Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 07.10.2008 по делу N А40-40265/08-117-125 Требования о признании недействительным решения налогового органа в части начисления недоимки, пени, налоговых санкций по налогу на прибыль по эпизоду отнесения на расходы лицензионных платежей удовлетворены, поскольку сам по себе ввоз другими лицами на территорию РФ товара, маркированного товарным знаком, не лишает заявителя исключительных прав по лицензионному договору.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 7 октября 2008 г. по делу N А40-40265/08-117-125

Резолютивная часть решения объявлена 03 октября 2008 г.

Решение в полном объеме изготовлено 07 октября 2008 г.

Арбитражный суд г. Москвы

в составе председательствующего М.Ю.

при ведении протокола судебного заседания судьей М.Ю.

рассмотрел дело по иску ООО “Грундфос“

к МИФНС России N 48 по г. Москве

о признании недействительным решения, возврате излишне взысканных налогов, пени, штрафов

В заседании приняли участие:

От заявителя М.Е. д. от 08.07.08, пасп. 45 05 798684 от 18.06.03

М.И. д. от 08.07.08, пасп. 45 99 816962 от 28.01.00

Г. д. от 08.07.08, уд. Адв. N 912 от 22.01.03

От ответчика И. д. от 09.01.08, уд. УР
N 407853

Б. д. от 16.04.08, уд. УР N 398391

установил:

иск заявлен о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 48 по г. Москве N 13-14/29 от 15.02.2008 г. “О привлечении ООО “Грундфос“ к ответственности за совершение налогового правонарушения“, обязании Ответчика возвратить заявителю 30 111816,00 рублей налога. 2 892 835,24 рублей пени, 5 772 242,00 рублей штрафа, взысканных на основании решения Межрайонной инспекция Федеральной налоговой службы N 48 по г. Москве (Межрайонная ИФНС России N 48 по г. Москве N 13-14/29 от 15.02.2008 г. “О привлечении ООО “Грундфос“ к ответственности за совершение налогового правонарушения“, путем перевода денежных средств на расчетный счет Заявителя.

Ответчик против иска возражает по доводам, изложенным в решении и отзыве.

Исследовав письменные доказательства, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, рассмотрев дело в порядке ст. 200 АПК РФ, суд установил, что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка Общества за 2004 - 2006 гг. По результатам проверки ответчиком был составлен акт N 13/88 от 30.11.07. На основании акта с учетом возражений заявителя ответчиком принято оспариваемое решение N 13-14/29 от 15.02.2008 г. о привлечении ООО “Грундфос“ к ответственности за совершение налогового правонарушения“, которым налоговый орган привлек заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ за неполную уплату сумм налога на прибыль в виде штрафа в размере 5 772 242 руб., начислил сумму пеней в размере 2 663 411,83, доначислил налог на прибыль в размере 28 861 208 руб., налог на добавленную стоимость в размере 1 250 608 руб.

По
эпизоду отнесения на расходы лицензионных платежей.

Фактические обстоятельства по данному эпизоду подтверждаются материалами дела и не оспариваются сторонами.

Заявитель в 2006 г. уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на 113 307 213 руб., т.е. на сумму лицензионных платежей (роялти) за использование торговой марки.

ООО “Грундфос“ (лицензиат) заключило лицензионный договор с Грундфос А/С (Дания) (лицензиар) от 14.01.2000 б/н, зарегистрированный в Роспатент 12.07.2001 N 22967. В соответствии с условиями указанного договора Грундфос А/С (Дания) предоставляет ООО “Грундфос“ следующие права:

- исключительное (эксклюзивное) право на продажу насосов и моторов марки GRUNDFOS (далее продукция) в России;

- исключительное (эксклюзивное) право на использование торговой марки GRUNDFOS;

- исключительное право на использование ноу-хау в отношении сбыта продукции;

- право ознакомления и использования информации в отношении будущих разработок продукции, производственных процессов,

В соответствии с условиями лицензионного договора от 14.01.2000 бн сумма роялти в 2006 году составляла 3% от реализации насосов и моторов марки GRUNDFOS или 113 307 213 руб., что подтверждается актами приемки-сдачи работ, платежными поручениями и налоговыми регистрами по учету лицензионных платежей.

Уменьшая налог на прибыль, заявитель исходил из следующих обстоятельств.

В соответствии с пп. 37 п. 1 ст. 264 Налогового Кодекса Российской Федерации в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли, включаются периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации - т.е. в том числе и товарными знаками.

Учет данных расходов Заявителя для целей обложения налогом на прибыль соответствует ст. 252 Налогового Кодекса - расходы документально подтверждены и экономически целесообразны. Иных критериев отнесения платежей за товарные знаки к расходам для целей главы 25 Налогового Кодекса законодательством о налогах и сборах не
установлено.

Правообладателем товарного знака GRUNDFOS является иностранное юридическое лицо Грундфос А/С (Дания), которое предоставляет национальным компаниям-лицензиатам права на использование товарных знаков, получая на это вознаграждение в виде лицензионных платежей.

Грундфос А/С (Дания) обладает правом на товарный знак GRUNDFOS с 1964 года. Товарный знак был зарегистрирован в СССР начиная с 1964 года. (Свидетельство госкомитета по делам изобретений и открытий СССР N 30230 от 30 августа 1965 года).

Права Заявителя на использование товарного знака приобретены и осуществляются, в соответствии с законодательством Российской Федерации, на основании лицензионного договор с Грундфос А/С (Дания) от 14.01.2000 г. С последующими дополнениями.

Лицензионный договор подлежит государственной регистрации применительно к ст. 164 Гражданского Кодекса Российской Федерации Лицензионный договор от 14 января 2000 года зарегистрирован Роспатентом 12 июля 2001 г., N 22966, 22967.

