам, отменено 305 определений районных судов.

Правоотношения, основанные на договорах страхования

ОСАО “И“ обратилось в суд в порядке регресса с иском к С.
о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, произошедшего по вине ответчика, управлявшего автомобилем, принадлежащим А. Истцом, у которого застрахована автогражданская ответственность А., выплачено в возмещение причиненного вреда 94 тыс. руб. Ссылаясь на то, что С. не был включен в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, истец предъявил к нему регрессное требование.

Решением Ленинского районного суда в иске ОСАО “И“ отказано по тем основаниям, что истцом пропущен срок исковой давности, договор страхования заключен на условиях неограниченного количества лиц, допущенных к управлению транспортным средством.

Определением судебной коллегии областного суда решение отменено с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Согласно ст. 14 Закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).

Отказывая в иске, суд исходил из того, что при заполнении страхового полиса представителем страховщика не указано, на каких условиях заключен договор: с ограничением количества лиц, допущенных к управлению, или без ограничения. Поэтому довод истца о заключении договора с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями суд признал недоказанным.

Такой вывод суда кассационная инстанция признала ошибочным.

При установлении условий договора страхования суд ограничился содержанием представленного ответчиком полиса. Заявление А., послужившее основанием для выдачи страхового полиса, суд не принял во
внимание.

Вместе с тем согласно п. 2 ст. 940 ГК РФ договор страхования может быть заключен путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком. Согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных выше документов.

Из материалов дела видно, что при заключении договора страхования по предложению страховщика А. заполнил стандартный бланк заявления и в графе “лица, допущенные к управлению автомобилем“ из двух вариантов: “любые водители (без ограничений)“ и “только указанные ниже водители“ - выбрал последний вариант. При этом указал, что к управлению допущен только он, другие водители не допущены. Выданный страховщиком на основании указанного заявления полис принят страхователем.

Данным обстоятельствам суд не дал оценки и положений п. 2 ст. 940 ГК РФ в целях установления содержания договора страхования не применил.

Кроме того, решение районного суда не содержит оценки доводов истца о начале течения срока исковой давности, которое он связывает с моментом окончательного исполнения обязательства страховщика перед потерпевшими, в связи с чем срок исковой давности не считает пропущенным.

Ч. обратился в суд с иском к ОАО КГАТП “В“ о возмещении материального ущерба, причиненного повреждением его автомобиля в результате ДТП - столкновения с автомобилем КАМАЗ, принадлежащим ответчику. Стоимость ремонта в 81412 руб. оплачена ему страховой компанией ООО “С“, застраховавшей автогражданскую ответственность ОАО. Однако в процессе ремонта автомобиля он понес дополнительные расходы в размере 55771 руб., которые просит взыскать с ОАО КГАТП “В“.

Решением Октябрьского районного суда от 07.11.2007 иск удовлетворен в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским дела областного суда от 13.12.2007 решение отменено,
дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Суд вынесенным решением за счет владельца автотранспортного средства - ОАО КГАТП “В“ удовлетворил требования истца о взыскании в его пользу разницы между стоимостью поврежденных узлов и агрегатов, установленных на автомобиле 1998 года. выпуска и имеющих износ, и стоимостью новых узлов и агрегатов, приобретенных им для ремонта.

Судебная коллегия признала такой вывод суда не подтвержденным имеющимися в деле доказательствами и не основанным на законе.

Согласно ст. ст. 15, 1064 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков лицом, причинившим их.

Под убытками понимаются в том числе утрата или повреждение принадлежащего гражданину или юридическому лицу имущества (реальный ущерб).

В случае причинения ущерба в результате ДТП следует понимать, что реальный ущерб состоит из стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, определенного с учетом износа транспортного средства и подлежащих замене узлов и агрегатов.

В соответствии со ст. 7 ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред, в случаях возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, составляет 120000 руб.

Из материалов дела следует, что ООО “С“ выплатила потерпевшему только 81412 руб., что менее указанной страховой суммы.

При вынесении решения суд этого не учел, ходатайство ОАО КГАТП “В“ о привлечении в участию в деле в качестве ответчика страховой компании необоснованно оставил без удовлетворения, вопрос о замене ответчика в порядке ст. ст. 40, 41 ГПК РФ не обсудил.

Решением Первомайского районного суда от 03.04.2007 отказано в удовлетворении иска С. к ООО “П“ о выплате страхового возмещения.

Решение отменено в кассационном порядке с
вынесением нового решения, которым иск удовлетворен, взыскано с ООО “П“ в пользу С. в счет возмещения ущерба 442000 руб.

По делу установлено, что на автотрассе Киров - Пермь произошел пожар прицепа-рефрижератора, принадлежащего истцу. Причиной возникновения пожара явилось загорание резины автопокрышки в результате длительного нагрева от трения деталей ступицы колеса. Указанное трение возникло в результате разрушения внутреннего подшипника ступицы при движении транспортного средства.

В результате пожара прицеп уничтожен, ущерб составил 481600 руб.

