Решения и определения судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2008 по делу N А60-29037/2008 Законодательством не предусмотрена обязанность дольщика нести расходы в отношении того, что дольщику не передано.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 декабря 2008 г. по делу N А60-29037/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 23 декабря 2008 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 30 декабря 2008 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Нилоговой Т.С.,

судей Савельевой Н.М.,

Мещеряковой Т.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Деевой О.М.,

при участии:

от заявителя (ЗАО “Уральский строитель“): Муртазина К.Я., доверенность от 21.02.2008 г., паспорт

от заинтересованного лица (Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в г. Каменск-Уральский и Каменском районе): Никифорова Н.Д., доверенность от 14.04.2008 г., удостоверение

рассмотрев в заседании суда апелляционную жалобу заявителя - закрытого акционерного общества “Уральский строитель“

на
решение Арбитражного суда Свердловской области

от 19 ноября 2008 года

по делу N А60-29037/2008

принятое судьей Подгорновой Г.Н.

по заявлению закрытого акционерного общества “Уральский строитель“

к Территориальному отделу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в г. Каменск-Уральский и Каменском районе

о признании незаконным и отмене постановления,

установил:

закрытое акционерное общество “Уральский строитель“ (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления от 23.09.2008 г. N 05-13/13.113-08, вынесенного Территориальным отделом Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в г. Каменск-Уральский и Каменском районе (далее - заинтересованное лицо, административный орган, Роспотребнадзор) о назначении административного наказания, которым Общество привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) в виде штрафа в сумме 10 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 19.11.2008 г. (резолютивная часть решения объявлена 12.11.2008 г.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить, принять новый об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование жалобы апеллятор ссылается на отсутствие в его действиях состава правонарушения по нарушениям, указанным в п.п. 1, 4, 5, 9, 10, 11, 12 оспариваемого постановления.

Представитель заявителя в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, ссылаясь на соответствие спорных условий договора нормам действующего законодательства.

Представитель административного органа возражает против доводов апелляционной
жалобы по мотивам, изложенным в письменном отзыве, оснований для отмены решения суда в оспариваемой части не усматривает.

Законность и обоснованность решения проверены апелляционным судом в соответствии со ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения от 28.08.2008 г. N 03/20-1454 сотрудниками Роспотребнадзора проведена внеплановая проверка по вопросам соблюдения Обществом законодательства о защите прав потребителей.

Исследовав при проведении проверки договоры долевого участия в строительстве от 20.09.2007 г. и от 09.10.2007 г., заключенные между Обществом как застройщиком и гражданами (юридическим лицами) - дольщиками, а также типовой договор долевого участия в строительстве (далее - договор), административный орган установил, что условия, указанные в п.п. 2.3, 4.2, 5.1.6, 5.2.1, 5.2.3, 5.2.4, 5.2.5, 5.2.6, 5.2.7, 5.2.8, 6.2, 9.3, 9.12 договора ущемляют установленные законами Российской Федерации права потребителей, что зафиксировано в акте от 12.09.2008 г. (л.д. 46-53).

По результатам проверки 12.09.2008 г. должностным лицом административного органа составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (л.д. 18-21).

Постановлением от 23.09.2008 г. N 05-13/13.113-08 Общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, с наложением административного взыскания в виде штрафа в размере 10 000 руб. Не согласившись с постановлением о привлечении к административной ответственности, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, исключив из состава вменяемого правонарушения нарушения, указанные в пунктах 6, 7 постановления, и признав наличие события и состава по нарушениям, указанным в пунктах 1, 2, 3, 4, 5, 8, 9, 10, 11, 12, пришел к выводу
о правомерности привлечения Общества к административной ответственности и законности оспариваемого постановления.

Исходя из доводов апелляционной жалобы усматривается, что заявитель оспаривает решение суда только в части привлечении к ответственности за нарушения, указанные в п.п. 1, 4, 5, 9, 10, 11, 12 оспариваемого постановления.

Оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ в их совокупности, проанализировав нормы материального права и доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда о наличии в действиях Общества состава правонарушения в связи с нарушением положениями пунктов 2.3, 5.2.1, 5.2.3, 5.2.7, 5.2.8, 6.2 и 9.12 договора прав потребителей является правомерным.

При этом суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Положениями ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение прав потребителей, выразившееся во включении в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

Объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 ст. 14.8 КоАП РФ, образует включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законами и иными нормативными актами РФ в области защиты прав потребителей.

