Решения и постановления судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2008 N 17АП-5017/2008-ГК по делу N А60-4355/2008 При наступлении страхового случая, предусмотренного договором страхования, страховщик обязан выплатить страхователю страховое возмещение в установленные договором сроки, нарушение которых является основанием для взыскания неустойки за каждый день просрочки.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 августа 2008 г. N 17АП-5017/2008-ГК

Дело N А60-4355/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 04 августа 2008 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 05 августа 2008 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Няшина В.А.,

судей Никольской Е.О., Паньковой Г.Л.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Хаснуллиной Т.В.,

при участии:

от истца (Открытое акционерное общество “Уральский Транспортный банк“): не явились, извещены,

от ответчика (Открытое акционерное общество “Российское страховое народное общество “РОСНО“): не явились, извещены,

от третьего лица (Андронов Андрей Олегович): не явились, извещены,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу ответчика - Открытого акционерного общества “Российское страховое народное общество “РОСНО“

на решение Арбитражного суда Свердловской области

от 29 мая 2008
года

по делу N А60-4355/2008,

принятое судьей Яговкиной Е.Н.

по иску Открытого акционерного общества “Уральский Транспортный банк“

к Открытому акционерному обществу “Российское страховое народное общество “РОСНО“,

третье лицо: Андронов Андрей Олегович

о взыскании страхового возмещения, штрафных санкций за просрочку выплаты страхового возмещения,

установил:

ОАО “Уральский Транспортный банк“ обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ОАО “Российское страховое народное общество “РОСНО“ о взыскании 44 270 руб. 00 коп., в том числе 22 135 руб. 00 коп. - страхового возмещения по страховому полису, выданному в соответствии с Генеральным соглашением N Ф11-17584104В98/04-05 от 29.11.2004 года, и 22 135 руб. 00 коп. штрафных санкций за просрочку выплаты страхового возмещения, начисленных за период с 07.02.2007 года по день предъявлении иска (11.03.2008 года).

До принятия судом решения истец в порядке статьи 49 АПК РФ уточнил размер исковых требований: просил взыскать 23 955 руб. 16 коп. - страхового возмещения, 20 314 руб. 84 коп. штрафных санкций за просрочку выплаты страхового возмещения за период с 07.02.2007 года по 11.03.2008 года.

Определением суда от 18.03.2008 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Андронов Андрей Олегович.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 29 мая 2008 года исковые требования удовлетворены частично. С ОАО “Российское страховое народное общество “РОСНО“ в пользу
ОАО “Уральский транспортный банк“ взыскано 42 280 руб. 77 коп., в том числе: страховое возмещение в размере 21 965 руб. 93 коп. и неустойка за просрочку выплаты страхового возмещения в размере 20 314 руб. 84 коп.

В апелляционной жалобе ответчик просит об отмене решения суда, ссылаясь на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушение судом норм материального и процессуального права. Ответчик полагает, что, договор страхования в отношении Андронова А.О. является незаключенным ввиду того, что в отношении контрагента не предусмотрена “страховая сумма“ - сумма, в пределах которой ответчик обязуется выплатить страховое возмещение, в отношении контрагента не предусмотрен лимит ответственности, являющийся согласно п. 1.4 Генерального соглашения обязательным для признания факта заключения договора страхования в отношении контрагента. По мнению ответчика, судом неправомерно оставлено без удовлетворения его ходатайство о приостановлении производства по настоящему делу до рассмотрения дела N А60-10156/2007 о признании недействительным генерального соглашения N Ф11-17584104В98/04-05 от 29 ноября 2004 года. Кроме того, сумма неустойки явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, в связи с чем, ответчик просит уменьшить неустойку в порядке ст. 333 ГК РФ. По мнению ответчика, истцом неправильно рассчитаны штрафные санкции, указаны неверный срок выплаты страхового возмещения и количество дней просрочки.

ОАО “Уральский Транспортный банк“ (истец) в
судебное заседание апелляционной инстанции не явился, отзыв на апелляционную жалобу не представил.

Третье лицо в судебное заседание апелляционной инстанции не явилось, отзыв на апелляционную жалобу не представило.

