Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2008 N 09АП-11634/2008-АК по делу N А40-30670/08-120-179 В удовлетворении заявления о признании недействительным постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, отказано правомерно, так как материалами дела подтверждено, что при таможенном оформлении заявителем было представлено недействительное санитарно-эпидемиологическое заключение и в его действиях имеется событие вменяемого ему административного правонарушения.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 ноября 2008 г. N 09АП-11634/2008-АК

Дело N А40-30670/08-120-179

Резолютивная часть постановления объявлена 19.11.2008

Полный текст постановления изготовлен 26.11.2008

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Якутова Э.В.

судей: Веклича Б.С.

Пронниковой Е.В.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Халиной И.Ю.

Рассмотрев в открытом судебном заседании в зале N 15 апелляционную жалобу ООО “Центртаможинформ“ на решение Арбитражного суда г. Москвы от 18.08.2008 по делу N А40-30670/08-120-179 судьи Блинниковой И.А.,

по заявлению ООО “Центртаможинформ“

к Московской южной таможне

о признании незаконным и отмене постановления

при участии:

от заявителя: Скляренко А.А. по дов. от 23.04.2008, паспорт

от ответчика: Гладышев В.В. по дов. от 17.11.2008, паспорт

установил:

решением Арбитражного суда г. Москвы от 18.08.2008 ООО
“Центртаможинформ“ (далее - Общество) было отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене постановления Московской южной таможни (далее - МЮТ) от 06.05.2008 N 10124000-052/2008.

Общество не согласилось с решением и обратилось с апелляционной жалобой, в которой считает решение незаконным и необоснованным, поскольку постановление таможенного органа и решение Арбитражного суда города Москвы по делу приняты с нарушением норм материального и процессуального права, неправильно применены нормы права, что нарушает права и законные интересы заявителя.

Отзыв на апелляционную жалобу МЮТ не представлен.

В судебном заседании представитель Общества поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает ее необоснованной, просил решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, изложил свои доводы.

Считает, что в ходе рассмотрения дела не были созданы условия для установления фактических обстоятельств дела и правильного применения законодательства, для реализации требований закона об осуществлении правосудия по принципу равенства всех перед законом и судом. Допущенные нарушения не позволили всесторонне, полно, а главное объективно рассмотреть это дело.

Указал на отсутствие вины Общества во вмененном ему административном правонарушении.

Представитель МЮТ в судебном заседании поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает ее необоснованной, просил решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, изложил свои доводы.

Указал, что Обществом
при таможенном оформлении было представлено недействительное санитарно-эпидемиологическое заключение.

Считает, что Обществом не была проведена проверка подлинности полученных от декларанта СЭЗ, хотя возможность для этого у Общества имелась.

Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст. ст. 266, 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, заслушав представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что решение подлежит оставлению без изменения исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, ООО “Центртаможинформ“ оказывало услуги таможенного брокера частному предпринимателю Бойжонову Хотаму на основании договора от 12.04.2007 N 19.

06.10.2007 Общество оформило ГТД N 10124110/060607/0003615 на товар “виноград сушеный (изюм)“ в количестве 1330 картонных коробок, производство Узбекистан, вес брутто 17 290 кг, вес нетто - 16 625 кг, статистическая стоимость 12 469 долларов США (товар N 3) в таможенном режиме “выпуск для внутреннего потребления“ (ИМ4).

При таможенном оформлении Обществом было представлено санитарно-эпидемиологическое заключение (далее - СЭЗ) ТУ Роспотребнадзора по г. Москве от 28.04.2007 N 77.01.16.916.П.031375.04.07 (номер бланка 1277949), выданное ЧП Бойжонову Х. на продукцию (сухофрукты).

23.01.2008 МЮТ в ТУ Роспотребнадзора был направлен запрос N 08-10/656 о проверке подлинности указанной СЭЗ.

Письмом ТУ Роспотребнадзора от 01.02.2008 N 34/109 в МЮТ была направлена архивная копия СЭЗ от 28.04.2007 N 77.01.16.916.П.031375.04.07, согласно которой указанное СЭЗ было выдано другому лицу, на продукцию, изготовленную
иным производителем.

12.02.2008 МЮТ было вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении N 10124000-052/2008.