При квалификации соответствующего правонарушения необходимо исходить из его существа, субъектного состава и характера применяемого законодательства.

Пунктом 1 ст. 1 Федерального закона от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации“ (далее - Федеральный закон N 214-ФЗ, Закон о долевом строительстве) предусмотрено, что данный Закон регулирует отношения, связанные с привлечением денежных средств граждан и юридических лиц для долевого строительства многоквартирных домов и(или) ином объекте недвижимости, а также устанавливает гарантии защиты прав, законных интересов и имущества участников долевого
строительства.

В соответствии с п. 9 ст. 4 Федерального закона N 214-ФЗ к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином-участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом.

Таким образом, к отношениям сторон с участием граждан, связанным с долевым участием в строительстве, подлежит применению Закон Российской Федерации от 07.02.1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей“ (далее - Закон о защите прав потребителей).

Согласно ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Так, ущемляющим права дольщиков, по мнению административного органа, является п. 2.3 договора, содержащий следующее условие: “Общая площадь квартиры определяется по справке БТИ (на основании фактических замеров, проведенных при вводе дома в эксплуатацию), а площадь балконов (с понижающим коэффициентом равным 0.3) и лоджий (с понижающим коэффициентом равным 0.5) фиксируется и равна 2,14 кв. м. Сумма общей площади квартиры и площади балконов, лоджий с понижающим коэффициентом 0.3, 0.5 является суммарной площадью квартиры для окончательного взаиморасчета. Методика расчета суммарной площади квартиры является существенным условием договора (ст. 432 ГК РФ). Если по результатам обмеров БТИ на основании фактических замеров, проведенных при вводе дома в эксплуатацию, фактическая суммарная площади указанной в п. 1.1 договора квартиры, передаваемой дольщику в качестве доли по договору, увеличивается или уменьшается относительно проектной площади более чем на 1 кв. м, то производится пропорциональное увеличение или уменьшение размера стоимости
квартиры дольщика для окончательного взаиморасчета. Дольщик за счет собственных средств производит окончательный расчет с застройщиком. Если фактическая суммарная площадь квартиры, указанной в п. 1.1 настоящего договора, увеличивается или уменьшается относительно проектной площади менее чем на 1 кв. м, то перерасчет стоимости квартиры не производится“.

Как правомерно определено судом первой инстанции, системное толкование подп. 1, 3, п. 4 ст. 4, п.п. 1, 2 ст. 5, п.п. 1, 2 ст. 7, ст. 9 Федерального закона N 214-ФЗ позволяет сделать вывод о том, что подлежащий передаче дольщику объект долевого строительства (квартира) должен соответствовать, в том числе и по площади, проектной документации. Отклонение площади квартиры в ту или иную сторону более чем на 1 кв. м от проектной площади при неизменной проектной документации является существенным изменением качественной характеристики объекта.

Проанализировав спорное условие договора, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции и административного органа о том, что такая редакция п. 2.3 договора предусматривает возможность изменения застройщиком цены договора в одностороннем порядке.

Доводы заявителя о том, что застройщик и дольщик поставлены в равные условия относительно необходимости оплаты (возврата внесенных денежных средств) при изменении площади являются несостоятельными в силу следующего.

Специфика отношений в сфере долевого строительства такова, что застройщик, осуществляя строительство объекта, может контролировать соблюдение качественных характеристик и нести риски, связанные с необходимостью возмещения требований дольщика при ненадлежащем качестве объекта. В свою очередь, дольщик никаким образом не может повлиять на качество строительства, он только оплачивает установленную в договоре цену и имеет право на получение указанного в договоре объекта.

То есть, заключая договор, дольщик ориентируется на определенную цену, а изменение площади
квартиры в сторону, например, увеличения на 1 кв. м может привести к невозможности оплаты дольщиком дополнительного метража.

Ссылка апеллятора на то, что в п. 8.3 договора указан размер отклонений, который стороны признают существенным изменением условий договора, и что п. 2.3 договора не исключает подписание дополнительного соглашения в соответствии с требованиями ст. 5 Федерального закона N 214-ФЗ, следовательно, в данном случае, в п. 2.3 договора определены лишь возможность изменения цены договора, случаи и условия ее изменения, подлежит отклонению.