Законность и обоснованность решения проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции не находит оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, 29 ноября 2004 г. между Открытым акционерным обществом “Уральский Транспортный банк“ (Страхователь) и Открытым акционерным обществом “Российское страховое народное общество “РОСНО“ (Страховщик) заключено Генеральное соглашение N Ф11-17584104В98/04-05, в соответствии с условиями которого ответчик обязался за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного события (страхового случая) возместить истцу причиненные вследствие этого события убытки, факт наступления которых зафиксирован в порядке, установленном п. 3.3 соглашения, в размере, определенном в соответствии с п. 9.2 соглашения.

Пунктом 2.1 Генерального соглашения предусмотрено, что объектом страхования являются имущественные интересы Страхователя, связанные с его дополнительными и непредвиденными расходами при осуществлении предпринимательской деятельности по предоставлению потребительских кредитов, а именно, убытки Страхователя.

В соответствии с п. 3.1 Генерального соглашения страховым случаем, повлекшим непредвиденные расходы Страхователя, признается несоблюдение Контрагентом условий и сроков выполнения финансовых (денежных) обязательств по кредитному договору, заключенному между Страхователем и Контрагентом, а именно, страховое
событие, повлекшее за собой убытки Страхователя.

Согласно пункту 1.4 Генерального соглашения факт заключения договора страхования в отношении отдельного Контрагента подтверждается оформлением Полиса и Аддендума с указанием страховой суммы (лимита ответственности) Страховщика в отношении отдельного Контрагента, а также уплатой страховой премии на условиях Генерального соглашения.

Неотъемлемыми частями генерального соглашения согласно п. 1.3 являются “Правила страхования финансовых рисков, связанных с непредвиденными расходами“ от 16.08.1996 года с изменениями и дополнениями от 11.06.1997 года и формы документов, заполняемых Страхователем при заключении кредитных договоров с Контрагентами (приложения 1-7 к Генеральному соглашению).

Срок действия Генерального соглашения установлен до 31.12.2004 года с последующей пролонгацией на следующий календарный год при отсутствии возражений сторон (п.п. 15.1, 15.2 соглашения).

Между сторонами в соответствии с ч. 3 ст. 941 ГК РФ подписан страховой полис N Ф11-17584104В98/19 и аддендум к страховому полису, которыми удостоверяется факт заключения между Страховщиком и Страхователем договора страхования финансовых (предпринимательских) рисков, связанных с непредвиденными расходами при предоставлении потребительских кредитов, на условиях, содержащихся в Генеральном соглашении N Ф11-17584104В98/04-05 от 29 ноября 2004 года (т. 1 л/д 154). В соответствии с п. 4 полиса срок страхования по полису установлен с 29.06.2005 г. по 24.03.2006 г. (Ретроактивная дата с 01.06.2005 г.).

Согласно п. 5 полиса страховым случаем является несоблюдение Контрагентом условий и сроков выполнения финансовых (денежных)
обязательств по кредитному договору, заключенному между Страхователем и Контрагентом, а именно, страховое событие, повлекшее за собой убытки Страхователя.

Страховыми событиями в полисе признаны: неисполнение Контрагентом денежных обязательств по возврату потребительского кредита, а также неисполнение Контрагентом обязательств по уплате начисленных на него процентов в течение трех месяцев с момента наступления даты исполнения указанных обязательств, установленной кредитным договором, а также неисполнение Контрагентом денежных обязательств по возврату потребительского кредита и обязательств по уплате начисленных на него процентов на момент наступления даты, установленной кредитным договором как дата исполнения указанных обязательств в полном объеме (дата окончания срока предоставления потребительского кредита).

Страховая сумма определена в п. 6 страхового полиса и составляет 16 504 500 руб. 00 коп.

Страховая премия согласно п. 7 полиса составляет 701 441 руб. 25 коп.

Сведения о контрагентах и кредитных соглашениях, в том числе и о кредитном соглашении, заключенном истцом с Андроновым А.О., содержатся в аддендуме (п. 226), являющемся приложением к страховому полису.

Платежным поручением N 943 от 29.06.2005 г. истец перечислил ответчику страховую премию в сумме 701 441 руб. 25 коп.

