Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 24.11.2008 по делу N А55-5525/08 Поскольку представленные налогоплательщиком документы не подтверждают достоверность совершения хозяйственных операций, на основании которых заявлена к возмещению оспариваемая сумма НДС, и в действиях заявителя имеются признаки недобросовестного поведения при осуществлении хозяйственных операций, подлежащих налогообложению НДС, налоговый орган обоснованно не принял к вычету НДС.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 ноября 2008 г. по делу N А55-5525/08

(извлечение)

Дата оглашения резолютивной части постановления 17.11.2008.

Дата изготовления постановления в полном объеме 24.11.2008.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью “АрНи“, с. Георгиевка Самарской области,


на решение Арбитражного суда Самарской области от 04 июля 2008 года и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 сентября 2008 года по делу N А55-5525/08,

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “АрНи“, с. Георгиевка Самарской области, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Самарской области, г. Кинель Самарской области, о признании недействительными решения N 9 от 20.03.2008 и требования N 55 от 04.04.2008 в части,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью ООО “АрНи“ (далее заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 4 по Самарской области (далее налоговый орган) от 20.03.2008 г. N 9 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части взыскания налога на добавленную стоимость в размере 2 079 829 руб. (за период сентябрь - декабрь 2005 г.), взыскания штрафа за неполную уплату налога на добавленную стоимость в размере 415 965,80 руб. (за период сентябрь - декабрь 2005 г.), взыскания штрафа за неполную уплату налога на добавленную стоимость по предоставленным уточненным декларациям в ходе проведения выездной налоговой проверки в размере 221 526,68 руб., взыскания пени за несвоевременную уплату или неуплату (несвоевременное перечисление или неперечисление) налогов (сборов) в размере 643 743,20 руб., о признании недействительным требования N 55 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 04.04.2008 г. в части: взыскания налога на добавленную стоимость в размере 2 079 829 руб. (за период сентябрь - декабрь 2005 г.); взыскания штрафа за неполную уплату налога на добавленную стоимость в размере 637 492,48 руб. (неполная уплата НДС за период сентябрь - декабрь 2005 г. - 415 965,80 руб. и неполная уплата НДС по предоставленным уточненным декларациям - 221 526,68 руб.); взыскания пени за несвоевременную уплату или неуплату (несвоевременное перечисление или неперечисление) налогов (сборов) в размере 643 743,20 руб.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 04 июля 2008 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2008 указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общество просит состоявшиеся по делу судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение при их принятии норм материального права.

В судебном заседании Общество поддержало заявленную жалобу, налоговый орган возразил против ее удовлетворения.


Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив, в соответствии с пунктом 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, не нашла оснований для отмены обжалуемых судебных актов по делу исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка заявителя по результатам которой вынесено решение N 9 от 20.03.2008 г. о привлечении заявителя к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату сумм налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 20% от неуплаченной суммы налога, что составило 461 601,80 руб., по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на добавленную стоимость по предоставленным в ходе выездной налоговой проверки уточненным декларациям в виде штрафа в размере 221 526,68 руб., пунктом 1 ст. 123 НК за неполную уплату налога на доходы физических лиц в виде взыскания штрафа в размере 1 руб.; заявителю предложено уплатить в бюджет налог на добавленную стоимость в сумме 2 308 009 руб., налог на доходы физических лиц за период 2006 года в сумме 5 руб. и пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 643 743,20 руб., по налогу на доходы физических лиц за период 2006 года в сумме 0,74 руб.

Согласно решению налогового органа основанием для его принятия послужил вывод налогового органа о неправомерном включении заявителем в состав налоговых вычетов по НДС за 2005 год сумм налога, уплаченных поставщикам: ООО “Поволжский производственный Альянс“ - в размере 899 091 руб., ООО “ПТО Гост“ - в размере 996 545 руб., ООО “ЛависСтрой“ - в размере 184 193 руб., всего в сумме 2 079 829 руб. по причине недобросовестности заявителя, отсутствия документального подтверждения факта отгрузки продукции в его адрес, доказательств реального осуществления хозяйственных операций с указанными поставщиками.

