Решения и определения судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2008 N 09АП-6137/2008-АК по делу N А40-11134/07-1-87 В удовлетворении заявления о взыскании таможенных платежей и пени за просрочку их уплаты отказано правомерно, так как таможенным органом не представлено доказательств, подтверждающих факты отсутствия прекращения операции МДП и получения перевозчиком свидетельства о прекращении операции МДП противозаконным или обманным образом.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 июля 2008 г. N 09АП-6137/2008-АК

Дело N А40-11134/07-1-87

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2008

Постановление изготовлено в полном объеме 02 июля 2008

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Д.

судей С., М.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Ж.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Федеральной таможенной службы

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.03.2008

по делу N А40-11134/07-1-87, принятое судьей Л.

по заявлению Федеральной таможенной службы

к Ассоциации международных автомобильных перевозчиков

третье лицо: Фирма “KULJETUSLIIKE KOSONEN OY“

о взыскании 200 000 долларов США

при участии:

от заявителя: Б. по дов. от 25.06.2008 N 15-46/08-61д, уд. ГС N 072823, Е. по дов. от 29.12.2007 N 15-54/07-103д, уд.
ГС N 012064

от ответчика (заинтересованного лица): П. по дов. от 31.03.2008, паспорт

от третьего лица: не явился, извещен

установил:

Федеральная таможенная служба обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о взыскании с Ассоциации международных автомобильных перевозчиков 200 000 долларов США, составляющих сумму таможенных платежей и пени по книжкам МДП N XT 43205610, XH 43205721, XK 43205607, JX 43210980.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований, мотивировав свои выводы отсутствием оснований для взыскания платежей с АСМАП, поскольку таможенным органом не доказан факт получения свидетельств о завершении операций МДП противозаконным или обманным образом таможенный орган не доказал, а также тем, что таможенным органом пропущен установленный п. 4 ст. 367 ГК РФ срок на предъявление иска, о чем свидетельствует решение от 31.03.2008 г.

Не согласившись с принятым решением, таможенный орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить, исковые требования удовлетворить в полном объеме, ссылаясь при этом на неправильное применение судом норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. Считает, что АСМАП является лицом ответственным за уплату таможенных платежей и пеней в связи с недоставкой товаров по процедуре МДП в силу норм Конвенции МДП 1975 г. Указывает, что таможенным органом были предприняты достаточные меры к истребованию сумм с фирмы перевозчика.

В отзыве на апелляционную жалобу ответчик указывает, что ФТС России не доказан факт отсутствия прекращения операции МДП или получения перевозчиком свидетельства о прекращении операции МДП противозаконным или обманным образом. Указывает также, что таможенными органами не были предприняты необходимые меры, предусмотренные как Конвенцией МДП, 1975 г., так и национальным таможенным законодательством, по взысканию суммы задолженности
по уплате таможенных платежей с перевозчика, без чего требование, выставленное к АСМАП, не может считаться обоснованным. Считает решение суда законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы несостоятельными.

В судебном заседании представитель заявителя доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, просил отменить решение суда первой инстанции, поскольку считает его незаконным и необоснованным по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, изложил свои доводы, указанные в апелляционной жалобе. Указал, что основанием для уплаты гарантийных сумм АСМАП по данному делу является факт нарушения держателем книжек МДП организацией-перевозчиком действующего в Российской Федерации таможенного законодательства. Считает, что по данному делу срок на обращение в суд ФТС России с иском к АСМАП соблюден. Пояснил, что годичный срок исчисляется со дня направления требования ФТС России в АСМАП. Считает также, что для прекращения операции МДП и завершения внутреннего таможенного транзита перевозчик должен был доставить товары в Тверскую таможню и предъявить их для таможенного контроля, что сделано им не было.

Представил на обозрение суда дополнительное письмо в Выборгскую таможню и требования об уплате.

Представитель ответчика поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает ее необоснованной, просил решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, изложил свои доводы, указанные в отзыве. Сослался на то, что таможенным органом пропущен срок на обращение в суд с заявлением к АСМАП о взыскании денежных средств в счет погашения задолженности по уплате таможенных платежей. Указал, что по спорным перевозкам было надлежащим образом оформлено прекращение операций МДП. Представил на обозрение суда подлинники книжек
МДП N XT 43205610, XH 43205721, XK 43205607, JX 43210980.