Факт уплаты страховой премии ответчиком не оспаривается.

При таких обстоятельствах, согласно п. 1.4 Генерального соглашения между истцом и ответчиком заключен договор страхования риска истца, связанного с неисполнением обязательств Андроновым А.О. по кредитному договору N 271Д от 16.06.2005
года на сумму 35 000 руб., сроком возврата кредита и уплаты процентов до 12.03.2006 года.

Дополнительным соглашением N 12 от 26.09.2005 г. года к Генеральному соглашению N Ф11-17584104В98/04-05 от 29 ноября 2004 года стороны внесли изменение в Генеральное соглашение и определили страховое событие как юридический факт, выражающийся в неисполнении Контрагентом денежных обязательств по возврату потребительского кредита, а также обязательств по уплате начисленных процентов на момент наступления даты, установленной кредитным договором как дата исполнения указанных обязательств в полном объеме (дата окончания срока предоставления потребительского кредита).

Под условия данного дополнительного соглашения попал также кредитный договор, заключенный истцом с Андроновым А.О., что следует из п. 2 дополнительного соглашения и п. 147 приложения N 1 к дополнительному соглашению.

Факт предоставления кредита в сумме 35 000 руб. подтверждается выпиской с лицевого счета заемщика и ответчиком не оспаривается.

Обязательства по возврату кредита и уплате процентов за пользование кредитом в установленный договором срок заемщиком (Андроновым А.О.) исполнены частично: по возврату кредита - в сумме 11 700 руб. 00 коп., что подтверждается выпиской с лицевого счета заемщика, по уплате процентов - в сумме 723 руб. 01 коп., что подтверждается справкой о процентах и пенях.

Таким образом, согласно условиям Генерального соглашения, страхового полиса, дополнительного соглашения N 12 от 26.09.2005 года к Генеральному соглашению, наступило
страховое событие, повлекшее за собой убытки страхователя, то есть страховой случай.

В силу ст. 929 ГК РФ страховщик обязан выплатить страхователю или выгодоприобретателю страховое возмещение в пределах определенной договором страховой суммы при наступлении страхового случая, в результате которого застрахованному имуществу причинены убытки.

В соответствии с п. 9.2 Генерального соглашения размер убытков Страхователя, подлежащих возмещению, определяется в виде разницы между суммой, соответствующей сумме лимита кредита (его части, подлежащей уплате Контрагентом) и начисленных на него процентов в соответствии с условиями кредитного договора, и фактически уплаченной Контрагентом денежной суммой плюс расходы Страхователя по предотвращению и уменьшению размера убытков Страхователя, за вычетом безусловной франшизы, равной 5% от суммы убытков Страхователя.

Поскольку по спорному договору страхования застрахован финансовый риск истца в связи с неисполнением заемщиком по возврату кредита и уплате процентов по кредитному договору с Андроновым А.О. в пределах суммы выданного кредита в размере 35 000 руб., имеет место неполное имущественное страхование.

В соответствии со статьей 949 ГК РФ, если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю часть понесенных последним убытков, пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.

Согласно п. 12.1 Правил страхования финансовых рисков, связанных с непредвиденными расходами (в редакции от 11.06.1997 года) страховщик обязан
произвести выплату страхового возмещения в пятидневный срок (не считая выходных и праздничных дней) после получения заявления об убытке и всех необходимых документов по страховому случаю.

В соответствии с п. 8.1.2 Генерального соглашения, в редакции дополнительного соглашения N 12 от 26.09.2005 года, Страховщик обязался при наступлении страхового случая составить и подписать страховой акт в течение пяти рабочих дней, следующих за днем получения заявления Страхователя о выплате страхового возмещения и выплатить страховое возмещение в течение пяти рабочих дней, следующих за последним из дней, отведенных на подписание страхового акта.

Заявление о наступлении страхового случая, заявление на выплату страхового возмещения в связи с наступлением страхового события, а также предусмотренные п. 10.2 Генерального соглашения документы получены ответчиком 23.01.2007 г.