На основании вынесенного решения налоговый орган направил заявителю требование N 55 об уплате налога, пени, штрафа по состоянию на 04.04.2008 года.

Не согласившись с решением и требованием налогового органа в обжалуемой части, заявитель обратился с вышеназванными требованиями в арбитражный суд.


Суды первой и апелляционной инстанций, признавая требования заявителя не подлежащими удовлетворению, правомерно исходили из следующего.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, документов подтверждающих фактическую уплату сумм налога, при условии принятия на учет указанных товаров, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Из содержания указанных норм следует, что общими условиями принятия сумм налога к вычету является приобретение товаров для использования при осуществлении деятельности, подлежащей налогообложению налогом на добавленную стоимость, факт оплаты товаров, наличие счетов-фактур, принятие приобретенных товаров на учет.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

По обоснованному выводу судебных инстанций, правомерность применения вычетов по налогу на добавленную стоимость должен доказать налогоплательщик. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.


Оценив, в совокупности, представленные по делу доказательства, судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии подтверждения реальности осуществления хозяйственных операций заявителя с названными контрагентами.

Представленные договоры поставки между заявителем и поставщиками б/н от 10.11.2005 г., N 10 от 29.09.2005 г., б/н от 01.12.2005 г., N 8 от 22.09.2005 г., N 11 от 30.09.2005 г., б/н от 14.10.2005 г., N 5 от 01.08.2005 г. содержат условие поставки товара покупателю самовывозом (пункты 2.1. договоров). Договор б/н от 26.12.2005 г. не содержит указаний об условиях поставки.

В судебном заседании суда первой инстанции представитель заявителя указал, что приобретенная сельскохозяйственная продукция, хранилась впоследствии на Георгиевском элеваторе, на основании договора хранения и оказания услуг от 01.08.2005 г., представил технические паспорта зерноскладов.

Однако, как установлено судом, документов, свидетельствующих о транспортировке сельскохозяйственной продукции в адрес заявителя от поставщиков до места ее хранения, заявитель не представил ни в ходе выездной налоговой проверки, ни в суд.

В соответствии с п. 4.2 договора хранения заявитель обязался доставить хранителю указанную в пункте 1.1. договора продукцию своими силами и за свой счет.


Таким образом, обязанность по транспортировке товара от продавца до места хранения (в соответствии с договорами) лежала именно на заявителе, доказательств иного не представлено.

Вместе с тем, документы, подтверждающие транспортировку зерна, отсутствуют. Представленные заявителем копии документов на транспортные средства, принадлежащие элеватору, не подтверждают транспортировку зерна, приобретенного заявителем транспортными средствами хранителя, в связи с чем довод заявителя о том, что элеватор осуществлял транспортировку зерна ООО “АрНи“ суд первой инстанции обоснованно отклонил, как несостоятельный и не подтвержденный.

Заявителем в качестве доказательств реального помещения на хранение продукции представлены копии приходных квитанций элеватора на приемку хлебопродуктов в порядке обмена и прочего поступления, в которых имеются ссылки на наименование поставщиков зерна.

Судебные инстанции обоснованно не приняли указанные документы в качестве доказательств, поскольку указанные приходные квитанции не соответствуют форме учетных документов, установленной Приказом Государственной хлебной инспекции при Правительстве РФ от 8 апреля 2002 г. N 29 “Об утверждении Порядка учета зерна и продуктов его переработки“, а также требованиям, установленным для данного вида документов.

Кроме того, в рассматриваемом случае объектом поставок являлась сельскохозяйственная продукция: пшеница и подсолнечник, оборот которых регулируется также Федеральным законом от 05.12.1998 N 183-ФЗ “О государственном надзоре и контроле за качеством и безопасностью зерна и продуктов его переработки“.

