Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 07.07.2009 по делу N А40-90247/08-14-433 Иск о признании недействительным решения налогового органа в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль, по НДС, пени по ним удовлетворен, так как обществом соблюдены все условия для применения налоговых вычетов, а доказательств отсутствия реальных хозяйственных операций и получения необоснованной налоговой выгоды налоговым органом не представлено.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 7 июля 2009 г. по делу N А40-90247/08-14-433

Резолютивная часть решения объявлена 30 июня 2009 г.

Полный текст решения изготовлен 07 июля 2009 г.

Арбитражный суд в составе:

председательствующего: Коноваловой Р.А., единолично,

при ведении протокола судьей Коноваловой Р.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО “Газфлот“

к МИФНС России N 48 по г. Москве

третьи лица - ООО “Полипринт“, ООО “СанРайз“

о признании частично недействительным решения N 22-09/216 от 05.09.2008 г.

при участии:

от заявителя: Васильева А.Ю., по доверенности N ГФ-19-189д от 09.11.2008 г., Юзвак М.В., по доверенности N ГФ-19-139д от 09.11.08 г.; Федорова Т.В., по доверенности N ГФ-19-12д от 27.01.09 г.

от ответчика: Ильин П.А.,
по доверенности N 03-11/09-02 от 11.01.09 г., уд. N УР-407853

от третьих лиц ООО “Полипринт“, ООО “СанРайз“: не явились, извещены

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Газфлот“ (далее заявитель, Общество) обратилось с заявлением (с учетом произведенного уточнения в порядке ст. 49 АПК РФ) о признании недействительным решения Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 48 по г. Москве (далее ответчик, Инспекция) от 22-09/216 от 05.09.2008 г. “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части: предложения уплатить недоимку (п. 3.1 резолютивной части решения), по налогу на прибыль в сумме 1 577 558 руб. 64 коп., по НДС в сумме 8 832 584 руб., пени по ним (п. 3.3 резолютивной части решения), за исключением начислений по налогу на прибыль и соответствующие пени по п. 1.1.3 мотивировочной части решения.

В процессе рассмотрения спора суд по ходатайствам Инспекции в порядке ст. 51 АПК РФ привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора - ООО “Полипринт“, ООО “СанРайз“, а также вызвал для допроса в качестве свидетелей Ф.И.О. и Ф.И.О. /т. 5, л.д. 1/, Ф.И.О. /т. 5, л.д. 56/.

Однако, привлеченные к участию в деле представители 3-х лиц и вызванные в суд свидетели (за исключением свидетеля Ф.И.О. который в судебное заседание назначенное на 02.04.2009 г. для дачи показаний явился) в судебное заседание, несмотря на неоднократные вызовы в суд не явились и спор был рассмотрен в порядке ст. ст. 123 и 156 АПК РФ в отсутствие этих 3-х лиц и свидетелей.

Истец в обоснование заявленных требований указывает на то, что налоговый
орган отказался признать обоснованными расходы на приобретение сувенирной продукции у ООО “Полипринт“ в сумме 2 459 739 руб., в связи с чем инспекцией был доначислен налог на прибыль на сумму 590 337, 36 руб. и расходы на амортизацию основных средств, приобретенных у ООО “СанРайз“ в размере 4 113 422 руб., в связи с чем был доначислен налог на прибыль в сумме 987 221,28 руб., а также не принял вычеты по контрагентам ООО “Полипринт“, ООО “СанРайз“ в сумме 8 832 584 руб., в связи с чем на эту сумму налоговым органом был доначислен НДС, а также начислены пени за несвоевременную уплату налога на прибыль и НДС в соответствующем оспариваемым суммам размере.

Кроме того, заявитель указывает на то, что налогоплательщик не может быть лишен права на налоговый вычет при условии, что он не мог и не должен был знать о нарушениях, допущенных контрагентами. Также заявитель указал, что общество проявило должный уровень осмотрительности при заключении договоров, соответственно, на него не могут быть возложены неблагоприятные последствия.

Ответчик требования заявителя не признал по доводам, изложенным в отзыве на иск, которые повторяют доводы и выводы оспариваемого решения, при этом указывает на завышение ООО “Газфлот“ расходов, связанных с приобретением канцелярской и сувенирной продукции (сумма доначисленного налога на прибыль - 590 337,36 руб.), на завышение ООО “Газфлот“ сумм начисленной амортизации в размере 4 113 422 руб. (в том числе за 2006 г. - 587 632 руб., 2007 г. - 3 525 790 руб.) по имуществу, приобретенному у ООО “СанРайз“ (сумма доначисленного налога на прибыль 987 221,28 руб.).

Представитель Инспекции нормативно обоснованного
и документально подтвержденного отзыва на иск не представил, в представленном суду и стороне письменных пояснениях от 29.01.2009 г. фактически переписаны выводы, указанные в оспариваемом решении Инспекции и доводы заявителя, указанные в исковом заявлении и пояснениях к нему от 01.04.2009 г. и 10.06.2009 г. не оценил и доводов опровергающих доводы заявителя не привел.

Рассмотрев материалы дела, доводы и доказательства сторон, суд установил, что требования заявителя обоснованны и подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 48 по г. Москве в отношении ООО “Газфлот“ проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и уплаты налогов, а также правильности исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01 января 2005 г. по 31 декабря 2007 г.