На момент пожара прицеп по договору комбинированного страхования был застрахован в ООО “П“.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что оснований для выплаты ответчиком истцу страхового возмещения не имеется, поскольку заявленное им событие не является страховым, так как уничтожение прицепа во время пожара не зафиксировано как результат дорожно-транспортного происшествия.

Кассационная инстанция признала такой вывод районного суда ошибочным.

В соответствии с п. 1.2 ПДД дорожно-транспортное происшествие - это событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

Поскольку пожар возник при движении транспортного средства, в результате пожара уничтожен прицеп, а также перевозимый на нем груз, судебная коллегия признала, что в данном случае имело место дорожно-транспортное происшествие. Доказательств тому, что причинение ущерба не связано с ДТП, ответчиком не представлено. Заявленное событие судебная коллегия признала страховым, а причиненный ущерб подлежащим возмещению страховой компанией.

Решением Первомайского районного суда от 23.03.2007 П. отказано в удовлетворении иска о взыскании страхового возмещения с ОСАО “И“ в связи с повреждением принадлежащей ему автомашины, застрахованной у ответчика по договору добровольного страхования.

Судебная коллегия по гражданским делам
областного суда определением от 03.05.2007 решение отменила и вынесла новое решение, которым взыскала с ОСАО “И“ в пользу П. страховое возмещение в сумме 121600 руб.

По делу установлено, что 25.04.2006 водитель П. на своей автомашине заехал во двор своего дома, выключил зажигание, вышел из автомашины и пошел к своему подъезду. Автомашина начала самопроизвольное движение по дороге под уклон и наехала на стену дома.

Определением об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении усмотрено нарушение со стороны П. п. 12.8 ПДД, согласно которому водитель может покидать свое место или оставлять транспортное средство, если им приняты необходимые меры, исключающие самопроизвольное движение транспортного средства.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что истец не принял разумных и доступных мер для спасения или сохранения застрахованного транспортного средства, что дало право страховщику в соответствии со ст. 81, п. 2, Правил страхования транспортного средства для отказа в выплате страхового возмещения.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 963 ГК РФ случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя могут быть предусмотрены только законом.

Страховой случай, который наступил вследствие неосторожности истца, судебная коллегия не признала грубым. По делу установлено, что истец не поставил автомашину на ручной тормоз, так как был уверен в том, что рычаг выбора диапазона (селектор) автоматической коробки передач находился в положении “Р“, при котором происходит механическая блокировка выходного вала коробки передач автомобиля, считал, что нахождение селектора в указанной позиции гарантирует автомобиль от самопроизвольного движения.

Страховой случай, который наступил вследствие неосторожности истца, не являющейся грубой, не освобождает страховщика от обязанности
выплаты страхового возмещения.

Трудовые правоотношения

Д. работала продавцом магазина ФГУП “Ч“. На основании решения суда и приказа по предприятию деятельность магазина была приостановлена на 90 дней в связи с нарушением правил пожарной безопасности. Приказом работодателя Д. была переведена на другую работу на должность менеджера. В связи с отказом от перевода она приказом от 19.04.2007 была уволена с работы по пп. “а“ п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Не согласившись с увольнением, Д. обратилась в суд с иском о признании перевода незаконным, восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Решением Ленинского районного суда от 03.09.2007 в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение и вынесла новое решение о восстановлении Д. на работе в прежней должности, взыскала компенсацию морального вреда в размере 1000 рублей. В части оплаты вынужденного прогула дело возвращено на новое судебное рассмотрение в районный суд.

Согласно ст. 81, ч. 1, п. 6, пп. “а“, ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула.

Перевод на другую работу согласно ст. 72.1 ТК РФ допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований Д., нарушил нормы материального права, ссылаясь на ст. 72.2 ТК РФ, согласно которой работник может быть переведен без его согласия на срок до одного месяца на не обусловленную трудовым договором работу у того же работодателя в случае катастрофы природного или техногенного характера.

В данном случае приостановка деятельности магазина вызвана нарушением норм противопожарной безопасности, что
не является чрезвычайным обстоятельством.

В результате перевода Д. на должность менеджера были существенно изменены ее условия труда, обусловленные трудовым договором, заключенным с ней. Таким образом, перевод Д. был произведен с нарушением норм трудового законодательства.

О., А.С. и А.О. обратились в суд с иском к ООО “С“ о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Указали, что с 2004 года работали сторожами на строительстве объекта ООО “С“, трудовой договор с ними не заключался, к работе их допустил С., который выплачивал им ежемесячно заработную плату, а 16.07.2006 отстранил их от работы в связи с кражей с охраняемого объекта.

Ленинский районный суд привлек к участию в деле в качестве ответчиков ООО “О“, ИП К. и в качестве третьего лица С.

Истцы уточнили свои требования и просили восстановить их на работе в качестве сторожей, не указывая в какой фирме, а заработную плату взыскать с К., Т. и С.