В соответствии с условиями договора Грундфос А/С (Дания) предоставляет ООО “Грундфос“ на территории России и стран СНГ в том числе следующие права:

- исключительное (эксклюзивное) право на продажу насосов и моторов под товарным знаком GRUNDFOS;

- исключительное право на использование товарного знака GRUNDFOS;

- исключительное право на использование ноу-хау в отношении сбыта продукции;

- право ознакомления и использования информации в отношении будущих разработок продукции, производственных процессов.

Данных прав не было предоставлено ни одной другой российской организации. Иными словами, выплаты лицензионных платежей за использование товарного знака GRUNDFOS осуществлялись только Заявителем.

Существом хозяйственной деятельности Заявителя является извлечение прибыли от введения в хозяйственный оборот на территории Российской Федерации товаров, обозначенных товарным знаком “Грундфос“, продвижение на российском рынке самого товарного знака и обозначенных им товаров, управление товарным знаком применительно к условиям ведения коммерческой деятельности в России, обеспечение надлежащего качества товаров, обозначенных
товарным знаком GRUNDFOS, которые производятся на территории Российской Федерации в соответствии с условиями лицензионного соглашения.

Заявитель также осуществляет эффективную защиту прав на указанный товарный знак.

Заявитель вводит товары в хозяйственный оборот посредством их продажи неопределенному кругу лиц. До продажи покупателям, товары, обозначенные товарным знаком GRUNDFOS, находятся под контролем Заявителя в соответствии с условиями лицензионного соглашения - будь то импортируемые товары, либо товары, которые производятся на территории Российской Федерации под контролем и по заказу Заявителя.

На этапе, пока товары, обозначенные товарным знаком Грундфос, находятся под его контролем, Заявитель определяет структуру поставок, необходимые маркетинговые и рекламные мероприятия и расходы, обеспечивает производство достаточного количества товаров на российском предприятии ООО “Грундфос-Истра“.

Применение товарного знака GRUNDFOS при производстве товаров в России происходит следующим образом.

Не имея собственной производственной базы, ООО Грундфос размещает заказы на производство товаров на ООО “Грундфос-Истра“ в России.

Качество, внешний вид, ассортимент и количество продукции, производимой подрядчиком, определяются также заявителем, а не подрядчиком.

При этом ООО “Грундфос - Истра“ никогда самостоятельно не использовало товарный знак способами, предусмотренными Законом товарных знаках, не вводило товары, обозначенные товарным знаком в хозяйственный оборот на территории Российской Федерации, не выплачивало иностранному правообладателю лицензионной платы за использование товарного знака, не занималось рекламной деятельностью, продвижением на рынке Российской Федерации продукции под товарным знаком GRUNDFOS.

Вся заказанная Заказчиком продукция поставляется только самому Заявителю и полностью им выкупается. Данное обстоятельство подтверждается книгами продаж ООО “Грундфос - Истра“, где в качестве единственного предприятия - покупателя продукции, обозначенной товарным знаком GRUNDFOS является ООО “Грундфос“.

Заявитель также указал на осуществление им деятельности по рекламированию продукции с соответствующим товарным знаком.

Ответчик в обоснование своей позиции
сослался на следующие обстоятельства.

1) В 2004, 2005 годах ООО “Грундфос“ приобретало продукцию с торговой маркой GRUNDFOS у иностранного продавца Грундфос Пумпенфабрик ГМБХ Германия по договору поставки от 09.05.2002 N GWPGMO185. При этом продукция ввозилась на таможенную территорию Российской Федерации. ООО “Грундфос“ декларировало и помещало продукцию под таможенный режим “выпуск для свободного обращения“ и осуществляло уплату таможенных пошлин и налогов на счета таможенных органов. ООО “Грундфос“ не осуществляло производство товаров, маркированных торговой маркой GRUNDFOS.

В 2006 году ООО “Грундфос“ не приобретало продукцию с торговой маркой GRUNDFOS у иностранных лиц, и соответственно не помещало ее под таможенный режим “выпуск для свободного обращения“ на территории Российской Федерации.

В 2006 году ООО “Грундфос“ приобретало продукцию с торговой маркой GRUNDFOS на территории Российской Федерации у российского юридического лица ООО “Грундфос Истра“ по договору от 01.01.2006 N GWPGMR 01.

В ходе мероприятий налогового контроля установлено, что ООО “Грундфос Истра“ приобретало вышеуказанную продукцию у иностранных юридических лиц (Grundfos Pumps (Китай), Mark Grundfos (Бразилия), Grundfos Enviroment (Финляндия), Grundfos Magyarorszag (Венгрия)). Кроме покупки продукции у иностранных лиц, ООО “Грундфос Истра“ осуществляло производство продукции, маркированной торговой маркой GRUNDFOS.

Согласно ст. 22, 23 Закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров“ использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора. Регистрация товарного знака не дает права его владельцу запретить использование этого товарного знака другим лицам в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот непосредственно владельцем товарного знака
или с его согласия.

Таким образом, использование товарного знака GRUNDFOS необходимо ООО “Грундфос Истра“ для производства, импорта, продаж и ввода в гражданский оборот продукции с товарным знаком GRUNDFOS на территории Российской Федерации.

Проверкой установлено, что ООО “Грундфос Истра“ применяет (использует) товарные знаки GRUNDFOS на товарах без лицензионного договора. Получение ООО “Грундфос“ исключительных (эксклюзивных) прав на использование торговой марки GRUNDFOS не было вызвано требованием Российского законодательства или производственной необходимостью, поскольку первоначальным владельцем товаров на территории Российской Федерации является ООО “Грундфос Истра“. Введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации осуществлено самим правообладателем Грундфос А/С, Дания или с его согласия ООО “Грундфос Истра“.