По результатам выездной налоговой проверки, рассмотрев акт выездной налоговой проверки от 31.07.08 г. N 14/56 /т. 2, л.д. 43 - 69/ в отношении ООО “Газфлот“, возражения по акту выездной налоговой проверки, представленные ООО “Газфлот“ 19.08.08 г. (вх. 21.08.08 г. N 21227-0) Инспекцией вынесено решение от 05.09.08 г. N 22-09/216 “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“, которым заявителю предложено уплатить налог на прибыль, налог на добавленную стоимость в размере 10 462 345 руб. (п. 3.1 резолютивной части решения т. 2, л.д. 39, налог на прибыль - 1 629 761 руб., НДС 8 832 584 руб., пени в размере 288 128 руб. (п. 3.3 резолютивной части решения т. 2, л.д. 40), в т.ч. по налогу на прибыль в размере 15 279 руб. по налогу на
добавленную стоимость в размере 272 849 руб.

Заявитель, полагая, что решение Инспекции необоснованно, в порядке ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) обратился с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве.

УФНС по г. Москве рассмотрев апелляционную жалобу ООО “Газфлот“ утвердил решение инспекции от 05.09.08 г. N 22009/216 “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“ и признал его вступившим в законную силу (уведомление N 24-25/098880 от 22.10.08 г. - т. 1, л.д. 118 - 126).

На основании вступившего в силу решения Инспекция письмом от 01.11.08 г. /т. 1, л.д. 127/ направила заявителю требование N 339/р об уплате налогов и пени по состоянию на 30.10.08 г. /т. 1, л.д. 128 - 129/.

Доводы налогового органа, послужившие основаниями к предложению ООО “Газфлот“ уплатить недоимку (п. 3.1 резолютивной части решения), по налогу на прибыль в сумме 1 577 558 руб. 64 коп., по НДС в сумме 8 832 584 руб., пени по ним (п. 3.3 резолютивной части решения), за исключением начислений по налогу на прибыль и соответствующие пени по п. 1.1.3 мотивировочной части решения изложены в мотивировочной части оспариваемого решения Инспекции 05.09.08 г. N 22-09/216 “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“.

По налогу на прибыль.

По мнению налогового органа, обществом неправомерно занижена налоговая база по налогу на прибыль:

За 2006 г. на 2 459 739 руб. - сумму расходов по приобретению канцелярской и сувенирной продукции у ООО “Полипринт“ (п. 1.1.1 решения т. 2, л.д. 1 - 5);

За 2006 год на 587 632 руб., за 2007 год на
3 525 790 руб. - суммы начисленной амортизации по имуществу, приобретенному у ООО “СанРайз“ (п. 1.1.2 решения т. 2 л.д. 5 - 23).

Выводы Инспекции по ООО “Полипринт“.

Как установлено в ходе проверки, ООО “Газфлот“ в 2006 г. была произведена оплата канцелярской и сувенирной продукции с логотипом “Газфлот“, приобретенной у ООО “Полипринт“ по договору поставки от 12.10.2006 г. N 01/06.

Общая стоимость продукции согласно спецификации с учетом НДС составила 2902492 руб. Получение и оприходование полученной от ООО “Полипринт“ канцелярской и сувенирной продукции подтверждается следующими документами: товарная накладная от 18.12.2006 г. N 3 (т. 1, л.д. 111 - 112); счет-фактура от 18.12.2006 г. N 3 (т. 1, л.д. 113 - 114); платежные поручения N 5524 от 18.10.06 N 7104 от 28.12.06 (т. 1, л.д. 109 - 110) приходный ордер N 261 от 18.12.05 (т. 1, л.д. 115 - 116); выписка из книги покупок за декабрь 2006 г. (т. 3, л.д. 1 - 12); выписка из карточки счета 60.1 (т. 3, л.д. 14), налоговым органом данное обстоятельство не отрицается.

Расходы на канцелярские товары и сувенирную продукцию прямо предусмотрены НК РФ в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией (пп. 24, 28 п. 1 ст. 264 НК РФ).

В соответствии со ст. 252 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить свои доходы на сумму произведенных расходов. Указанная статья содержит исчерпывающий перечень критериев, при соблюдении которых налогоплательщик вправе уменьшить свои доходы на сумму произведенных затрат.

В частности расходы должны быть: обоснованными, т.е. экономически оправданными; произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода; документально подтверждены.

Судом установлено, что вышеуказанные критерии были соблюдены обществом:
приобретенная канцелярская и сувенирная продукция была предназначена для использования в предпринимательской деятельности общества, то есть соответствующие расходы экономически оправданны.

Документы, составленные при приобретении этой продукции, содержат все необходимые реквизиты, предусмотренные ст. 9 Федерального закона “О бухгалтерском учете“ от 21.11.1996 N 129-ФЗ для первичных учетных документов, то есть соответствующие расходы документально подтверждены.

Таким образом, при осуществлении расходов заявителем были соблюдены условия для их признания в целях налогообложения прибыли.

Инспекцией не предъявлены претензии к документальному подтверждению расходов получения и оприходования полученной от ООО “Полипринт“ канцелярской и сувенирной продукции, что подтверждается инспекцией (стр. 2 решения, т. 2, л.д. 2).

Таким образом, общество подтвердило реальность и деловую цель операций по приобретению канцелярской и сувенирной продукции у ООО “Полипринт“.

Выводы Инспекции по ООО “СанРайз“.

ООО “Газфлот“ создано его единственным учредителем - ОАО “Газпром“ - для осуществления перевозок морским транспортом грузов и пассажиров, эксплуатации нефтедобывающих производств и осуществления иной не запрещенной законом деятельности.

Для обеспечения предпринимательской деятельности Общества, предусмотренной его Уставом им были приобретены судоремонтные причалы N 1, 2 у ООО “СанРайз“, что утверждается следующими документами: договор купли-продажи недвижимого имущества от 04.10.2006 N 33600/141-06 (т. 1, л.д. 51 - 55); акт приема-передачи N 487 от 11.10.2006 (т. 1, л.д. 62 - 64); счет-фактура N 23 от 10.10.2006 г. (т. 1, л.д. 61).

