Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.01.2008 по делу N А40-1785/07-4-14 Заявление в части признания недействительным решения налогового органа в части привлечения к налоговой ответственности, отказа в применении налоговой ставки 0% по операциям при реализации товаров (работ, услуг), взыскания НДС, отказа в применении налоговых вычетов, предложения уплатить налоговые санкции и НДС удовлетворено, так как налоговым органом нарушен порядок привлечения к налоговой ответственности.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 24 января 2008 г. по делу N А40-1785/07-4-14

Резолютивная часть решения объявлена 22 января 2008 г.

Решение в полном объеме изготовлено 24 января 2008 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

председательствующего: Н.,

членов суда: единолично,

при секретаре: протокол судебного заседания вел судья Н.,

с участием: от истца (заявителя) - К., дов. N 129 от 11.09.2006 (на два года);

от ответчика - К.Е., дов. N 01/57466 от 10.10.2007,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

по заявлению ОАО “Фаберлик“,

к ИФНС России N 37 по г. Москве,

о признании частично недействительным решения Ка 56/Э от 27.11.2006,

установил:

открытое акционерное общество “Фаберлик“ обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании частично
недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы N 37 по г. Москве от 27 ноября 2006 г. N 56/Э о привлечений налогоплательщика к ответственности за совершение нарушения законодательства о налогах и сборах и частичном отказе в возмещении сумм налога на добавленную стоимость.

В обоснование требований заявитель сослался на то, что как экспортер товара он имеет право на применение ставки 0% и возмещение НДС. В налоговую инспекцию были представлены все необходимые документы, предусмотренные ст. 165 НК РФ, отвечающие требованиям налогового законодательства, однако налоговая инспекция, частично признав обоснованность применения ставки 0% в отношении реализованных на экспорт товаров и правомерность заявленных налоговых вычетов, отказала в обоснованности применения ставки 0% по двум экспортным поставкам и в правомерности заявленных налоговых вычетов по ряду поставщиков заявителя. Претензии налогового органа, изложенные в обжалуемом решении, не основаны на законе и не соответствуют фактическим обстоятельствам. Кроме того, инспекцией при вынесении решения были нарушены положения ст. 101 НК РФ о необходимости до вынесения решения извещать налогоплательщика об имеющихся претензиях и сообщать о времени и месте рассмотрения результатов проверки, вследствие чего привлечение заявителя к налоговой ответственности незаконно.

Налоговая инспекция представила письменный отзыв, в котором против заявленных требований возражала, просила отказать в их удовлетворении (т. 4 л.д. 2 - 9).

Решением Арбитражного суда г Москвы от
22.03.2007 по настоящему делу, оставленному без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2007, заявленные требования удовлетворены частично: в удовлетворении требований в части возмещения заявленного к вычету НДС в размере 417774,91 руб. по поставщику ООО “ХимПолимер“ отказано, в остальном решение налоговой инспекции в обжалуемой части признано недействительным (т. 4 л.д. 92 - 97, т. 6 л.д. 3 - 8).

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.10.2007 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы (т. 6 л.д. 75 - 77).

При новом рассмотрении дела стороны представили письменные пояснения, в которых поддержали свои позиции при первоначальном рассмотрении дела (т. 6 л.д. 81 - 92, 108 - 111).

Исследовав письменные доказательства, заслушав представителей сторон, суд находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что 21 августа 2006 г. налогоплательщиком в налоговую инспекцию была подана отдельная налоговая декларации по НДС по ставке 0% за июль 2006 г. к которой, в соответствии со ст. 165 НК РФ, был приложен пакет документов, подтверждающих право на возмещение НДС при налогообложении по налоговой ставке 0% (т. 1 л.д. 40 - 65). В налоговой декларации была отражена сумма реализации товаров, вывезенных из РФ в таможенном режиме
экспорта, в размере 26806525 руб., в том числе в Республику Беларусь - 5109897 руб. Сумма налога, предъявленная налогоплательщику и уплаченная им при приобретении товаров (работ, услуг), приобретенных для производства товаров и перепродажи их на экспорт, нулевая ставка по которым документально подтверждена, составляет 5746543 руб. Общая сумма налога, заявленная к вычету, составляет 5746543 руб.

По результатам камеральной налоговой проверки декларации и документов 27 ноября 2006 г. принято обжалуемое решение N 56/Э (т. 1 л.д. 19 - 35), в котором инспекция привлекла налогоплательщика к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 13014 руб. (п. 1 резолютивной части), отказала в применении налоговой ставки 0% по операциям при реализации товаров на сумму 361498 руб. (п. 2 резолютивной части); подтвердила применение налоговой ставки 0% по операциям при реализации товаров на сумму 26445027 руб. (п. 3 резолютивной части); взыскала с заявителя НДС в сумме 65070 руб. (п. 4 резолютивной части); отказала в применении налоговых вычетов в сумме 1797017 руб. (п. 5 резолютивной части); подтвердила применение налоговых вычетов в сумме 3949526 руб. (п. 6 резолютивной части); предложила уплатить налоговые санкции, сумму неуплаченного налога в размере 65070 руб. и пени (п. 7 резолютивной части).