Ленинский районный суд решением от 3 мая 2007 г. удовлетворил заявленные требования. Суд восстановил истцов на работе в качестве сторожей у ИП К. и взыскал с последнего в их пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Свой вывод суд мотивировал тем, что строительный объект, на котором в качестве сторожей работали истцы, расположен на арендуемом ИП К. земельном участке, а к работе истцов допустил работник ИП К. - начальник охраны С.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда нашла такой вывод районного суда преждевременным и определением от 3 июля 2007 г. отменила решение и направила дело на новое рассмотрение.

Принимая решение, суд не учел,
что между ИП К. и С., который также является частным предпринимателем и имеет лицензию на выполнение охранных работ, был заключен договор, согласно которому ИП С. должен оказывать услуги по осуществлению охраны имущества и других материальных ценностей на объекте, а ИП К. оплатить стоимость работ путем перечисления денег на его лицевой счет.

Суд не дал оценки данному договору. Между тем из его текста следует, что он носит гражданско-правовой характер и исключает наличие между ИП К. и ИП С. трудовых отношений.

Также в деле отсутствуют доказательства о том, что ИП К. уполномочил ИП С. осуществлять прием к нему, К., на работу работников, в том числе и истцов.

По делу установлено, что к работе истцов допустил С., он же оплачивал их работу, он же их и уволил.

Решением Опаринского районного суда от 18 января 2007 г. отказано в удовлетворении требований о восстановлении на работе в Опаринской школе-интернате в качестве воспитателя К., уволенной с работы в связи с сокращением ставки воспитателя.

В кассационном порядке решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Судебная коллегия областного суда признала неподтвержденным доказательствами вывод суда о соблюдением работодателем порядка увольнения, выполнении требований ст. 373 ТК РФ.

В соответствии с п. 24 (“в“) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. работодателю надлежит представить доказательства того, что в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по пункту 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения, направлялись в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации; работодатель провел дополнительные консультации с выборным органом первичной
профсоюзной организации в тех случаях, когда выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым увольнением работника; был соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (статья 373 ТК РФ).

Пунктом 26 постановления предусмотрено, что в случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) обращении в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации за получением мотивированного мнения профсоюзного органа о возможном расторжении трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным и он подлежит восстановлению на работе.

Представленная в суд второй инстанции копия протокола общего собрания профкома и администрации школы содержит дату проведения собрания - 11 июня 2006 г. (за месяц до начала организационных мероприятий по сокращению штата) и не содержит указания об участии в собрании членов профкома.

Доводы истицы о несоблюдении ответчиком порядка увольнения ее с работы заслуживают внимания.

Решением Вятскополянского районного суда от 4 октября 2007 г. отказано в связи с пропуском срока в удовлетворении иска Г. о восстановлении на работе в должности главного бухгалтера ОАО “Д“.

Определением судебной коллегии областного суда от 15 ноября 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

22.12.2000 с Г. был заключен контракт о найме на работу сроком на пять лет, затем контракт несколько раз продлевался. По истечении срока действия контракта ни одна сторона не заявила о намерении его прекратить, трудовые отношения были продлены. 31 июля 2007 г. Г. уволена в связи с окончанием срока трудового договора.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как видно из материалов дела, приказ об увольнении Г. был издан 31.07.2007, в этот же день она была ознакомлена с приказом, о чем имеется ее роспись.

В суд с иском о взыскании суммы денежной компенсации и компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением Г. обратилась 31.08.2007.

Определением суда от 04.09.2007 исковое заявление Г. оставлено без движения, ей предоставлен срок для устранения недостатков до 19.09.2007.

13.09.2007, то есть в срок, предоставленный для устранения недостатков, Г. подала заявление об уточнении исковых требований в связи с необоснованным увольнением, в котором просила восстановить ее на работе.

В соответствии со ст. 136 ГПК РФ в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд.

Таким образом, заявление Г. о восстановлении на работе считается поданным 31.08.2007, то есть в предусмотренный законом месячный срок. Вывод суда о пропуске срока на обращение в суд является необоснованным.

Жилищные правоотношения

Решением Слободского районного суда от 26 июля 2007 г. удовлетворен иск С. о признании не утратившими право пользования жилым помещением, Л. же признана не приобретшей права пользования спорным жилым помещением и вместе с дочерью выселена из него без предоставления другого жилого помещения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 6 сентября 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Установлено, что спорное жилое помещение находится в муниципальной собственности, истцы С. проживали в нем на условиях социального найма, сохранили право пользования им, поскольку отсутствовали временно и решения суда о признании их утратившими право пользования не имеется.

Распоряжением администрации города Слободского от 15.06.2006 Л. предоставлено несвободное жилое помещение.

Установив данные обстоятельства, районный суд сделал вывод о недействительности заключенного между Л. и МУП “У“ договора социального найма и на этом основании выселил ее с дочерью из спорного жилого помещения.

Кассационная инстанция, согласившись с тем, что С. действительно не утратили право на жилое помещение, в то же время признала незаконным решение суда о выселении Л. без предоставления другого жилого помещения.