Все документы, подтверждающие приобретение судоремонтных причалов, содержат обязательные реквизиты, предусмотренные для первичных учетных документов, что не опровергается и в решении Инспекции.

После приобретения судоремонтных причалов они были оприходованы Обществом и включены в состав его основных средств.

Поскольку судоремонтные причалы используются Обществом для обслуживания принадлежащих ему на праве собственности и арендованных морских судов, в соответствии
с п. 2 ст. 253 НК РФ амортизационные отчисления по причалам составляют расходы заявителя, уменьшающие его налоговую базу по налогу на прибыль.

Тем не менее, в оспариваемом решении Инспекция исключила указанные расходы из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль. При этом Инспекция приводит доводы, которые касаются не непосредственно деятельности ООО “Газфлот“, а обстоятельств, связанных с деятельностью его контрагентов, которые не могли быть известны налогоплательщику и на которые он не мог повлиять.

Свои выводы Инспекция основывает на следующих доводах: у ООО “Полипринт“ и ООО “СанРайз“ отсутствует имущество, необходимое для ведения предпринимательской деятельности, в штате организации нет работников, эти организации не расположены по адресам их государственной регистрации, эти организации не уплачивали налоги в бюджет и у Инспекции отсутствуют документы, подтверждающие, что приобретенные ООО “Газфлот“ канцелярская и сувенирная продукция и судоремонтные причалы были поставлены ООО “Полипринт“ и ООО “СанРайз“, в связи с чем ООО “Газфлот“ не проявило должной осмотрительности в выборе контрагентов.

Исходя из этого Инспекция делает вывод о получении ООО “Газфлот“ необоснованной налоговой выгоды.

Суд не согласен с доводами Инспекции и считает, что они не могут служить основанием для доначисления налога на прибыль ООО “Газфлот“.

Решение вопроса о проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности связано с исследованием добросовестности налогоплательщика и возможностью для него получить налоговую выгоду (принятие расходов в целях налога на прибыль, применение вычетов по НДС).

Презумпция добросовестности налогоплательщика следует из содержания п. 7 ст. 3 НК РФ и означает, что налогоплательщик считается добросовестным и может пользоваться предоставленными налоговым законодательством правами, пока его добросовестность не будет опровергнута. Обязанность доказывания недобросовестности налогоплательщика лежит на налоговых органах.

Оценка добросовестности
налогоплательщика осуществляется путем исследования его действий, влекущих различные налоговые последствия.

Согласно п. 1 ст. 38 НК РФ объект налогообложения - реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога.

Таким образом, действие налоговых норм обусловлено юридическими фактами, имеющими гражданско-правовой характер. Данные юридические факты связаны с осуществлением налогоплательщиком экономической деятельности, являются результатом экономической деятельности.

Налогоплательщик, вступая в различные отношения, которые или результат которых приводит к образованию объекта налогообложения, выступает как субъект гражданско-правовых отношений.

ООО “Газфлот“ является организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность. Как следует из абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Соответственно налогоплательщик, действуя в качестве субъекта гражданско-правовых отношений, преследует конкретную цель, а именно получение прибыли.

Проверка добросовестности контрагента осуществляется для определения возможности лица (стороны сделки) исполнить взятые на себя обязательства по гражданскому договору, в случае неисполнения соответствующих обязательств возможности нести ответственность и возместить причиненный ущерб.

Таким образом, действия, указывающие на проявление налогоплательщиком должной осмотрительности, осуществляется в рамках подготовки к заключению договора.

Общество, заключая договоры с контрагентами, руководствовалось реальной деловой целью.

В п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53 “Об оценке судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ указано, что “установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его
намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской деятельности“. Иными словами получение налоговой выгоды можно признать необоснованным только при условии, что сделки с контрагентами “при отсутствии реальной экономической цели, а именно без цели приобретения товаров и направлены были исключительно на возникновение права на незаконное получение неналоговой выгоды. При этом доказать отсутствие реальной деловой цели должен налоговый орган.

Вместе с тем, судом установлено, что из представленных налогоплательщиком в рамках налоговой проверки документов следует, что операции с ООО “Полипринт“ в действительности имели место, т.е. не носили фиктивного характера. Инспекция не отрицает ни факта получения и оприходования канцелярской и сувенирной продукции, ни ее необходимости для использования в предпринимательской деятельности общества.

Аналогично деловой целью приобретения ремонтных причалов у ООО “СанРайз“ является их использование при обслуживании принадлежащих обществу на праве собственности и арендованных морских судов.

Таким образом, суд считает, что исключение Инспекцией из состава расходов затрат на приобретение канцелярской и сувенирной продукции, а также сумм амортизации основных средств неправомерно.

Суд также считает, что при выборе контрагентов и заключении договоров Общество действовало осмотрительно и разумно.

Инспекция на стр. 12 решения указывает, что, избрав контрагента и вступая с ним в правоотношения, ООО “Газфлот“ было свободно в выборе и поэтому должно было проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагента в сфере налоговых правоотношений.

Суд не согласен с выводами Инспекции, считает, что данные доводы не могут являться основанием для отказа в уменьшении базы по налогу на прибыль и отказе в вычете НДС, исходя из следующего.

В соответствии с п. 10 Постановления ВАС РФ N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно быть известно о налоговых правонарушениях, допущенных контрагентом.

Оспариваемое решение не содержит доказательств совершения обществом неосмотрительных действий или указания на обстоятельства, в силу которых Обществу должно было быть известно о налоговых правонарушениях, допущенных контрагентом.

ООО “Газфлот“ в момент заключения сделок проверило правоспособность контрагентов (ООО “Полипринт“ и ООО “СанРайз“) как юридических лиц, запросив у них необходимые документы, при этом руководствуясь как указывает заявитель информацией официальных сайтов налоговых органов.