Налогоплательщик обжалует п. 1 резолютивной части решения о привлечении
к налоговой ответственности в виде штрафа в сумме 13014 руб.; п. 2 резолютивной части об отказе в применении налоговой ставки 0% по операциям при реализации товаров на сумму 361498 руб.; п. 4 резолютивной части о взыскании НДС в сумме 65070 руб.; п. 5 резолютивной части об отказе в применении налоговых вычетов в сумме 1797017 руб.; п. 7 резолютивной части о предложении уплатить налоговые санкции в размере 13014 руб., сумму неуплаченного налога в размере 65070 руб. и пени. В остальной части решение не обжалуется.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ, реализация товаров на экспорт производится по налоговой ставке НДС 0%. Для обоснования права на применение налоговой ставки 0% экспортер обязан представить налоговому органу отдельную налоговую декларацию по НДС и комплект документов по перечню, указанному в ст. 165 НК РФ, в том числе экспортный контракт (его копию); банковскую выписку о фактическом поступлении на счет экспортера средств от иностранного покупателя в оплату экспортированного товара; ГТД (копию ГТД) с отметками российского таможенного органа, выпустившего товар в режиме экспорта, российского пограничного таможенного органа; копию транспортного, товаросопроводительного и (или) иного документа с отметками пограничного таможенного органа о вывозе товара за пределы таможенной территории Российской Федерации.

При экспорте товара в Республику Беларусь, в соответствии
со ст. 165 НК РФ и Положением о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь в рамках Соглашения между Правительством РФ и Правительством РБ от 15 сентября 2004 г., для подтверждения правомерности применения налоговой ставки 0% при экспорте товара вместе с отдельной налоговой декларацией должны быть представлены документы, подтверждающие экспорт и обоснованность налоговых вычетов, а именно: договоры (их копии), на оснований которых осуществляется реализация товаров; выписка банка (копия выписки), подтверждающая фактическое поступление выручки от покупателя указанного товара на счет налогоплательщика; третий экземпляр заявления о ввозе товара, экспортированного с территории государства одной Стороны на территорию государства другой Стороны, с отметкой налогового органа другой Стороны, подтверждающей уплату косвенных налогов в полном объеме; копии транспортных (товаросопроводительных) документов о перевозке экспортируемого товара; иные документы, предусмотренные национальным законодательством государств Сторон.

Согласно ст. 171 НК РФ, экспортер вправе уменьшить сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на сумму налогового вычета - налога, уплаченного при приобретении экспортируемого товара. Отрицательная разница, возникшая вследствие того, что сумма налогового вычета превысила сумму налога, исчисленную по реализации, в отношении операций, предусмотренных пп. 1 п. 1 ст. 164 Кодекса, подлежит возмещению экспортеру в порядке, установленном п. 4 ст. 176
НК РФ, при условии представления налоговому органу отдельной налоговой декларации по НДС и документов по перечню, указанному в ст. 165 Кодекса.

Представленными в материалы дела доказательствами заявитель подтвердил подачу налоговому органу отдельной налоговой декларации за июль 2006 г., комплекта документов, свидетельствующих о поставке товара на экспорт, получение средств от иностранных покупателей в оплату экспортированного товара и уплате заявителем при приобретении товаров (работ, услуг), использованных при производстве экспортированного товара, в составе их покупной стоимости НДС в сумме 5746543 руб.

В указанную в отдельной налоговой декларации сумму реализации товаров на экспорт включены поставки по восьми экспортным контрактам, а именно:

1. По контракту N 7 от 26.09.2002 с ДП “Фаберлик Украина“, г. Киев, на поставку парфюмерно-косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 13000353,30 руб., получено от иностранного покупателя 17208941,70 руб.

2. По контракту N 20 от 24.11.2003 с “Masterlic-Moldova“ O.O.O., г. Кишинев, Молдавия, на поставку косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 636277,75 руб., получено от иностранного покупателя 1415206,21 руб.

3. По контракту N 003/1 от 14.09.2004 с ООО “КЕНА“, г. Бишкек, Кыргызская Республика, на поставку парфюмерно-косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 448396,73 руб., получено от иностранного покупателя 448396,73 руб.

4. По контракту N 001 от 09.02.2004 с ТОО “Фаберлик-Казахстан“, г. Алматы, Казахстан, на поставку
парфюмерно-косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 4060478 руб., получено от иностранного покупателя 4060478 руб.

5. По контракту N 22 от 25.11.2004 с ООО “Фаберлик-Кавказ“, г. Баку, Азербайджан, на поставку парфюмерно-косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 1907570,90 руб., получено от иностранного покупателя 2742901 руб.

6. По контракту N 21 от 15.10.2004 с “SIA Faberlic Baltija SIA“, г. Рига, Латвия, на поставку парфюмерно-косметической продукции, по которому отгружено товара на сумму 1323701,78 руб., получено от иностранного покупателя 4101969,63 руб.

По всем вышеперечисленным шести контрактам претензий по факту экспорта товара и получения экспортной выручки в оспариваемом решении не содержится. Инспекция подтвердила обоснованность применения нулевой ставки НДС при осуществлении реализации товара на экспорт на сумму 26445027 рублей.

Налоговым органам отказано в обоснованности применения налоговой ставки 0% при осуществлении экспортных поставок по нижеследующим контрактам:

1. По контракту N 25 от 27.12.2005 с ИООО “Фаберлик-РБ“, г. Минск, Республика Беларусь, на поставку парфюмерно-косметической продукции. Условия поставки - FCA г. Москва. Общая сумма контракта составляет 200000000 рублей (т. 1 л.д. 101 - 106).

В подтверждение экспорта товара представлены:

товарные накладные на общую сумму 5109897,02 руб.

N 1805-06-19 от 27.04.2006 на сумму 1627932,10 руб. (т. 1 л.д. 146 - 150);

N 1805-06-18 от 20.04.2006 на сумму 416493 руб. (т. 1 л.д. 140 - 141);

N 1805-06-17
от 20.04.2006 на сумму 1082968,20 руб. (т. 1 л.д. 128 - 132);

N 1805-06-16 от 13.04.2006 на сумму 1008684,40 руб. (т. 1, л.д. 120 - 122);

N 1805-06-15 от 06.04.2006 на сумму 1348663,02 руб. (т. 1 л.д. 108 - 111).

