Решения и постановления судов

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.01.2009 N А19-4659/08-57-Ф02-6938/08 по делу N А19-4659/08-57 В удовлетворении заявления о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления сумм налогов, пени и штрафов отказано правомерно, поскольку суд исходил из того, что представленные предпринимателем в обоснование налоговых вычетов первичные документы не подтверждают реального осуществления хозяйственных операций.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N А19-4659/08-57-Ф02-6938/08

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Белоножко Т.В.,

судей: Косачевой О.И., Новогородского И.Б.,

при участии в судебном заседании представителей: Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска Чихиной А.В. (доверенность N 11/10 от 11.01.2009), Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области Баранова П.В. (доверенность N 08-20/000083 от 12.02.2009), Ф.И.О. (личность удостоверена паспортом) и его представителя - Мильченко И.Ю. (доверенность от 23.04.2008),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Ф.И.О. на решение от 8 июля 2008 года Арбитражного суда Иркутской области, постановление от 15 октября 2008 года Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу
N А19-4659/08-57 (суд первой инстанции - Назарьева Л.В.; суд апелляционной инстанции: Рылов Д.Н., Желтоухов Е.В., Ячменев Г.Г.),

установил:

индивидуальный предприниматель Мильченко Иван Юрьевич (далее - предприниматель, Мильченко И.Ю.) обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным решения N 17-18/3дсп от 10.01.2008 в части привлечения к налоговой ответственности за неуплату: налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 663 370 рублей, налога на доходы физических лиц - в сумме 844 825 рублей, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет - в сумме 130 211 рублей 39 копеек, единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования - в сумме 660 рублей; предложения уплатить 5 793 114 рублей 12 копеек налога на добавленную стоимость, 4 224 125 рублей налога на доходы физических лиц, 651 056 рублей единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 3300 рублей единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования; начисления пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 640 250 рублей 35 копеек, по налогу на доходы физических лиц в сумме 1 129 428 рублей 05 копеек, по
единому социальному налогу, зачисляемому в федеральный бюджет, в сумме 172 903 рублей 01 копейки и 581 рубля 24 копеек - по единому социальному налогу, зачисляемому в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования; уменьшения предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость в сумме 105 712 рублей.

Определением суда от 28 мая 2008 года в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области (далее - Управление).

Решением суда от 8 июля 2008 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 15 октября 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Мильченко И.Ю. обратился в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение и постановление апелляционной инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, и направить дело на новое рассмотрение.

Из кассационной жалобы следует, что судом первой инстанции необоснованно отклонены ходатайства предпринимателя об отложении судебного разбирательства и неправомерно рассмотрено дело в отсутствие Мильченко И.Ю.

Кроме того, Мильченко И.Ю. указывает, что на момент вынесения судом решения по делу в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесена запись о прекращении его деятельности. В связи с этим, по мнению заявителя, суд должен
был прекратить производство по делу либо передать его на рассмотрение в суд общей юрисдикции.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суды двух инстанций пришли к необоснованному выводу о фиктивности хозяйственных операций между предпринимателем и его поставщиками. Заявитель полагает, что им представлены все первичные документы, необходимые для подтверждения вычетов по налогу на добавленную стоимость, а судом не были учтены особенности такого вида деятельности, как купля-продажа леса-пиловочника.

В отзывах на кассационную жалобу налоговая инспекция и Управление указали на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов и просили в удовлетворении жалобы отказать.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, отзывах на нее и пояснениях принимавших участие в заседании суда кассационной инстанции представителей лиц, участвующих в деле, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражными судами норм материального и соблюдение норм процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационной жалобы и отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как установлено судами двух инстанций, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности предпринимателя по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2004 по 31.12.2005.