Буквальное толкование положений п. 2.3 договора позволяет сделать вывод о том, что в данном случае имеет место именно изменение цены договора в одностороннем порядке. Такая редакция спорного пункта не позволяет дольщику участвовать в согласовании окончательной цены договора, если отклонение метража составит более 1 кв. м и менее 10% от суммарной площади предмета договора (квартиры). Пункт 2.3 договора не предусматривает необходимость подписания между сторонами соглашения об изменении цены договора и определения стоимости 1 кв. м отклонения фактической площади квартиры от проектной.

Таким образом, пункт 1 оспариваемого постановления является законным.

Ущемляющими права дольщиков административный орган признал п. 5.2.1 договора, п.п. 1.2, 1.3 приложения N 2 к договору, в части установления условия о финансировании дольщиками долевого строительства путем внесения денежных средств на расчетный счет застройщика и исключения иной формы оплаты (п. 4 оспариваемого постановления).

Административный орган полагает, что данный способ исполнения обязательств, возлагает обязанность по оплате дополнительных услуг по проведению расчетных операций, что противоречит ч. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей.

В соответствии с ч. 1 ст. 861 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) указано, что расчеты с
участием граждан, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, могут производится наличными денежными средствами или в безналичном порядке. Таким образом, действующее законодательство не ограничивает в выборе способа расчетов.

В силу ч. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей запрещается обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Из анализа спорного пункта договора усматривается, что установленная заявителем форма исполнения обязательства предусматривает только один способ расчетов (безналичный), а договор возлагает на граждан обязанность оплатить дополнительные услуги по проведению расчетных операций, т.е. оплатить услуги Банка по переводу денежных средств.

Определенный таким способом порядок исполнения договора в части внесения дольщиком оплаты фактически приводит к ограничению прав потребителей, поскольку лишает права выбора расчетов и обуславливает исполнение договора иными услугами.

Таким образом, вывод суда первой инстанции и Управления о том, что вышеуказанные условия не соответствуют гражданскому законодательству и ущемляют права потребителей, является правильным.

Ссылка апеллятора на то, что действующее законодательство не устанавливает для него как застройщика какой-либо обязанности по организации кассы и приема платежей, апелляционным судом признается несостоятельной в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, Общество располагается в г. Екатеринбурге, т.е. в иной месте, чем место нахождения дольщиков, строящегося объекта и место заключения договоров (г. Каменск-Уральский Свердловской области).

На территории города Каменск-Уральский действует агент Общества, который и заключает с дольщиками договоры. Таким образом, Общество посредством сил своего агента продвигает свой продукт на территории г. Каменск-Уральский. Однако, при привлечении средств дольщиков для строительства не принимает мер для организации кассы либо приема платежей через агента либо уполномоченный банк непосредственно в месте заключения договора, а возлагает обязанность на дольщика нести дополнительное
финансовое бремя при исполнении договора.

Суд апелляционной инстанции считает, что при таком порядке заключения договора (привлечение агента только для подписания договора) и без создания для дольщика возможности выбрать иной способ оплаты объекта долевого строительства, спорные положения договора ущемляют права потребителя.

Пункт 5.2.3 договора содержит условие, согласно которому до подписания акта приема-передачи квартиры дольщик обязуется заключить с эксплуатирующей организацией, принявшей дом в эксплуатацию, договор на коммунальное и техническое обслуживание, а также обязуется осуществлять оплату расходов по техническому обслуживанию жилого дома соразмерно доле владения площадью недвижимого имущества, начиная с ввода дома в эксплуатацию. При этом дольщик оплачивает расходы по жилищно-коммунальному и техническому обслуживанию дома соразмерно доле владения площадью за 3 (три) месяца вперед (п. 5 постановления).

Суд первой инстанции, проанализировав положения ст. 210 ГК РФ, ст. 153 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), ст. 5, 12 Федерального закона N 214-ФЗ, пришел к обоснованному выводу, что до передачи объекта договора дольщику по передаточному акту дольщик не обязан оплачивать расходы по техническому обслуживанию жилого дома.

Таким образом, суд находит правомерной позицию административного органа о том, что нельзя обязать дольщика нести расходы в отношении того, что дольщику не передано.

В апелляционной жалобе заявитель, считая данное условие соответствующим действующему законодательству, приводит доводы, указывающие на период после подписания акта приема-передачи квартиры. Доводы Общества суд апелляционной инстанции признает несостоятельными, поскольку рассматриваемое условие договора говорит об ином периоде (до подписания акта приема-передачи).