Судом установлено, что Л. нуждается в улучшении жилищных условий и состоит в администрации города Слободского на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, недостоверных сведений для постановки на учет ею не предоставлялось, решение о предоставлении ей спорного жилого помещения принято компетентным органом, на основании этого решения с нею был заключен договор социального найма.

Следовательно, вины самой Л. в нарушении администрацией города Слободского установленного законом порядка предоставления жилого помещения не имеется.

Согласно ст. ст. 84, 91 ЖК РФ выселение граждан из жилых помещений допускается в судебном порядке с предоставлением другого жилого помещения или без предоставления другого жилого помещения.

Без предоставления другого жилого помещения граждане могут быть выселены в случае, если они используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным, если жилое помещение гражданам предоставлено с нарушением установленного законом порядка или в результате их виновных действий.

В данном случае таких оснований не установлено. Следовательно, без предоставления другого жилого помещения Л. и ее несовершеннолетняя дочь не могут быть выселены.

Решением Котельничского районного суда от 4 октября 2007 г. удовлетворен иск администрации города Котельнича о признании утратившими право пользования жилым помещением семьи М-вых и выселении из этого жилого помещения С.

Кассационным определением от 15 ноября 2007 г. решение отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований администрации города Котельнича.

Согласно ст. 5 ФЗ от 29.12.2004 “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации“ к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Как следует из материалов дела, семья М-вых с 1989 г. выехала на временное проживание в связи с трудовыми отношениями в г. Инта Республики Коми (район Крайнего Севера). Жилое помещение в городе Котельниче ими в соответствии со ст. 62 ЖК РСФСР бронировалось на период заключения трудового контракта с момента выезда. Действие охранного свидетельства истекло 24.06.2006. По истечении срока действия охранного свидетельства в их интересах по нотариально удостоверенной доверенности в администрацию города Котельнича с заявлением о продлении срока бронирования обращалась в установленный срок С., которая проживала в их квартире в качестве временного жильца. В продлении брони на жилое помещение было отказано. Данное обращение свидетельствует о намерении М-вых сохранить жилое помещение и возвратиться в него для проживания, что они также подтвердили в суде.

Правовые акты

Постановлением главы администрации Юрьянского района от 13.04.2006 N 22 “Об утверждении Порядка регистрации трудовых договоров, заключаемых работодателями - физическими лицами с работниками“ утверждена форма трудового договора, предоставляемого работодателями в администрацию района для регистрации.

Прокурор Юрьянского района обратился в суд с заявлением в интересах неопределенного круга лиц о признании пункта 2 указанного постановления противоречащим действующему законодательству, постановленным с нарушением установленного законом порядка, не порождающим правовых последствий с момента издания.

Решением Юрьянского районного суда от 27.04.2007 заявление прокурора оставлено без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение и вынесла новое решение о признании не соответствующим действующему законодательству п. 2 постановления главы администрации Юрьянского района “Об утверждении Порядка регистрации трудовых договоров, заключаемых работодателями - физическими лицами с работниками“, не порождающим правовых последствий с момента издания.

В соответствии со ст. 7 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ муниципальные правовые акты органов местного самоуправления не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации.

Из дела следует, что постановление принято с нарушением требований статей 5 и 6 Трудового кодекса РФ, которыми установлено, что акты органов местного самоуправления и локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить Трудовому кодексу, иным федеральным законам. К ведению федеральных органов государственной власти в сфере трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений относится принятие обязательных для применения на всей территории РФ федеральных законов и иных нормативных правовых актов, устанавливающих порядок заключения, изменения и расторжения трудовых договоров.

Постановление главы администрации Юрьянского района принято с превышением компетенции в нарушение указанных выше законов, относящих установление порядка заключения, изменения и расторжения трудовых договоров к ведению федеральных органов государственной власти.

Пункт 2 оспариваемого постановления утверждает форму трудового договора, тем самым устанавливает обязательную для исполнения на территории муниципального образования определенную форму трудового договора, ограничивая в нарушение статей 2, 3, 57 Трудового кодекса РФ права сторон.

Приговором Фаленского районного суда глава Фаленского района С. признан виновным и осужден к наказанию в виде штрафа за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 УК РФ. 5 сентября 2007 г. районная Дума оставила без удовлетворения представление прокурора о досрочном прекращении полномочий главы муниципального образования С.

Прокурор обратился в суд с заявлением, в котором просил признать данное бездействие органа местного самоуправления не соответствующим требованиям п. 6 ч. 6 ст. 36 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“ и п. 6 ч. 6 ст. 15 Закона Кировской области “О местном самоуправлении в Кировской области“, которые предусматривают досрочное прекращение полномочий главы муниципального образования в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

Решением Фаленского районного суда от 28 сентября 2007 г. постановлено об удовлетворении заявления прокурора, а также о возложении обязанности на Фаленскую районную Думу в 10-дневный срок рассмотреть вопрос о досрочном прекращении полномочий главы района С. в связи с вступлением в законную силу приговора суда.