Международные товарно-транспортные накладные CMR: N 409327 от 03.05.2006 г.; б/н от 26.04.2006; N 342525 от 19.04.2006; б/н от 12.04.2006 (т. 1 л.д. 118, 126, 143, т. 2 л.д. 7).

Счета-фактуры на сумму 5109897,02 руб.

N 618/1 от 27.04.2006 на сумму 1627932,10 руб. (т. 2 л.д. 1 - 4);

N 609 от 20.04.2006 на сумму 41649,30 руб. (т. 1 л.д. 142);

N 608 от 20.04.2006 на сумму 1082968,20 руб. (т. 1 л.д. 133 - 136);

N 601 от 13.04.2006 на сумму 1008684,40 руб. (т. 1 л.д. 123 - 124);

N 600 от 06.04.2006 на сумму 1348663,02 руб. (т. 1 л.д. 112 - 115).

Заявления о ввозе товара и уплате косвенных налогов, зарегистрированные налоговыми органами Республики Беларусь:

N 6476 от 29.06.2006 на сумму 1627932,10 руб.

N 2840 от 22.05.2006 на сумму 41694,30 руб.

N 2842 от 22.05.2006 на сумму 1082968,20 руб.

N 2843 от 22.05.2006 на сумму 1008684,40 руб.

N 2841 от 22.05.2006 на сумму 1348663,02 руб.

К проверке представлены платежные документы и выписки банка, подтверждающие зачисление экспортной выручки на счет заявителя в сумме 5109897,02 руб. (т. 2
л.д. 8 - 23).

Основанием для отказа в признании обоснованным применения нулевой ставки НДС по данному контракту явилось:

1). В соответствии со ст. 1 Соглашения от 15.09.2004 между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг под термином “Товары“ понимаются товары, происходящие с территории государств Сторон. Таким образом, данное соглашение распространяется на товары, произведенные на территории Российской Федерации или Республики Беларусь. Однако в представленном к проверке счете-фактуре N 609 от 20.04.2006 на сумму 41649,30 руб. к товарной накладной N 1805-06-18 от 20.04.2006 в графе “Страна происхождения“ указано, что отгруженный товар произведен во Франции, Швеции и Китае. Следовательно, положения данного соглашения не распространяются на товар, отгруженный по указанной товарной накладной. В нарушение ст. 165 НК РФ документы, подтверждающие правомерность применения налоговой ставки 0%, налогоплательщиком к проверке не представлены. Налогоплательщик неправомерно заявил налоговую ставку 0% по НДС при отгрузке товаров по контракту N 25 от 27.12.2005 с ИООО “Фаберлик-РБ“, г. Минск по ТН N 1805-06-18 от 20.04.2006 в размере 41649,30 руб.

Суд соглашается с доводами налогового органа в указанной части.

В отношении реализации на экспорт товаров по данному контракту заявителем в подтверждение правомерности применения ставки 0% и налоговых вычетов представлены документы, предусмотренные п. 2 раздела 2 Положения о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, являющегося приложением к вышеназванному Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь, в том числе счет-фактура N 609 от 20.04.2006 и товарная накладная 1805-06-18 от 20.04.2006 (т. 1 л.д. 140 - 142). Согласно счету-фактуре, экспортированный по ней товар произведен во Франции, Швеции и Китае.

В соответствии с Федеральным законом от 28.12.2004 N 181-ФЗ о ратификации Соглашения от 15.09.2004, под термином “товары“ в указанном Соглашении понимаются товары, происходящие из территории государств сторон, в соответствии с п. 2 ст. 1 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о свободной торговле от 13 ноября 1992 г.

Пунктом 2 ст. 1 этого Соглашения определено, что для целей настоящего Соглашения и на период его действия под товарами, происходящими из территории договаривающихся сторон, понимаются товары: а) полностью произведенные на территории договаривающейся стороны; или б) подвергшиеся обработке на территории договаривающейся стороны с использованием сырья, материалов и комплектующих изделий происхождением из третьих стран, и изменившие в связи с этим принадлежность по классификации Гармонизированной системы описания и кодирования товаров хотя бы по одному из четырех первых знаков; в) произведенные с использованием указанных в пункте “б“ сырья, материалов и комплектующих изделий при условии, что их совокупная стоимость не превышает фиксированной доли экспортной цены реализуемых товаров.

Таким образом, нормы Соглашения от 15.09.2004, предусматривающие право налогоплательщиков на применение налоговой ставки 0% по НДС при экспорте в Республику Беларусь товаров, не происходящих с территории Российской Федерации, не распространяются.

Следовательно, налогообложение НДС таких операций производится в соответствии с нормами гл. 21 НК РФ, в частности пп. 1 п. 1 ст. 164, при условии представления в налоговый орган документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

Вывоз товара по контракту N 25 от 27.12.2005 с ИООО “Фаберлик-РБ“ состоялся в 2006 году.

С 01.01.2006, в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 165 НК РФ (в редакции Федерального закона от 22.07.05 N 119-ФЗ) для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% и налоговых вычетов по НДС при вывозе товаров, не происходящих с территории Российской Федерации, в таможенном режиме экспорта на территорию государства -участника Таможенного союза, на границе с которым таможенный контроль отменен, в налоговые органы представляются следующие документы:

- таможенная декларация (ее копия) с отметкой российского таможенного органа, подтверждающей факт помещения товаров под таможенный режим экспорта;

- копия заявления об уплате налога при ввозе товаров на территорию государства участника Таможенного союза, на границе с которым таможенный контроль отменен, с отметкой налогового органа этого государства, подтверждающей факт уплаты налога.