Представитель третьего лица в судебное заседание не явился, представил письменное ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, в связи с невозможностью присутствия представителя Фирмы “KULJETUSLIIKE KOSONEN OY“ в судебном заседании. Суд, рассмотрев указанное ходатайство, с учетом мнения представителей сторон, считает возможным рассмотреть дело по имеющимся в деле доказательствам, в порядке ст. ст. 123, 156 АПК РФ.

Законность и обоснованность решения проверены в соответствии ст. ст. 266, 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, исследовав и оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, считает, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, перевозчиком “KULJETUSLIIKE KOSONEN OY“ в мае - июне 2004 года осуществлялась перевозка товаров по процедуре МДП.

Товары, прибывшие из Финляндии в Выборгскую таможню были направлены Выборгской таможней по процедуре внутреннего таможенного транзита в Тверскую таможню по книжкам МДП N XT 43205610, XK 43205607 со сроком доставки до 01 июня 2008, XH 43205721 со сроком доставки до 09.06.2004, JX 43210980 со сроком доставки до 29.06.2004.

В ходе проведенной Выборгской таможней проверки было установлено, что перемещаемые товары по книжкам МДП N XT 43205610, XK 43205607, XH 43205721, JX 43210980 в Тверскую таможню не поступали, свидетельства о завершении внутреннего таможенного транзита (далее СЗВТТ) не выдавались.

По факту выявленных 14.09.2004 и 07.10.2004, правонарушений Выборгской таможней были вынесены постановления по делу об административных правонарушениях от 29.03.2005 N 10206000-641/2004 (т. 1 л.д. 20 - 23), от 03.05.2005 N 10206000-1000/2004 (т. 1 л.д. 39 - 44), от
29.03.2005 N 10206000-635/2004 (т. 1 л.д. 61 - 64), от 29.03.2008 N 10206000-636/2004 (т. 1 л.д. 82 - 85), которыми перевозчик признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ (т. 1 л.д. 25).

Необоснованным признается утверждение заявителя жалобы о том, что Выборгской таможней были предприняты все возможные из предусмотренных законодательством меры по взысканию задолженности по уплате таможенных платежей с перевозчика, что, по мнению ФТС России, свидетельствует о соблюдении таможенным органом необходимой процедуры, являющейся условием предъявления иска к гарантийному объединению.

На основании п. 7 ст. 8 Конвенции МДП 1975 года Выборгской таможней перевозчику направлены требования об уплате таможенных платежей и пени за просрочку их уплаты от 13.10.2004 N 138 об уплате таможенных платежей на сумму 2 683 066,90 руб. и пени в размере 105 802,27 руб. со сроком уплаты до 27.10.2004 (т. 1 л.д. 26);

от 13.10.2004 N 144 об уплате таможенных платежей на сумму 1 669 111,95 руб. и пени в размере 86 070,54 руб. со сроком уплаты до 27.10.2004 (т. 1 л.д. 68);

от 13.10.2004 N 143 об уплате таможенных платежей на сумму 1 365 931,38 руб. и пени в размере 70 436,53 руб. со сроком уплаты до 27.10.2004 (т. 1 л.д. 88);

от 22.12.2004 N 640 об уплате таможенных платежей на сумму 2 334 187,85 руб. и пени в размере 200 817,96 руб. со сроком уплаты до 05.01.2005 (т. 1 л.д. 48);

В соответствии с п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 11 Конвенции МДП 1975 года ФТС России направила в АСМАП уведомление о нарушении
процедуры внутреннего таможенного транзита при перевозке товаров по территории Российской Федерации перевозчиком “KULJETUSLIIKE KOSONEN OY“ от 16.11.2004 N 05-17/7075 (т. 1 л.д. 34), от 16.11.2004 N 05-17/7076 (т. 1 л.д. 77), от 16.11.2004 N 05-17/7081 (т. 1 л.д. 100), от 22.11.2004 N 05-17/8055 (т. 1 л.д. 56).

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 3 статьи 349 Таможенного кодекса РФ.

По истечении срока, установленного п. 2 ст. 11 Конвенции МДП 1975 года, в порядке п. 3 ст. 349 ТмК РФ ФТС России направила в АСМАП требования от 26.06.2006 N 04-17/21988 (т. 1 л.д. 35), от 26.06.2006 N 04-17/21981 (т. 1 л.д. 57), от 26.06.2006 N 04-17/21986 (т. 1 л.д. 78), от 26.06.2006 N 04-17/21983 (т. 1 л.д. 101) об уплате сумм таможенных платежей и пеней в течение трех месяцев со дня направления требования.