Кассационная инстанция областного суда определением от 8 ноября 2007 г. признала правильным вывод районного суда о незаконности бездействия районной Думы, выразившегося в непринятии соответствующего решения на ближайшем заседании, однако в части возложения на Думу обязанности в 10-дневный срок рассмотреть вопрос о досрочном прекращении полномочий главы района С. решение районного суда отменила и производство по делу в этой части прекратила.

В соответствии со ст. 130 Конституции Российской Федерации местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование, распоряжение муниципальной собственностью. Местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления через выборные и другие органы местного самоуправления.

В соответствии с указанной нормой и другими положениями действующего законодательства Фаленская районная Дума самостоятельна в принятии решения и суд не наделен полномочиями понудить депутатов созвать заседание в то или иное время, а также голосовать тем или иным образом.

Кроме того, возлагая на районную Думу указанную обязанность, суд в нарушение требований ч. 3 ст. 196 ГПК РФ вышел за пределы разбирательства, указанные в заявлении прокурора, и вынес данное решение по устному объяснению последнего в судебном заседании. Исходя из смысла ст. ст. 4 и 131 ГПК РФ гражданское дело может быть возбуждено только по письменному заявлению.

Возмещение материального и морального вреда.

Защита прав потребителей

Ч-вы обратились в суд с иском к индивидуальному предпринимателю З. о взыскании убытков в сумме 75 тыс. руб. и взыскании компенсации морального вреда. Указали, что в феврале 2005 г. в магазине ответчика купили смеситель с гибкой подводкой и установили его в своей квартире. В августе 2006 г. по причине ненадлежащего качества смесителя произошел разрыв шланга гибкой подводки горячей воды, в результате были затоплены расположенные ниже квартиры. Решением Октябрьского районного суда от 07.02.2007 с них в пользу хозяев этих квартир взыскано в возмещение ущерба 75 тыс. руб., продажей некачественного смесителя им причинен моральный вред.

Решением Октябрьского районного суда от 27.06.2007 иск Ч-вых оставлен без удовлетворения. При этом суд исходил из того, что истцы не понесли реального ущерба, поскольку взысканные с них решением суда суммы ими не уплачены, а доводы истцов о причинении им морального вреда не нашли своего подтверждения.

Кассационная инстанция областного суда определением от 09.08.2007 отменила решение в части отказа в удовлетворении требований о возмещении морального вреда и вынесла новое решение, которым взыскала с индивидуального предпринимателя З. в пользу Ч-вых в возмещение морального вреда по тысяче рублей.

Судебная коллегия признала правильным вывод суда о том, что Ч-вым не причинен материальный ущерб, поскольку хотя с них и взысканы решением суда суммы в возмещение ущерба, причиненного затоплением квартир, однако указанные суммы ими пострадавшим не выплачены.

В то же время судебная коллегия не согласилась с решением суда в части разрешения требований о возмещении морального вреда.

Требование о возмещении морального вреда истцы основывали на установленном факте продажи им ответчиком некачественного смесителя.

Согласно ст. 15 Закона РФ “О защите прав потребителей“ моральный вред, причиненный потребителю продавцом вследствие продажи ему некачественного товара, подлежит возмещению независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

При разрешении спора суд не учел и необоснованно не применил указанную норму Закона.

К. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю В. о защите прав потребителя. Указала, что 25.10.2006 заключила с ответчиком договор на изготовление и монтаж мебели, оплатила стоимость мебели, однако к оговоренному сроку 05.02.2007 мебель не была изготовлена. Через несколько дней ей привезли часть изготовленной мебели, после сборки которой выявлены недостатки. В своей претензии к ответчику она предложила в 7-дневный срок устранить недостатки и доукомплектовать мебель. Однако это не было сделано, на ее предложение о расторжении договора ответчик ответил отказом.

Решением от 16.10.2007 Ленинский районный суд признал, что ответчиком нарушены сроки устранения недостатков мебели, в связи с чем взыскана неустойка в размере 1000 руб., взыскана компенсац“я морального вреда в размере 1000 руб., но в удовлетворении иска К. о расторжении договора отказано.

Кассационным определением областного суда от 13.12.2007 решение районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

В силу статьи 702 ГК РФ обязательства ответчика, образующие предмет договора, считаются исполненными, когда работа выполнена и результат ее сдан заказчику.

Согласно ст. 28 Закона “О защите прав потребителей“, если изготовитель нарушил сроки выполнения работ (оказания услуг) - сроки начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) и промежуточные сроки выполнения работы (оказания услуги) или во время выполнения работы (оказания услуги) стало очевидным, что она не будет выполнена в срок, потребитель по своему выбору вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги).

Отказывая в иске К. о расторжении договора, районный суд сослался на объяснения представителя ответчика, показания свидетелей с его стороны и признал, что сроки изготовления и доставки мебели не нарушены.

Между тем доводы истицы о том, что мебель была доставлена позднее оговоренного срока - 05.02.2007 и не в полном комплекте, полностью мебель не была доставлена и на момент рассмотрения дела в суде не была доставлена в полном комплекте, в связи с чем работу по договору подряда нельзя считать выполненной, дальнейшее исполнение договора утратило для нее интерес. В подтверждение своих доводов истица указала, что приемка мебели согласно представленной ею квитанции не была ею осуществлена.