В соответствии с Соглашением о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 06.01.1995, Указом Президента Российской Федерации от 25.05.1995 N 525 “Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь“, Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.1995 N 583 таможенный контроль на границе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь отменен именно в отношении товаров, происходящих из Республики Беларусь и ввозимых в Российскую Федерацию, и товаров, происходящих из Российской Федерации и вывозимых в Республику Беларусь.

В письмах от 09.02.06 N 01-06/4153, от 13.03.06 N 15-14/7886 Федеральная таможенная служба указала, что таможенный контроль на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь отменен в отношении только двух категорий товаров: происходящих из Российской Федерации и происходящих из Республики Беларусь. Таможенное оформление иностранных товаров, выпущенных в свободное обращение на территории указанных государств, производится в общеустановленном порядке.

Во исполнение указания суда кассационной инстанции при новом рассмотрении дела заявителю было предложено представить доказательства представления в налоговую инспекцию документов, предусмотренных в ст. 165 НК РФ при экспорте в Республику Беларусь товаров, не происходящих из Российской Федерации, либо доказательства соответствия этих товаров п. 2 ст. 1 Соглашения между Правительством РФ и Правительством РБ о свободной торговле от 13.11.1992; доказательства обращения в таможенные органы для получения ГТД по поставке указанных товаров либо за разъяснениями порядка декларирования товаров в рассматриваемой ситуации; результатов рассмотрения данных обращений (т. 6 л.д. 78). Эти доказательства заявителем не представлены.

Как пояснил в судебном заседании представитель заявителя, за дополнительными разъяснениями в таможенные органы он не обращался, имеется только письмо Смоленской таможни от 17.05.2007 N 06-10-17/2985 (т. 6 л.д. 68, 93). При этом запрос заявителя N 4-ТЭ от 26.04.2007 в материалы дела не представлен, что не позволяет суду определить, какие именно вопросы были поставлены перед Смоленской таможней.

Из содержания ответа Смоленской таможни усматривается, что данная таможня не осуществляет подтверждения фактического вывоза товаров с таможенной территории РФ в соответствии с Порядком действия должностных лиц таможенных органов при подтверждении фактического вывоза товаров с таможенной территории РФ.

Вывоз товара осуществлялся автомобильным транспортом. Смоленская таможня не является единственным пунктом пропуска на границе РФ и РБ. Доказательств того, что такое подтверждение не осуществляется другими таможнями на границе РФ и РБ, в том числе при вывозе товара иным видом транспорта (разъяснения ФТС России, соответствующего регионального управления ФТС) заявителем не представлено.

Ссылка заявителя на письмо Минфина России от 12.07.2007 N 03-07-13/1-6 не принимается судом во внимание, т.к. в данном письме речь идет о поставке российской организацией собственных товаров иностранному покупателю, расположенному в Республике Беларусь.

Суд не принимает довод заявителя о том, что единственным документом, свидетельствующим о стране происхождения товара, является сертификат формы СТ-1, который в ходе проведения камеральной проверки не истребовался. Суд считает допустимым доказательством подтверждения страны происхождения товара представленный заявителем к проверке счет-фактуру. При этом не имеет значения, что счет-фактура не входит в состав пакета документов, необходимого для подтверждения обоснованности применения нулевой налоговой ставки.

Таким образом, суд приходит к выводу, что заявителем при экспорте товара, не происходящего с территории Российской Федерации, в Республику Беларусь на сумму 41649,30 руб. в составе пакета документов, подтверждающих экспорт, не представлена копия ГТД с отметками таможенных органов “Выпуск разрешен“ и “Товар вывезен“. Данное обстоятельство является основанием для отказа в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0% к операции по реализации указанного товара независимо от подтверждения его фактического экспорта. Приходящаяся на неподтвержденную реализацию сумма НДС в размере (41649,30 * 18%) 7496,87 руб. доначислена заявителю правомерно.

2. По контракту N 3 от 15.08.2002 с ООО “Бунеба-91“, г. Тбилиси, Грузия, на поставку парфюмерно-косметической продукции, аксессуаров и рекламной продукции. Условия поставки - CPT Тбилиси. Согласно дополнительному соглашению N 1 от 22.11.2002 условия поставки - СЛР Тбилиси. Общая сумма контракта составляет 111167,44 долл. США. Согласно дополнительному соглашению N 8 от 10.03.2006 общая сумма контракта составляет 500000,00 долл. США (т. 2 л.д. 24 - 36).

В подтверждение экспорта товара представлены:

ГТД N 10121030/240106/0000191 на сумму 11402,33 долларов США с отметками Московской Восточной таможни “выпуск разрешен“ 24.01.06 и Домодедовской таможни “товар вывезен“ 27.01.06 (т. 2 л.д. 39 - 49).

Грузовая авианакладная N 3956 8653 с аналогичными отметками таможенных органов, отметкой “опасный груз“ и указанием аэропорта назначения - Тбилиси (т. 2 л.д. 50).

Грузовая авианакладная N 3956 8664 с аналогичными отметками таможенных органов и указанием аэропорта назначения - Тбилиси (т. 2 л.д. 51).

Товарно-транспортная накладная N 24/01 от 24.01.2006, в которой указано количество мест - 20, вес отгруженного товара - 965 кг (т. 2 л.д. 59).

Всего отгружено товара на сумму 11402,33 доллара США, что составляет 319849,04 руб. по курсу на дату отгрузки.