Заявитель указывает, что заключение всех договоров в ООО “Газфлот“ осуществляется в соответствии с положением о договорной работе в ООО “Газфлот“, утвержденным Приказом N 44 от 06.06.05 г. /т. 3, л.д. 19/.

В соответствии с Положением о договорной работе (п. 3.3.1, т. 3 л.д. 22) у контрагента, с которым Общество впервые вступает в договорные отношения, заявителем запрашиваются (для резидентов):

- нотариально заверенные копии учредительных документов и свидетельства регистрации; нотариально заверенную копию лицензии (если деятельность контрагента подлежит лицензированию); подтверждение полномочий лица на заключение от имени контрагента договора; копию свидетельства о постановке на учет в налоговом органе; копию бухгалтерского баланса (форма 1, 2) за последний отчетный период с отметкой налоговой инспекции.

Согласование проекта каждого договора как указывает заявитель производится в порядке, установленном п. 4 Положения о договорной работе в ООО “Газфлот“ (т. 3, л.д. 23 - 26).

В соответствии с этим, до заключения договора поставки от 12.10.2006 г. N 01/06 с ООО “Полипринт“ Общество получило от контрагента следующие документы: свидетельство о постановке на учет в инспекции ФНС России N 22 по г. Москве от 15 мая 2006 г. (т. 1, л.д. 90); свидетельство о государственной регистрации юридического лица от 15 мая 2006 г. (т. 1, л.д. 91); выписка из Единого государственного реестра юридических лиц от 17.05.2006 г. N 139915/2006. (т. 1, л.д. 92 - 98); устав ООО “Полипринт“ (т. 1, л.д. 80 - 89).

Аналогично, до заключения договора купли-продажи недвижимого имущества от 04.10.2006 г. N 33600/141-06 с ООО “СанРайз“ (т. 1, л.д. 51 - 55) Общество получило от контрагента следующие документы: выписка из Единого государственного реестра юридических лиц от 26.12.2005 г. (т. 1, л.д. 65 - 71); устав ООО “СанРайз“ (т. 1, л.д. 35 - 44), свидетельство о регистрации юридического лица от 26.12.2005 г. (т. 1, л.д. 75), свидетельство о постановке на учет в налоговом органе от 26.12.2005 г. (т. 1, л.д. 74), информационное письмо об учете в Статрегистре Росстата от 27.01.2006 г. (т. 1, л.д. 76), протокол собрания участников ООО “СанРайз“ от 04.09.2006 г. N 3 о назначении генеральным директором Ф.И.О. (т. 1, л.д. 45), трудовой договор от 04.09.2006 г. с генеральным директором ООО “СанРайз“ М.М. Данилюком (т. 1, л.д. 46 - 49), протокол собрания участников ООО “СанРайз“ от 07.09.06 г. N 4 об одобрении сделки по покупке причалов N 1, 2 и предоставлении полномочий генеральному директору на заключение договора купли-продажи (т. 1, л.д. 50), свидетельство о государственной регистрации права собственности ООО СанРайз“ на судоремонтные причалы N 1, 2 (т. 1, л.д. 58).

Судом установлено, что все вышеуказанные документы представлялись инспекции в ходе проверки, а также прилагались к возражениям налогоплательщика по акту выездной налоговой проверки. Однако эти документы не получили никакой оценки при вынесении оспариваемого решения.

Между тем, ООО “Газфлот“ не могло получить никакой иной информации о своих контрагентах помимо той, которая указана в представленных ими документах, поскольку действующее законодательство не предоставляет обществу таких правомочий.

Как указано в п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N 53, налогоплательщику может быть известно о нарушениях, допущенных его контрагентом в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Инспекция в оспариваемом решении не указывает на наличие каких-либо иных обстоятельств, в силу которых ООО “Газфлот“ должно было знать о допущенных его контрагентами налоговых правонарушениях.

Те обстоятельства, которые были выявлены налоговым органом в 2008 г., а также те обстоятельства, которые самим налоговым органом так и не были установлены, не могли быть известны Обществу в 2006 - 2007 г., поскольку не должны им устанавливаться в рамках нормальной хозяйственной деятельности.

Общество указывает на то, что представленные поставщиками документы при заключении договоров не содержали какой-либо противоречивой информации, заставляющей усомниться в добросовестности поставщиков. Сам факт государственной регистрации юридического лица означает, что регистрирующий налоговый орган проверил правоспособность лиц, указанных в регистрационных документах в качестве учредителей и руководителей организаций.

ООО “Газфлот“ настаивает на том, что ООО “Газфлот“ как любая другая коммерческая организация, не наделено полномочиями по осуществлению контроля за надлежащим исполнением налоговыми органами обязанностей регистрирующего органа, возложенных на них Федеральным Законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц“ и Положением о Федеральной налоговой службе (утв. Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 N 506).

Поставщики исполняли взятые на себя обязательства по договорам, что подтверждало их добросовестность как участников гражданского оборота. Полученные от поставщиков первичные документы, послужившие основанием для отражения в учете расходов и принятия к вычету уплаченного поставщикам НДС, имели все необходимые реквизиты, что не опровергается оспариваемым решением.

По сути, своим решением ответчик возложил на ООО “Газфлот“ не предусмотренные законодательством дополнительные обязанности по осуществлению налогового контроля за поставщиками и ведение следственных мероприятий по сбору информации о контрагентах. В связи с неосуществлением таких дополнительных “обязанностей“ ответчик ссылается на недобросовестность налогоплательщика.

Однако, как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 16.10.2003 N 329-О “истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности не предусмотренные законодательством“.