Суд не проверил и не дал оценку данным доводам истицы, в том числе о комплектности мебели, представляющей в силу ст. 134 ГК РФ сложную вещь.

Согласно ст. 29 Закона “О защите прав потребителей“ потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги).

Если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем и если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора, потребитель вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги).

Разрешая дело, суд руководствовался вышеприведенной нормой, но ограничился лишь выводом о том, что недостатки мебели существенными не являются. Доводы же истицы о том, что недостатки не были устранены по ее требованию и не устранены на момент рассмотрения дела в суде, оставил без внимания, в связи с чем возникший между сторонами спор не был разрешен.

Кроме того, в решении не приведены обстоятельства, которые послужили основанием для возложения на ответчика обязанности по возмещению морального вреда и с учетом которых определен размер этой компенсации.

Решением Октябрьского районного суда от 07.12.2006 с Р-ной в пользу Р-вой взыскано 5762 руб. в возмещение материального ущерба и компенсация морального вреда в размере 2000 руб., в удовлетворении встречного иска Р-ной к Р-вой о возмещении морального вреда отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда определением от 07.06.2007 решение районного суда в части отказа в удовлетворении встречного иска Р-ной о взыскании компенсации морального вреда отменено и вынесено новое решение о взыскании с Р-вой в пользу Р-ной компенсации морального вреда в размере 1000 руб.

Судом установлено, что из-за возникших личных неприязненных отношений Р-на и Р-ва нанесли друг другу побои, причинили телесные повреждения. Причиненные Р-вой телесные повреждения отнесены экспертом к повлекшим причинение легкого вреда здоровью; телесные повреждения, причиненные Р-ной, не повлекли за собой вреда здоровью.

Уголовное дело в отношении Р-вой прекращено в связи с отказом потерпевшей Р-ной от обвинения. Уголовное дело в отношении Р-ной прекращено в связи с амнистией.

Кассационная инстанция признала правильным вывод районного суда о возмещении Р-вой затрат на лечение и стоимости разбитого стекла, а также компенсации морального вреда.

Однако вывод районного суда о том, что Р-на утратила право на предъявление требований к Р-вой о возмещении морального вреда, поскольку она в порядке уголовного производства отказалась от частного обвинения в отношении Р-вой, судебная коллегия признала ошибочным. Судебная коллегия указала, что Р-ной также нанесены побои, по заключению эксперта ей нанесено не менее 22 ударных травмирующих воздействий твердым предметом, причинены физические и нравственные страдания, поэтому она также имеет право на возмещение морального вреда.

Решением Нововятского районного суда от 17 августа 2007 г. удовлетворен иск З. к К. о возмещении материального и морального вреда, причиненного ей в результате укуса собакой.

Кассационным определением областного суда от 27 сентября 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Разрешая спор, суд исходил из того, что К. несет гражданско-правовую ответственность за причиненный истице вред независимо от вины, поскольку принадлежащая ей собака является источником повышенной опасности.

Указанный вывод кассационная инстанция признала противоречащим нормам материального права.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ источником повышенной опасности является любая деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Содержание собаки в домашних условиях к такой деятельности не относится.

Правила и условия содержания собак регулируются Правилами содержания собак и кошек на территории МО “Город Киров“, утвержденными решением Кировской городской Думы от 25.05.2005, строгое их выполнение исключает причинение какого-либо вреда человеку.

В этой связи суду следовало руководствоваться положениями ст. ст. 151, 1064 ГК РФ, устанавливающими ответственность только при наличии виновного поведения причинителя вреда.

Кроме того, из материалов дела следует, что еще за 8 месяцев до указанных событий К. передала собаку Ш. и перестала осуществлять за ней уход. Суду следовала выяснить, кто являлся фактическим владельцем собаки, по чьей вине животное оказалось на улице без присмотра, без ошейника, намордника и поводка.

Гражданско-правовые отношения

ОАО АКБ “Р“ обратилось в суд с иском к К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере 19441 руб., начисленных процентов в размере 6218 руб., неустойки в размере 28170 руб.

Решением Ленинского районного суда от 09.08.2007 с К. в полном объеме взыскана сумма кредита и проценты за пользованием кредитом. Сумма неустойки уменьшена судом до 14085 руб.

Кассационная инстанция областного суда отменила решение и направила на новое рассмотрение, указав следующее:

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства, требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными предъявляемыми требованиями.

Суд условия заключенного сторонами договора не исследовал. Удовлетворяя требования истца о взыскании неустойки, суд сослался на п. 3.1 Кредитования банковского счета. Такой документ сторонами не заключался, судом не исследовался и в материалах дела отсутствует. Из пояснений представителя банка следует, что на момент заключения договора действовали “Условия работы счетов и овердрафтов физических лиц“. Именно на эти Условия как на составную часть договора указывает К. в заявлении об открытии банковского счета. Однако ни договору, ни указанным Условиям судом также не дано никакой оценки, в материалах дела Условия отсутствуют.