Выписки банка и платежные поручения, подтверждающие зачисление денежных средств в уплату экспортированного товара в сумме 50220,00 долларов США на счет заявителя (т. 2 л.д. 61 - 66).

Основаниями для отказа в признании обоснованным применение нулевой ставки НДС по данному контракту явились:

1). В грузовой авианакладной N 3956 8653 указано количество мест 5, вес брутто 87 кг, однако в ГТД и ТТН N 24/1 указано количество мест 20, вес брутто 965 кг.

Судом данный довод налоговой инспекции не принимается. Как отметил заявитель в письменных пояснениях, часть груза относилась к опасному и не подлежала перевозке пассажирским рейсом. Поэтому 5 мест груза массой брутто 87 кг были отправлены грузовым рейсом, а 15 мест груза массой брутто 878 кг - другим рейсом с оформлением грузовой накладной N 3956 8664. При сложении количества мест и веса по двум авианакладным получается количество и вес груза, указанные в ГТД и ТТН. Данное обстоятельство было разъяснено заявителем в ответ на требование инспекции от 13.11.2006 N 16-10/1/48289 (т. 2 л.д. 118 - 126).

2). В гр. 44 ГТД “Дополнительная информация/представляемые документы“ указаны Дополнительные соглашения к контракту: N 5 от 29.12.2004, N 6 от 26.09.2005, N 7 от 28.11.2005, которые к проверке не представлены.

3). Согласно заключенным контрактам, вместе с товаром должен быть направлен оригинал коммерческого счета-фактуры (инвойс).

4). В соответствии с контрактом организацией представлены счета-фактуры, в которых в графе “наименование товара...“ указано: “косметическая продукция...“ без расшифровки наименования продукции, необходимой для определения происхождения товара.

5). Согласно ст. 169 НК РФ в счете-фактуре должно быть указано наименование товара, страна происхождения товара и номер таможенной декларации. В связи с отсутствием указанных данных не представилось возможным установить фактический ввоз импортного товара.

Судом отклоняются все вышеперечисленные доводы налоговой инспекции.

Дополнительные соглашения N 5, N 6 и N 7 представлены заявителем в материалы дела (т. 2 л.д. 33 - 35). Изложенные в них сведения относятся к изменению юридического адреса заявителя и банковских реквизитов покупателя, продления срока действия контракта и увеличения общей суммы подлежащего поставке товара. Никаких изменений относительно рассматриваемой экспортной поставки дополнительные соглашения не содержат.

Факт экспорта товара подтверждается иными документами, из которых можно установить их перечень, в частности из ГТД и счета N 48 от 18.01.2006, на который имеется ссылка в ГТД (т. 2 л.д. 55 - 58). В графе 34 ГТД также указаны страны происхождения экспортируемых товаров. Представление счета-фактуры для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% статьей 165 НК РФ не предусмотрено.

Кроме того, согласно ст. 88 НК РФ, если камеральной проверкой выявлены ошибки в заполнении документов или противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, то об этом сообщается налогоплательщику с требованием внести соответствующие исправления в установленный срок. Как установлено в Определении Конституционного Суда РФ от 12.07.2006 г. N 267-О, полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 НК РФ, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. Если такие действия инспекцией не произведены, налогоплательщик вправе предположить, что претензии к нему в данном случае отсутствуют.

Таким образом, применение налоговой ставки 0% при экспорте товара по контракту N 3 от 15.08.2002 с ООО “Бунеба-91“ на сумму 319849,04 руб. является обоснованным.

В связи с признанием судом обоснованным применение нулевой ставки НДС при осуществлении экспортной операции по данному контракту не подлежит доначислению и взысканию с заявителя НДС в сумме 57572,83 руб.

По налоговым вычетам.

Для подтверждения права на получение налоговых вычетов по НДС, предъявленному налогоплательщику и уплаченному им при приобретении товаров (работ, услуг), приобретенных для производства экспортированного товара и перепродажи на экспорт, нулевая ставка по которым документально подтверждена, заявитель представил в налоговую инспекцию документы в соответствии со ст. ст. 171, 172 НК РФ. Кроме того, инспекцией были выставлены требования о предоставлении документов: N 16-10/1/46474 от 07.11.2006 и N 16-10/1/48289 от 13.11.2006 г. (т. 2 л.д. 115, 118 - 120).

Во исполнения требований заявителем 13.11.2006 и 17.11.2006 представлены пояснения, товарные накладные, акты выполненных работ, оказанных услуг, подтверждающие заявленные налоговые вычеты, расчет коэффициента для определения НДС, приходящегося на экспорт, карточки счетов 01, 10, 41, 90.1.1 и 90.1.3, копии паспортов сделок, платежных поручений (в том числе по уплате авансовых платежей таможенным органам с отметками таможни об их списании). Были также представлены исправленные счета-фактуры (т. 2 л.д. 116 - 117, 121 - 126).

Основаниями для отказа в правомерности применения налоговых вычетов явились:

1). Анализ представленных счетов-фактур содержится в приложении N 1 к оспариваемому решению (т. 1 л.д. 36 - 39). Как отмечено в решении, указанные счета-фактуры составлены и выставлены с нарушением порядка, установленного п. п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ, поэтому не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцами сумм НДС к вычету или возмещению. По указанной причине инспекция отказала в правомерности заявленных налоговых вычетов на сумму 460821,31 руб.