21.04.2008 МЮТ в отсутствие надлежаще извещенного законного представителя Общества был составлен протокол об административном правонарушении N 10124000-052/2008, которым ООО “Центртаможинформ“ вменялось совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в представлении при таможенном оформлении недействительного СЭЗ, которое послужило основанием для неприменения в отношении задекларированных в ГТД N 10124110/060607/0003615 товаров ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Постановлением МЮТ от 06.05.2008 N 10124000-052/2008, вынесенным с участием представителей Общества, ООО “Центртаможинформ“ было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, и назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 руб.

Отказывая в удовлетворении заявленных Обществом требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что у административного органа имелись соответствующие полномочия на принятие постановления, законные основания для привлечения к административной ответственности имелись, установленный порядок привлечения к ответственности соблюден, сроки давности привлечения к административной ответственности не истекли, наказание назначено в соответствии с санкцией статьи.

При этом суд правомерно указал на то, что ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ установлена ответственность за действия, связанные с заявлением декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров
и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах PI (или) транспортных средствах, а равно представление недействительных документов, если такие сведения и документы могли послужить основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

В соответствии с Примечанием 2 к ст. 16.1 КоАП РФ под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Согласно п. п. 2, 9 ч. 1 ст. 32 ФЗ “Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности“ в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами исходя из национальных интересов могут вводиться меры, не носящие экономического характера и затрагивающие внешнюю торговлю товарами, если эти меры необходимы для охраны жизни или здоровья граждан, окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений, а также для обеспечения соблюдения не противоречащих международным договорам Российской Федерации нормативных правовых актов Российской Федерации и представления таможенным органам Российской Федерации одновременно с грузовой таможенной декларацией документов о соответствии товаров обязательным требованиям.

Обязанность участников таможенных правоотношений соблюдать запреты и ограничения, не носящие экономического характера и установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, предусмотрена и
ст. 158 ТК РФ.

В силу п. п. 1, 2 ст. 16 ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“ продукция, ввозимая на территорию Российской Федерации юридическими лицами и предназначенная для реализации населению, а также для применения в промышленности, сельском хозяйстве, гражданском строительстве, на транспорте, в процессе которого требуется непосредственное участие человека, не должна оказывать вредное воздействие на человека и среду обитания. Данная продукция допускается на территорию Российской Федерации при наличии санитарно-эпидемиологического заключения.

В соответствии с ч. 2 ст. 131 ТК РФ при декларировании товаров в качестве одного из основных документов предоставляются лицензии, сертификаты, разрешения и (или) иные документы, подтверждающие соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

При этом документы, подтверждающие соблюдение установленных ограничений представляются в таможенный орган одновременно с таможенной декларацией.

Исходя из этого, суд правильно посчитал, что поскольку материалами дела подтверждено, что при таможенном оформлении заявителем было представлено недействительное санитарно-эпидемиологические заключение, в его действиях имеется событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Оценивая доводы Общества об отсутствии вины в силу того, что СЭЗ было передано Обществу декларантом, суд обоснованно отметил, что у заявителя имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, но заявитель не принял всех зависящих от него мер
по их соблюдению.

При этом суд правильно обратил внимание на то, что деятельность таможенного брокера заключается в совершении от имени представляемого лица (декларанта или другого заинтересованного лица) по его поручению таможенных операций в соответствии с ТК РФ; при совершении таможенных операций таможенный брокер наделен теми же правами, что и представляемое им лицо.

Делая вывод о том, что, вопреки доводам Общества, у административного органа имелись соответствующие полномочия на принятие постановления, суд первой инстанции правомерно указал на то, что в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 23.8 КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях от имени таможенных органов вправе начальники таможен, их заместители.

Согласно приказу начальника Московской южной таможни от 26.05.2008 в период с 29.04.2008 по 02.06.2008 исполнение обязанностей заместителя начальника таможни было возложено на Мастрюкова С.В.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает обоснованным и основанным на законе вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Обществом требований.

Принимая во внимание вышеизложенное и, руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 АПК РФ суд

постановил:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 18.08.2008 по делу N А40-30670/08-120-179, оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня
изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья:

Э.В.ЯКУТОВ

Судьи:

Б.С.ВЕКЛИЧ

Е.В.ПРОННИКОВА