Кроме того, довод о должной осмотрительности при выборе контрагента должен оцениваться только в совокупности с доводами об обстоятельствах, подтверждающих наличие/отсутствие реальной предпринимательской деятельности. Инспекцией не представлены доказательства, достоверно подтверждающие, что действия общества не имели экономического обоснования и были направлены на возникновение у него налоговой выгоды.

Доводы Инспекции о регистрации поставщиков по утерянным паспортам документально не доказаны и являются противоречивыми.

В качестве доказательств, свидетельствующих о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, Инспекция указывает на следующие нарушения со стороны поставщиков Общества: отсутствие по адресу регистрации; непредставление отчетности; пояснения руководителей поставщиков о непричастности к деятельности организаций.

Вместе с тем все перечисленные обстоятельства, выявленные при проверке в 2008 г. не свидетельствуют о том, что указанные организации не действовали в течение периода, охваченного проверкой. Более того, в оспариваемом решении не приведены доказательства того, что организации-поставщики в реальности не существовали или были зарегистрированы по утерянным паспортам.

Как следует из Акта выездной налоговой проверки и оспариваемого решения, Инспекцией в соответствии со ст. 90 НК РФ был проведен опрос Ромашова А.А., который указал, что учредителем и руководителем ООО “Полипринт“ он не являлся, документы не подписывал, договоры не заключал, об ООО Газфлот“ ничего не знает. Осенью 2006 года Ромашов А.А. обращался в органы милиции по поводу потери паспорта, так как был ограблен (стр. 7 Акта, т. 2. л.д. 48).

Однако показания Ромашова А.А. противоречивы, содержат недостоверные сведения и не могут быть приняты во внимание, ООО “Полипринт“ зарегистрировано ранее (15.05.06 г.), чем Ромашов А.А. утратил паспорт (октябрь 2006 г.).

Как следует из Акта выездной налоговой проверки МИ ФНС РФ N 48 по г. Москве от 31.07.08 г. N 14/56 был проведен опрос Д.А. Ухарева, который указал, что учредителем и руководителем ООО “СанРайз“ не являлся, об ООО “Газфлот“ ничего не слышал, в 2001 год терял паспорт, через 2 месяца паспорт был возвращен (стр. 10, т. 2, л.д. 51). Действующий паспорт Д.А. Ухарева выдан 19.11.03 г., в то время как ООО “СанРайз“ зарегистрировано позже - в 2005 г.

Суд считает, что регистрация данных организаций не могла быть произведена в отсутствие лиц, указанных в качестве учредителей и руководителей организаций в ЕГРЮЛ.

Для регистрации в качестве юридического лица и внесения об этом записи в ЕГРЮЛ в регистрирующий орган представляется заявление, утвержденной формы, подлинность подписи уполномоченного лица на которой в обязательном порядке должна быть удостоверена нотариально. При этом в качестве представителя при государственной регистрации юридического лица может выступать руководитель постоянного действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица. Представитель указывает паспортные данные или в соответствии с законодательством РФ, данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Нотариус при свидетельствовании подписи на документах обязан соблюдать нормы законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 г. N 4462-1. Согласно ст. 42 при совершении нотариального действия нотариус устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина или представителя юридического лица. Установление личности производится на основании паспорта или других документов, исключающих любые сомнения относительно личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия. Кроме того, статья 44 Основ законодательства о нотариате устанавливает, что документы, оформляемые в нотариальном порядке, подписываются в присутствии нотариуса.

Таким образом, запись в ЕГРЮЛ о создании ООО “Полипринт“ и ООО “СанРайз“ внесена на основе заявлений, подписанных именно теми лицами, которые указаны в ЕГРЮЛ в качестве их учредителей. Доказательств иного Инспекцией не представлено.

Руководитель Общества с ограниченной ответственностью с момента создания общества и до его ликвидации действует от его имени во многих отношениях, в том числе в отношениях, когда требуется его личное присутствие и идентификация личности как единоличного исполнительного органа общества.

Как следует из оспариваемого решения и подтверждается обстоятельствами дела ООО “Полипринт“ был открыт счет в банке.

При открытии расчетного, текущих и иных счетов все предприятия обязаны вставить в банк карточки с образцами подписей и оттиска печати. Банк обязан принимать к исполнению расчетные и иные платежные документы только при наличии на первом экземпляре подписей лиц имеющих право подписи, заявленных в карточке с образцами подписей и оттиска печати.

На момент открытия счета в отношении заполнения данной карточки действовала Инструкция Госбанка СССР от 30.10.1986 г. N 28, в разделе 3 которой указано, что право подписи принадлежит руководителю предприятия, которому открывается счет либо должностным лицам, уполномоченным руководителем. Лица, имеющие право первой и второй подписи, указываются в карточке с образцами подписи и оттиска печати при ее составлении. Образец подписи руководители включается в карточку обязательно. Карточка с образцами подписей и оттиска печати подписывается руководителем и главным бухгалтером предприятия, которому открывается счет. Пункт 3.6 Инструкции N 28 устанавливал, что карточка с образцами подписей и оттиска печати должна быть заверена нотариальной конторой.

Таким образом, правоспособность ООО “Полипринт“, его учредительные документы были истребованы и исследовались официальными органами, в том числе налоговыми, а также неоднократно свидетельствовал подпись и идентифицировал личность руководителя нотариус.

Кроме того, возможная регистрация организации по утерянному паспорту сама по себе не свидетельствует о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды, при отсутствии доказательств согласованных действий сторон сделки.

Правоспособность ООО “СанРайз“ и полномочия единоличного исполнительного органа ООО “СанРайз“ были проверены в ходе государственной регистрации договора купли-продажи недвижимого имущества.