По результатам проверки составлен
акт N 17-18-28/581 от 31.10.2007 и принято решение N 17-18/3дсп от 10.01.2008, которым предприниматель привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату (неполную уплату): налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 663 370 рублей, налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 844 825 рублей, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет - в сумме 130 211 рублей 39 копеек, единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования - в сумме 660 рублей. Указанным решением Мильченко И.Ю. предложено уплатить 5 793 114 рублей 12 копеек налога на добавленную стоимость, 4 224 125 рублей налога на доходы физических лиц, 651 056 рублей единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 3 300 рублей единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, соответствующие суммы пеней, уменьшен предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость в сумме 105 712 рублей.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области N 26-17/05677-331 от 24.04.2008 решение налоговой инспекции N 17-18/3дсп от 10.01.2008 изменено. Предприниматель привлечен к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату: налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 663
370 рублей, налога на доходы физических лиц в виде штрафа в размере 830 823 рублей 20 копеек, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет в виде штрафа в размере 128 057 рублей 39 копеек и зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования за 2004 год в виде штрафа в размере 660 рублей. Предпринимателю предложено уплатить 5 703 884 рублей налога на добавленную стоимость, 4 154 116 рублей налога на доходы физических лиц, 640 286 рублей единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 3 300 рублей единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, а также пени по налогу на добавленную стоимость в размере 2 590 547 рублей 91 копейки, по налогу на доходы физических лиц в размере 1 105 421 рубль 64 копеек, по единому социальному налогу, зачисляемому в федеральный бюджет в размере 169214 рублей 65 копеек, по единому социальному налогу, зачисляемому в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования в размере 581 рубль 24 копеек.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, Мильченко И.Ю. обратился в арбитражный суд с требованием о признании его недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что представленные предпринимателем в обоснование налоговых вычетов первичные документы не подтверждают реального осуществления хозяйственных операций. По этим
же основаниям суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными.

На основании пунктов 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции применительно к проверяемому периоду) налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на суммы налоговых вычетов, которым подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также приобретаемых для перепродажи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации вычеты по налогу на добавленную стоимость производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ
“О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Из содержания приведенных правовых норм следует, что обоснованность предъявляемых сумм вычетов налога на добавленную стоимость по операциям приобретения товаров должен доказать налогоплательщик. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

Таким образом, необходимыми условиями для применения налоговых вычетов являются: приобретение товаров (работ, услуг) для операций, подлежащих обложению налогом на добавленную стоимость, оприходование (постановка на учет) товаров (работ, услуг), оплата товаров; наличие первичных документов, подтверждающих реальность совершения хозяйственных операций.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи
71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость, если предъявленная к возмещению сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Как следует из решения налоговой инспекции, основанием для привлечения предпринимателя к налоговой ответственности, доначисления налога на добавленную стоимость и начисления пени послужил вывод налоговой инспекции о неподтверждении Мильченко И.Ю. реальности финансово-хозяйственных операций, осуществляемых с ООО “Диаль“, ЗАО “Диаль“.

Арбитражным судом установлено, что предпринимателем в ходе проверки были представлены следующие документы: договоры, счета-фактуры, товарные накладные формы N М-15, акты приема-передачи, акты-отчеты поступившего сырья.

Счета-фактуры, выставленные ООО “Диаль“, не соответствуют требованиям статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, как содержащие недостоверные сведения об адресе грузоотправителя, так как согласно информации собственника здания ЗАО “Викана“, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Дзержинского, 1, за 2004 - 2005 годы помещения по указанному адресу в аренду ООО “Диаль“ не предоставлялись.

Представленные предпринимателем в материалы дела в качестве доказательств принятия на учет товара акты приема-передачи не содержат всех обязательных сведений, предусмотренных нормами права для их заполнения, объем лесоматериала, реализованного в адрес предпринимателя по счетам-фактурам, не совпадает с объемом лесоматериала, принятого им по актам приема-передачи. В период с 07.12.2004 по 31.12.2004 товар в
адрес предпринимателя по счетам-фактурам был реализован ООО “Диаль“, в то время как согласно представленным актам в данный период товар в адрес Мильченко И.Ю. поступал только от ЗАО “Диаль“.

При этом представленные предпринимателем акты приема-передачи невозможно соотнести со счетами-фактурами ни по датам, ни по объему товара, ни по цене.

Кроме того, при проведении проверки налоговой инспекцией установлено и подтверждено в суде, что ООО “Диаль“, ЗАО “Диаль“ не находятся по адресам регистрации, необходимого штата работников, производственных и материальных ресурсов для осуществления деятельности не имеют, движение денежных средств по расчетным счетам поставщиков носит транзитный характер.

Таким образом, содержание принятых по делу судебных актов судов первой и апелляционной инстанций свидетельствует о том, что налоговой инспекцией представлены сведения и доказательства, свидетельствующие о неподтверждении Мильченко И.Б. права на вычеты налога на добавленную стоимость, которые оценены судами в их совокупности и взаимосвязи в соответствии с правилами статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и с учетом соблюдения принципов допустимости и относимости доказательств, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для переоценки выводов судов двух инстанций об отсутствии реальной хозяйственной деятельности между Мильченко И.Ю. и его поставщиками, о включении предпринимателя в цепочку организаций для получения необоснованной налоговой выгоды.