2) В ходе проверки направлен запрос в Таможенную инспекцию Центрального таможенного управления от 08.11.2007 N 13-13/29013 о представлении информации об организациях, производивших таможенное оформление товаров, маркированных товарным знаком GRUNDFOS, при ввозе на территорию Российской Федерации. Согласно полученному ответу в течение 2006 года 79 организаций производили таможенное оформление товаров (насосы, насосное оборудование его части и комплектующие), маркированных товарным знаком GRUNDFOS (от 15.11.2007 N 7045/21552 исх.).

Таким образом, нарушена исключительность и эксклюзивность прав, связанных с продажей насосного оборудования и использования товарного знака GRUNDFOS на территории Российской Федерации, отсутствует.

3) Грундфос Пумпенфабрик ГМБХ Германия (поставщик продукции ООО “Грундфос Истра“) является единственным учредителем ООО “Грундфос“ (покупатель), ООО “Грундфос“ (покупатель), ООО “Грундфос Истра“ (продавец), Грундфос Пумпенфабрик ГМБХ Германия, Grundfos Pumps (Китай), Mark Grundfos (Бразилия), Grundfos Enviroment (Финляндия), Grundfos Magyarorszag (Венгрия) (иностранные поставщики продукции ООО “Грундфос Истра“) и Грундфос А/С (Дания) (лицензиар, получатель лицензионных платежей от ООО “Грундфос“) являются участниками группы “Грундфос Групп“. Соответственно, гражданско-правовые отношения между этими лицами могут
оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности.

4) Получаемые права ООО “Грундфос“, в соответствии с лицензионным договором, а именно исключительное право на использование торговых марок и исключительное право на продажу насосов и моторов в Российской Федерации не являются исключительными и принадлежащими только ООО “Грундфос“. Такими же правами (право продажи на территории Российской Федерации, право использование торговой марки) пользуется ООО “Грундфос Истра“.

Что касается исключительного права на использование ноу-хау в отношении сбыта продукции и права ознакомления и использования информации в отношении будущих разработок продукции и производственных процессов, то производственная и экономическая необходимость, а также производственная применимость (характер и способ применения полученного права в деятельности, направленной на получение дохода) в ходе проведения выездной налоговой проверки не установлена.

Таким образом, согласно ст. 22, 23 Закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров“ ООО “Грундфос“ не использовало товарный знак GRUNDFOS на территории Российской Федерации, не применяло его на товарах или упаковке для которых товарный знак зарегистрирован, не вводило в гражданский оборот на территории Российской Федерации. В 2006 году использование товарного знака GRUNDFOS осуществлено ООО “Грундфос Истра“.

Таким образом, в нарушение пп. 37 п. 1 ст. 264, п. 1 ст. 252 НК РФ ООО “Грундфос“ неправомерно уменьшило доходы за 2006 год для целей исчисления налога на прибыль на сумму лицензионных платежей в размере 113 307 213 руб., уплаченных Грундфос А/С Дания.

Суд оценивает действия Общества по отнесению на расходы затрат на выплату лицензионных платежей как соответствующие пп. 37 п. 1 ст. 264 НК РФ, а доводы ответчика, как не опровергающие
этого соответствия.

В соответствии со ст. 4 Закона “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара“ от 23.09.1992 N 3520-1 (применимого к спорным правоотношениям 2006 г.) правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения правообладателя.

Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

при выполнении работ, оказании услуг;

на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

в предложениях к продаже товаров;

в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

В соответствии с п. 1 ст. 22 того же Закона использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора в соответствии со статьей 26 настоящего Закона.

Использованием может быть признано также применение товарного знака в рекламе,
печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Российской Федерации, при наличии уважительных причин неприменения товарного знака на товарах и (или) их упаковке.

В соответствии со ст. 23 Закона регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

В соответствии со ст. 26 Закона право на использование товарного знака может быть предоставлено правообладателем (лицензиаром) другому юридическому лицу или осуществляющему предпринимательскую деятельность физическому лицу (лицензиату) по лицензионному договору в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован.

Лицензионный договор должен содержать условие о том, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия.

Получив по лицензионному договору ряд исключительных прав, заявитель реализовал их в своей собственной деятельности. Из его объяснений следует, что в рамках их реализации заявитель контролирует производство и импорт товаров с товарным знаком “Грундфос“, в том числе контролирует качество производства.

Заявитель является заказчиком продукции под торговой маркой “Грундфос“, как производимой в Российской Федерации предприятием ООО “Грундфос-Истра“, так и импортируемой указанным предприятием.

Заявитель осуществляет маркетинговые мероприятия, а также работу с клиентами, покупающими товары, обозначенные товарным знаком “Грундфос“.

После получения заказа от покупателя, Заявитель формирует его путем закупки как товаров у ООО “Грундфос-Истра“, так и закупки импортируемых товаров. Суд считает возможным согласиться с доводом заявителя о том, что предприятие “Грундфос-Истра“ не осуществляет ввод товаров в свободный хозяйственный оборот на территории РФ, а работает исключительно по заказам Заявителя - ООО “Грундфос“.

При этом Заявитель как заказывает товары для конкретных клиентов, так и осуществляет долгосрочное планирование реализации товаров производимых ООО “Грундфос-Истра“, и импортируемых им.

Заказ формируется одновременно как из произведенных ООО “Грундфос-Истра“ на территории Российской Федерации товаров, так и из товаров, импортируемых этим предприятием. Импорт товаров, обозначенных товарным знаком Грундфос, не является самостоятельным видом коммерческой деятельности ООО “Грундфос-Истра“, а одной из составляющих выполнения заказов Заявителя, который в дальнейшем и вводит данные товары в хозяйственный оборот.