Договор купли-продажи недвижимого имущества от 04.10.2006 N 33600/141-06, заключенный между ООО “СанРайз“ и ООО “Газфлот“ не мог быть зарегистрирован УФРС по Мурманской области без проверки полномочий единоличного исполнительного органа ООО “СанРайз“.

Такая проверка полномочий генерального директора ООО “СанРайз“ Данилюка М.М. была проведена государственным регистратором Федотовой Л.В., что подтверждается свидетельством от 21 декабря 2006 г. о государственной регистрации права собственности ООО “Газфлот“ на судоремонтные причалы N 1, 2 (т. 1, л.д. 72).

Согласно статье 13 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое и сделок с ним“ государственная регистрация прав проводится в следующем порядке: прием документов, представленных для государственной регистрации прав, регистрация таких документов; правовая экспертиза документов и проверка законности сделки; установление отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа или “риостановления государственной регистрации прав; внесение записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество при отсутствии указанных противоречий и других оснований для отказа или приостановлении государственной регистрации прав; совершение надписей на правоустанавливающих документах и выдача удостоверений о произведенной государственной регистрации прав.

В соответствии с положениями ст. 16 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не предусмотрено федеральным законом, а также по требованию судебного пристава-исполнителя. Лицо, имеющее право действовать без доверенности от имени юридического лица предъявляет документ, удостоверяющий его личность, учредительные документы юридического лица или нотариально удостоверенные копии учредительных документов юридического лица, а представитель юридического лица, кроме того, документ, подтверждающий его полномочия действовать от имени данного юридического лица, или нотариально удостоверенную копию этого документа.

Таким образом, правоспособность ООО “СанРайз“ и полномочия единоличного исполнительного органа ООО “СанРайз“ были проверены в ходе государственной регистрации договора купли-продажи недвижимого имущества.

Суд считает, что показания руководителей организаций-контрагентов не являются доказательствами недобросовестных действий ООО “Газфлот“.

В качестве одного из доводов, свидетельствующих о “фиктивности“ операций Инспекция приводит показания Ромашова А.А. - руководителя и единственного учредителя ООО “Полипринт“, который показал, что не являлся руководителем организации и каких-либо документов от лица ООО “Полипринт“ не подписывал.

Также Инспекция ссылается на то обстоятельство, что согласно выписке из ЕГРЮЛ единственным учредителем и руководителем ООО “СанРайз“ является Ухарев Д.А., который в проведенном опросе указал, что руководителем, главным бухгалтером и бухгалтером этой организации никогда не являлся.

Вместе с тем, сами по себе показания руководителей организаций-контрагентов не являются бесспорными доказательствами того, что организация не осуществляла деятельности. Кроме того, показания руководителей организаций-контрагентов не являются доказательствами недобросовестности налогоплательщика.

Сам факт протокола допроса не может служить достоверным основанием того, что хозяйственные операции не совершались.

Статьями 3 и 9 Федерального закона РФ от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц“ предусмотрено, что записи вносятся в государственный реестр на основании документов, представленных обществами при государственной регистрации юридических лиц и внесении изменений в государственный реестр. Общество удостоверяет своей подписью заявление, предоставляемое в регистрирующий орган, и указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). Подпись общества на указанном заявлении должна быть нотариально удостоверена.

Таким образом, объяснения этих граждан не могут бесспорно свидетельствовать об отсутствии реальных хозяйственных взаимоотношений между обществом и его контрагентами.

В Определении ВАС РФ от 04.12.2007 г. N 15679/07 оценивая ссылки налогового органа на то, что руководители организаций отрицают свою причастность к их хозяйственной деятельности ВАС РФ отклонил эти доводы, указав, что все организации-поставщики зарегистрированные в установленном законом порядке в качестве юридических лиц, что подтверждается данными ЕГРЮЛ, их регистрация не была признана недействительной; налоговым законодательством РФ не предусмотрена ответственность налогоплательщика за неправомерные действия его контрагентов, в том числе, за отсутствие их по юридическим адресам и неуплату ими в бюджет сумм налога на добавленную стоимость, полученных от налогоплательщика.

Отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о руководителе организации не влечет признания его полномочий недействительными.

В оспариваемом решении Инспекция указывает, на что, по ее данным в ЕГРЮЛ в качестве генерального директора ООО “СанРайз“ указан Ухарев Д.А., в то время как в представленных ООО “Газфлот“ документах в качестве генерального директора указан Данилюк М.М., их подписавший.

Из этого обстоятельства Инспекция делает вывод об отсутствии у Данилюка М.М. полномочий на подписание документов от имени ООО “СанРайз“. Данная позиция инспекции необоснованна, поскольку правомочия генерального директора общества с ограниченной ответственностью в соответствии со ст. 40 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью“ от 08.02.1998 N 14-ФЗ основаны исключительно на факте избрания генерального директора общим собранием участников и подписанном им с обществом договоре и не требуют дополнительного подтверждения. Данные документы (решение участников ООО “СанРайз“ о назначении Данилюка М.М. и трудовой договор с ним) при заключении ООО “Газфлот“ сделки были получены от контрагента и подтверждают его права действовать от имени общества без доверенности.

Этот вывод полностью соответствует позиции ВАС РФ, который в Постановлении от 2006 N 12580/05 указал: “Рассмотрение вопросов об образовании единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью и досрочном прекращении его полномочий согласно пункту 3 статьи 91 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункту 3 статьи 33 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“ относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества. Закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений“.

Таким образом, при заключении ООО “Газфлот“ договора купли-продажи ремонтных причалов с ООО “СанРайз“ полномочия Данилюка М.М. действовать от имени ООО “СанРайз“ без доверенности были подтверждены.