Суд отклоняет доводы налоговой инспекции. Представленные заявителем счета-фактуры содержат все необходимые сведения, а именно: данные о налогоплательщике, его поставщике и приобретенных товарах (выполненных работах, оказанных услугах), что достаточно для осуществления налогового контроля. Отсутствие в счетах-фактурах наименования и адреса грузоотправителя и грузополучателя не является существенным нарушением ст. 169 НК РФ, поскольку грузоотправитель и грузополучатель являются одновременно продавцом и покупателем, чьи реквизиты присутствуют в счетах-фактурах. Перечисленные недостатки счетов-фактур являются незначительными (т. 3 л.д. 1 - 135).

Право налогоплательщика на возмещение НДС не может быть ограничено вследствие недостатков в оформлении счетов-фактур при фактической уплате налога поставщикам, а основанием для вычетов могут быть как счета-фактуры, так и платежные документы, подтверждающие фактическую уплату сумм налога. Отдельные недостатки в оформлении счетов-фактур не опровергают факта уплаты денежных средств и не создают препятствий для поступления суммы НДС в бюджет, поэтому оснований для отказа в праве на налоговый вычет у налогового органа не имеется.

2). Не представлены акты сверки с таможней, в связи с чем не представляется возможным подтвердить факт уплаты заявителем сумм НДС, заявленным по возмещению по таможням Московской Восточной (306038,46 руб.) и Шереметьевской (15213,48 руб.), итого на сумму 321251,94 руб.

Отказывая в заявленном возмещении по уплате сумм НДС таможням Московской Восточной и Шереметьевской, инспекция ссылается на приказ ГТК РФ от 04.01.1995 N 2 “О контроле за начислением и взысканием таможенных платежей“, согласно которому на оборотной стороне авансового платежного документа инспектор отдела таможенного оформления указывает номер ГТД, остаток денежных средств и заверяет данную запись личной номерной печатью. Однако на авансовых платежных поручениях, представленных к проверке для подтверждения оплаты таможенных платежей, данная информация отсутствует. Кроме того, в нарушение п. 10 Правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур (постановление Правительства РФ от 02.12.2000 N 914), налогоплательщик отразил сумму НДС, уплаченную таможне, без распределения по ГТД, поэтому невозможно установить, по каким ГТД заявлен налоговый вычет.

Судом данный довод налоговой инспекции не принимается. В соответствии с п. 2 ст. 171 НК РФ налоговым вычетам подлежат суммы налога, уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории. Порядок применения налоговых вычетов определен в ст. 172 НК РФ, в том числе в отношении налога, уплаченного при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, и согласно которой налоговые вычеты, установленные ст. 171 НК РФ, производятся на основании документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию РФ.

Вычеты сумм налога в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), вывезенных в таможенном режиме экспорта, производятся только при предоставлении в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ. Представление акта сверки с таможенными органами ни для подтверждения обоснованности применения ставки НДС 0%, ни для подтверждения правомерности применения налоговых вычетов налоговым законодательством не предусмотрено. Грузовые таможенные декларации с отметками “выпуск разрешен“, свидетельствующими об уплате по ним таможенных пошлин и платежные поручения об уплате таможенных пошлин были представлены в налоговую инспекцию для прове“ки, а во исполнения требования инспекции о представлении документов платежные поручения о внесении авансовых платежей были представлены повторно, с отметками таможни о списании платежей (т. 2 л.д. 126). Требование о наличии на платежном поручений отметок таможенных органов в налоговом законодательстве отсутствует.

Фактическая уплата НДС в составе таможенных платежей налоговой инспекцией не оспаривается. Заявителем в материалы дела представлены отчеты Шереметьевской и Московской Восточной таможен о расходовании денежных средств, внесенных ОАО “Фаберлик“ в качестве авансовых платежей (т. 4 л.д. 40 - 56). В данных отчетах указаны ГТД, по которым осуществлены экспортные поставки, включенные в отдельную налоговую декларацию за июль 2006 г.

3). Встречными проверками поставщиков налогоплательщика установлена недобросовестность некоторых из них (отсутствие по указанным адресам, представление “нулевой“ отчетности), а именно: ООО “Айрис“ 15128,41 руб.; ООО “Арома Лайм“ 20339,98 руб.; ЗАО “Басф“ 33471,48 руб.; ООО “Вердикс М“ 486960,28 руб.; ООО “ИнтерФинСервис“ 10173,72 руб.; ООО “Реанта“ 1189,65 руб.; ООО “Стекло-Пол“ 60945,31 руб., вследствие чего по данным поставщикам неправомерно заявлен к вычету НДС в сумме 628208,83 руб.

Суд отклоняет данный вывод инспекции. Налоговым органом не представлено доказательств недобросовестности налогоплательщика в отношениях с данными поставщиками, наличия схем, направленных на незаконное возмещение НДС из бюджета, умышленных действий, направленных на завышение сумм налоговых вычетов. Факт перечисления заявителем НДС своим поставщикам в составе покупной цены товара налоговой инспекцией не оспаривается. Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, “истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового Кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством“. Действующим законодательством не установлена обязанность проверки одним хозяйствующим субъектом правильности представления налоговой отчетности и уплаты налогов другим хозяйствующим субъектом.

Суд не принимает в качестве надлежащего доказательства представленную инспекцией копию “разъяснительной записки“ С., которая якобы является руководителем ООО “Айрис“. Составление опроса свидетеля в форме разъяснительной записки Налоговым кодексом РФ не предусмотрено. Кроме того, как следует из справки ИФНС N 7 по г. Москве о проведении встречной проверки, генеральным директором ООО “Айрис“ является К.О. (т. 4 л.д. 72 - 73).