В установленный срок указанные требования АСМАП исполнены не были, что послужило основанием для обращения таможенного органа в суд.

Принимая оспариваемое решение и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что у таможенного органа отсутствуют основания для предъявления АСМАП требования об уплате таможенных платежей.

Выводы суда первой инстанции о нарушении таможенным органом процедуры извещения перевозчика о незавершении операции МДП являются правильными, поскольку подтверждены материалами дела.

Не могут быть приняты доводы заявителя жалобы в этой части о том, что 20.10.1995 г. административным комитетом МДП была принята Рекомендация, согласно которой (пп. e, f п. 1) информация о прекращении операции МДП должна представляться национальным гарантийным объединениям через центральные отделы при помощи наиболее оперативных из имеющихся в наличии средств связи (факс, электронная
почта и т.д.), по возможности, на ежедневной основе, в стандартной форме в отношении всех книжек МДП, поскольку факт недоставки имел место в 2004 году, а данная Рекомендация приобрела статус Приложения 10 к Конвенции только с 12.08.2006 г.

Других доказательств соблюдения таможенным органом процедуры извещения ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции не представлено.

Принимая оспариваемое решение, суд первой инстанции также правильно исходил из того, что в соответствии с п. 2 ст. 10 Конвенции МДП 1975 г. таможенные органы не могут требовать от гарантийного объединения уплаты сумм, указанных в п. 1 и 2 ст. 8 Конвенции, если они завершили операцию МДП, за исключением случаев, когда свидетельство о прекращении операции МДП было получено противозаконным способом или обманным образом, либо прекращения операции МДП не было.

Как достоверно установлено судом, операция МДП была прекращена таможенными органами, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела доказательства.

В частности, копии СЗВТТ от 07.06.2004 N 10115060/0006664 бланк А N 1784644 по книжке МДП N XH 43205721 (т. 9 л.д. 33), от 31.05.2004 N 10115060/0006267 бланк А N 1024473 по книжке МДП N XT 43205610 (т. 11 л.д. 14), от 28.06.2004 N 10115060/0007643 бланк А N 0307148 по книжке МДП N JX 43210980, от 31.05.2004 N 10115060/0006232 бланк А N 1024425 по книжке МДП N XK 43205607.

Кроме того, из текста оспариваемых постановлений по делам об административных правонарушениях 29.03.2005 N 10206000-641/2004 (т. 1 л.д. 20 - 23), от 03.05.2005 N 10206000-1000/2004 (т. 1 л.д. 39 - 44), от 29.03.2005 N 10206000-635/2004 (т. 1 л.д. 61 - 64), от 29.03.2008 N 10206000-636/2004 (т. 1
л.д. 82 - 85) следует, что в электронной базе данных ОКТТ Выборгской таможни, по завершению перевозки перемещаемых по книжкам МДП N XT 43205610, XK 43205607, XH 43205721, JX 43210980 товаров, в таможне назначения произведено закрытие доставки товаров с указанием свидетельств о завершении внутреннего таможенного транзита (СЗВТТ), которое в соответствии с п. 28 “Технологии контроля за перевозкой товаров в соответствии с процедурами внутреннего таможенного транзита и международного таможенного транзита с применением автоматизированной системы контроля за таможенным транзитом“, утвержденной Приказом ГТК России от 26.12.2003 N 1550, производится только после поступления товаров в установленное место доставки на основании транзитной декларации (книжки МДП) и подтверждения о прибытии.

При этом в силу п. 37 упомянутой Технологии, вышеуказанные сведения в электронной базе данных ОКТТ Выборгской таможни - таможни отправления могли появиться только после получения подтверждения из ОКТТ таможни назначения о поступлении товаров.

Формирование электронного подтверждения доставки товаров под таможенный контроль и передача электронного подтверждения о поступлении товаров в ОКТТ производится после выдачи перевозчику подтверждения о прибытии и проверки предоставленных перевозчиком документов (таможенной декларации (книжки МДП). CMR и других товаросопроводительных документов и содержащихся в них сведений, записей, отметок, печатей и штампов (п. п. 41 - 43 “Инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов, осуществляющих таможенное оформление и таможенный контроль товаров, перемещаемых по таможенной территории РФ автомобильным транспортом“, утвержденной Приказом ГТК России от 18.12.2003 N 1467).

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что наличие сведений о закрытии доставки товаров и снятии с контроля соответствующих операций МДП в электронной базе ОКТТ Выборгской таможни, т.е. АС КТТ (Приказ ГТК России от 26.12.2003
г. N 1550) является надлежащим доказательством прекращения операции МДП в таможне въезда-выезда - в Выборгской таможне.

Доказательства того, что представленные документы, свидетельствующие о завершении операции МДП, получены противозаконным (обманным) образом, либо прекращения операции МДП не было, отсутствуют.

Учитывая изложенное, довод апелляционной жалобы о непрекращении операции МДП на территории Российской Федерации и, как следствие, нарушения таможенного законодательства является несостоятельным.

Несостоятельным также является и довод апелляционной жалобы о том, что завершение операции МДП происходит посредством направления электронного сообщения о завершении соответствующей операции с помощью системы контроля за использованием книжек МДП для хранения данных о прекращении операций МДП в таможнях назначения SAFETIR.

Как следует из материалов дела, спорные перевозки по системе МДП осуществлялись перевозчиком в 2004 г.

Доказательств того, что электронная система SAFETIR в 2004 г. включала в себя сведения о прекращении операций МДП по всем перевозкам, осуществленным в РФ, и что ее применение регламентировалось каким-либо нормативным актом ФТС, который бы связывал процедуру завершения операции МДП с наличием или отсутствием данных в электронной системе SAFETIR.

Применение системы SAFETIR в силу Приложения 10 к Конвенции МДП, 1975 г. стало обязательным для стран-участниц только с 2006 г., однако, до настоящего времени в РФ отсутствует какая-либо нормативная база, регулирующая ее применение.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что наличие сведений о закрытии доставки товаров и снятии с контроля соответствующих операций МДП в электронной базе ОКТТ Выборгской таможни, является надлежащим доказательством прекращения операций МДП.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что факт отсутствия прекращения операции МДП или получения перевозчиком свидетельства о прекращении операции МДП противозаконным или обманным образом, заявителем не доказан.

Необоснованным также признается
утверждение заявителя о том, что Выборгской таможней были предприняты все возможные из предусмотренных законодательством меры по взысканию задолженности по уплате таможенных платежей с перевозчика, что, по мнению ФТС России, свидетельствует о соблюдении таможенным органом необходимой процедуры, являющейся условием предъявления иска к гарантийному объединению.

Суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что в соответствии со ст. 346 ТК РФ одним из средств обеспечения уплаты таможенных платежей является поручительство, которое оформляется договором в соответствии с гражданским законодательством РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Из статьи 8 Конвенции МДП 1975 г. и Соглашения от 07.06.2004 г. об обязательствах, связанных с применением Конвенции МДП 1975 г., заключенного между АСМАП и ГТК России следует, что Ассоциация автомобильных международных перевозчиков является гарантийным объединением, ответственным перед таможенными органами Российской Федерации за уплату таможенных платежей и пеней, подлежащих взысканию в связи с нарушением операций с применением книжек МДП, выданных АСМАП.

При этом АСМАП обязуется уплачивать в случае обнаружения нарушений, в связи с операцией МДП, все суммы таможенных платежей, а также пеней за просрочку их ответственности совместно с лицами, с которых причитаются указанные суммы. АСМАП обязуется уплачивать таможенным органам Российской Федерации требуемые суммы таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты в течение трех месяцев, считая со дня направления ему требования об уплате.

Суд правильно указал на то, что в соответствии с п. 7 статьи 8 Соглашения когда наступает срок платежа сумм, упомянутых в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, компетентные органы должны, по мере возможности, требовать уплаты этих сумм у лица или лиц, с которых непосредственно причитаются эти суммы, прежде чем предъявить иск к гарантийному объединению.

В соответствии с п. 6 ст. 4 Соглашения от 07.06.04 об обязательствах, связанных с применением Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МДП, 1975), таможенные органы РФ должны по мере возможности требовать уплаты таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты у лица или лиц, с которых непосредственно причитаются эти суммы, прежде чем предъявить требование об уплате Гарантийному объединению.