Отмечает суд также и то обстоятельство, что допрошенные в ходе спорной налоговой проверки и вызванные судом в судебное заседание граждане Ромашов А.А., Ухарев Д.А. и Данилюк М.М. в судебное заседание не явились и показаний, данных в ходе проверки в суде не подтвердили, что также позволяет суду дать критическую оценку показаниям данным в ходе налоговой проверки, поскольку указанные лица не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний или отказ от дачи показаний.

Договоры поставки и купли-продажи были исполнены контрагентами Общества.

Как видно из содержания оспариваемого решения, ответчик в рамках налоговой проверки установил, что канцелярская и сувенирная продукция была поставлена в адрес ООО “Газфлот“ ООО “Полипринт“ согласно товарной накладной от 18.12.2006 N 3 (стр. 2 решения, т. 2, л.д. 2).

Передача недвижимого имущества - судоремонтных причалов - от ООО “СанРайз“ ООО “Газфлот“ подтверждается актом приема-передачи от 11.10.2006 N 487 (стр. 5 решения, т. 2, л.д. 5).

Каких-либо фактов, свидетельствующих о том, что в действительности договор поставки и договор купли-продажи не были исполнены Инспекция ни в решении, ни в акте налоговой проверки не приводит.

Вместе с тем, ФНС России в соответствии с Приказом от 14.10.2008 N ММ-3-2/467@ опубликована информация о способах ведения финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском. В частности, ФНС России указывает, что фирмы-однодневки используются для создания “фиктивных расходов и получения вычетов по косвенным налогам без соответствующего движения товара (работ, услуг). В данном случае организация (желающая получить необоснованную налоговую выгоду) заключает хозяйственные договоры с лицом, не исполняющим свои налоговые обязательства, причем деятельность фирмы-однодневки, как правило, прямо или косвенно подконтрольна получателю необоснованной налоговой выгоды, перечисляет ему определенную договором сумму (в том числе сумму косвенных налогов). Со стороны контрагента условия договора фактически не исполняются, представляются только необходимые первичные документы, подтверждающие совершение операций“. Эта позиция ФНС России означает, что обстоятельства фактического исполнения сделок должны были быть непременно изучены в рамках выездной налоговой проверки. То, что в решении данный вопрос не освещен свидетельствует о том, что Инспекцией не установлено доказательств фиктивности заключенных ООО “Газфлот“ договоров.

Одновременно Инспекция на стр. 14 решения (т. 2, л.д. 14) приводит довод о том, что у нее отсутствуют документы, которые подтверждают, что вышеназванные товары были поставлены именно ООО “Полипринт“, а вышеназванное имущество (судоремонтные причалы) были поставлены именно ООО “СанРайз“. То есть Инспекция ставит под сомнение существование продавца у товаров, покупку которых заявителем она не отрицает.

В соответствии со ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 настоящего Кодекса и законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

ООО “СанРайз“ на момент отчуждения недвижимого имущества - судоремонтных причалов N 1, 2 общей площадью 3839 кв. м длиной 145 м по адресу: г. Мурманск, ул. Траловая, д. 2 - являлось его собственником согласно свидетельству о праве собственности от 03.10.2006 г., выданному УФРС по Мурманской области (т. 1, л.д. 58).

Договор купли-продажи недвижимого имущества от 04.10.2006 N 33600/141-06, заключенный между ООО “СанРайз“ и ООО “Газфлот“, зарегистрирован УФРС по Мурманской области за N 51-51-01/059/2006-147 (т. 1, л.д. 51 - 55).

После государственной регистрации перехода права собственности на судоремонтные причалы N 1, 2 ООО “Газфлот“ было выдано свидетельство о праве собственности, о чем в ЕГРПН сделана запись регистрации N 51-51-01/059/2006-147 (т. 1, л.д. 72).

Налоговый орган не оспорил сделку по отчуждению ООО “СанРайз“ судоремонтных причалов N 1, 2 в пользу ООО “Газфлот“, соответственно, данная сделка считается заключенной, действительной, порождающей права и обязанности сторон. Также Инспекция не оспаривает акт состоявшейся государственной регистрации права собственности на причалы за ООО “Газфлот“ и ранее зарегистрированного права собственности ООО “СанРайз“ на эти объекты. Между тем, существование зарегистрированного права может быть оспорено только в судебном порядке, в противном случае его существование несомненно в силу п. 1 ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ от 21.07.1997 N 122-ФЗ.

Судом также установлено, что Инспекцией в Акте проверки (стр. 9, т. 2, л.д. 50) и оспариваемом решении (стр. 6, т. 2, л.д. 6) указывается, что последняя бухгалтерская и налоговая отчетность ООО “СанРайз“ представлена в ИФНС N 5 по г. Москве по состоянию за 9 месяцев 2006 г., последняя операция по НДС сдана за ноябрь 2006 г. Однако, это означает, что ООО “СанРайз в период хозяйственных взаимоотношений с ООО “Газфлот“ сдавало налоговую отчетность, т.е. было действующей организацией.

Налог на добавленную стоимость.

В своем решении Ответчик сделал выводы о неправомерности применения ООО “Газфлот“ вычета по НДС со стоимости затрат по оплате канцелярской и сувенирной продукции, приобретенной у ООО “Полипринт“ в сумме 442 753 рубля, и со стоимости расходов по оплате имущества, приобретенного у ООО “СанРайз“ в сумме 8 389 831 руб. (1.2, стр. 28 - 30 решения, т. 2, л.д. 28 - 30).

Эти выводы инспекции основаны на тех же обстоятельствах, что и доводы об исключении соответствующих затрат из состава расходов по налогу на прибыль.

Суд считает, выводы налогового органа об отказе в применении вычетов по НДС незаконными по тем же вышеизложенным основаниям применительно к налогу на прибыль.