Согласно пункту 1 статьи 7 указанного Федерального закона инспектирование качества зерна и продуктов его переработки при их производстве и транспортировании гражданами и юридическими лицами осуществляется посредством определения качества зерна и продуктов его переработки и подтверждается сертификатами качества зерна и продуктов его переработки. Также о необходимости наличия ветеринарных свидетельств, сертификатов качества и иных документов, подтверждающих качество продукции свидетельствует и содержание всех договоров поставки.

Таким образом, для хозяйственного оборота указанного вида продукции необходимы сертификат качества, ветеринарное свидетельство, спецификация с указанием качественных и количественных показателей, документы подтверждающие, где и когда данная продукция прошла сертификацию, товарно-транспортные накладные, подтверждающие факт поставки и иные документы, предусмотренные Инструкцией по порядку учета зерна и продуктов его переработки, утвержденной Приказом Государственной хлебной инспекцией при Правительстве РФ от 08.04.2002 г. N 29.

Данные документы в рамках хозяйственных операций с ООО “ПП Альянс“, ООО “ПТО Гост“, ООО “ЛависСтрой“ заявителем не представлены.

Корешки удостоверения о качестве зерна не являются, как установлено судебными инстанциями, указанными выше документами, подтверждающими взаимоотношения между Георгиевским элеватором и заявителем, поскольку относятся к другому юридическому лицу ЗАО “Янтарное“ и его взаимоотношениям с элеватором.

Представленные заявителем договоры поставки с иными юридическими лицами, транспортные документы по данным договорам судом первой инстанции обоснованно отклонены, как не относящиеся к делу.


При отсутствии транспортных документов, подтверждающих доставку товара заявителю и в место хранения товара, а также с учетом других обстоятельств, свидетельствующих о нереальности хозяйственных операций между заявителем и ООО “ПП Альянс“, ООО “ПТО Гост“, ООО “ЛависСтрой“ суды первой и апелляционной инстанций сделал правильный вывод о том, что представленные налогоплательщиком документы достоверно не подтверждают совершение хозяйственных операций, на основании которых заявлена к возмещению оспариваемая сумма налога на добавленную стоимость, а также о том, что в действиях заявителя имеются признаки недобросовестного поведения при осуществлении хозяйственных операций, подлежащих налогообложению НДС, в связи с чем, налоговый орган обоснованно не принял к вычету НДС в сумме 2 079 829 руб.

22.08.2007 г., во время проведения выездной налоговой проверки заявитель предоставил в налоговый орган уточненные налоговые декларации по НДС за следующие периоды: сентябрь 2005 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 419 189 руб.; за декабрь 2005 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 17 718 руб.; за январь 2006 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 17 73 руб.; за апрель 2006 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 11 747 руб.; за июнь 2006 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 67 689 руб.; за январь 2007 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 85 272 руб.; за февраль 2007 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 50 165 руб.; за март 2007 г. в соответствии с которой НДС к доплате составил 445 335 руб.; за апрель 2007 г. в соответствии с которой, НДС к доплате составил 175 294 руб.

В связи с несоблюдением заявителем условий освобождения от ответственности, предусмотренных пунктом 4 статьи 81 НК РФ, судебные инстанции обоснованно признали правомерным привлечение заявителя к ответственности за неполную уплату НДС в виде штрафа в размере 20% от неуплаченной суммы налога, что составило 221 526,68 рублей.

С учетом изложенного судебные инстанции не усмотрели оснований для удовлетворения требований заявителя о признании недействительным решения и требования налогового органа о привлечении его к налоговой ответственности, взыскании сумм штрафов, налога и пеней.

Данные выводы судов следует признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на правильном применении норм материального права.

Доводы, приведенные заявителем в кассационной жалобе, аналогичны ранее приведенным доводам, надлежащая оценка которым дана судами первой и апелляционной инстанций. Основания для переоценки у суда кассационной инстанции отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 04 июля 2008 года и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 сентября 2008 года по делу N А55-5525/08 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.