Изучение рынка насосов на территории Российской Федерации осуществляет именно Заявитель. Исходя из оцениваемых потребностей рынка, а также доли, которую на нем, в результате маркетинговых усилий заявителя, занимают товары ООО “Грундфос“, Заявитель сообщает ООО “Грундфос-Истра“ о потребностях производства и импорта товаров на будущие периоды. Тем самым объем производства и импорта товаров под товарным знаком Грундфос определяются не ООО “Грундфос-Истра“. а Заявителем, исходя из потребностей рынка, маркетинговых усилий и производственных мощностей и импортных возможностей.

Заявитель контролирует качество товаров, обозначенных товарным знаком “Грундфос“, производимых на территории Российской Федерации, и обеспечивает соответствие качества данных товаров стандартам качества иностранного правообладателя.

В соответствии с условиями договора Заявитель обеспечивает качество товаров, обозначенных товарным знаком Грундфос, не менее низкое, чем у иностранного правообладателя.

С целью контроля качества на территории предприятия ООО “Грундфос Истра“ располагается служба контроля качества заявителя - Служба сервиса ООО “Грундфос“.

Работники службы сервиса являются сотрудниками ООО “Грундфос“ Штатное расписание службы, расположенной в Истринском районе на территории ООО “Грундфос“, насчитывает 11 человек.

В соответствии с должностной инструкцией, специалист по контролю за качеством:

1. Собирает и консолидирует информацию от Сервисных партнеров о качестве оборудования Grundfos.

2. Ведет базу данных по качеству продукции (FAS).

3. Работает с рекламациями выясняет причины выхода из строя оборудования.

4. Ежемесячно составляет отчет по причинам выхода оборудования из строя.

5. Разрабатывает предложения по улучшению качества оборудования Grundfos.

6. Проводит тестирование оборудования в мастерской с целью проверки его соответствия стандартам качества продукции.

7. Участвует в совещаниях, посвященных контролю качества продукции, с сотрудниками производства.

8. Участвует в разработке нормативно-технических документов по контролю качества оборудования Grundfos.

9. Посещает объекты, на которых установлено оборудование Grundfos, с целью оценки его работы.

10. Составляет отчеты по посещениям объектов.

11. Совместно с руководителем отдела и другими сотрудниками отдела составляет график посещения объектов, на которых установлено оборудование Grundfos с целью оценки его работы.

12. Осуществляет заказ и закупку необходимых для проведения тестирования материалов и оборудования в мастерскую.

13. Участвует в составлении бюджета Службы сервиса и отслеживает затраты в течение года в части вопросов оснащения мастерской испытательным оборудованием.

14. Участвует в разработке требований к Сервисным партнерам по предоставлению информации о качестве продукции.

Служебные помещения, в которых располагается указанная служба, арендуются Заявителем у ООО “Грундфос-Истра“.

Сотрудники указанной службы осуществляют контроль над тем, чтобы производимая по заказу Заявителя продукция соответствовала (ее качество не было ниже качества продукции правообладателя. С этой целью работники службы - сотрудники Заявителя осуществляют координацию между иностранным правообладателем и ООО “Грундфос-Истра“.

В частности, при неисправности продукции регистрируются в специальных базах данных: FAS (Failure Analysis System. Система анализа неисправностей) и CCS (Customer Complain! System. Система учета претензии клиентов). Обе указанные базы данных расположены на сервере в Дании. Внесенные сотрудниками Службы сервиса ООО “Грундфос“ данные анализируются специалистами датского концерна Грундфос. На основе проводимого анализа в процесс производства вносятся соответствующие корректировки, обеспечивающие соответствующее качество выпускаемой продукции.

- Участие в датской программе EW (Early Warning, Ранняя профилактика). Согласно специальному списку EW, размещенному в датской базе данных GTI (Grundfos Technical Information, Техническая информация Грундфос). все Сервисные центры на территории России обязаны сообщать о всех неисправностях оборудования, перечисленного в указанном списке в Службу сервиса ООО “Грундфос“ и направлять дефектные узлы данного оборудование для углубленного анализа в Службу сервиса ООО “Грундфос“. Отчеты об анализе неисправностей направляются Службой ООО “Грундфос“ в датский концерн Грундфос и специалистам, ответственным за качество того или иного оборудования. Данный отчетов доводятся до сведения отдела качества ООО “Грундфос Истра“. На основании этих отчетов принимаются решения об изменении конструкции, технологических процессов, материалов, применяемых при производстве насосного оборудования с целью улучшения его качества.

- Проведение испытаний насосного оборудования в мастерской Службы сервиса с применением испытательных стендов.

Испытательные стенды являются собственностью заявителя - ООО “Грундфос“, находятся на его балансе, и управляется его сотрудниками, но расположены на территории ООО “Грундфос Истра“ (стенд для испытания насосов с патрубками в линию, стенд для испытания погружных насосов, стенд для испытания дозирующих насосов, стенд для испытания бытовых насосов, стенд для испытания циркуляционных насосов серии 100). Испытания проводятся для выявления дефектов оборудования, проверки соответствия их техническим условиям, обозначенным в технической документации датского концерна Грундфос.

Управленческая координация качества происходит в ходе регулярных (раз в 3 месяца) совещаниях FAS-CAR (Failure Analysis System Corrective Actions Reports Meeting, совещание по системе анализа неисправностей и отчетам по корректирующим действиям). На встречах рассматриваются статистические данные по основным неисправностям, заслушиваются отчеты представителей производства и отдела качества ООО “Грундфос Истра“, службы ООО “Грундфос“. В результате совещания вырабатывается план корректирующих действий подразделений по улучшению качества насосного оборудования, собираемого в ООО “Грундфос Истра“ и качества компонентов, поступающих из датского концерна Грундфос,

- Двое сотрудников Службы сервиса ООО “Грундфос“ являются по совместительству сотрудниками отдела складского учета ООО “Грундфос Истра“ (Р., Д., по состоянию на 2006 год). Это позволяет оперативно проводить действия, направленные на улучшение качества оборудования Грундфос, а именно: перемещение оборудования между складами ООО “Грундфос Истра“ и испытательными стендами ООО “Грундфос“ для проведения на территории мастерской Службы сервиса ООО “Грундфос“ дефектации оборудования, собранного как в ООО “Грундфос Истра“, так и оборудования, изготовленного на других предприятиях концерна Грундфос.