Письмом N 947/01-09-02 от 29.01.2007 г. года ответчик отказал истцу в выплате страхового возмещения по кредитному соглашению, заключенному с Андроновым А.О., согласно п. 21 приложения N 3 к письму.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководствовался требованиями статьей 307, 309, ГК РФ, условиями Генерального соглашения и страхового полиса и пришел к выводу о наступлении предусмотренного договором страхования страхового случая и возникновении у ответчика обязанности выплатить истцу страховое возмещение в пределах определенной договором страховой суммы.

Вывод суда надлежащим образом мотивирован и основан на оценке представленных в материалы дела
доказательств.

Доводы ответчика о незаключенности договора страхования в отношении Андронова А.О., поскольку в отношении контрагента не предусмотрена “страховая сумма“ - сумма в пределах которой ответчик обязуется выплатить страховое возмещение, в отношении контрагента не предусмотрен лимит ответственности, являющийся согласно п. 1.4 Генерального соглашения обязательным для признания факта заключения договора страхования в отношении контрагента, несостоятельны.

Согласно пункту 1.4 Генерального соглашения стороны определили лимит ответственности Страховщика в размере страховой суммы.

В соответствии с пунктом 5.1 Генерального соглашения страховая сумма (предел ответственности Страховщика при наступлении страхового случая) по каждому договору страхования не может превышать сумму в рублях в размере, эквивалентном потребительскому кредиту, а также процентов, подлежащих начислению на него за весь период действия кредитного договора.

Совокупная страховая сумма по Полису (совокупный предел ответственности Страховщика по Полису) равна сумме страховых сумм, установленных в отношении каждого отдельного контрагента и отдельного договора страхования, отраженных в Аддендуме (п. 5.2 Генерального соглашения).

Страховая сумма определена сторонами в Страховом полисе и составляет сумму всех предоставленных истцом указанным в аддендуме контрагентам кредитов.

Таким образом, страховая сумма по каждому контрагенту равняется сумме выданного ему кредита.

Следовательно, в отношении заемщика страховая сумма и лимит ответственности составляет 35 000 руб. (п. 226 Аддендума).

Доводы ответчика о том, что лимит ответственности страховщика является ограничителем размера ответственности и должен определяться в процентном отношении от страховой суммы, а также ссылка на дополнительное соглашение от 30.11.2004 г., не принимаются судом во внимание, поскольку решением Арбитражного суда Свердловской области от 14.08.2007 г. по делу N А60-9309/2007, оставленным в силе постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.01.2008 г., данное дополнительное соглашение признано незаключенным.

Доводы ответчика о том, что поскольку используемому в Генеральном соглашении и полисе словосочетанию “Страховая сумма“ придано значение размера (предела) ответственности, его нельзя понимать как предел обязательств страховщика, несостоятельны.

В силу статьи 431 ГК РФ в случае неясности буквального значения условий договора, оно устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Исходя из содержания раздела 9 и смысла Генерального соглашения в целом следует, что стороны под страховой суммой понимали не только предел (размер) ответственности, но и предел обязательств страховщика, поскольку обязательством страховщика являлось возмещение убытков, понесенных страхователем в связи с ненадлежащим исполнением заемщиками обязанности по возврату кредита и уплате процентов.

В соответствии с пунктом 12.1 Правил страхования финансовых рисков, связанных с непредвиденными расходами Страховщик уплачивает Страхователю штраф в размере 1% от суммы страховой выплаты за каждый день просрочки, если страховая выплата не произведена в установленный срок.

За период просрочки с 07.02.2007 года по 11.03.2008 года. сумма неустойки составила 92 706 руб. 47 коп.

Поскольку истец просил взыскать с ответчика неустойку в сумме 20 314 руб. 84 руб., судом первой инстанции обоснованно удовлетворены требования о взыскании неустойки в заявленной сумме.

Ответчик просит применить статью 333 ГК РФ, уменьшив суммы взыскиваемых штрафных санкций. При этом ответчик ссылается на то, что неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, поскольку истец неправильно рассчитал штрафные санкции, указав неверный срок выплаты страхового возмещения и количество дней просрочки.

В соответствии со статьей 333 ГК РФ если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

По смыслу статьи 333 ГК РФ правом уменьшить неустойку наделен суд.