Более того, согласно ст. 4 ЖК РФ, отношения по оплате коммунальных услуг регулируются названным Кодексом, а обязанность по внесению платы за коммунальные услуги установлена ст. 153 ЖК РФ, согласно которой обязанность
по оплате коммунальных услуг возникает у лица, обладающего правами на конкретное жилое помещение. Обязанность дольщика осуществлять авансовые платежи за коммунальные услуги, предоставленные жилому дому пропорционально доле жилья, законодательством не предусмотрена.

В связи с изложенным, суд первой инстанции обоснованно указал на противоречие пункта 5.2.3 договора нормам действующего законодательства.

Пунктом 9 оспариваемого постановления заявителю вменяется нарушение, выразившееся во включении в договор условия об ответственности дольщика за своевременное заселение и сохранность квартиры, а также об обязанности, в противном случае, возместить застройщику убытки (п. 5.2.7 договора).

Суд первой инстанции правомерно признал данный пункт в части установления условия об ответственности дольщика за своевременное заселение, сохранность квартиры, поскольку в такой редакции данное положение договора нарушает право дольщика самостоятельно определить момент заселения.

Более того, редакция пункта устанавливает обязанность возместить убытки, однако такая обязанность может быть установлена только судом, а не договором.

Утверждение апеллятора о том, что данное положение договора носит только дисциплинирующий характер, а все убытки подлежат доказыванию в судебном порядке, апелляционным судом во внимание не принимаются.

Апелляционный суд считает, что положения договора не должны вводить потребителя в какое-либо заблуждение относительно его обязанностей. А дисциплинировать своего контрагента Общество имеет возможность, использую иную конструкцию, т.е. с точки зрения права застройщика обратиться в суд за взысканием убытков с указанием случаев возникновения такого права.

При таких обстоятельствах п. 5.2.7 договора нельзя признать законным.

В соответствии с п. 5.2.8 договора на дольщика возложена обязанность в течение 1 года с момента ввода дома в эксплуатацию зарегистрировать право собственности на квартиру в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. По истечении 1 года с момента ввода жилого дома в эксплуатацию дольщик все вопросы, связанные с регистрацией права собственности на квартиру, решает самостоятельно, без участия застройщика (п. 10 постановления).

Апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правомерно усмотрел нарушения прав потребителей и в данной части договора, следовательно, наличие правонарушения в действиях Общества.

Обязательства застройщика считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства (п. 1 ст. 12 Федерального закона N 214-ФЗ).

Участник долевого строительства фактически владеет, пользуется построенным объектом недвижимости с момента подписания передаточного акта, то есть фактически осуществляет права собственника, указанные в ст. 209 ГК РФ, и именно с этого момента вправе обратиться с заявлением в регистрирующий орган о государственной регистрации своего права.

В силу п. 3 ст. 13 и п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация права носит заявительный характер и производится не позднее чем в месячный срок со дня подачи правообладателем необходимых документов.

Таким образом, законодатель не устанавливает сроков для регистрации права собственности участника долевого строительства на объект долевого строительства.

Более того, вопрос о сроке регистрации дольщиком права собственности на объект долевого строительства не может входить в предмет регулирования договора долевого строительства, и определение такого срока является правом самого дольщика.

Согласно буквальному толкованию спорного условия договора, которое изложено именно в такой редакции, на дольщика возлагается обязанность в определенный срок зарегистрировать право собственности на объект долевого строительства, что противоречит нормам действующего законодательства.

Доводы апеллятора в данной части подлежат отклонению, как противоречащие фактическим обстоятельствам дела.

При этом, апелляционный суд отмечает, что свое истинное волеизъявление (принятие на себя дополнительных обязанностей по содействию и предоставлению документов в течение 1 года) застройщик должен излагать определенно и недвусмысленно при заключении договора, что будет только способствовать повышению степени доверия дольщиков.

Таким образом, нарушение, указанное в п. 10 оспариваемого постановления с учетом редакции п. 5.2.8 договора как она имеет место быть в действительности, правомерно вменено заявителю.

Ущемляющим права участников долевого строительства административный орган признал условия, изложенные п. 6.2 договора, касающиеся гарантийных сроков для объекта долевого строительства (11 постановления).

Согласно п. 6.2 договора застройщик устанавливает в рамках настоящего договора следующие гарантийные сроки:

6.2.1 гарантийный срок на квартиру составляет 5 (пять) лет.

6.2.2 гарантийный срок на материалы (отделочные, санитарно-технические и другие) и оборудование (механическое, электрическое, санитарно-техническое и другое) соответствует гарантийным срокам заводов-изготовителей, но не более 1 (одного) года.

6.2.3 указанные в п.п. 6.2.1, 6.2.2 настоящего договора гарантийные сроки исчисляются со дня получения застройщиком разрешения на ввод жилого дома в эксплуатацию.

Административный орган считает, что гарантийные сроки на материалы и оборудование, являющиеся составными частями объекта долевого строительства, по его мнению, должны соответствовать гарантийному сроку для объекта долевого строительства. Гарантийный срок на объект долевого строительства должен исчисляться с даты передачи объекта участнику долевого строительства, а не с даты получения застройщиком разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Суд первой инстанции, проанализировав п. 5 ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ, правильно отметил, что законодатель не запрещает устанавливать в качестве начала отсчета гарантийного срока событие, наступающее ранее дня передачи объекта долевого строительства дольщику.

Вместе с тем, в этих отношениях, исходя из характеристик квартир, усматривается нарушение прав дольщиков.

Учитывая специфику отношений в сфере долевого строительства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что на материалы и оборудование гарантийный срок может быть более 1 года, чем этом определено условиями договора.

Данный вывод заявителем в суде апелляционной инстанции не опровергнут.

В суде апелляционной инстанции, представитель Общества пояснил, что на отдельные материалы и оборудование (например, пластиковые окна) гарантийный срок от производителя действительно может быть более того срока, как он указан Обществом в договоре.

Таким образом, оснований считать п. 6.2 договора законным в части установления ограничения (не более 1 года) на гарантийный срок на материалы и оборудование у суда апелляционной инстанции не имеется.

В п.п. 12 оспариваемого постановления указано на несоответствие п. 9.12 договора требованиям п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей.

Оспаривая данный пункт постановления и соответствующие выводы суда первой инстанции, заявитель жалобы считает, что содержание п. 9.12 договора (при недостижении согласия путем переговоров и обмена письмами спор между сторонами будет рассматриваться судом по месту нахождения застройщика) не ограничивает право на подсудность.

Данный довод апеллятора подлежит отклонению как несостоятельный.

Согласно ст. 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту: нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, его жительства; жительства или пребывания истца; заключения или исполнения договора.

Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Правильно применив указанные нормы права, суд первой инстанции сделал правомерный вывод о том, что включение Обществом в договор названного в п. 9.12 условия приводит к ущемлению прав потребителя и к фактическому лишению последнего права на выбор подсудности по своему усмотрению.

Кроме того, спорное условие договора, приводит к тому, что дольщик уже на стадии заключения договора вынужден выбрать именно ту подсудность, которую предлагает ему заявитель, в частности, по месту нахождения застройщика.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает, что условия договора, изложенные в п.п. 2.3, 5.2.1 (с учетом п.п. 1.2 и 1.3 приложения N 2 к договору), 5.2.3, 5.2.7, 5.2.8, 6.2 (в части установления ограничения на гарантийный срок на материалы и оборудование) и 9.12 не соответствуют нормам гражданского законодательства и законодательства о защите прав потребителей, ущемляют права потребителя, в связи с чем, в действиях Общества имеется состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Нарушений процедуры привлечения к административной ответственности апелляционным судом не установлено. Наказание применено Роспотребнадзором в минимальных пределах санкции ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание просительную часть апелляционной жалобы, оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

В силу ст. 104 АПК РФ уплаченная заявителем госпошлина при подаче апелляционной жалобы подлежит возврату, т.к. данная категория споров согласно ст. 208 АПК РФ госпошлиной не облагается.

Руководствуясь ст. 104, 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 19 ноября 2008 года по делу N А60-29037/2008 оставить без изменения, а апелляционную жалобу закрытого акционерного общества “Уральский строитель“ - без удовлетворения.

Возвратить закрытому акционерному обществу “Уральский строитель“ из средств федерального бюджета излишне уплаченную по платежному поручению от N 948 от 01.12.2008 г. госпошлину по апелляционной жалобе в сумме 1 000 (Одна тысяча) рублей.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий

Т.С.НИЛОГОВА

Судьи

Н.М.САВЕЛЬЕВА

Т.И.МЕЩЕРЯКОВА