Объяснения заявителя относительно совершения им как лицензиатом действий, предусмотренных Законом “О товарных знаках...“ по использованию товарного знака, ответчиком не опровергнуты, в связи с чем суд оценивает как подтвержденные заявителем основания для несения расходов по уплате лицензионных платежей.

Ссылка ответчика на то, что в 2005 г. заявитель ввозил в РФ товары с соответствующим товарным знаком, а в 2006 г. приобретал такие товары на территории РФ, не свидетельствует о неправомерности действий по отнесению на расходы затрат на уплату лицензионных платежей. Ответчик ошибочно полагает, что в 2006 г. ООО “Грундфос Истра“ обладало в отношении товарного знака “Грундфос“ такими же правами, что и заявитель, на производство, продажу, введение в гражданский оборот продукции с товарным знаком. Материалами дела, представленными ответчиком доказательствами это не подтверждается. ООО “Грундфос Истра“ не заключало лицензионного договора, не производило уплаты лицензионных платежей. Это обязательство есть только у заявителя. Производство продукции действительно осуществлялось ООО “Грундфос Истра“, однако это делалось под контролем заявителя и без введения в хозяйственный оборот. Введение в хозяйственный оборот законом не определено. Вместе с тем, из смысла Закона “О товарных знаках...“ следует, что введение в хозяйственный оборот предполагает отчуждение товара с товарным знаком таким способом, при котором лицо, отчуждающее такой товар, не ограничено в выборе способа отчуждения и субъекта, который получает товар после отчуждения. При этом дальнейшая судьба товара также ничем не ограничена. У ООО “Грундфос Истра“ не было права введения товара в хозяйственный оборот в этом смысле. Реализация производилась единственному лицу - заявителю, который, в свою очередь, и вводил товары в хозяйственный оборот, реализуя их неопределенному кругу лиц. Поэтому у ответчика не имелось оснований для вывода о том, что использование товарного знака осуществлялось в 2006 г. ООО “Грундфос Истра“, а не ООО “Грундфос“.

При этом суд считает необоснованными ссылки ответчика на то, что деятельность заявителя, ООО “Грундфос Истра“, ряда иностранных компаний имеет признаки взаимозависимости, которая могла повлиять на результаты деятельности. Этот довод носит предположительный характер, доказательствами и расчетами не подтвержден. Вместе с тем, сам факт деятельности ряда компаний в рамках группы закону не противоречит. В рамках группы предприятий могло иметь место разделение функций, при котором производство и введение в хозяйственный оборот производятся разными субъектами, один из которых имеет исключительные права на товарный знак.

Ответчик полагает, что у Общества не имеется исключительного права на использование товарного знака, поскольку имеет место ввоз на территорию РФ товаров с соответствующим товарным знаком еще 79 организациями. Между тем, это обстоятельство не свидетельствует об отсутствии у заявителя исключительных прав, поскольку такие права он приобрел в силу лицензионного договора. В соответствии со ст. 23 Закона регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. Из этой нормы Закона следует, что исключительное право на товарный знак у одной организации не означает, что какая-либо иная организация не имеет на законных основаниях такое же право либо иное законное право на введение товара в хозяйственный оборот. Сам по себе ввоз другими лицами на территорию РФ товара, маркированного товарным знаком, может быть правомерным, и не лишает заявителя исключительных прав по лицензионному договору.

Ссылки сторон на решения по конкретным судебным делам N А40-71183/06-20-384 и N А40-65694/06-151-391 не могут быть приняты во внимание с учетом принятия этих решений по конкретным фактическим обстоятельствам, отличным от фактических обстоятельств по настоящему делу, в котором отсутствуют сублицензионные соглашения, в отличие от указанных сторонами дел.

Оспаривая решение, заявитель указал на допущенное налоговым органом нарушение процедуры - непредоставление Обществу возможности ознакомиться с материалами, послужившими основанием для выводов, изложенных в решении. Заявитель считает, что вследствие этого он не имел возможности проверить достоверность данных Ответчика, не имел возможности представить по ним замечания и возражения. Таким образом, была нарушена ст. 101 Налогового кодекса - были нарушены существенные условия проведения налоговой проверки, что само по себе является безусловным основанием для признания решения налогового органа недействительным.

Между тем, 27 декабря 2007 г. в МИ ФНС N 48 по г. Москве в присутствии представителей Заявителя состоялось рассмотрение акта выездной налоговой проверки и документов, на основании которых были выявлены нарушения, закрепленные в Решении N 13-14/29 от 15.02.2008 г.

Из объяснений ответчика, не опровергнутых заявителем, следует, что в ходе указанных рассмотрений были озвучены все нарушения, в связи с обнаружением которых был составлен акт налоговой проверки и возражения организации. По результатам рассмотрения акта был составлен Протокол рассмотрения акта и материалов проверки от 27.12.2007 г., никаких замечаний относительно не предоставления возможности ознакомиться, в ходе рассмотрения возражений, с теми или иными документами Заявитель не указал. Обязанность Инспекции представить документы налогоплательщику вне рамок рассмотрения возражений в Налоговом Кодексе отсутствует.

По эпизоду отнесения на расходы затрат по приобретению товара у ООО “Орион“ и применения соответствующих налоговых вы“етов.

Оспариваемым решением Ответчик вменяет занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в размере 6 947 820 руб. за 2005 и 2006 гг. и налога на добавленную стоимость в размере 1 250 608 руб. По мнению Ответчика, Заявитель неправомерно учел для целей налогообложения расходы на приобретение сувенирной продукции у ООО “Орион“.