Кроме того, суд не проверил представленный банком расчет взыскиваемых платежей, не установил, соответствует ли начисление неустойки, процентов и суммы долга условиям договора и требованиям закона, не проверил правильность очередности их погашения при поступлении денежных средств от должника. Не учел при этом, что в первую очередь при недостаточности платежа засчитываются проценты, а затем основная сумма долга.

Б. обратилась в суд с иском к П. о взыскании 250 тыс. руб. Указала, что данную сумму передала по расписке племяннику П. в счет его доли в однокомнатной квартире, которая была предоставлена ей в собственность с учетом ответчика в связи со сносом дома, в котором они ранее проживали. Позднее она узнала, что П. также была предоставлена однокомнатная квартира в связи со сносом дома. Считает переданную ему сумму неосновательным обогащением.

Решением Нововятского районного суда от 15 марта 2007 г. иск оставлен без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 17 апреля 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Отказывая в иске, суд сослался на п. 4 ст. 1109 ГК РФ, согласно которому не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные средства и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

При этом суд указал, что Б. не имела перед П. обязательств по обеспечению его жилым помещением или выплате ему компенсации, поэтому денежные средства, переданные во исполнение несуществующего обязательства, возврату не подлежат.

Судебная коллегия сочла такой вывод преждевременным.

Из имеющейся в деле расписки видно, что П. получил от Б. деньги за часть квартиры, что свидетельствует о состоявшейся между сторонами сделке.

Для правильного разрешения спора суду необходимо было дать оценку действительности состоявшейся сделки в соответствии с требованиями главы 9 Гражданского кодекса РФ. На применение в этом случае специальных правил, регулирующих последствия недействительности сделок, указывает и статья 1103 ГК РФ. Между тем ходатайство представителя истца о признании сделки недействительной было судом отклонено.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют подлинники расписки П. о получении им денег от Б. и расписки Б. о возврате П. части денежных средств.

Решением Нолинского районного суда от 15 марта 2007 г. удовлетворен иск О. к П. о защите чести и достоинства, П. решением суда обязан подать рапорт в УВД, в котором указать, что изложенные в его рапорте от 09.08.2006 доводы не соответствуют действительности; взыскана компенсация морального вреда в размере 4000 руб.

Кассационным определением от 15 марта 2007 г. решение районного суда отменено, вынесено новое решение об отказе О. в удовлетворении заявленных требований.

По делу установлено, что П. 9 августа 2006 г. обратился с рапортом на имя начальника УВД Кировской области, в котором указал сведения о действиях начальника ОВД Сунского района О., которые, по его мнению, являются злоупотреблением служебным положением, просил в связи с этим провести проверку.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 имеет номер 3, а не 5.

Судебная коллегия по гражданским делам, исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в п. 10 постановления от 24 февраля 2005 г. N 5 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц“, указала, что в данном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверить поступившую информацию.

Из материалов дела нельзя сделать однозначный вывод, что обращение П. не имело под собой никаких оснований, что подтверждает и то обстоятельство, что постановления прокурора, выносимые по результатам проверки, дважды: 23 января 2007 г. и 3 марта 2007 г. - отменялись постановлениями судьи ввиду неполноты проведения проверки, а по некоторым фактам ввиду противоречивости установленным в ходе проверки обстоятельствам.

Доказательства того, что обращение П. было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред О., в материалах дела отсутствуют.

Поэтому обращение П. с рапортом в правоохранительный орган, в котором он приводит сведения и просит провести по ним проверку, даже если эти сведения в ходе проверки не нашли подтверждения, само по себе не может служить основанием для привлечения П. к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ.

Имущественные паи

Решением Нолинского районного суда от 4 июля 2007 г. с ЗАО “З“ в пользу К-тких и К-ских взыскана стоимость имущественного и приращенного паев в различных суммах.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда определением от 21 августа 2007 г. отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в районный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что истцы являлись членами кооператива и соответственно применил те нормы Федерального закона “О сельскохозяйственной кооперации“, которые регламентируют права члена кооператива и порядок возврата пая выходящему члену кооператива.

Вместе с тем данный закон содержит понятия: член кооператива - это лицо, принимающее личное участие в деятельности кооператива, внесшее паевой взнос, и ассоциированный член кооператива - лицо, внесшее паевой взнос, по которому оно получает дивиденды.

Как видно из материалов дела, в частности из личного заявления К-тких в правление СПК “З“, датированного 4 мая 2005 г., К-тких просит предоставить ему договор с СПК колхозом “З“, в том числе предусматривающий выплату ассоциированному члену кооператива стоимости паевых взносов и дивидендов.

Разрешая данный иск, суд не проверил и не исследовал вопрос, действительно ли истцы являлись членами кооператива или были ассоциированными членами кооператива. Без выяснения данного вопроса нельзя правильно разрешить данный спор и определить, какая денежная сумма причитается лицу, исключенному из кооператива, поскольку расчет такой суммы производится в соответствии с ФЗ “О сельскохозяйственной кооперации“ по-разному, в зависимости от того, является ли это лицо членом кооператива или ассоциированным членом кооператива.