Доводы предпринимателя о том, что он не был уведомлен о дате судебного разбирательства, назначенного на 01.07.2008, и необоснованном отклонении ходатайств об отложении рассмотрения дела, являются несостоятельными.

В соответствии со статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине.

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании, в том числе вследствие неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, других участников арбитражного процесса, а также при удовлетворении ходатайства стороны об отложении судебного разбирательства в связи с необходимостью представления ею дополнительных доказательств, при совершении иных процессуальных действий.

Как видно из материалов дела, Мильченко И.Ю. 18.06.2008 ходатайство об отложении судебного разбирательства на 19.06.2008 с приложением справки из лечебного учреждения (ГУЗ “ИГОДКБ“) о нахождении на лечении с 16.06.2008 и планируемом сроке лечения 10 - 14 суток. Определением суда от 19 июня 2008 года рассмотрение дела было отложено на 01.07.2008, о чем предприниматель был извещен, в том числе телефонограммой, принятой врачом ГУЗ “ИГОДКБ“ Борисенко С.М. Согласно имеющейся в материалах дела информации главного врача указанного лечебного заведения Селеверстова В.М., Мильченко И.Ю. находился на стационарном лечении с 16.06.2008 по 27.06.2008, телефонограмма передана ему 24.06.2008.

В судебное заседание 01.07.2008 поступило очередное ходатайство Мильченко И.Ю. об отложении рассмотрения дела в связи с невозможностью явки представителя по причине нахождения на лечении в г. Москве, в удовлетворении которого было отказано в связи с тем, что доказательств болезни представителя к ходатайству приложено не было, обоснований причин невозможности личного участия Мильченко И.Ю. в судебном заседании не указано, ссылок на необходимость представления в суд каких-либо дополнительных доказательств, без которых рассмотрение дела в данном судебном заседании невозможно, ходатайство не имело.

На основании изложенного, суд обоснованно рассмотрел дело в отсутствие предпринимателя, извещенного надлежащим образом о месте и времени судебного заседания. Ходатайства предпринимателя об отложении и перерыве в судебном заседании обоснованно отклонены судом в связи с отсутствием оснований для их удовлетворения. Суд обоснованно указал, что неявка (неоднократно) предпринимателя в судебное заседание при наличии возможности участвовать лично либо через своего представителя свидетельствует о злоупотреблении процессуальными правами и способствует затягиванию судебного процесса.

Доводы заявителя жалобы о том, что суд должен был прекратить производство по делу либо передать его на рассмотрение в суд общей юрисдикции в связи с тем, что на момент вынесения судом решения Мильченко И.Ю. был утрачен статус индивидуального предпринимателя, также являются несостоятельными в связи со следующим.

Согласно абзацу 5 пункта 13 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации N 6, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“, с момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности, в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, аннулированием государственной регистрации и т.п., дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств.

Из материалов дела следует, что Мильченко И.Ю. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя Регистрационной палатой Администрации г. Иркутска 15.02.1995, исковое заявление по настоящему делу подано предпринимателем в арбитражный суд 10.04.2008, запись в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей о прекращении им деятельности в качестве предпринимателя внесена 16.06.2008.

Таким образом, судами правомерно рассмотрен спор, подведомственный арбитражному суду. Оснований для прекращения производства по делу либо передачи дела в суд общей юрисдикции у арбитражного суда не имелось.

При таких обстоятельствах Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, основаны на ошибочном толковании Мильченко И.Ю. норм права и фактически направлены на переоценку выводов судов двух инстанций относительно обстоятельств по данному делу, а поскольку суды первой и апелляционной инстанций в соответствии с пунктом 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне и полно исследовали материалы дела, дали надлежащую юридическую оценку всем доказательствам, применили нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений процессуального закона, у суда кассационной инстанции в силу статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правовые основания для переоценки установленных судами обстоятельств и отмены вынесенных по делу судебных актов отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение от 8 июля 2008 года Арбитражного суда Иркутской области, постановление от 15 октября 2008 года Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу N А19-4659/08-57 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Т.В.БЕЛОНОЖКО

Судьи:

О.И.КОСАЧЕВА

И.Б.НОВОГОРОДСКИЙ