Заявитель считает свои действия правомерными, поскольку у него имеются соответствующие закону документы, которыми подтверждается несение расходов. Все отношения с ООО “Орион“ оформлены в соответствии с требованиями законодательства о налогах и сборах.

Факт хозяйственных отношений с ООО “Орион“ подтверждается договорами поставки от 03.06.2005 г. N ОР-ГФ-01 и от 11.08.2006 г. Кз ОР-ГФ-02, сувенирная продукция была оприходована на основании первичных документов - накладных и налог на добавленную стоимость принят к вычету по счетам-фактурам:

----T-------------T-----------T-------------T------------¬

¦ N ¦накл., сч.-ф.¦ Дата сч.- ¦Сумма налога ¦Итого с НДС ¦

¦ ¦ ¦ факт. ¦ руб. ¦ руб. ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦1 ¦050113 ¦09.06.2005 ¦2148,9 ¦14087,24 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦2 ¦050117 ¦24.06.2005 ¦3048,85 ¦19986,9 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦3 ¦050118 ¦30.06.2005 ¦2894,87 ¦18977,51 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦4 ¦050124 ¦20.07.2005 ¦52454,18 ¦343866,28 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦5 ¦050125 ¦28.07.2005 ¦59947,63 ¦392990,03 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦6 ¦050126 ¦28.07.2005 ¦26667,87 ¦174822,7 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦7 ¦050127 ¦29.07.2005 ¦23497,17 ¦154037,03 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦8 ¦050128 ¦29.07.2005 ¦16826,35 ¦110306,09 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦9 ¦050129 ¦29.07.2005 ¦9178,19 ¦60168,14 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦10 ¦050143 ¦17.08.2005 ¦10610,2 ¦69555,76 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦11 ¦050160 ¦31.10.2005 ¦2906,71 ¦19055,11 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦12 ¦050166 ¦21.11.2005 ¦93606,69 ¦613643,88 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦13 ¦050167 ¦21.11.2005 ¦6536,7 ¦42851,7 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦14 ¦050168 ¦21.11.2005 ¦94647,47 ¦620466,76 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦15 ¦050172 ¦29.11.2005 ¦19894,12 ¦130417,04 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦16 ¦050173 ¦29.11.2005 ¦37529,7 ¦246028,04 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦17 ¦050175 ¦12.12.2005 ¦30877,23 ¦202417,42 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦18 ¦060030 ¦10.05.2006 ¦98186,2 ¦643665,10 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦19 ¦060040 ¦16.06.2006 ¦46626,86 ¦305665,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦20 ¦060044 ¦06.07.2006 ¦36113,49 ¦236744,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦21 ¦060045 ¦06.07.2006 ¦2683,98 - ¦17595,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦22 ¦060046 ¦10.07.2006 ¦39990,51 ¦262160,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦23 ¦060051 ¦14.07.2006 ¦17237,29 ¦113000,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦24 ¦060056 ¦21.07.2006 ¦67187,29 ¦440450,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦25 ¦060060 ¦31.07.2006 ¦40 95 ¦26530,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦26 ¦060059 ¦01.08.2006 ¦993,05 ¦6510,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦27 ¦060063 ¦24.08.2006 ¦57788,01 ¦378832,5 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦28 ¦060077 ¦24.11.2006 ¦246142,37 ¦1613600,00 ¦

+---+-------------+-----------+-------------+------------+

¦29 ¦060099 ¦01.12.2006 ¦140338,98 ¦920000,00 ¦

L---+-------------+-----------+-------------+-------------

Нарушений в оформлении первичных документов налоговым органом не установлено. Ответчик не оспаривает фактическое приобретение и наличие сувенирной продукции, а также ее дальнейшую передачу третьим лицам - дилерам ООО “Грундфос“ на основании актов передачи сувениров.

Ответчик не согласен с доводами Общества по следующим основаниям.

ООО “Грундфос“ (заказчик) заключило договора поставки от 03.06.2005 N ОР-ГФ-01 и от 11.08.2006 N ОР-ГФ-02 с ООО “Орион“ (исполнитель) на поставку сувенирной продукции (зажигалка, футболка, часы, зонт и т.д.). В соответствии с первичными документами, представленными к проверке (актом приема-передачи, счетом-фактурой), а также налогового регистра “Расходы на рекламу“ затраты на приобретение сувенирной продукции составили:

- в 2005 году 3 233 677 руб. (в т.ч. НДС 493 273 руб.). Данные затраты отражены в налоговой декларации по налогу на прибыль в приложении N 2 листа 02 по строке 100 “Другие расходы“ в сумме 2 740 404 руб.

- в 2006 году 4 964 751 руб. (в т.ч. НДС 757 335 руб.). Данные затраты отражены в налоговой декларации по налогу на прибыль в приложении N 2 листа 02 по строке 020 “Прямые расходы“ в сумме 4 207 416 руб.

Согласно ответу, полученному из ИФНС России N 23 по г. Москве организация не найдена, последняя отчетность представлена за 2 квартал 2007 год. Сумма уплаченного налога на добавленную стоимость за 2005 год - 36 руб., за 2006 год - 1 682 руб.

Сотрудников и основных средств организация не имеет.

В соответствии с данными, содержащимися в “Едином государственном реестре юридических лиц“ учредителем и генеральным директором ООО “Орион“ является одно лицо - К.

В соответствии со статьей 90 НК РФ был проведен опрос гражданина К., значащийся в регистрационных документах ООО “Орион“ учредителем и генеральным директором ООО “Орион“.

Из протокола допроса Свидетеля гражданина К. от 11.10.2007 г. следует, что он никогда не являлся учредителем и генеральным директором ООО “Орион“. Также он не учреждал и никогда не подписывал доверенности и иные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью ООО “Орион“.

На основании полученных результатов проведенных мероприятий налогового контроля в отношении ООО “Орион“ (контрагента ООО “Грундфос“), установлено следующее:

1) ООО “Орион“ не предоставляло бухгалтерскую и налоговую отчетность в инспекции ФНС по месту учета без отражения реального полученного дохода, в то время как на расчетные счета поступали денежные средства.

2) Учредитель, руководитель, главный бухгалтер ООО “Орион“ никогда таковым не являлся и никогда не подписывал документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью организации.

3) Договоры, а также первичные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью организации, подписывались неустановленным лицом.

4) Платежи НДС и налога на прибыль в бюджет не производились.

5) ООО “Орион“ не имело в штате сотрудников, поскольку заработная плата не выплачивалась и установить конкретных исполнителей невозможно.

6) Разноплановый характер работ и услуг, за которые поступали денежные средства на расчетные счета организации (за товар, мясо, медицинскую продукцию и пр.).

7) Денежные средства, поступавшие на расчетные счета, списывались с расчетного счета в течение одного - двух дней с назначением платежа “за товар“, “ценные бумаги“, “материальная помощь“.

8) Платежи, подтверждающие фактическую и реальную коммерческую Деятельность организации (коммунальные платежи, аренда, заработная плата и т.д.) не производились.

Таким образом, данные факты позволяют сделать вывод, что ООО “Орион“ не является реальным участником предпринимательских отношений и его создание и деятельность не направлено на добросовестное участие в предпринимательской деятельности. Данная организация фактически не выполняло свои обязательства по гражданско-договорным отношениям, а выступала лишь в качестве “прикрытия“ для создания затрат в целях уклонения уплаты налогов.

От имени ООО “Орион“ финансово-хозяйственные документы подписаны неустановленным лицом. Следовательно, ООО “Орион“ не могло поставлять какую-либо продукцию в адрес ООО “Грундфос“ и исполнять свои обязательства по гражданско-правовым отношениям.

ООО “Грундфос“ принята к учету сувенирная продукция, приобретение которой не подтверждаются соответствующими договорными отношениями и первичными документами. Кроме того, при анализе расчетного счета ООО “Орион“ установлено, что денежные средства за сувенирную продукцию фактически не перечислялись.

В соответствии со ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

В соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального Закона о бухгалтерском учете все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Пункт 2 указанной статьи определены обязательные реквизиты первичны; учетных документов:

е) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственно! операции и правильность ее оформления;

ж) личные подписи указанных лиц.

В пункте 3 ст. 9 Федерального Закона о бухгалтерском учете указано, что перечень лиц, имеющих право подписи первичных учетных документов, утверждает руководитель организации по согласованию с главным бухгалтером. Документы, которыми оформляются хозяйственные операции с денежными средствами, подписываются руководителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами.

Налоговый орган также считает, что у организации отсутствует право на применение налоговых вычетов по НДС в результате отсутствия их документального подтверждения.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Подписание счета-фактуры неустановленными лицами лишает налогоплательщика возможности ссылаться на указанный счет-фактуру как на основания принятия НДС к вычету.

Суд считает возможным согласиться с выводами ответчика, поскольку они соответствуют ст. 171, 172, 252 НК РФ.

Материалами дела подтверждается, что основанием для принятия расходов и применения налогового вычета являются документы, составленные и подписанные, в том числе, от имени ООО “Орион“: договор, накладные, счета-фактуры. Для принятия затрат как расходов для целей налогообложения налогоплательщик должен иметь надлежащее документальное подтверждение затрат, а для применения налогового вычета по НДС - надлежаще оформленные счета-фактуры. Счета-фактуры и товарные накладные подписаны от имени ООО “Орион“ К. как руководителем предприятия. Налоговый орган 11.10.07 провел опрос К., в качестве свидетеля. Будучи предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, К. показал, что не является руководителем ООО “Орион“, документов от имени этой организации не подписывал. При этом инспекция установила, что ООО “Орион“ предоставляло бухгалтерскую и налоговую отчетность в инспекции ФНС по месту учета без отражения реального полученного дохода, платежи НДС и налога на прибыль в бюджет не производились; ООО “Орион“ не имело в штате сотрудников, поскольку заработная плата не выплачивалась; денежные средства поступали на счет поставщика за разнообразные работы и услуги (за товар, мясо, медицинскую продукцию и пр.); денежные средства, поступавшие на расчетные счета, списывались с расчетного счета в течение одного - двух дней с назначением платежа “за товар“, “ценные бумаги“, “материальная помощь“; платежи, подтверждающие фактическую и реальную коммерческую деятельность организации (коммунальные платежи, аренда, заработная плата и т.д.) не производились. С учетом совокупности этих обстоятельств суд считает возможным согласиться с доводом ответчика о том, что акты приема-передачи, счета-фактуры, подтверждающие правильность отражения в бухгалтерском учете операций по приобретению товаров у ООО “Орион“, подписаны неустановленным лицом, то данные документы не могут являться документальным подтверждением приемки товаров к учету. Несоответствие счетов-фактур требованиям ст. 169 НК РФ в части их подписание руководителем или иным уполномоченным лицом лишает Общество права на применение соответствующего налогового вычета.

У суда не имеется оснований считать, что Обществом была проявлена должная степень заботливости и осмотрительности при выборе поставщика и оформлении документов, служащих основанием для исчисления налогов. Заявитель объяснил, что при заключении договора с ООО “Орион“ им были проверены факт регистрации поставщика в ЕГРЮЛ, ИНН. КПП, наличие счета в банке, устав. Из объяснений заявителя не следует, что им принимались меры к проверке полномочий лиц, фактически действовавших от имени поставщика в гражданских правоотношениях и подписывавших документы от имени поставщика. Поэтому получение от поставщика документов, подписанных неизвестными лицами с неустановленными полномочиями не влечет для заявителя права отнести затраты на расходы и применить налоговый вычет на основании таких документов.