Судебная коллегия также считает необходимым отметить, что согласно п. 0.11.1 пояснительной записки к п. 2 ст. 11 Конвенции МДП 1975 г. (Приложение 6 Конвенции) при решении вопроса о пропуске груза или транспортного средства таможенным органам рекомендуется не руководствоваться тем, что гарантийное объединение несет ответственность за уплату причитающихся с владельца книжки МДП пошлин, сборов и процентов за просрочку, если их законодательство предусматривает другие средства обеспечения защиты интересов, за которые они несут ответственность.

Таможенным органом не приняты предусмотренные законом меры для взыскания сумм таможенных платежей с перевозчика в установленном порядке, по неуважительным причинам пропущены сроки для взысканий этих сумм с ответственных за уплату этих платежей лиц.

Перевозка произведена в 2004 году, требования перевозчику направлены в декабре 2004 и в феврале 2005 г., но не приняты меры ко взысканию таможенных платежей, пени в установленном законом порядке.

Несостоятельным признается утверждение заявителя относительно обязанности АСМАП, в соответствии с положениями п. 1 ст. 8 Конвенции МДП, а также Соглашения об обязательствах, связанных с применением Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП, заключенного между ГТК России и АСМАП 07.06.2004 г. уплатить сумму таможенных платежей.

Конвенция, являясь актом, регулирующим таможенные, то есть публично-правовые отношения, устанавливает также и гражданско-правовую обязанность гарантийного объединения, выражающуюся в обеспечении уплаты таможенных платежей в случае нарушения операции МДП.

Данное обязательство ассоциации как гарантийного объединения вытекает из Соглашения от 07.06.2004, заключенного ею с таможенным органом, где срок не установлен.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 348 Таможенного кодекса РФ.

Порядок и сроки предъявления требования к гарантийному объединению регулируются статьей 11 Конвенции, поэтому статья 348 гражданского Таможенного кодекса РФ, определяющая общий порядок выставления требований лицам, обязанным уплачивать таможенные платежи, к правоотношениям с участием гарантийного объединения применению не подлежит. Вместе с тем, Конвенция не предусматривает порядка и срока принудительного исполнения требования, предъявленного таможенным органом к гарантийному объединению.

Как указал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 11.12.2007 N 10341/07, исходя из характера правоотношений, возникших между ассоциацией и таможенным органом относительно обеспечения уплаты таможенных платежей, наиболее сходным способом обеспечения исполнения обязательств является поручительство, в связи с чем, при определении срока, в течение которого таможенным органом может быть предъявлено в суд требование о взыскании с ассоциации суммы таможенных платежей, следует руководствоваться правилом, установленным пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса РФ, о прекращении обеспечения обязательства, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обязательства не предъявит иска поручителю.

В соответствии со статьей 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

В силу положений п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на которое оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Из материалов дела, товарно-сопроводительных документов, а также материалов административного дела, в частности из постановлений по делам об административных правонарушениях следует, что срок доставки груза по МДП N JX 43210980 определен таможенным органом до 29.06.2004 (т. 1 л.д. 20).

по МДП N XH 43205721 срок доставки груза определен таможенным органом до 09.06.2004 (т. 1 л.д. 39)

по МДП N XT 43205610 срок доставки груза определен таможенным органом до 01.06.2004 (т. 1 л.д. 61).

по МДП N XK 43205607 срок доставки груза определен таможенным органом до 01.06.2004 (т. 1 л.д. 82).

Между тем, как усматривается из материалов дела, требования о взыскании таможенной задолженности выставлены таможенным органом перевозчику в октябре, декабре 2004 и направлены в октябре 2004 и феврале 2005 г., в то время как в суд для принудительного взыскания с АСМАП таможенный орган обратился только 20.03.2007 г., то есть с пропуском установленного законодательством срока в один год.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что у таможенного органа отсутствовали предусмотренные законодательством основания для взыскания в судебном порядке с Ассоциации международных автомобильных перевозчиков таможенных платежей.

При таких обстоятельствах, апелляционный суд считает, что суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства дела, что установлено при рассмотрении спора и в апелляционном суде, поскольку в обоснование жалобы заявитель указывает доводы, которые были предметом рассмотрения в суде первой инстанции и получили надлежащую оценку в судебном решении.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.

При таких данных решение суда является законным и обоснованным, а оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 31.03.2008 по делу N А40-11134/07-1-87 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.