Учитывая длительный срок неоплаты ответчиком задолженности, отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих погашение задолженности в сумме 21 965 руб. 93 коп., отсутствие явной несоразмерности суммы начисленной неустойки последствиям нарушения обязательства, оснований для применения статьи 333 ГК РФ не имеется.

Ссылка ответчика на то, что реальный ущерб истца не может превышать сумму, рассчитанную на основании ст. 395 ГК РФ, не принимается судом во внимание, поскольку санкции являются мерой правовой защиты участника сделки, и право выбора одной из них остается за истцом, который вправе предъявить требование о применении ответственности в виде неустойки, установленной договором, или в виде процентов за пользование чужими денежными средствами.

Доводы ответчика о том, что истцом неправильно рассчитан размер неустойки, поскольку суд ошибочно определил продолжительность периода просрочки выплаты страхового возмещения, указав неверный срок выплаты страхового возмещения и количество дней просрочки нельзя признать обоснованным, поскольку он надлежащим образом не мотивирован и не основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела. В обоснование указанного довода ответчик ссылается на документы, приложенные к апелляционной жалобе: письмо ответчика от 22.06.2007 N 205/ФССН/01-09-02, письмо Федеральной службы финансового надзора от 26.07.2007 г. N 5170/0301/290, выписка из протокола N 1 от 07.12.2006 заседания Административной коллегии Федеральной службы страхового надзора, выписка из протокола N 3 от 18.01.2007 заседания Административной коллегии Федеральной службы страхового надзора, письмо Федеральной службы финансового надзора от 26.03.2007 N 9863/03-01/290. Однако, с ходатайством о приобщении к материалам дела данных документов ответчик в суд апелляционной инстанции не обращался. Соответственно, суд апелляционной инстанции вопрос о приобщении указанных документов к материалам дела не обсуждает и не решает. По этой причине указанные документы не могут рассматриваться в качестве доказательств по данному делу.

Доводы ответчика о том, что в период просрочки выплаты страхового возмещения не может быть включен период времени с момента представления истцом ответчику неполного пакета документов по выплате указанного возмещения и до 22 января 2008 года - момента вынесения ФАС Уральского округа постановления по делу N А60-9309/07 о признании дополнительного соглашения от 30 ноября 2004 года к генеральному соглашению незаключенным, также не могут быть признаны обоснованными. Ответчик ссылается на то, что до момента признания указанного дополнительного соглашения незаключенным оно являлось действующим, и ответчик вправе был руководствоваться его положениями в своих взаимоотношениях с истцом, в том числе и условием об установлении лимита ответственности перед истцом. Однако указанные утверждения являются ошибочными, поскольку незаключенный договор (соглашение) не влечет для подписавших его сторон какие-либо юридические последствия, следовательно, ответчик не вправе ссылаться на отдельные положения указанного дополнительного соглашения в обоснование своих возражений по вопросу об определении продолжительности просрочки выплаты истцу суммы страхового возмещения.

Доводы ответчика о неправомерном отклонении судом первой инстанции его ходатайства о приостановлении производства по настоящему делу до принятия решения по делу N А60-10156/2007 о признании недействительным генерального соглашения N Ф11-17584104В98/04-05 от 29.11.2004 года, не могут быть приняты во внимание.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 143 АПК РФ арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом РФ, конституционным судом субъекта РФ, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о невозможности рассмотрения настоящего дела до рассмотрения дела N А60-10156/2007.

Доводы о недействительности Генерального соглашения N Ф11-17584104В98/04-05 от 29.11.2004 года в силу его ничтожности могли быть заявлены ответчиком в суде первой инстанции в качестве возражений.

Поскольку такие доводы ответчиком не приводились, у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о невозможности рассмотрения настоящего дела и необходимости приостановления производства по делу.

С учетом изложенного, решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы относятся на ответчика, заявителя апелляционной жалобы (статья 110 АПК РФ).

На основании изложенного и руководствуясь 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 29 мая 2008 года по делу N А60-4355/2008 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий

В.А.НЯШИН

Судьи

Г.Л.ПАНЬКОВА

Е.О.НИКОЛЬСКАЯ