Решения и постановления судов

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25.11.2009 N 210-П09пр Дело об убийстве направлено на новое кассационное рассмотрение, поскольку ходатайство вопреки требованиям ст. 377 УПК РФ судебной коллегией не рассмотрено и суждения по нему не высказаны, адвокат назначен не был, чем нарушено право осужденного на защиту.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 ноября 2009 г. N 210-П09пр

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Нечаева В.А., Петроченкова А.Я., Свиридова Ю.А., Соловьева В.Н., Хомчика В.В. -

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Архангельского областного суда от 19 сентября 2006 г., по которому

Р., <...>, судимый 13 мая 2003 г. по ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, постановлением суда от 8 ноября 2005 г. условное осуждение отменено
с исполнением наказания, назначенного по приговору,

осужден: по п. “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 мая 2003 г. и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 2 ст. 167 УК РФ Р. оправдан.

П., <...>, судимый: 9 ноября 2004 г. по п. “в“ ч. 2 ст. 158, п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 5 сентября 2005 г. по п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ - к 3 годам лишения свободы, -

осужден по п. “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 5
сентября 2005 г. окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, судимый: 26 сентября 2000 г. по п. п. “а“, “в“, “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 24 января 2003 г. по отбытии срока наказания; 17 апреля 2003 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 4 июня 2004 г. условно-досрочно на 2 месяца 14 дней; 18 мая 2005 г. по п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы; 5 сентября 2005 г. по п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы, -

осужден по п. “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 5 сентября 2005 г. окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда в пользу Л. с Р., П. и Б. солидарно
100000 рублей, в пользу Г. с Р. - 100000 рублей, а также в пользу государственного учреждения здравоохранения “Областное бюро судебно-медицинской экспертизы департамента здравоохранения Архангельской области“ с П. и Б. - по 5867 руб., с Р. - 10389 рублей и в доход федерального бюджета с Б. - 10870 руб., с П. - 5260 руб., с Р. - 14960 рублей.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2007 г. приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении ставится вопрос об изменении судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего внесенное им надзорное представление, адвоката Чиглинцевой Л.А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Р., П. и Б. осуждены за убийство Л. группой лиц, Р., кроме того и за убийство П.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В последней декаде февраля 2005 г., в ночное время, в квартире <...> Р., П. и Б. на почве личных отношений в процессе ссоры, с целью лишения жизни, удерживая Л. и передавая друг другу нож и шило, поочередно наносили ей неоднократные удары в различные части тела, в результате чего наступила
смерть потерпевшей.

В ночь на 14 июня 2005 г. в квартире <...> Р. в ходе ссоры с целью убийства нанес П. три удара ножом в грудь, причинив ему смерть.

В надзорном представлении ставится вопрос об исключении из приговора указания о взыскании судебных издержек, связанных с производством судебно-медицинской экспертизы, с П. и Б. по 5867 руб. с каждого, с Р. - 10389 руб., поскольку это не основано на положениях п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит его не подлежащим удовлетворению.

Вместе с тем, проверив производство по делу в полном объеме на основании ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит кассационное определение подлежащим отмене на основании п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ, поскольку оно вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 8 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а не пункт 8 части 1 статьи 47.

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый, подсудимый, осужденный имеют право пользоваться помощью защитника. При этом в соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 50 УПК РФ указанные лица вправе пригласить защитника
либо по их просьбе участие защитника обеспечивается судом, следователем, дознавателем.

Данные требования закона по настоящему делу на стадии кассационного рассмотрения не выполнены.

Так, в своем ходатайстве, направленном в Верховный Суд Российской Федерации, содержащийся под стражей осужденный П. просил рассмотреть дело без его присутствия, но с участием адвоката Агамалиева Н.Р.

Аналогичная просьба была изложена и в кассационной жалобе, поданной указанным адвокатом.

После назначения дела к слушанию в суде кассационной инстанции адвокат Агамалиев отказался участвовать в рассмотрении дела, сославшись на отсутствие соглашения, о чем своевременно сообщил Верховному Суду Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Судебной коллегии надлежало выяснить, не желает ли П. пригласить другого адвоката, а в случае отказа - принять меры к назначению защитника.

Однако этого сделано не было и дело рассмотрено без участия адвоката, в связи с чем было нарушено право осужденного на защиту, что повлияло на законность вынесенного определения.

Кроме того, в день рассмотрения дела в суде второй инстанции 26 марта 2007 г. от Б. поступило заявление, приобщенное к делу, с просьбой предоставить адвоката для оказания юридической помощи при рассмотрении его кассационной жалобы.

Между тем данное ходатайство вопреки требованиям ст. 377 УПК РФ Судебной коллегией не рассмотрено и суждения по нему не высказано, адвокат назначен не был, чем нарушено право осужденного на защиту.

Поскольку действия всех осужденных взаимосвязанные Президиум
считает, что кассационное определение подлежит отмене в полном объеме.

Что касается доводов надзорного представления о необоснованности взыскания с осужденных судебных издержек, связанных с производством судебно-медицинской экспертизы, то они подлежат проверке при новом кассационном рассмотрении.

С учетом отмены кассационного определения и принимая во внимание, что Р., П. и Б. осуждены за совершение особо тяжких преступлений, могут скрыться от суда и воспрепятствовать таким образом производству по уголовному делу в суде кассационной инстанции в разумные сроки, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь требованиями статей 97, 108, 255 УПК РФ, избирает осужденным меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. оставить без удовлетворения.

2. Кассационное определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2007 г. в отношении Б., П. и Р. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

3. Избрать в отношении Р., Б. и П. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 25 февраля 2010 г.