Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 07.07.2008 по делу N А40-61824/06-98-345 Заявление о признании недействительным решения налогового органа в части отказа в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС и привлечения к ответственности в виде штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ и по п. 1 ст. 126 НК РФ удовлетворено частично, так как заявителем представлены документы, подтверждающие право на возмещение НДС.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 7 июля 2008 г. по делу N А40-61824/06-98-345

Решение в полном объеме изготовлено 07.07.2008

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

судьи К.

при ведении протокола судьей К.

рассмотрев в судебном заседании дело

по заявлению ЗАО “ДЕСТЕР - XXI“

к ИФНС России N 30 по г. Москве

третьи лица ООО “Универсал - Климат“, ООО “Карат“

о признании недействительными решений N 571 от 20.05.2006,

N 571а от 20.05.2006 и об обязании возместить НДС путем возврата

в размере 3 801 755 руб. за январь 2006 г.

при участии:

от заявителя: Д., дов. от 17.06.2008

от инспекции: М., дов. от 22.04.2008; С., дов. от 09.01.2008

от третьих лиц:

от ООО “Карат“: не явилось, извещено

от ООО
“Универсал - Климат“: не явилось, извещено

установил:

Закрытое акционерное общество “ДЕСТЕР-XXI“ (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительными решений Инспекции Федеральной налоговой службы N 30 по г. Москве (далее - инспекция, налоговый орган) от 20.05.2006 N 571 “Об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость“ и от 20.05.2006 N 571а “О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, а также об обязании инспекцию возместить налог на добавленную стоимость путем возврата в размере 3 801 755 руб. за январь 2006 г.

В обоснование заявленных требований заявитель указал, что инспекция необоснованно отказала в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за январь 2006 года, так как весь необходимый согласно требованиям ст. 165 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) комплект документов представлен в инспекцию, документально подтверждены суммы налоговых вычетов; доводы инспекции о препятствовании проведению налоговой проверки необоснованны; доводы об отсутствующем покупателе несостоятельны, поскольку имеется апостилированные документы о существовании иностранной организации и ее активном статусе; в отношении поступления экспортной выручки от третьего лица инспекция ссылается на редакцию Кодекса, не вступившую в силу на момент реализации; суммы НДС уплачены поставщикам, товар фактически вывезен, к счетам-фактурам инспекция претензии не предъявляла; в отношении привлечения к ответственности, инспекцией нарушена норма ст. 126 Кодекса, поскольку штраф за непредставление документов исчислен исходя из количества листов, а не документов.

Инспекция заявленные требования не признала по основаниям, изложенным в оспариваемом решении, представленных отзыве и письменных объяснениях, в удовлетворении заявленных требований просила
отказать.

Третье лицо - ООО “Карат“, извещенное надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела (т. 9 л.д. 94, 97, 101) в судебное заседание не явилось, ранее представило отзыв (т. 8 л.д. 42 - 44), в котором заявленные требования общества поддержало и просило удовлетворить их в полном объеме.

Третье лицо - ООО “Универсал-Климат“, извещенное надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела (т. 9 л.д. 95, 96, 101) в судебное заседание не явилось, отзыв не представило.

Руководствуясь ч. 5 ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) суд рассматривает дело в отсутствие надлежащим образом извещенных о месте и времени рассмотрения дела третьих лиц.

Рассмотрев материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, исследовав письменные доказательства, суд установил, что заявленные требования подлежит частичному удовлетворению на основании следующего.

В связи с многоэпизодностью принятых инспекцией решений, суд рассматривает дело по доводам в отношении каждого контракта и оснований отказа в налоговых вычетах.

Как следует из материалов дела, общество 20.02.2006 представило в инспекцию налоговую декларацию (т. 2 л.д. 102 - 106) по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0 процентов за январь 2006 года с приложением документов на 125 листах по описи сопроводительным письмом (т. 2 л.д. 107 - 109).

Заявление о возврате сумм налога, заявленных к возмещению по налоговой декларации за январь 2006 года по НДС по ставке 0 процентов, в размере 3 801 755 руб. (т. 3 л.д. 110) направлено обществом в адрес инспекции 19.05.2006 (т. 3 л.д. 111).

Согласно сведений налоговой декларации общество заявило реализацию в размере 21 251 874 руб., обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по
которой подтверждена (строка 010 графа 2 раздела 2 декларации), и налоговые вычеты в размере 3 810 755 руб., уплаченные при приобретении товаров, в дальнейшем реализованных на экспорт (строка 010 графа 5 раздела 2 декларации).

Разделы 3 и 4 налоговой декларации обществом не заполнены.

Всего обществом было заявлено к вычету и возмещению 3 810 755 руб. (строка 010 раздела 1 декларации и графа 9 раздела 2 декларации).

Обществом подано заявление о возмещении налоговых вычетов в размере 3 801 755 руб. путем возврата на расчетный счет в банке (т. 3 л.д. 110 - 111).

По результатам камеральной налоговой проверки инспекция 20.05.2006 приняла Решение N 571 “Об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость“ (т. 1 л.д. 14 - 49), согласно которому признала необоснованным применение налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации в размере 21 251 874 руб., и отказала в возмещении налоговых вычетов по НДС в размере 3 801 755 руб.

Кроме того, по итогам мероприятий налогового контроля инспекция установила, что обществом по истечении 180-дневного срока в отношении реализации товаров (работ, услуг), обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по которым не подтверждена, не уплачен налог в бюджет, совершено правонарушение, ответственность за которое предусмотрена п. 1 ст. 126 Кодекса, в связи с чем 20.05.2006 приняла Решение N 571а “О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“ (т. 1 л.д. 50 - 79), согласно которому доначислила 3 354 984 руб. налога к уплате и привлекла общество к ответственности по п. 1 ст. 122 Кодекса в виде штрафа в размере 670 997
руб. и по п. 1 ст. 126 Кодекса в виде штрафа в размере 8 200 руб., а также предложила уплатить налог и пени.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 164 Кодекса, обложение налогом на добавленную стоимость по налоговой ставке 0 процентов производится при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 165 Кодекса, при оказании услуг, предусмотренных пп. 1 п. 1 ст. 164 Кодекса, для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов (или особенностей налогообложения) и налоговых вычетов в налоговые органы представляются следующие документы:

1) контракт (копия контракта) налогоплательщика с иностранным лицом на поставку товара (припасов) за пределы таможенной территории Российской Федерации;

2) выписка банка (копия выписки), подтверждающая фактическое поступление выручки от реализации указанного товара (припасов) иностранному лицу на счет налогоплательщика в российском банке;

3) таможенная декларация (ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории Российской Федерации (далее - пограничный таможенный орган);

4) копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Как установлено инспекцией в ходе камеральной налоговой проверки и следует из материалов дела, обществом для экспорта приобретенной продукции был заключен ряд контрактов с иностранными покупателями, по факту выполнения которых в инспекцию были представлены следующие документы: Контракт N RU/53754696/19 от 04.12.2002 г. с иностранной компанией “INCOEXPORT LTD“ (United Kingdom, London) с дополнениями (т. 2 л.д. 106
- 115) на поставку двигателя ТВЗ-117ВМ N 7087881200037 для вертолета МИ-8М гражданской авиации; ГТД 10005001/060803/0031908 (фактурная стоимость 97 500 долл. США) и авианакладная 057-2591-752 с отметками Шереметьевской таможни “Выпуск разрешен“ от 08.08.2003 и “Товар вывезен полностью“ 09.08.2003 (т. 2 л.д. 116 - 117); выписка банка за 03.11.2003 о зачислении валютной выручки в размере 97 500 долл. США (т. 2 л.д. 119) и Свифт-сообщение на сумму 97 500 долл. США (т. 2 л.д. 120).

Инспекция по указанному комплекту документов предъявила следующие претензии, а именно: на авианакладной (т. 2 л.д. 117) имеется отметка “Опасный груз“, к которым авиационные двигатели в соответствии со ст. 113 Воздушного кодекса РФ не относятся; в соответствии со Свифт-сообщением (т. 2 л.д. 120) денежные средства поступили от третьего лица, а на указанное действие обществом договор поручения не представлен, в связи с чем комплект документов не соответствует положениям пп. 2 п. 1 ст. 165 НК РФ.

Суд признает доводы общества состоятельными, а доводы инспекции - подлежащими отклонению на основании следующего.

Согласно ст. 113 Воздушного кодекса РФ, воздушная перевозка оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, отравляющих, легковоспламеняющихся, радиоактивных и других опасных предметов и веществ осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, федеральными авиационными правилами, а также международными договорами Российской Федерации.

Таким образом, перечень опасных грузов является открытым и не ограничивается общими характеристиками предметов и веществ, перечисленными в данной статье, а сама норма ст. 113 по существу является бланкетной и ссылается на законодательство Российской Федерации, федеральные авиационные правила и международные договоры Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дела инспекция не представила доказательств, позволяющих однозначно отнести авиационный двигатель к
категории либо исключить из категории опасных грузов.

Кроме того, авиационная накладная оформляется кроме прочего для информирования капитана судна и наземного персонала об особых свойствах груза без его визуальной идентификации, в связи с чем отметка “Опасный груз“ могла быть проставлена должностными лицами перевозчика для служебного пользования, и в данной ситуации общество не имело возможности каким-либо образом повлиять на факт проставления либо непроставления указанной отметки.

При этом суд учитывает, что наличие отметки “Опасный груз“ не изменило заявленный таможенный режим и не являлось препятствием для вывоза товара воздушным транспортом на экспорт.

Отсутствие отметки “Опасный груз“ на ГТД также не является препятствием для вывоза товара за пределы таможенной территории Российской Федерации, так как таможенным законодательством не предусмотрена обязательная идентичность всех служебных и прочих отметок на ГТД в сравнении с товаросопроводительным документом в случае заполнения ГТД как самостоятельного документа.

В отношении довода инспекции о том, что обществом в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 165 Кодекса не представлен договор поручения на оплату за покупателя третьим лицом, суд считает существенным то обстоятельство, что контракт обществом заключен в 2002 году, а указанная норма ст. 165 Кодекса введена Федеральным законом от 22.07.2005 N 119-ФЗ и вступила в силу с 01.01.2006.

Таким образом, на момент заключения указанного контракта общество не могло знать и по существу обязать иностранного покупателя заключить и передать копию договора поручения. Сама по себе оплата третьим лицом за должника по обязательству не запрещена действующим законодательством.

Также суд принимает во внимание, что в материалах дела имеется дополнительное соглашение от 17.10.2003 (т. 2 л.д. 115) о том, что оплата продукции может быть осуществлена третьим
лицом - “LEON MARKET ltd“, которое указано в Свифт-сообщении (т. 2 л.д. 120).

При указанных условиях представление отдельного договора поручения не требовалось.

Суд принимает во внимание, что в Свифт-сообщении (т. 2 л.д. 120) указана сумма, соответствующая фактурной стоимости вывезенного товара и выставленному обществом инвойсу N RU/19/4 от 07.07.2003 (т. 2 л.д. 118), имеется четкая ссылка на контракт и на иностранную компанию - должника, что позволяет однозначно идентифицировать назначение и адресанта платежа.

Суд принимает во внимание, что в ходе судебного разбирательства инспекция указанные выше доводы решения не поддерживала (т. 9 л.д. 67, 79 - 81), а сослалась на указанное в решении обоснование, из которого следует, что обществом реализация по данному контракту уже была заявлена в налоговой декларации за ноябрь 2003 года. По результатам налоговой проверки данной декларации инспекцией была подтверждена обоснованность применения ставки 0 процентов к реализации в размере 21 383 730,00 руб.

Суд отклоняет указанный довод инспекции как документально не подтвержденный, так как инспекцией в ходе судебного разбирательства, несмотря на неоднократное предложение суда представить документы, обосновывающие позицию по спору, указанное решение по итогам камеральной проверки и решение Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-49812/04-14-23 от 20.04.2005 не представлено.

Из имеющегося в материалах дела решения Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-38671/06-129-266 от 03.10.2006 (т. 9 л.д. 50 - 51) не следует, что данная реализация со стороны общества в декларации за январь 2006 года заявлена повторно, а в налоговой декларации за ноябрь 2003 года уже была заявлена в полном объеме.

Таким образом, инспекцией в нарушение ст. ст. 65, 200 АПК РФ не опровергнуто предусмотренное ст.
ст. 52 - 54 Кодекса соответствие сведений налоговой декларации по НДС по ставке 0 процентов за январь 2006 года данным бухгалтерского учета и пояснения общества о том, что в налоговой декларации за январь 2006 года в качестве подтвержденной реализации по ГТД 10005001/060803/0031908 заявлена реализация, ранее не указанная в налоговой декларации за ноябрь 2003 года.

Вывод суд соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 1 Постановления Пленума от 12.10.2006 N 53, о том, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, при этом представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Довод инспекции о том, что в договоре N 21-10 от 21.10.2002 на закупку двигателя ТВЗ-117ВМ, заключенного с ООО “Универсал-Климат“, и в счете-фактуре N Д-00000027 от 08.07.2003 не указан номер двигателя, в связи с чем, не представляется возможным определить закупался ли это тот двигатель, который отправили на экспорт по ГТД N 10005001/060803/0031908, не является основанием для отказа в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС.

Кроме того, в оспариваемых решениях инспекция указывает, что на направленный генеральному директору Завода им. В.Я. Климова запрос о подтверждении производства товара (двигатель ТВЗ-117ВМ N 7087881200037) указанного в ГТД N 10005001/060803/0031908 исх. N 17-11/15527 от 15.05.2006 ответ получен не был, однако в ходе судебного разбирательства инспекция указала (т. 9 л.д.
80), что согласно поступившему ответу, Завод им. В.Я. Климова не является производителем данного двигателя, и его ремонт не производился.

Суд принимает во внимание, что инспекцией, подтверждающие указанную выше информацию от Завода им. В.Я. Климова документы не представлены, в связи с чем данный довод инспекции оценивается судом критически.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией неправомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 2 919 647,25 руб., исходя из поступившей валютной выручки в рублевом эквиваленте (т. 2 л.д. 119).

В связи с необоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является необоснованным доначисление налога с указанной реализации по ставке 18 процентов.

Однако суд принимает во внимание, что Решением N 571а от 20.05.2006 в отношении реализации по ГТД 10005001/060803/0031908 доначисления не осуществлялось (т. 1 л.д. 76 - 77).

Контракт N RU/53754696/25 от 25.06.2003 с иностранной компанией “Nordan“ Sp.z.o.o (Польша) на поставку товара Жироотсоса TRL-55, Измельчителя кормов, Гомогенизатора Н-250, Кормораздатчика, Фрезоморозильников с насосной станцией с дополнениями (т. 3 л.д. 37 - 41); ГТД 10110070/100703/0000505 (фактурная стоимость 5 000-00 долл. США) и CMR N 332815 с отметками Щелковской таможни “Выпуск разрешен“ от 11.07.2003 и отметкой “Товар вывезен“ 19.07.2003 (т. 3 л.д. 44 - 46); выписка банка за 09.07.2003 (т. 3 л.д. 48) и Свифт-сообщение на сумму 5 000 долл. США (т. 3 л.д. 49).

Инспекция, отказывая в обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, указала на следующие нарушения норм Кодекса, а именно: ГТД N 10110070/100703/0000505 представлена без личной номерной печати уполномоченного лица таможенного органа и CMR M332815 представлен без отметки “Выпуск разрешен“ и без личной номерной печати уполномоченного лица таможенного органа подтверждающего вывоз товара, что не соответствует требованиям пп. 3 - 4 п. 1 ст. 165 Кодекса; из представленного Свифт-сообщения следует, что денежные средства поступают на счет общества от WOLF SCHWEBEL FURS HERRN WOLF SCHWEBEL, и в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 165 Кодекса не представлен договор поручения.

В отношении довода инспекции о том, что обществом в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 165 Кодекса не представлен договор поручения на оплату за покупателя третьим лицом, суд считает существенным то обстоятельство, что контракт обществом заключен в 2002 году, а указанная норма ст. 165 Кодекса введена Федеральным законом от 22.07.2005 N 119-ФЗ и вступила в силу с 01.01.2006.

Таким образом, на момент заключения указанного контракта общество не могло знать и по существу обязать иностранного покупателя заключить и передать копию договора поручения. Сама по себе оплата третьим лицом за должника по обязательству не запрещена действующим законодательством.

Также суд принимает во внимание, что в материалах дела имеется дополнительное соглашение от 02.07.2003 (т. 3 л.д. 41) о том, что оплата продукции будет осуществлена третьим лицом - WOLF SCHWEBEL FURS HERRN WOLF SCHWEBEL, которое указано в Свифт-сообщении (т. 3 л.д. 49).

При указанных условиях представление отдельного договора поручения не требовалось.

Суд принимает во внимание, что в Свифт-сообщении (т. 3 л.д. 49) указана сумма, соответствующая фактурной стоимости вывезенного товара и выставленному обществом инвойсу N 25/1 от 09.07.2003 (т. 3 л.д. 47), имеется четкая ссылка на контракт и на иностранную компанию - должника, что позволяет однозначно идентифицировать назначение и адресанта платежа.

В отношении отсутствия отметок таможенных органов, предусмотренных положениями ст. 165 Кодекса, суд установил, что в представленном обществом в инспекцию комплекте документов действительно отсутствовали такие отметки, как оттиск личной номерной печати на ГТД 10110070/100703/0000505 (т. 4 л.д. 120 - 121). Отсутствие отметок подтверждается также представленными в материалы дела обществом копиями указанных ГТД и CMR (т. 3 л.д. 44 - 46).

В ходе рассмотрения дела суд, при копировании представленных обществом для ознакомления оригиналов указанных ГТД и CMR, также не смог получить читабельные оттиски личной номерной печати сотрудника таможенного органа (т. 8 л.д. 28 - 30), в связи с чем в материалы дела приобщены оригиналы ГТД 10110070/100703/0000505 (т. 8 л.д. 31 - 32) и CMR N 332815 (т. 8 л.д. 33), на которых имеются все необходимые предусмотренные ст. 165 Кодекса отметки.

Таким образом, отсутствие отметок таможенного органа, а именно - личной номерной печати должностного лица таможенного органа, обосновано технической сложностью копирования.

Суд, с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении N 267-О от 12.07.2006, принимает во внимание, что инспекцией при установлении факта несоответствия представленного документа требованиям налогового законодательства в порядке ст. 88 Кодекса при налоговой проверке не предложила обществу выставлением соответствующего требования представить надлежаще оформленные копии таможенной декларации и товаросопроводительного документа либо представить их в оригинале для ознакомления. При этом, из представленной инспекцией копии ГТД следует, что сама по себе отметка о подтверждении вывоза товара имеется, отсутствует лишь оттиск личной номерной печати должностного лица таможенного органа.

На основании изложенного, суд признает обязанность общества по обязательному представлению ГТД исполненной, и принимает представленный в ходе рассмотрения дела оригинал декларации в обоснование заявленных требований.

Суд критически оценивает довод инспекции об отсутствии на CMR N 332815 отметки таможенного органа “Вывоз разрешен“, так как инспекцией в материалы дела указанный товаросопроводительный документ не представлен, а из имеющихся в материалах дела копий (т. 3 л.д. 46; т. 8 л.д. 29) наличие данной отметки просматривается, дата отметки совпадает с датой такой же отметки на ГТД, а некачественная копия обоснована изначально блеклой отметкой “Выпуск разрешен“ на оригинале CMR N 332815 (т. 8 л.д. 33).

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией неправомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 151 787 руб., исходя из поступившей валютной выручки в рублевом эквиваленте (т. 3 л.д. 48).

В связи с необоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является необоснованным доначисление налога с указанной реализации по ставке 20 процентов по Решению N 571а от 20.05.2006 в размере 30 364,20 руб. и привлечение к ответственности в соответствующей сумме штрафа.

Контракт N RU/53754696/33 от 16.03.2004 с иностранной компанией ПФК “АЛА-Тоо“ ЛТД (Кыргызстан) с приложениями (т. 3 л.д. 68 - 74) на поставку Кресел в количестве 16 069 шт; ГТД 10123040/240504/0000572 (фактурная стоимость 339 244,50 руб.) и CMR - SVT 0049960 с отметками “Вывоз разрешен“ от 25.03.2004 и “Товар вывезен“ 01.04.2004 (т. 3 л.д. 75 - 76), выписка банка за 18.03.2004 (т. 3 л.д. 84) и платежное поручение N 951 от 18.03.2004 о зачислении на счет общества 339 244,50 руб. (т. 3 л.д. 85); ГТД 10123040/220704/0001524 (фактурная стоимость 373 931 руб.) и CMR - 0000077 с отметками “Выпуск разрешен“ от 22.07.2004 и “Товар вывезен“ 26.07.2004 (т. 3 л.д. 78 - 79), выписка банка за 16.07.2004 (т. 3 л.д. 86) и мемориальный ордер N 818 от 16.07.2004 о зачислении на счет общества 435 775 руб. (т. 3 л.д. 87); ГТД 10123040/060804/0001648 (фактурная стоимость 313 203,30 руб.) и CMR-0000108 с отметками “Выпуск разрешен“ от 06.08.2004 и “Товар вывезен“ 09.08.2004 (т. 3 л.д. 81 - 82), выписки банка за 04.08.2004 (т. 3 л.д. 88) и за 10.08.2004 (т. 3 л.д. 90) с приложением платежных поручений N 080 от 04.08.2004 о зачислении на счет общества 203 077,50 руб. (т. 3 л.д. 89) и N 922 от 10.08.2004 о зачислении на счет общества 48 286 руб. (т. 3 л.д. 91).

Инспекция, отказывая в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, указала, что платежные документы должны быть надлежащим образом заверены. Согласно пунктам 1.9.7 и 2.1 Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ, утвержденных Положением Банка России от 05.12.2002 N 205-П, бумажные копии электронных платежных документов, подлежащие приложению к выпискам из счетов, заверяются штампом кредитной организации и подписями ее полномочных работников, и на указанных копиях платежных документов проставляется календарный штемпель даты провода документов по лицевому счету, однако представленные обществом копии платежных документов не заверены штампом кредитной организации, отсутствуют календарный штемпель даты провода документов по лицевому счету и подписи полномочных работников.

Суд признает изложенный довод инспекции несостоятельным, так как требования к комплекту документов предусмотрены ст. 165 Кодекса, в которой отсутствует регламентация формы и содержания выписки банка, а также требований прилагаемых к ней документов.

Кроме того, платежные поручения N 922 от 10.08.2004 и N 080 от 04.08.2004 имеют необходимые отметки (т. 3 л.д. 89, 91).

Суд учитывает, что поступление от инопокупателя денежных средств по указанному выше контракту в соответствии с перечисленными выписками банка инспекцией по существу не опровергнуто.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией неправомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 1 026 383 руб.

В связи с необоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является необоснованным доначисление налога с указанной реализации по ставке 18 процентов по Решению N 571а от 20.05.2006 в размере 184 746,12 руб. и привлечение к ответственности в соответствующей сумме штрафа.

Контракт N 45 от 28.10.2003 с иностранной компанией “Сумыхимпром“ г. Сумы (Украина) на поставку товара Катализатор СВС-5 (т. 3 л.д. 96 - 98); ГТД 10101060/061103/0007476 и CMR N 00001 с отметками “Выпуск разрешен“ от 05.11.2003 и “Товар вывезен“ 07.11.2003 (т. 3 л.д. 97 - 99), выписка банка за 29.12.2003 (т. 3 л.д. 100) и платежное поручение N 38 от 29.12.2003 о зачислении на счет общества 1 860 327,84 руб. (т. 3 л.д. 101).

Суд принимает во внимание, что решениями N 571 от 20.05.2006 и N 571а от 20.05.2006 в отношении реализации по указанному контракту инспекцией возражений не приведено, все необходимые отметки, включая отметку на платежном поручении, имеются.

Отсутствие претензий в отношении подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС подтверждается письменными сводными объяснениями инспекции от 19.05.2008 N 05-05/01/06-98-345 (т. 9 л.д. 79 - 86).

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией неправомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 1 860 328 руб.

В связи с необоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является необоснованным доначисление налога с указанной реализации по ставке 20 процентов по Решению N 571а от 20.05.2006 в размере 371 462,50 руб. и привлечение к ответственности в соответствующей сумме штрафа.

Контракт N RU/53754696/33 от 23.04.2004 г. с иностранной компанией “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ (USA), подписанного от имени покупателя генеральным директором “Levchenko Nikolay“, на поставку запчастей для авиационной техники 63 видов (т. 2 л.д. 122 - 134); ГТД 10005001/090704/0031788 (фактурная стоимость 98 880 долл. США) и авианакладная N 057-2899 3285 с отметками “Выпуск разрешен“ от 13.07.2004 и “Товар вывезен“ 14.07.2004 (т. 2 л.д. 135 - 146); ГТД 10005006/210704/0018307 (фактурная стоимость 180 000 долл. США), авианакладная N 020-3206 6904 с отметками “Выпуск разрешен“ от 22.07.2004 и “Товар вывезен“ 24.07.2004 (т. 3 л.д. 1 - 2); ГТД 10005001/160804/0038485 (фактурная стоимость 98 000 долл. США), авианакладная N 057-2795 9153 с отметками “Выпуск разрешен“ от 18.08.2004 и “Товар вывезен“ 19.08.2004 (т. 3 л.д. 4 - 5); ГТД 10005006/020804/0019348 (фактурная стоимость 101 200 долл. США), авианакладная N 020-62044931 с отметками “Выпуск разрешен“ от 03.08.2004 и “Товар вывезен“ 07.08.2004 (т. 3 л.д. 6 - 11); ГТД 10005001/051004/0048007 (фактурная стоимость 18 178 долл. США), авианакладная N 057-2795 7171 с отметками “Выпуск разрешен“ от 07.10.2004 и “Товар вывезен“ 08.10.2004 (т. 3 л.д. 13 - 21); а также выписки банка за 21.09.2004 (т. 3 л.д. 22) и Свифт-сообщение о зачислении на счет общества 150 000 долл. США (т. 3 л.д. 23); за 22.09.2004 (т. 3 л.д. 25) и Свифт-сообщение о зачислении на счет 128 880 долл. США (т. 3 л.д. 26); за 23.09.2004 (т. 3 л.д. 27) и Свифт-сообщение о зачислении на счет 109 200 долл. США (т. 3 л.д. 28); за 05.10.2004 (т. 3 л.д. 31) и Свифт-сообщение о зачислении на счет 90 000 долл. США (т. 3 л.д. 32); за 02.02.2005 (т. 3 л.д. 34) и Свифт-сообщение о зачислении на счет 53 818 долл. США (т. 3 л.д. 35).

Таким образом, при общей стоимости отгрузки в размере 496 258 долл. США, оплата от инопокупателя поступила в размере 531 898 долл. США.

При исследовании документов по существу суд установил, что согласно Свифт-сообщению от 21.09.2004 к выписке банка за 22.09.2004 (т. 3 л.д. 22 - 23) валютная выручка в размере 150 000 долл. США поступает за “electronic goods“, в то время как по перечисленным выше ГТД общая стоимость электрических и электронных товаров, согласно инвойсам (т. 2 л.д. 147 - 148; т. 3 л.д. 3, 5, 12, 21), составляет 4 620 долл. США. В остальной сумме на экспорт поставлялись механические запасные части к двигателям и сами двигатели, идентифицировать которые как электро- или электронные товары затруднительно.

Кроме того, в Свифт-сообщении от 22.09.2004 к выписке банка за 22.09.2004 (т. 3 л.д. 25 - 26) указано, что денежные средства в размере 128 880 долл. США поступают за “computer components“. Как было указано выше, общая сумма электро- и электронных товаров согласно инвойсам и ГТД составляет 4 620 долл. США.

Таким образом, поступившая выручка в размере 150 000 + 128 880 - 4 620 = 274 260 долл. США не относится к реализации, в отношении которой представлены ГТД и товаросопроводительные документы.

Следовательно, обществом в порядке, предусмотренном ст. 165 Кодекса, документально не подтверждена обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 496 258 - (531 898 - 274 260) = 238 620 долл. США.

Инспекция в обоснование отказа в подтверждении налоговой ставки 0 процентов по НДС указала, ссылаясь на письмо Службы внутренних доходов США от 04.05.2005 (т. 8 л.д. 86 - 89), что инопокупатель по контракту фактически отсутствует, выявлены факты ненадлежащего декларирования товара, в частности - неверное указание на местонахождение изготовителя/переработчика экспортируемого товара и непроведение работ по ремонту экспортируемого товара, оплата частично поступила от третьего лица - LEWTON INC (Болгария), в отношении которого не представлен договор поручения.

В подтверждение статуса инопокупателя “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ (USA) общество представило в материалы дела апостилированные учредительные документы данной организации с официальным письмом о том, что все необходимые взносы и платежи уплачены (т. 4 л.д. 20 - 63).

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Информационное письмо Президиума ВАС РФ N 10 имеет дату 25.12.1996, а не 25.12.1999.

Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума N 8 от 11.06.1999 и в Информационном письме Президиума N 10 от 25.12.1999, о том, что юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного лица в соответствии с законодательством страны его места нахождения, гражданства или постоянного места жительства, при сопоставлении представленных обществом учредительных документов (т. 4 л.д. 20 - 63) со сведениями, изложенными в письме СВД США (т. 8 л.д. 86 - 89), суд приходит к выводу о том, что представленные обществом документы не опровергают по существу информацию от Службы внутренних доходов США, и могут лишь подтверждать, что “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ имеет статус иностранного лица, созданного на территории США.

При этом суд принимает во внимание, что удостовер“ние, на которое ссылается общество, было заверено 08.03.2005 (т. 4 л.д. 56 - 59) по состоянию на 13.04.2004 - до даты заключения контракта N RU/53754696/33 с “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ (USA), и до ответа Службы внутренних доходов США от 04.05.2005, на которое ссылается в обоснование позиции инспекция (т. 4 л.д. 62 - 66).

Кроме того, обществом в материалы дела представлено письмо “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ от 13.04.2004 (т. 4 л.д. 68 - 70), которым уведомляется, что фактическим и почтовым адресом указанной компании является не адрес агента “360 Саут Шор Драйв, Сарасота, Флорида 34234“, а “12260 Виллоу Гроув Роад 2, Камден, Германия, 19934“.

При этом в письме Служба внутренних доходов США, указывая одновременно на 2 приведенных выше адреса, то есть как агента, так и фактический/почтовый, заявляется о том, что почтовый адрес часто используется для регистрации фирм с иностранным капиталом обычно в большом количестве, компания имеет статус “Неактивна“, отсутствуют сведения о том, что указанная компания когда-либо получала идентификационный номер для уплаты налога с сотрудников и заполняла декларацию на возврат налогов. Кроме того указано, что отсутствуют существенные доказательства того, что “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ осуществляет или осуществляла бизнес на территории США.

С учетом изложенного, подлежит отклонению довод общества о том, что в письме СВД США речь идет о другой организации под названием “CAPITAL ALLIANCE Corp.“, поскольку адрес регистрации и наименования должностных лиц совпадают.

Суд принимает во внимание, что по схожим обстоятельствам экспортной поставки с участием “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ Арбитражный суд г. Москвы при рассмотрении дела N А40-20867/05-116-174 решением от 14.09.2006 (т. 4 л.д. 71 - 75) отказал в удовлетворении требований общества о признании решения инспекции недействительным.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2007 (т. 8 л.д. 66 - 72) решение Арбитражного суда г. Москвы от 14.09.2006 было оставлено без изменения, в кассационной инстанции дело на рассматривалось.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.08.2007 обществу было отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра судебных актов по делу N А40-20867/05-116-174 в порядке надзора (т. 8 л.д. 135 - 139).

На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что контракт на экспортную поставку товаров в адрес третьего лица заключен с организацией, находящейся в недействующем (не активном) состоянии, в связи с чем обществом не исполнено требование ст. 165 Кодекса.

Как указано в графах 31 ГТД N 10005006/210704/0018307 вывозились двигатели турбовинтовые мощностью 1600 кВт: ТВЗ-117ВМ 2 кат. N 7087884100094, 7087884200035, ГТД N 10005001/160804/0038485 - вывозился главный редуктор ВР-14 2-категории N 104014413391 1 шт., ГТД N 10005006/020804/0019348 вывозился двигатель турбовинтовой мощностью 1600 кВт: ТВЗ-117ВМ 2 кат. N 7087881200173 для вертолета МИ-8МТВ гражданской авиации, гражданского применения.

В описании товара содержится информация, что данные двигатели после ремонта ОАО “УЗГА“ г. Ульяновск.

На основании постановления ФАС Московского округа N КА-А40/12618-05 от 29.12.2005 и решения Арбитражного суда г. Москвы N А40-61708/04-118-656 от 17.03.2006 где фигурирует ЗАО “Дестер-XXI“, ОАО “УЗГА“ не находится в городе Ульяновске и никогда не находилось. В России существует единственное ОАО “УЗГА“ в городе Екатеринбурге (ОАО “Уральский завод гражданской авиации“).

Суд принимает во внимание, что декларантом по указанным выше ГТД указано общество, в связи с чем ссылка общества на неконтролируемую обществом ошибку декларанта при заполнении ГТД при указании на местонахождение завода-изготовителя ОАО “УЗГА“ в Ульяновске вместо Екатеринбурга (Уральский завод гражданской авиации) подлежит отклонению.

Суд принимает во внимание содержание письма ОАО “Уральский завод гражданской авиации“ (т. 4 л.д. 122) на запрос инспекции (т. 4 л.д. 123) о том, что Редуктор ВР-14 N 104014413391 ремонт на заводе не проходил; узел свободной турбины дв. ТВЗ-117 в отдельности на заводе также не ремонтируется, выполняется ремонт всего двигателя в целом.

Таким образом, не подтверждается достоверность декларирования производителя в отношении товаров, вывезенных по ГТД N 10005001/160804/0038485 (т. 3 л.д. 4) и ГТД N 10005001/051004/0048007 (т. 3 л.д. 13 - 19).

Подлежат отклонению доводы общества о возможности вывоза газовой турбины свободной, поскольку проведение ремонта двигателя в целом, включая турбину, не свидетельствует о том, что была отремонтирована конкретная турбина, а также ставится под сомнение возможность демонтажа указанной турбины из блока двигателя вне специализированного предприятия.

Таким образом, довод инспекции о ненадлежащем декларировании товаров является обоснованным.

В остальной части доводы инспекции о ненадлежащем декларировании производителя следует отклонить как не подтвержденные и опровергаемые документально, а именно: по иным товарам, указанным в письме ОАО “УЗГА“, в ГТД заявлены иные производители.

В отношении довода инспекции об оплате экспортной поставки третьим лицом суд установил, что 02.02.2005 денежные средства в размере 53 818 долл. США поступили, согласно Свифт-сообщению (т. 3 л.д. 35) от третьего лица, в то время как в контракте N RU/53754696/33 от 23.04.2004, заключенном с “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ (т. 2 л.д. 122 - 124), указано на невозможность передачи прав и обязанностей одной стороны третьему лицу без письменного согласия другой стороны.

Указанное согласие в ходе производства по делу обществом не представлено, а принятие исполнения от третьего лица без надлежащих полномочий и в нарушение условий контракта не представляется возможным принять в качестве документального подтверждения поступления выручки от инопокупателя.

При этом не имеет правового значения обстоятельства внесения изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации в части состава комплекта документов по ст. 165 Кодекса, поскольку ограничение на передачу прав и обязанностей третьим лицам введено не Кодексом, а условиями договора между обществом и покупателем.

С учетом изложенного суд установил, что обществом в отношении экспортной поставки по контракту N RU/53754696/33 от 23.04.2004, заключенному с “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ представлены разобщенные документы, не составляющие единый непротиворечивый пакет документов, предусмотренных ст. 165 Кодекса.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией правомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 14 476 073,20 руб., исходя из поступившей валютной выручки в рублевом эквиваленте (т. 3 л.д. 22, 25, 27, 31, 34).

В связи с обоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является правомерным, с учетом истечения 180-дневного срока с момента помещения экспортированных товаров под соответствующий таможенный режим, доначисление налога с указанной реализации по ставке 18 процентов по Решению N 571а от 20.05.2006 в размере 2 602 775,39 руб. и привлечение к ответственности в соответствующей сумме штрафа.

Контракт N RU/53754696/20 от 24.01.2003 с иностранной компанией “Roberts Holdings Ins“ (USA) с приложениями (т. 3 л.д. 50 - 56) на поставку конфет шоколадных, конфет карамельных, пряников, компакт-дисков; ГТД 10110070/210303/0000190 и CMR N 055060 с отметками “Выпуск разрешен“ от 21.03.2003 и “Товар вывезен“ 24.03.2003 (т. 3 л.д. 57 - 59), ГТД 10110070/150703/0000516 и CMR N 664203 с отметками “Выпуск разрешен“ от 15.07.2003 и “Товар вывезен“ 18.07.2003 (т. 3 л.д. 61 - 62); выписки банка за 20.06.2003 (т. 3 л.д. 64) и Свифт-сообщение о зачислении на счет общества 25 286,32 долл. США (т. 3 л.д. 65), за 16.10.2003 (т. 3 л.д. 66) и Свифт-сообщение о зачислении на счет общества 26 568 долл. США (т. 3 л.д. 67).

Инспекция отказала в подтверждении обоснованности применения ставки 0 процентов по НДС на том основании, что выручка от реализации товара иностранному лицу поступила на счет налогоплательщика от третьего лица, а соответствующий договор поручения не представлен.

В отношении довода инспекции о том, что обществом в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 165 Кодекса не представлен договор поручения на оплату за покупателя третьим лицом, суд считает существенным то обстоятельство, что контракт обществом заключен в 2003 году, а норма ст. 165 Кодекса о представлении договора поручения введена Федеральным законом от 22.07.2005 N 119-ФЗ и вступила в силу с 01.01.2006. При этом, в материалах дела имеется дополнительное соглашение от 09.06.2003 (т. 3 л.д. 56) о том, что оплата продукции будет осуществлена третьим лицом - “CAPITAL ALLIANCE Corp.“, которое указано в Свифт-сообщениях (т. 3 л.д. 65, 67).

Однако, в отношении компании “CAPITAL ALLIANCE Corp.“ в ходе судебного разбирательства было установлено, что она находится в неактивном состоянии и не имеет признаков ведения деятельности, что обоснованно ставит под сомнение возможность и правомерность получения валютной выручки в счет оплаты обязательства третьего лица.

Кроме того, суд, исследуя представленные документы по существу, установил, что по ГТД 10110070/210303/0000190 и 10110070/150703/0000516 отправителем и декларантом значится ФГУП “НПО Машиностроения“, а общество указано как лицо, ответственное за финансовое урегулирование. При этом по счетам-фактурам на приобретение экспортированного товара у ООО “Универсал-Климат“ N д-00000013 от 11.03.2003 (т. 1 л.д. 123) и N д-00000029 от 08.07.2003 (т. 1 л.д. 128) продавцом и грузоотправителем товара является не ФГУП “НПО Машиностроения“, а ООО “Универсал-Климат“.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о ненадлежащем декларировании и наличии существенных неустранимых противоречий в представленном по правилам ст. 165 Кодекса комплекте документов.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что инспекцией правомерно отказано в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 817 881,19 руб., исходя из поступившей валютной выручки в рублевом эквиваленте с учетом относимости поступивших денежных средств (т. 3 л.д. 64, 66).

В связи с обоснованным отказом в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов, является правомерным, с учетом истечения 180-дневного срока с момента помещения экспортированных товаров под соответствующий таможенный режим, доначисление налога с указанной реализации по ставке 18 процентов по Решению N 571а от 20.05.2006 в размере 165 635 руб. и привлечение к ответственности в соответствующей сумме штрафа.

Таким образом, отказ инспекции в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов на сумму 5 958 145 руб. и доначисление налога к уплате в размере 586 573 руб. является необоснованным, в остальной части решения инспекции являются законными и обоснованными.

Из представленного обществом расчета, проверенного судом, следует, что общая сумма реализации, формирующая налоговую базу по операциям, облагаемым по ставке 0 процентов и исчисляемая в соответствии с положениями ст. 153, 167 Кодекса, составляет 21 252 099 руб., когда в декларации реализация заявлена в размере 21 251 874 руб., что на 225 руб. меньше.

В связи с тем, что в отношении части реализации по конкретным контрактам суд пришел к выводу о том, что обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по НДС по ним не подтверждена инспекцией обоснованно, для исчисления сумм удовлетворения и сумм отказа в иске суд применяет пропорциональный метод распределения исчисленной разницы в размере 225 руб. При этом суд уменьшает каждый полученный объем реализации, в отношении которого отказ в подтверждении применения ставки 0 процентов не обоснован и в отношении которого обоснован, на соответствующую долю исчисленной разницы.

Таким образом, сумма реализации, в отношении которой инспекцией отказано необоснованно, составляет 5 958 145 руб., отказано обоснованно - 15 293 954 руб., что составляет 24,08% и 71,96% соответственно от общего объема реализации. Следовательно, итоговая сумма реализации с учетом исчисленной разницы составит 5 958 145 руб. - 225 руб. x 24,08% = 5 958 082 руб. и 15 293 954 руб. - 225 руб. x 71,96% = 15 293 792 руб.

Согласно п. 1 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. При этом п. 10 ст. 171 Кодекса установлено, что вычетам подлежат суммы налога, исчисленные налогоплательщиком в случае отсутствия документов, предусмотренных ст. 165 Кодекса, по операциям реализации товаров (работ, услуг), указанных в п. 1 ст. 164 Кодекса.

В соответствии с п. 3 ст. 172 Кодекса вычеты сумм налога, предусмотренных пунктами 1 - 8 ст. 171 настоящего Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), указанных в п. 1 ст. 164 Кодекса, производятся в порядке, установленном настоящей статьей, на момент определения налоговой базы, установленный ст. 167 Кодекса.

Пунктом 1 ст. 172 Кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 ст. 171 настоящего Кодекса.

При этом вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Общество в подтверждение права на налоговые вычеты представило в материалы дела документы, подтверждающие факт приобретения товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для реализации по указанным выше контрактам и товаросопроводительным документам товаров на экспорт, а именно: договоры с ООО “Универсал-Климат“ N 20-01 от 20.01.2003 (т. 1 л.д. 115 - 120), N 2110 от 21.10.2002 (т. 2 л.д. 1 - 6), N 16-03 от 16.03.2004 (т. 2 л.д. 17 - 19), N 18 от 29.10.2003 (т. 2 л.д. 27 - 32) и с ООО “Карат“ N П01-2004 от 19.05.2004 (т. 2 л.д. 39 - 41), N П02-2004 от 01.07.2004 (т. 2 л.д. 51 - 54), N П04-2004 от 16.06.2004 (т. 2 л.д. 69 - 70), а также счета-фактуры и товарные накладные к указанным договорам (т. 1 л.д. 121 - 128, т. 2 л.д. 7, 20 - 22, 33 - 34, 42 - 46, 55 - 60, 75 - 85) и документы об оплате приобретенных товаров и перечислении НДС поставщику (т. 1 л.д. 129 - 138, т. 2 л.д. 8 - 16, 23 - 26, 35 - 38, 47 - 50, 61 - 68, 86 - 104).

По существу представленных документов инспекция в оспариваемом решении N 571 указала на неполную оплату счета-фактуры ООО “Универсал-Климат“ N Д-00000027 от 08.07.2003 в связи с тем, что из представленных платежных документов в платежном поручении N 145 от 27.08.2003 (т. 2 л.д. 9) в назначении платежа указан договор N 21-10 от 21.10.2003 соответственно данное платежное поручение не имеет отношения к счету-фактуре N Д-00000027 от 08.07.2003 на сумму 3 518 000 руб. (в т.ч. НДС 586 333,33 руб.) и договору N 21-10 от 21.10.2002.

Суд принимает пояснения общества об ошибке при заполнении реквизита платежного поручения “Назначение платежа“ в части несоответствия года заключения контракта в связи с тем, что из самого платежного поручения видно, что не может быть предназначено для оплаты договора от 21.10.2003, так как выпущено за 2 месяца до даты заключения договора и с учетом того, что сумма по данному поручению полностью соответствует сумме, недостающей до полной оплаты счета-фактуры от 08.07.2003 N 0000027.

Довод инспекции о том, что общество по счету-фактуре N 9 от 13.08.2004 не представлено банковских документов, подтверждающих полную оплату, суд считает подлежащим отклонению, так как в материалы дела представлены платежные поручения N 3 от 02.02.2005 на сумму НДС 135 732,20 руб. (т. 2 л.д. 98), N 4 от 03.02.2005 на сумму НДС 229 614,41 руб. (т. 2 л.д. 102) и N 5 от 21.02.2005 на сумму НДС 133 300,29 руб. (т. 2 л.д. 104), которые в совокупности свидетельствуют об уплате НДС, предъявленного ООО “Карат“ по счету-фактуре N 9 от 13.08.2004 (т. 2 л.д. 81) в размере 498 646,90 руб.

Инспекцией также в обоснование отказа в налоговых вычетах указано, что общество, действуя недобросовестно, заключило контракты с поставщиками, заведомо не проверяемыми и не исполняющими обязанности по уплате налогов. В подтверждение довода инспекция представила в материалы дела ответы ИФНС России N 5 по г. Москве от 05.06.2006 N 06/12809 в отношении ООО “Карат“ (т. 4 л.д. 76) и ИФНС России N 23 по г. Москве от 07.06.2006 N 24-09/19044 в отношении ООО “Универсал-Климат“ (т. 4 л.д. 77).

Из указанных писем налоговых органов, в которых состоят на налоговом учете поставщики общества следует, что ООО “Карат“ не представляет бухгалтерскую отчетность и налоговые декларации со 2 квартала 2004 года, то есть с момента образования, за 2004 год уплачен НДС в бюджет в размере 736 руб., документы по требованию не представлены, организация находится в розыске, решением N 8847 за непредставление отчетности приостановлены операции по счетам; что ООО “Универсал-Климат“ за 2003 - 2004 годы декларации по НДС представлялись нулевые, за исключением периодов май - июль 2003 года и январь - февраль, апрель, июль и сентябрь 2004 года, за декабрь 2003 года уплачен 15.11.2004 в бюджет НДС в размере 100 000 руб., по налогу на прибыль в 2003 - 2004 годах поступлений не было, бухгалтерский баланс в 2003 году нулевой, в 2004 году не представлен.

Из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении ООО “Универсал-Климат“ (т. 4 л.д. 78 - 94) следует, что на 06.06.2006 с 24.06.2006 учредителем и генеральным директором организации является М.А., в отношении которого МИФНС России N 46 по г. Москве сообщила, что он является участником (учредителем, руководителем, главным бухгалтером) в 644 организациях (т. 4 л.д. 95 - 107).

При этом М.А. также является учредителем и генеральным директором ООО “МегаСтрой“ (т. 4 л.д. 110 - 119), взаимоотношения общества с которым подтверждаются выпиской банка ОАО КБ “Визави“ по счету общества (т. 5 л.д. 20 - 21).

Инспекция в ходе судебного разбирательства в подтверждение недобросовестности общества указала, что в соответствии с банковской выпиской ОАО КБ “Визави“ о движении денежных средств по счету ООО “Карат“ (т. 5 л.д. 36 - 44) вся выручка общества в течение одного операционного дня полностью поступает на счет ООО “Каскад Трейд“, а именно: 29.09.2004 со счета ООО ЗАО “Дестер XXI“ на счет ООО “Карат“ в оплату договора N П04 поступила денежная сумма в размере 105 000 руб., в этот же день со счета ООО “Карат“ на счет ООО “Каскад Трейд“ поступила денежная сумма в размере 105 000 руб.; 05.10.2004 со счета ООО ЗАО “Дестер XXI“ на счет ООО “Карат“ поступила денежная сумма в размере 3 189 186 руб., в этот же день со счета ООО “Карат“ на счет ООО “Каскад Трейд“ поступила денежная сумма в этом же размере - 3 189 200 руб.; 06.10.2004 со счета ООО ЗАО “Дестер XXI“ на счет ООО “Карат“ поступила денежная сумма в размере 2 629 989 руб., в этот же день со счета ООО “Карат“ на счет ООО “Каскад Трейд“ поступила денежная сумма в этом же размере - 2 630 000 руб.; 07.10.2004 со счета ООО ЗАО “Дестер XXI“ на счет ООО “Карат“ поступила денежная сумма в размере 70 000 руб., в этот же день со счета ООО “Карат“ на счет ООО “Каскад Трейд“ поступила денежная сумма в этом же размере - 69 296 руб., что свидетельствует о том, что при расчетах с ЗАО “Дестер XXI“ организация ООО “Карат“ в течение одного операционного дня как получала денежные средства, так и платила за товар. Таким образом, с одними и теми же контрагентами организация выступала как в роли продавца, так и в роли покупателя.

Суд отклоняет указанный выше довод инспекции на том основании, что довод о встречной реализации в оспариваемом решении не изложен, и по существу является новым доводом, а также исходя из того, что перепродажа сама по себе не является свидетельством недобросовестности поставщика.

Однако суд признает обоснованным довод инспекции о том, что поступающие денежные средства практически в полном объеме ООО “Карат“ направлялись на счета ООО “Каскад Трейд“ и ООО “Альпинтех“, и при обороте по кредиту банковского счета в 44 799 461,62 руб. исходящий остаток в отсутствие сведений о выплате заработной платы и уплате налогов и сборов на 10.05.2006 составил 570,99 руб., что может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды.

Явившийся в судебное заседание 29.03.2007 свидетель В., которым были подписаны от имени ООО “Универсал-Климат“ выставленные в адрес общества счета-фактуры, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также уклонение от дачи показаний (т. 8 л.д. 75), пояснил суду (т. 8 л.д. 74), что он был генеральным директором указанной организации с 1999 по 2006 годы, сделки с обществом действительно заключались, организация занималась оптовой торговлей запасными частями к авиационной технике, деревообрабатывающими станками, буровыми реагентами пряниками и другими товарами, которые являлись разовыми поставками. Сам свидетель товар видел, поставка производилась в места, указанные обществом, приобретаемый товар хранился на арендованном складе. Кроме того, свидетель пояснил, что в отношении организации была проведена выездная налоговая проверка и, по его мнению, к ответственности общество привлечено не было; корреспонденцию получали по месту фактического нахождения; в организации имелись иные сотрудники; отчетность представлялась по почте, налоги уплачивались.

Присутствующий в судебном заседании 29.03.2007 генеральный директор ООО “Карат“ М.Д. пояснил суду (т. 8 л.д. 73) о том, что сделки с обществом заключались, доставка товара производилась силами поставщика организации по указанному адресу, товар видел в момент приема-передачи на таможне; товар приобретался у ООО “Модель“, ООО “Каскад Трейд“ и ООО “Ростилайн“; налоги в бюджет уплачивались, декларации представлялись; сделки с обществом приносили прибыль.

Суд, не устанавливая факт дачи ложных показаний, в том числе вследствие давности совершенных операций и отсутствия в распоряжении первичных документов, критически оценивает показания свидетеля В., так как в ходе судебного разбирательства не пояснено, каким образом происходила доставка и отгрузка товара, кто являлся поставщиками указанного товара, причины не перечисления либо размеры уплаты налога в бюджет, не представлено решение по итогам выездной налоговой проверки ООО “Универсал-Климат“.

Суд, признавая правомерность заявленного довода ООО “Карат“ о том, что налоговыми органами на момент совершения сделок решений о приостановлении операций по счетам не выносилось, также критически оценивает доводы организации и показания генерального директора М.Д., поскольку факт получения прибыли не следует из выписки банка, также из выписки банка не следует уплата каких-либо налогов и сборов, копии первичных документов о приобретении товаров, в дальнейшем реализованных обществу на экспорт, не представлены; также не представлены копии налоговой и бухгалтерской отчетностей с отметкой налогового органа состояния на учете о принятии.

Таким образом, третьими лицами и свидетельскими показаниями по существу не опровергнуты доводы инспекции о том, что сделки общества заключены с поставщиками, не исполняющими налоговых обязанностей и направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 3 Постановления Пленума N 53 от 12.10.2006, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом в соответствии с п. 1 указанного Постановления под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Как указано в п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств, в частности: отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств (данное обстоятельство имеет место у ООО “Карат“ в соответствии с выпиской банка); учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций (данное обстоятельство имеет место у всех поставщиков общества); совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (обстоятельство исследовано при рассмотрении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении поставки ряда запасных частей к авиатехнике, пряников и компакт-дисков).

Кроме того, суд принимает во внимание, что обстоятельства необоснованности налоговых вычетов по НДС, уплаченного обществом ООО “Карат“ и ООО “Универсал-Климат“ были предметом исследования Арбитражным судом г. Москвы по делу N А40-20867/05-116-174, а также по делам N А40-49811/04-139-82 (т. 4 л.д. 138 - 145), N А40-61708/04-118-656 (т. 4 л.д. 131 - 137) и N А40-23128/05-75-199 (т. 5 л.д. 5 - 20). Решениями Арбитражного суда г. Москвы по указанным делам, оставленным без изменения вышестоящими судебными инстанциями, заявителям в требовании о возмещении налоговых вычетов было отказано по причине установленной недобросовестности самих заявителей и их поставщиков, в том числе - ООО “Карат“ и ООО “Универсал-Климат“.

Суд отклоняет довод общества о том, что в ходе судебного заседания по делу N А40-20867/05-116-174, в качестве третьего лица участвовал Генеральный директор ООО “Карат“ М.Д. и предъявлял документы (балансы, отчет о прибылях и убытках) которые представлялись в ИФНС, и не являются “нулевыми“, поскольку это не следует из содержания судебного акта по делу N А40-20867/05-116-174, а в ходе судебного разбирательства по настоящему делу ООО “Карат“ бухгалтерские балансы и налоговые декларации с отметкой инспекции о принятии не представило.

Суд критически оценивает представленные в материалы дела бухгалтерскую отчетность ООО “Карат“ (т. 4 л.д. 4 - 10), так как на ней не имеется отметок налоговой инспекции и иных документов о вручении отчетности налоговому органу не представлено.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела суд предлагал третьему лицу представить налоговые декларации с отметкой налогового органа о принятии. Данное предложение со стороны третьего лица и общества было оставлено без исполнения.

Как следует из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 13.12.2005 N 10053/05, представление полного пакета документов, соответствующих требованиям статьи 165 НК РФ, не влечет автоматического применения налоговой ставки 0 процентов и возмещения налога на добавленную стоимость. Это является лишь условием, подтверждающим факт реального экспорта и уплату налога на добавленную стоимость, в связи, с чем при решении вопроса о применении налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок налоговым органом достоверности, комплектности и непротиворечивости, представленных документов, проверки предприятий - поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

Кроме того, суд принимает во внимание, что в соответствии с расчетом суммы налоговых вычетов (т. 8 л.д. 2), а также указанными выше платежными документами, общая сумма уплаченных денежных средств составляет 24 915 493,74 руб., в том числе НДС 3 801 754,79 руб.

Следовательно, расходы общества без учета НДС (для исчисления налога на прибыль) по приобретению реализованных на экспорт товаров составят 24 915 493,74 руб. - 3 801 754,79 руб. = 21 113 738,95 руб.

Однако, из представленных обществом договоров с поставщиками, счетами-фактурами и платежными документами, общество для отправки товаров на экспорт по стоимости реализации 21 251 874 руб. уплатило поставщикам 27 361 647,33 руб., в том числе НДС 4 045 789,56 руб. денежными средствами с учетом частичного заявления налоговых вычетов по контракту N RU/53754696/19 от 04.12.2002 с иностранной компанией “INCOEXPORT LTD“ (т. 2 л.д. 106 - 115). Таким образом, стоимость приобретенного и поставленного на экспорт товара без учета НДС составит 23 315 857,77 руб., что на 2 063 983,77 руб. меньше полученной от иностранных покупателей выручки.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, в предоставлении налоговых вычетов обществу инспекцией было отказано обоснованно вне зависимости от обстоятельств подтверждения либо неподтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС.

В отношении привлечения общества к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 Кодекса за нарушение установленных ст. 93 Кодекса сроков представления документов по Решению инспекции N 571а, суд установил следующее.

Инспекция в ходе налоговой проверки выставила в адрес общества Требование от 07.03.2006 N 17-11/7389 (т. 3 л.д. 119). Указанное требование, как указано в Решении N 571а, было вручено генеральному директору общества 29.03.2006.

Статьей 93 Кодекса в редакции до 01.01.2007 предусмотрено, что лицо, которому адресовано требование о представлении документов, обязано направить или выдать их налоговому органу в пятидневный срок.

Статьей 6.1 Кодекса в редакции до 01.01.2007 установлено, что течение срока, исчисляемого годами, месяцами, неделями или днями, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

С учетом даты получения требования, оно подлежало исполнению до 04.04.2006.

Статьей 6.1 Кодекса в редакции до 01.01.2007 определено, что действие, для совершения которого установлен срок, может быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока. Если документы либо денежные суммы были сданы на почту или на телеграф до двадцати четырех часов последнего дня срока, то срок не считается пропущенным.

Обществом на указанное требование инспекции сопроводительным письмом N 020406/01 (т. 3 л.д. 112) были представлены необходимые документы на 164 листах. Согласно представленным почтовым квитанциям и копиям уведомлений о вручении, требование было исполнено направлением документов 03.04.2006 (т. 3 л.д. 113 - 114).

Кроме того, документально не подтверждается довод инспекции о том, что документы по указанному требованию, были представлены 04.05.2006, так как из представленного обществом уведомления о вручении, почтовое отправление от 03.04.2006 получено представителем инспекции 21.04.2006 (т. 3 л.д. 113).

Также не подтверждается документально довод инспекции о вызове генерального директора общества.

Таким образом, обществом срок представления документов не был нарушен, в связи с чем отсутствует событие налогового правонарушения, что в соответствии со ст. 109 Кодекса является обстоятельством, исключающим привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Кроме того, суд учитывает, что общество сопроводительным письмом N 020406/01 (т. 3 л.д. 112) представило документы на 164 листах, в то время как перечень представленных документов “ оспариваемом решении насчитывает 91 документ. Согласно изложению п. 1 ст. 126 Кодекса, штраф налагается исходя из количества непредставленных в установленный налоговым законодательством срок документов, а не листов.

Следовательно, инспекцией неправильно применена норма материального права при привлечении общества к ответственности за непредставление документов, что является основанием для признания незаконным решения о привлечении к ответственности в данной части.

В отношении процедуры привлечения к ответственности суд отмечает, что при принятии оспариваемого решения инспекцией были допущены ряд нарушений норм процессуального законодательства.

Согласно ст. 10 Кодекса порядок привлечения к ответственности и производство по делам о налоговых правонарушениях осуществляются в порядке, определенном главами 14, 15 Кодекса. Иного порядка привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, в том числе упрощенного, закон не содержит.

Нормами Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщику гарантируется право на представление своих интересов в области налоговых правоотношений. Таким образом, при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности инспекция должна соблюдать основополагающие принципы привлечения лиц к ответственности (налоговой, административной, уголовной), в частности право этого лица знать о характере и основании вменяемого ему правонарушения. Этим обеспечиваются гарантии защиты прав налогоплательщика.

В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении N 130-О от 18.01.2005, несмотря на то, что НК РФ при проведении некоторых мероприятий налогового контроля не предусмотрено составление акта налоговой проверки, это само по себе не лишает налогоплательщика, возможности привести доводы и указать обстоятельства, которые при принятии решения о привлечении его к налоговой ответственности должны быть, по его мнению, приняты во внимание органом, на который возложена обязанность по налоговому контролю.

В силу п. 3 ст. 101 Кодекса в данном решении излагаются обстоятельства совершенного налогового правонарушения, указываются документы и иные сведения, подтверждающие эти обстоятельства, доводы, приводимые налогоплательщиком в свою защиту, и результаты их проверки. Названная норма предполагает, таким образом, извещение налогоплательщика о выявленном налоговом правонарушении и принятие во внимание представленных им объяснений или возражений.

Следовательно, инспекция была обязана известить общество о выявленном по ее мнению налоговом правонарушении до момента вынесения решения. Однако, налоговый орган не известил налогоплательщика заранее о вменяемом налоговом правонарушении, тем самым, лишив налогоплательщика законного права на представление своих возражений и объяснений по существу правонарушения.

В соответствии с п. 1 ст. 108 Кодекса никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

В соответствии с п. 6 ст. 101 Кодекса несоблюдение должностными лицами налоговых органов порядка привлечения к налоговой ответственности определенного в ст. 101 Кодекса может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

На основании изложенного решение инспекции N 571а от 20.05.2006 в части привлечения общества к ответственности в виде налоговых санкций в размере 670 997 руб. по п. 1 ст. 122 Кодекса и 8 200 руб. по п. 1 ст. 126 Кодекса не соответствует Налоговому кодексу Российской Федерации и подлежит признанию недействительным.

Государственная пошлина в сумме 2 000 руб. подлежит взысканию с инспекции на основании ст. 110 АПК РФ с учетом позиции, изложенной в п. 5 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 N 117.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 167, 170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

признать недействительным, несоответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации, решение ИФНС России N 30 по г. Москве от 20.05.2006 N 571 “Об отказе (полностью или частично) в возмещении сумм налога на добавленную стоимость“ в части отказа в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по НДС в отношении реализации на сумму 5 958 081,88 руб., принятое в отношении ЗАО “ДЕСТЕР-XXI“.

Признать недействительным, несоответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации, решение ИФНС России N 30 по г. Москве от 20.05.2006 N 571а “О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части привлечения к ответственности в виде штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 670 997 руб. и по п. 1 ст. 126 НК РФ в размере 8 200 руб., доначисления НДС в размере 586 573 руб. и начисления соответствующих сумм пени, принятое в отношении ЗАО “ДЕСТЕР-XXI“.

В удовлетворении остальной части заявленных требований - отказать.

Взыскать с ИФНС России N 30 по г. Москве в пользу ЗАО “ДЕСТЕР-XXI“ госпошлину в сумме 2 000 руб.

Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в месячный срок после принятия решения.