Нарушения процессуального законодательства

ОАО “В“ обратилось в суд с жалобой на постановление судебного пристава-исполнителя “О принятии результатов оценки имущества должника“. Оспариваемым постановлением принято заключение специалиста об оценке рыночной стоимости имущества, арестованного на основании исполнительных документов судебных и иных органов в порядке обеспечения имеющихся долгов. Согласно заключению специалиста стоимость арестованного имущества составляет 2330000 руб., в том числе стоимость железной дороги - 1900000 руб., стоимость здания - 430000 руб.

Заявитель указал, что оценка произведена с нарушением требований закона и является заниженной, поскольку оценкой, произведенной по заказу заявителя, рыночная стоимость указанных объектов определена более чем в 13000000 руб.

Первомайский районный суд своим решением от 04.07.2007 отказал в удовлетворении заявленных требований.

Кассационная инстанция областного суда определением от 31.07.2007 признала решение постановленным с грубым нарушением процессуального закона, отменила его и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Обжалуя постановление судебного пристава-исполнителя, заявитель выразил несогласие с оценкой двух объектов: железной дороги и здания корпуса.

Между тем суд вообще не проверял правильность и законность определения рыночной стоимости здания, то есть не рассмотрел в полном объеме заявленные требования.

Кроме того, суд признал неправильной произведенную по заказу заявителя оценку рыночной стоимости железной дороги в 13557000 руб. по тому основанию, что в заключении об определении рыночной стоимости данного объекта не отражено, что оценка производится для целей исполнительного производства и не указан процент износа объекта.

Однако суд не исследовал вопрос о том, могут ли указанные обстоятельства привести к снижению рыночной стоимости железной дороги более чем на 10 млн. руб.

Данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения заявленных требований.

Решением Кирово-Чепецкого районного суда от 22.01.2007 удовлетворен иск Б. об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

Кассационным определением от 22 марта 2007 г. решение отменено, так как суд вышел за пределы заявленных требований, а также не установил и не исследовал все значимые для дела обстоятельства.

Из текста искового заявления следует, что Б. заявлен иск об устранении препятствий в пользовании принадлежащим ей на праве собственности земельным участком, на который она в течение длительного времени проходила и проезжала через земельный участок, принадлежавший Т., с согласия последней. Новый собственник участка Д. запретила истице проход.

Разрешая спор, суд не уточнил заявленные истицей требования, не установил, желает ли она разрешить спор именно установлением сервитута, а если желает, то на какой конкретно земельный участок и имеются ли предусмотренные законом основания к предъявлению иска об установлении сервитута.

Из материалов дела следует, что спор касается участка, принадлежащего Д. Однако суд установил сервитут на земельные участки, принадлежащие на праве собственности Т. и З. При этом суд вышел за пределы заявленных требований, так как Б. не предъявляла иска об установлении сервитута на данные земельные участки. Суд не проверил, имелись ли законные основания для установления сервитута и не указал, на какие конкретно участки установлен сервитут, так как Т. и З. являются собственниками нескольких земельных участков, расположенных в д. Гарь, не исследовал доводы З. о невозможности установления сервитута на ее земельном участке, так как он занят насаждениями.

Кроме того, суд ничем не мотивировал свой вывод о необходимости установления сервитута именно на участках З. и Т., а не на участке Д., которым истица в течение длительного времени пользовалась для прохода к своему участку и по поводу которого заявила иск.

Также суд не обосновал, почему установил сервитут на земельные участки шириной в один метр и будет ли этого достаточно для проезда к участку истицы.

Р. и К. обратились в суд с иском к Ш. об устранении препятствий в пользовании имуществом.

Решением Вятскополянского районного суда от 31 октября 2007 г. иск удовлетворен. По решению суда Ш. обязана устранить препятствия в пользовании общим имуществом, снести самовольно возведенный забор, огораживающий двор дома, снести самовольно возведенные во дворе дома два гаража, обеспечить подачу водопроводной воды в другие квартиры путем открытия вентиля на водопроводе, расположенном в погребе ее квартиры.

Определением судебной коллегии областного суда от 20 декабря 2007 г. решение отменено, дело передано на рассмотрение мировому судье по подсудности.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ и п. 1 ст. 3 Федерального закона “О мировых судьях в Российской Федерации“ дела об определении порядка пользования имуществом рассматривает в качестве суда первой инстанции мировой судья.

Устранение препятствий в пользовании является одним из элементов определения порядка пользования, поэтому эта категория дел также подсудна мировым судьям.

В данном случае исковое заявление принято и разрешено по существу Вятскополянским районным судом с нарушением правил подсудности, установленных законом.

Рассмотрение дела в незаконном составе является согласно п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ безусловным основанием к отмене решения суда.

Судебная коллегия

по гражданским делам

Кировского областного суда