Решение оспорено Обществом полностью, между тем, как по НДФЛ доводов не приведено. В ходе судебного заседания заявитель пояснил, что доначисленный НДФЛ им уплачен, решение в этой части не оспаривается. Поскольку исковые требования в установленном порядке не корректировались, суд отказывает в удовлетворении иска в части НДФЛ.

Судом также рассмотрено требование Общества о возврате излишне взысканных налогов, пени, штрафов. Поскольку судом признано обоснованным отнесение на расходы затрат по лицензионному соглашению, доначисление налога на прибыль в этой части неправомерно, в связи с чем не подлежат начислению и взысканию налог на прибыль, пени и штраф по этому эпизоду. Заявителем представлена таблица расчета размера взысканных сумм применительно к каждому эпизоду и налогу. Ответчик в судебном заседании подтвердил, что данные этой таблицы верны, он с ними согласен. Из данного расчета следует, что по эпизоду с лицензионными платежами налог на прибыль доначислен в размере 22 987 939,99 руб., штраф в размере 4 597 588 руб., пени в размере 2 434 226,48 + 208 807,06 руб.

Эти суммы подлежат возвращению Обществу как излишне взысканные с учетом следующих обстоятельств.

Оспариваемым решением Обществу было всего штрафа в размере 5 772 242 руб., пеней в размере 2 663 411,83, налога на прибыль в размере 28 861 208 руб., налога на добавленную стоимость в размере 1 250 608 руб.

Обществу выставлены два требования:

- N 152/р от 5 мая 2008 “об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 05 мая 2008 года“ в котором, со ссылкой на решение N 13-14/296 предложено уплатить недоимку в размере 30 111 816 руб., пени в размере 2 661 714 руб. 14 коп., штраф в размере 5 772 242 руб.;

- N от 03.06.08806, которым предложено уплатить дополнительные пени в размере 231 121 рублей 13 копеек.

На основании требований заявитель произвел уплату.

- платежным поручением N 208 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 21 044 631 рубль ровно вмененной недоимки по налогу на прибыль в бюджет субъекта Российской Федерации,

- платежным поручением N 211 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 7 816 577 рублей ровно вмененной недоимки по налогу на прибыль в федеральный бюджет,

- платежным поручением N 208 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 4 208 926 рублей ровно наложенных на основании оспариваемого решения штрафов по налогу на прибыль,

- платежным поручением N 209 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 1 972 465 рублей 91 копейку пени по налогу на прибыль в бюджет субъекта Российской Федерации,

- платежным поручением N 213 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 1 563 316 рублей ровно штрафов по налогу на прибыль в бюджет Российской Федерации,

- платежным поручением N 207 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 1 250 608 рублей ровно вмененной недоимки по налогу на добавленную стоимость,

- платежным поручением N 212 от 26 мая 2008 года Заявитель перечислил 689 248 рублей 20 копеек пени по налогу на прибыль в бюджет Российской Федерации,

- платежным поручением N 490 от 05 июня 2008 года Заявитель перечислил 215 357 рублей 51 копейку пени по налогу на прибыль в бюджет субъекта Российской Федерации,

- платежным поручением N 489 от 05 июня года Заявитель перечислил 15 763 рублей 62 копейки пени по НДС.

Таким образом, выставленные на основании оспариваемого решения требования, включая требования в отношении дополнительных пеней, были Заявителем полностью выполнены путем перевода денежных средств с расчетного счета Заявителя.

Решение ответчика признано недействительным в части эпизода с лицензионными платежами, поэтому суммы, взысканные по этому эпизоду являются излишне взысканными в смысле ст. 79 НК РФ. Они не могут быть признаны излишне уплаченными, поскольку их уплата, хотя и произведена платежными поручениями самим налогоплательщиком, обусловлена выставлением налоговым органом требования об уплате. Выставление такого требования является обязательным этапом процедуры бесспорного взыскания задолженности, поэтому суммы, уплаченные налогоплательщиком на основании требования, не являются добровольно уплаченными. Возврат таких сумм должен производиться по правилам ст. 79, а не 78 НК РФ. От налогового органа не поступило возражений относительно возможности возврата налогов как излишне взысканных. Справкой о состоянии расчетов с бюджетом на 06.08.08 подтверждается отсутствие у Общества задолженности и наличие переплат по ряду налогов, в том числе по налогу на прибыль.

В остальной части требование о возврате налогов удовлетворению не подлежит.

Госпошлина подлежит взысканию с ответчика на основании ст. 110 АПК РФ, ст. 333.40 НК РФ с учетом изменений, внесенных Федеральным законом N 137-ФЗ от 27.07.06, с учетом ст. 242.2 БК РФ, а также в соответствии с правовой позицией ВАС РФ, выраженной в Информационном письме от 13.03.07 N 117. Госпошлина взыскивается в размере, пропорциональном удовлетворенным требованиям.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 65, 106, 110, 167 - 170, 197 - 201 АПК РФ, суд

решил:

признать недействительным как не соответствующее НК РФ решение МИФНС России N 48 по г. Москве от 15 февраля 2008 г. N 13-14/29 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части начисления недоимки, пени, налоговых санкций по налогу на прибыль по эпизоду отнесения на расходы лицензионных платежей.

Обязать Межрайонную Инспекцию Федеральной налоговой службы N 48 по г. Москве возвратить ООО “Грундфос“ излишне взысканные: налог на прибыль в размере 22 987 939,99 руб., штраф в размере 4 597 588 руб. и пени 2 733 749,61 руб.

Отказать в удовлетворении остальной части требований.

Взыскать с Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 48 по г. Москве в пользу ООО “Грундфос“ госпошлину в размере 79 000 руб.

Решение может быть обжаловано в сроки и порядке, предусмотренные ст. 181, 257, 259, 273, 276 АПК РФ.