Обществом соблюдены все условия для применения налоговых вычетов по НДС.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ плательщик НДС имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные налоговые вычеты. В соответствии со ст. 171 и 172 НК РФ для применения налогового вычета в проверяемом периоде общество должно было соблюсти следующие условия: приобрести товары (работы, услуги) в целях осуществления операций, являющихся объектом обложения НДС; принять приобретенные товары (работы, услуги) на учет; оплатить приобретенные товары (работы, услуги); иметь счета-фактуры, выставленные налогоплательщику поставщиками, оформленные в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ.

Выполнение указанных выше условий в проверяемом периоде являлось необходимым и достаточным основанием для применения вычета НДС налогоплательщиком. НК РФ не обусловливал право на применение вычета соблюдением каких-либо дополнительных требований, помимо вышеперечисленных. Об этом прямо говорит и Инспекция на стр. 35 решения (т. 2, л.д. 35).

Обществом были выполнены все установленные ст. 171 и 172 НК РФ условия для вычета НДС: имеются счета-фактуры, содержащие все установленные ст. 169 НК РФ реквизиты; приобретенные товары и основные средства приняты к учету; товары и основные средства приобретены для осуществления облагаемой НДС деятельности.

Таким образом, довод Инспекции о том, что в результате непроявления должной осмотрительности обществом, которая привела к неуплате НДС поставщиками в бюджет, все неблагоприятные последствия должны возлагаться на Общество не является законным основанием для отказа в применении вычета НДС, поскольку такое условие применения вычета не установлено ни одной нормой налогового законодательства РФ, регулирующего порядок применения налоговых вычетов.

Право на применение налоговых вычетов по НДС не ставится налоговым законодательством в зависимость от действий третьих лиц.

Довод Инспекции, обосновывающий отказ в вычете налога наличием у фирм-поставщиков признаков недобросовестных налогоплательщиков не может быть положен в обоснование отказа в применении вычета налога Обществу. Налогоплательщик не может быть лишен права на налоговый вычет при условии, что он не мог и не должен был знать о нарушениях, допущенных контрагентами. Общество проявило должный уровень осмотрительности при заключении договоров, соответственно, на него не могут быть возложены неблагоприятные последствия.

При оценке обоснованности применения налоговых вычетов необходимо учитывать правовую позицию КС РФ и принимать во внимание иные помимо счетов-фактур документы, подтверждающие уплату в составе цены сумму НДС.

Инспекция на стр. 35 решения делает вывод, что счета-фактуры, представленные ООО “Газфлот“, составлены с нарушением порядка, установленного п. 6 ст. 169 НК РФ, поскольку отсутствует подпись руководителя организации-поставщика. Однако данный вывод необоснован и противоречит материалам дела.

В материалы дела вместе с настоящим заявлением представлены спорные счета-фактуры N 3 от 18.12.2006 г. ООО “Полипринт“ (т. 1, л.д. 113 - 114) и N 23 от 10.10.2006 г. ООО “СанРайз“ (т. 1, л.д. 61), содержащие все необходимые реквизиты в соответствии со ст. 169 НК РФ.

Нормы НК РФ, устанавливающие требования к счетам-фактурам как документам, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом сумм НДС к вычету, были предметом оценки Конституционного Суда РФ. В принятом по этому вопросу Определении от 16.11.2006 г. N 467-О КС РФ отметил, что разрешение споров о праве на налоговый вычет, “касающихся выполнения обязанности по уплате налога (в том числе, при изменении налоговыми органами юридической квалификации сделок, заключенных налогоплательщиком с третьими лицами, пункт 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации), относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения итогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги).

Инспекцией в решении подтверждается факт перечисления Обществом своим контрагентам сумм НДС в составе цены продукции и основных средств. В материалы дела представлены платежные поручения N 5524 от 18.10.06 г., N 7104 от 28.12.2006 (т. 1, л.д. 109 - 110), подтверждающие оплату по договору от 12.10.06 г. N 01/06 с ООО “Полипринт“, а также платежное поручение N 5530 от 18.10.06 г. (т. 1, л.д. 60), подтверждающее оплату по договору от N 33600/141-06 от 04.10.06 г. с ООО “СанРайз“.

Соответственно, этот факт должен учитываться при решении вопроса о праве на налоговый вычет, в связи с чем отказ в применении налогового вычета со ссылкой на статью 169 НК РФ в ситуации, когда налогоплательщик действовал добросовестно и уплатил сумму НДС в составе цены товаров (работ, услуг) при реальности поставок, противоречит воле законодателя и не соответствует конституционно-правовому смыслу указанной нормы.

При указанных обстоятельствах, требования заявителя подлежат удовлетворению в полном объеме и в заявленных частях.

Понесенные при обращении в суд расходы заявителя по государственной пошлине распределяются по правилам, установленным ст. 110 АПК РФ.

В судебном заседании объявлялся перерыв в порядке ст. 163 АПК РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 49, 51, 64 - 66, 110, 163, 167 - 171, 176, 198, 200, 201 АПК РФ, суд

решил:

признать недействительным решение Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 48 по г. Москве от 05.09.08 г. N 22-09/216 “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части: предложения уплатить недоимку (п. 3.1 резолютивной части решения), по налогу на прибыль в сумме 1 577 558 руб. 64 коп., по НДС в сумме 8 832 584 руб., пени по ним (п. 3.3 резолютивной части решения), за исключением начислений по налогу на прибыль и соответствующие пени по п. 1.1.3 мотивировочной части решения.

Возвратить заявителю из дохода федерального бюджета госпошлину в размере 2 000 руб.

Решение суда подлежит немедленному исполнению в части признания частично недействительным решения Инспекции, а признанное частично недействительным решение Инспекции не подлежит применению в указанных частях со дня принятия судом решения

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья

Р.А.КОНОВАЛОВА