Отсутствие у налогового органа данных о деятельности поставщиков налогоплательщика либо выявленные несоответствия в их налоговой отчетности могут косвенно свидетельствовать о прекращении данными организациями деятельности на момент проведения налоговой проверки или возможных нарушений в их деятельности. Однако указанные обстоятельства не являются основанием для возложения на заявителя обязанности по доказыванию обстоятельств деятельности организаций-поставщиков, а также для отказа заявителю в правомерности применения налоговых вычетов по отдельной налоговой декларации за июль 2006 г.

Кроме того, согласно ст. 30 НК РФ, налоговые органы в РФ составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов. Если в ходе налоговой проверки выявлено нарушение налогового законодательства другим налогоплательщиком, то налоговый орган вправе и обязан принять меры к взысканию таких налогов и привлечению виновного лица к установленной законом ответственности, а не перекладывать неблагоприятные последствия таких нарушений на проверяемого налогоплательщика.

4). В ходе дополнительных мероприятий налогового контроля в отношении поставщика заявителя ООО “ХимПолимер“ установлено, что числящийся в качестве единственного учредителя и руководителя предприятия С.В. фактически таковым не является. Как показал опрошенный инспекцией в качестве свидетеля С.В., возможно, что данная фирма была зарегистрирована на его паспорт, когда он работал в пяти консалтинговых фирмах, однако каких-либо документов от имени руководителя и главного бухгалтера ООО “ХимПолимер“, в том числе и по взаимоотношениям с ОАО “Фаберлик“, С.В. не подписывал. Поэтому представленные в ходе проверки первичные документы хотя и являются оправдательными по форме, не могут считаться подлинными по содержанию, поскольку на них проставлены подписи неустановленных лиц, не имеющих отношения к сделкам. Данные сведения содержатся в представленных инспекцией в материалы дела выпиской из ЕГРЮЛ на ООО “ХимПолимер“ и протоколом опроса свидетеля С.В. от 23.11.2006 (т. 4 л.д. 57 - 66). Заявителем неправомерно заявлен к вычету по данной организации НДС в сумме 417774 руб. 91 коп.

Суд соглашается с позицией налоговой инспекции.

В соответствии со статьей 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

По смыслу ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом налогового учета, который позволяет определить поставщиков товара (работ, услуг), наименование приобретенных налогоплательщиком товаров (работ, услуг), их количество, стоимость и сумму налога.

Согласно п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 данной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В соответствии с п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом по организации или доверенностью от имени этой организации.

Подписание счетов-фактур неустановленными лицами лишает налогоплательщика возможности ссылаться на указанные счета-фактуры как на основания принятия НДС к вычету.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15.02.2005 N 93-О закрепил правовую позицию, в соответствии с которой п. 2 ст. 169 НК РФ обязывает налогоплательщика в качестве основания налогового вычета представлять только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения и он не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленного по дефектному счету-фактуре.

Таким образом, именно на налогоплательщика возложено бремя ответственности за неправильное оформление счетов-фактур продавцами товаров (работ, услуг).

Судом установлено, что представленные истцом в налоговый орган счета-фактуры, оформленные ООО “ХимПолимер“, не отвечают требованиям ст. 169 НК РФ, поскольку не содержат в силу пп. 3 п. 5 и п. 6 ст. 169 НК РФ обязательных реквизитов: подписей руководителя и главного бухгалтера организации либо иного лица, уполномоченного на то приказом по организации или доверенностью от имени организации. Указанный в счетах-фактурах в качестве генерального директора и главного бухгалтера С.В. таковым не является. Исправленные счета-фактуры истцом ни в налоговую инспекцию, ни в суд не представлены.

В силу ст. 2 ГК РФ предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг и осуществляемая на свой риск. Предпринимательская деятельность предполагает осуществление налогоплательщиком своих прав разумно и добросовестно и, осуществляя расчеты с организациями, налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность при выборе контрагентов.

Положениями ст. ст. 171, 172 НК РФ предусмотрено, что право на принятие сумм налога на добавленную стоимость к вычету может подтверждаться только документами, определенными законом, причем в соответствии с вышеизложенными нормами закона эти документы исходят от третьих лиц - контрагентов налогоплательщика.

Оценивая довод заявителя об отсутствии в его действиях признаков недобросовестности, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 01.11.2005 N 7131, налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика при совершении операций, в отношении которых заявляются вычеты.

Анализ положений ст. ст. 171, 172, 252 НК РФ позволяет сделать вывод о том, что отнесение затрат на расходы и реализация права на вычет напрямую зависит от контрагентов налогоплательщика, поскольку ее правовым основанием являются исходящие от них документы.

В данном случае заявитель не проявил достаточной осмотрительности при заключении сделки: не удостоверился в наличии надлежащих полномочий у лиц, действовавших от имени ООО “ХимПолимер“, не идентифицировал лицо, подписывавшее документы от имени генерального директора и главного бухгалтера. Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки и во всяком случае не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством необоснованных выплат.

В случае недобросовестности контрагентов предприятие несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства оно лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

Заявителем не представлено доказательств того, что он располагает сведениями о лицах, которые действовали от имени ООО “ХимПолимер“ и выступали представителями данной организации в хозяйственных взаимоотношениях, вместе с тем, оценка добросовестности налогоплательщика и его контрагентов предполагает оценку заключенных ими сделок, их действительности, подтверждения реальности хозяйственных операций.

Суд отклоняет довод заявителя о том, что представленные в налоговый орган и материалы дела документы (договор, счета-фактуры, платежные документы и т.д.) подтверждают несение заявителем расходов на покупку товаров, а также правомерность применения налоговых вычетов (т. 4 л.д. 26 - 39).

В соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона РФ “О бухгалтерском учете“ от 21.11.1996 N 129-ФЗ, все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, на основании которых и осуществляется бухгалтерский учет. Вместе с тем, судом установлено, что данные документы от имени генерального директора и главного бухгалтера ООО “ХимПолимер“ подписывали неустановленные лица, в связи с чем, в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ, данные документы не могут приниматься в качестве подтверждающих расходы заявителя в целях получения налоговых вычетов по НДС.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении N 138-О от 28.07.2002, при рассмотрении вопросов о получении налогоплательщиком права на возмещение налога на добавленную стоимость помимо соблюдения формального выполнения условий, необходимых для возмещения, налогоплательщик обязан при этом соблюдать принцип добросовестности.

Учитывая, что Налоговый кодекс РФ не устанавливает критериев добросовестности, исходя из общей теории права и конституционных принципов, недобросовестность определяется как такое существование субъективных прав лица, при котором причиняется вред или создается угроза причинения вреда иным лицам. В данном случае создается угроза нанесения ущерба бюджету РФ путем неправомерного возмещения сумм НДС. Оформленные неустановленными лицами документы не могут являться достоверными доказательствами права налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС независимо от признания налогоплательщика добросовестным.

При повторном рассмотрении дела налоговым органом представлены дополнительные доказательства, свидетельствующие об обоснованности выводов суда в указанной части.

В ходе судебного рассмотрения аналогичных споров между теми же лицами по другим налоговым периодам числящийся генеральным директором и главным бухгалтером ООО “ХимПолимер“ С.В. допрашивался в качестве свидетеля и подтвердил свои показания, которые были им даны в налоговой инспекции. Ответчиком в материалы дела представлены постановление от 25.07.2007 и копия протокола допроса свидетеля С.В. в судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда 19.06.2007 по делу N 09АП-6336/07-АК (т. 6 л.д. 112 - 117, т. 7 л.д. 39 - 41). Аналогичные показания С.В. отражены также в решениях Арбитражного суда г. Москвы: от 27.07.2007 по делу N А40-16840/07-142-103; от 26.10.2007 по делу N А40-69564/06-117-437 (т. 6 л.д. 121 - 141, т. 7 л.д. 32 - 35); постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2007 по делу N 09АП-13049/2007-АК (т. 6 л.д. 142 - 146).

Показания С.В. о том, что он лично не регистрировал предприятия, а лишь подписывал документы, подтверждается представленной налоговым органом по предложению суда копией регистрационного дела ООО “ХимПолимер“. Согласно имеющимся в нем материалам, представителем при государственной регистрации данной организации выступал Ф. по доверенности, выданной С.В. (т. 7 л.д. 7, 15).

При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что стороны не заявляли ходатайств о вызове для допроса данного свидетеля, гражданин С.В. в качестве свидетеля по данному делу не допрашивался.

Согласно п. 1 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 12.07.2006 N 267-О, налоговый орган обязан информировать налогоплательщика об обнаруженных ошибках при заполнении документов и налоговых правонарушениях и требовать от него соответствующих объяснений до вынесения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа решения. Налогоплательщик вправе знать о появившихся у налогового органа претензиях, заявлять возражения против них, представлять доказательства незаконности или необоснованности принятого решения. Иное не соответствовало бы ст. 24, 45 Конституции РФ. В силу п. 1 ст. 101 НК РФ, во взаимосвязи ее с ч. 4 ст. 88 НК РФ, налоговый орган заблаговременно извещает налогоплательщика о дате и месте рассмотрения материалов не только выездной, но и камеральной проверки.

Доказательств извещения налогоплательщика о дате и месте рассмотрения материалов камеральной проверки налоговой декларации по НДС за июль 2006 г. до вынесения оспариваемого решения налоговым органом не представлено. Суд отклоняет, как несостоятельный, довод представителя инспекции в судебном заседании о том, что в период принятия оспариваемого решения НК РФ не содержал перечисленных обязанностей налогового органа, который в своей деятельности руководствуется Кодексом, а не Определением Конституционного Суда РФ.

В связи с нарушением налоговым органом порядка привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности суд признает неправомерным оспариваемое решение в части привлечение заявителя к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде взыскания штрафа в размере 13014 руб. и предложения уплаты указанной налоговой санкции.

Распределение судебных расходов, произведенное судом при первоначальном рассмотрении дела, соответствует принятому при новом рассмотрении дела решению, поэтому данный вопрос повторно не разрешается.

На основании ст. ст. 88, 101, 108, 164 - 165, 171 - 172, 176 НК РФ, руководствуясь ст. ст. 110, 112, 167 - 170, 201 АПК РФ, суд

решил:

признать недействительным, как не соответствующее НК РФ, решение Инспекции Федеральной налоговой службы N 37 по г. Москве от 27 ноября 2006 г. N 56/э “О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение нарушения законодательства о налогах и сборах и частичном отказе в возмещении сумм налога на добавленную стоимость“, вынесенное в отношении Открытого акционерного общества “Фаберлик“, в части:

- привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в виде взыскания штрафа в размере 13041 руб.;

- отказа в применении налоговой ставки 0% по операциям при реализации товаров (работ, услуг) в сумме 319849 руб.;

- взыскания налога на добавленную стоимость в сумме 57573 руб.;

- отказа в применении налоговых вычетов в сумме 1379242 руб.;

- предложения уплатить налоговые санкции в сумме 13014 руб. и неуплаченный (не полностью уплаченный) НДС в сумме 57573 руб.

В данной части решение подлежит немедленному исполнению.

В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца после его принятия, в арбитражный суд кассационной инстанции в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу.