Решения и постановления судов

Верховный суд Республики Карелия “Судебная практика по уголовным делам за II полугодие 2009 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

за II полугодие 2009 года

Вопросы квалификации

1. Доводы осужденных об отсутствии в их действиях признака организованной группы являются обоснованными.

Приговором Кондопожского городского суда действия К. и С. в сфере незаконного оборота наркотических средств квалифицированы как совершенные в составе организованной группы. Этим же приговором установлено осуществление К. и С. пособничества в совершении данных преступлений организованной группой.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия данный приговор изменен по следующим основаниям.

Из содержания ч. ч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ следует, что в отличие от группы лиц по предварительному сговору участники организованной группы не заранее договариваются,
а заранее объединяются для совершения преступлений. Основным признаком организованной группы выступает соглашение между соучастниками о постоянной преступной деятельности. К. и С. как на следствии, так и в судебном заседании отрицали наличие организованной группы, поясняли, что несколько лет проживают совместно и ведут общее хозяйство, имеют малолетнего ребенка. Доказательств того, что К. и С. заранее объединились в устойчивую организованную группу именно для совершения преступлений, достигнув соглашения об этом, как указано в ч. 3 ст. 35 УК РФ, нет.

Указанные же в описательно-мотивировочной части приговора фактические обстоятельства дела изложены судом применительно к действиям группы лиц по предварительному сговору.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции исключил из объема обвинения всех осужденных, по всем инкриминируемым им преступлениям, указанный квалифицирующий признак и квалифицировал их действия как совершенные группой лиц по предварительному сговору, снизив наказание.

2. Приговор по делу о незаконном использовании объектов авторского права, в особо крупном размере, отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором Петрозаводского суда от 05.03.2009 г. А. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных п. “в“ ч. 3 ст. 146 УК РФ, к 3 годам лишения свободы за каждое, по ст. 242 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 4 годам лишения
свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам приговор оставлен без изменения.

Признавая А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. “в“ ч. 3 ст. 146 УК РФ, суд счел доказанным тот факт, что осужденный, являясь индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, имея умысел на незаконное использование объектов авторского права ООО “Компания Вокс Видео“, не заключая авторского договора, не получая от правообладателя соответствующего разрешения и не выплачивая последнему авторского вознаграждения за использование аудиовизуального произведения, из личной корыстной заинтересованности и преследуя цель извлечения прибыли, в нарушение ч. 1 ст. 44 Конституции РФ, ст. ст. 7, 15, 16, 30 “Закона об авторском праве и смежных правах“, п. 90 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства от 19 января 1998 года N 55 (с изменениями от 20 октября 1998 года), 18 октября 2007 года в период времени с 10.40 до 11.00 распространил путем продажи через продавца У. в торговом павильоне, расположенном в торговом Центре “В“, контрафактный экземпляр аудиовизуального произведения “Код Апокалипсиса“ Е., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“ на основании ст. ст. 6, 7, 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности“, получив от него в качестве оплаты денежные средства в сумме 90 руб. 00 коп., а 10 января 2008
года в период времени с 18.00 до 18.20 распространил путем продажи через продавца У. контрафактный экземпляр аудиовизуального произведения “Илья Муромец и Соловей Разбойник“ В., действовавшему в рамках оперативно - розыскного мероприятия “проверочная закупка“, получив от него в качестве оплаты денежные средства в сумме 70 руб. 00 коп.

Однако, из материалов уголовного дела видно, что ООО “Компания Вокс Видео“, ЗАО “Союз Видео“ авторами фильмов “Код Апокалипсиса“ и “Илья Муромец и Соловей Разбойник“ не являются.

В соответствии со ст. 7 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах“, действовавшего до 1 января 2008 года, ст. 1259 ГК РФ аудиовизуальные произведения (кино-, теле- и видеофильмы, другие кино- и телепроизведения) действительно являются объектами авторского права.

Согласно ч. 1 ст. 14 вышеназванного закона, ч. 2 ст. 1263 ГК РФ авторами данных произведений являются: режиссер-постановщик, автор сценария, композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом и без текста), специально созданного для этого аудиовизуального произведения.

В деле имеется договор N В-46-04/07 от 2 мая 2007 года и приложение к нему N 1, согласно которому Фонд поддержки патриотического кино - “Правообладатель“ передал ООО “Компания Вокс Видео“ - “Пользователю“ право на воспроизведение фильма “Код Апокалипсиса“ на Носителях и распространение воспроизведенных экземпляров фильма путем оптовой, розничной продажи, для последующего домашнего некоммерческого использования, сдачи в прокат
исключительно для домашнего просмотра, а также договор N 6-ад/07 от 11 апреля 2007 года, согласно которому ООО “Кинокомпания “СТВ“ - “Правообладатель“ передало ЗАО “Союз Видео“ - “Пользователю“ право на воспроизведение фильма “Илья Муромец и Соловей Разбойник“ на Носителях и распространение экземпляров фильма, воспроизведенных на носителях любым способом, путем продажи, сдачи в прокат для последующего домашнего некоммерческого использования и т.д.

Иные доказательства, подтверждающие передачу прав авторов аудиовизуальных произведений другим лицам, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, судом не проверялось и не установлено, каким образом (по закону, договору или др.) и передавались ли права от авторов другим лицам, в том числе Фонду поддержки патриотического кино, Кинокомпании “СТВ“, и какое право автора нарушено осужденным.

Указывая, что в результате незаконного использования объектов авторского права А. были нарушены авторские права, принадлежащие ООО “Компания Вокс Видео“ на сумму 280 000 рублей, а также авторские права, принадлежащие ЗАО “Союз Видео“, на сумму 260 000 рублей, суд сослался только на показания представителей потерпевших Ц. и Ф., утверждавших, что правообладатель сам установил, что в случае контрафактной дорелизовой продажи фильма ущерб будет составлять 1% от стоимости исключительных прав /по договору N В-46-04/07 от 2 мая 2007 года - 28 600 000,00 рублей; по договору N 6-ад/07 от 11 апреля 2007 года - 26
000 000,00 рублей/.

Эти утверждения являются произвольными, ничем не подтверждаются.

Вместе с тем, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 14 от 26 апреля 2007 года “О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака“ суды при установлении ущерба должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела, а именно: из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации. При установлении признака особо крупного размера, предусмотренного п. “в“ ч. 3 ст. 146 УК РФ, судам следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений на момент совершения преступления. В тех же случаях, когда их стоимость еще не определена правообладателем, стоимость контрафактных экземпляров произведений, а также стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы.

Кроме того, приговор содержит противоречия в части установления даты релиза фильмов “Код Апокалипсиса“ и “Илья Муромец и Соловей Разбойник“.

Как указано в приговоре, официальный выпуск фильма “Код Апокалипсиса“ назначен правообладателем на 25 октября 2007 года.

Однако, пунктом 3.3.4 договора N В-46-04/07 от 2 мая 2007 года, заключенного между Фондом поддержки патриотического кино и ООО “Компания Вокс Видео“, установлена дата официального
релиза фильма “Код Апокалипсиса“ не позднее 4 октября 2007 года.

Согласно письмам ООО “Лорд“ и ООО “Киноцентр “Калевала“ в кинотеатрах г. Петрозаводска фильм “Код Апокалипсиса“ демонстрировался в период с 4 по 17 октября 2007 года.

Из показаний представителя потерпевшего ЗАО “Союз Видео“ Ф. суд установил, что официальный релиз /выход в прокат на носителях/ фильма “Илья Муромец и Соловей Разбойник“ назначен на 17 января 2008 года.

В силу пункта 13 договора N 6-ад / 07 от 11 апреля 2007 года, релиз - это момент опубликования, т.е. выпуска в обращение пользователем экземпляров фильма, но не ранее трех календарных недель с даты начала кинотеатрального проката фильма на территории РФ.

Согласно письмам ООО “Лорд“ и ООО “Киноцентр “Калевала“ мультфильм “Илья Муромец и Соловей Разбойник“ демонстрировался в кинотеатре “Калевала“ с 28 октября 2007 года, в кинотеатре “Победа“ с 28 декабря 2007 года.

Эти противоречия судом устранены не были.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Карелия постановленные в отношении А. судебные решения в части осуждения за совершение двух преступлений, предусмотренных п. “в“ ч. 3 ст. 146 УК РФ, отменены, уголовное дело в этой части направлено на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

3. В случае, когда лицо, имея умысел на приготовление к сбыту наркотических средств разным лицам в небольшом и в особо крупном
размере, совершило такие действия единовременно, в одном месте, в одно и то же время, все содеянное им подлежит квалификации как совершение одного преступления, связанного с приготовлением к сбыту наркотического средства по наибольшей массе наркотика, образующей особо крупный размер.

Приговором Прионежского районного суда Республики Карелия от 27.02.2007 г. П. осужден по ч. 1 ст. 30 - ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (по эпизоду, связанному с приготовлением к сбыту наркотического средства - марихуаны) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 - п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (по эпизоду, связанному с приготовлением к сбыту наркотического средства МДА и психотропного вещества - натрия у-оксибутирата) к 7 годам лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности наказаний окончательно к 8 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При рассмотрении дела в кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Вместе с тем, из приговора усматривается, что П. в период времени до 00:13 часов 7 октября 2006 года приобрел наркотические средства: марихуану весом 2,771 грамма и МДА (тенамфетамин и 3,4 метилендиоксиамфетамин) общей массой не менее 50,647 грамма, содержащееся в 147 таблетках, а также психотропное вещество - натрия у-оксибутирата (растворенного в
1,5 литрах воды) общей массой без учета нейтрального вещества 143,39 граммов. Наркотики он хранил в автомобиле “Mitsubishi Pajero“, а впоследствии, с целью последующего незаконного сбыта марихуаны своему знакомому М., а МДА и психотропного вещества своему знакомому Л., согласно ранее достигнутой между ними договоренности, а также иным лицам, перевез наркотики на указанном автомобиле из г. Санкт-Петербурга в Республику Карелия, где на 419 км автодороги Санкт-Петербург - Петрозаводск возле въезда в д. Вилга Прионежского района Республики Карелия автомобиль под его управлением был остановлен сотрудниками ДПС, П. задержан работниками УФСКН и наркотики были у него изъяты.

Обсуждая вопрос о юридической квалификации действий осужденного, суд первой инстанции принял во внимание, что приобретение, хранение, перевозка наркотических средств и психотропного вещества производилась подсудимым единовременно.

Однако при этом суд учел, что марихуана приобреталась П. с целью сбыта М., наркотическое средство МДА и психотропное вещество приобретались с целью сбыта Л., а через него - неопределенному кругу лиц.

Кроме этого, суд принял во внимание, что масса наркотического средства (марихуаны) 2,771 грамма не образует крупного или особо крупного размера для данного вида наркотика, а масса наркотического средства МДА в 49,95 грамма и психотропного вещества 143,39 грамма является особо крупным размером для данного вида наркотического средства и психотропного вещества.

Судом сделан вывод о том, что
единовременное приобретение, хранение и перевозка всех указанных наркотических средств и психотропного вещества при указанных обстоятельствах являются только способом реализации умысла на совершение двух самостоятельных уголовно-наказуемых деяний, образующих совокупность.

По мнению суда, единая квалификация действий подсудимого по умыслу на сбыт наркотических средств и психотропного вещества увеличила бы объем обвинения подсудимого по наиболее тяжкому преступлению, и ухудшила бы его положение, что является недопустимым при рассмотрении дела в судебном заседании.

Вместе с тем, в судебном заседании установлено, что оба преступления совершены П. в один период времени, в одном месте, все находившиеся в автомашине П. наркотики были изъяты сотрудниками УФСКН одновременно.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что П. действовал с единым умыслом, направленным на приготовление к незаконному сбыту всего имевшегося у него наркотического средства и психотропного вещества в особо крупном размере.

Президиум Верховного суда Республики Карелия, рассмотрев надзорную жалобу осужденного, изменил приговор суда - квалифицировал действия осужденного как единое преступление, а именно - по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, назначив наказание в виде 6 лет 7 месяцев лишения свободы; указание о назначении наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ исключено.

4. Квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину“ при покушении на кражу признан необоснованным.

Приговором Кемского городского суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, Г., ранее судимый, осужден по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69, ст. 70 УК РФ окончательно к 2 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда Г. признан виновным в краже фотоаппарата, мобильного телефона и денег у потерпевшего А., всего на сумму 6 420 рублей, с причинением значительного ущерба гражданину, а также в покушении на кражу мобильного телефона А. стоимостью 2 700 рублей, с причинением значительного ущерба гражданину.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия изменила приговор суда, признав ошибочной квалификацию действий осужденного по покушению на кражу мобильного телефона, совершенную с причинением значительного ущерба гражданину.

По смыслу уголовного закона данный квалифицирующий признак может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб.

Из текста обвинения, предъявленного Г. усматривается, что реального ущерба потерпевшему А. от кражи мобильного телефона не наступило, так как Г. при выходе из квартиры был задержан сотрудниками милиции.

Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия Г. на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, снизив наказание назначенное как за содеянное, так и по совокупности преступлений и приговоров.

5. Суд необоснованно исключил из объема обвинения осужденных квалифицирующий признак преступления “совершенное организованной группой“.

Приговором Сортавальского городского суда от 16.09.2009 г. М., Г., Д. и П. признаны виновными в совершении ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

По представлению прокурора приговор был отменен в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, и неправильным применением уголовного закона.

Согласно п. п. 2 и 4 статьи 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а также, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия.

Как правильно указано в кассационном представлении, вывод суда об отсутствии в действиях осужденных М., Д., П. квалифицирующего признака “совершенные организованной группой“ недостаточно аргументирован. Исключая данный признак из обвинения осужденных, суд указал, что в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения осужденного Г. в совершении преступления в составе организованной группы данный квалифицирующий признак не может быть применим и к остальным осужденным. Данный вывод сделан без учета всех установленных судом обстоятельств. В частности, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что основным критерием, отличающим организованную группу от группы лиц по предварительному сговору, является признак устойчивости, который характеризуется стабильностью состава, наличием организатора и руководителя группы, прочными связями. Однако, отвергая признак устойчивости в группе М. - Д. - П., суд не дал оценки тому обстоятельству, что в феврале 2008 года М. передал Д. для последующего распространения 240,788 грамма героина, который был изъят 25 февраля 2008 года у Д., расфасованным в разные порции в 53 пакетах. Данный факт суд признал доказанным, однако не дал ему оценку как признаку, возможно свидетельствующему о намерении совершать преступления и в будущем, то есть об устойчивости созданной группы.

Также суд не принял во внимание, что, как указано в описательно-мотивировочной части приговора, роли участников группы были распределены М. При этом М. должен был заниматься руководством и координацией действий Д. и П., заниматься обеспечением приобретения и доставки наркотических средств, передавать его Д.

Д. должен был получать от М. наркотическое средство, осуществлять его дальнейшее хранение, передавать наркотическое средство частями П. для его реализации. П., согласно описательно-мотивировочной части приговора, обязан был заниматься непосредственной реализацией полученного от Д. наркотического средства, подыскивать покупателей. Данным обстоятельствам суд оценки не дал с точки зрения признаков организованной группы.

Вышеперечисленные нарушения, а также другие установленные судом кассационной инстанции нарушения, явились основанием к отмене приговора и возвращению дела на новое судебное разбирательство.

Вопросы назначения наказания

1. Применяя закон о смягчении наказания, суд должен учесть все смягчающие обстоятельства.

Постановлением Сегежского городского суда от 01.09.2009 г. удовлетворено ходатайство Б., осужденного 30.09.2008 г. по ч. 3 ст. 30, п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 8 годам лишения свободы без штрафа, в соответствии с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 9 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, о пересмотре постановленного в отношении него приговора в связи с изменениями, внесенными в ст. 62 УК РФ Федеральным законом от 29.06.2009 г. N 141-ФЗ.

Указанным постановлением наказание, назначенное Б. смягчено: по ч. 3 ст. 30, п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ до 5 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - до 6 лет 8 месяцев лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - до 7 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров - до 8 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа.

Согласно статье 10 Уголовного кодекса РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Суд первой инстанции обоснованно пересмотрел в порядке ст. 397 УПК РФ постановленный в отношении Б. приговор.

Однако, смягчая наказание по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд не учел все обстоятельства, предусмотренные Общей частью Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года N 4-П, содержащееся в статье 10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания в числе других обстоятельств должны учитываться обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Вместе с тем, смягчая наказание, назначенное Б. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд снизил его до максимального размера, возможного с учетом требований ч. 2 ст. 66 и ч. 1 ст. 62 УК РФ, при этом судом не были приняты во внимание другие смягчающие обстоятельства, указанные в приговоре - наличие на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья самого подсудимого, а также его ребенка.

С учетом вышеуказанных обстоятельств суд кассационной инстанции снизил наказание по данному составу преступления до 6 лет 7 месяцев, а наказание, назначенное по совокупности преступлений и по совокупности приговоров, - соответственно до 7 лет 10 месяцев и до 8 лет 10 месяцев лишения свободы.

2. Срок обязательных работ, назначенный несовершеннолетнему, не может превышать 160 часов.

Приговором Костомукшского городского суда от 24.06.2009 г. Т., ранее судимый, осужден за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 80 часам обязательных работ за каждое, за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ - к 60 часам обязательных работ за каждое, по п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 80 часам обязательных работ, по п. п. “б, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 80 часам обязательных работ. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 200 часов обязательных работ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия, удовлетворила доводы кассационного представления и изменила приговор в связи с неправильным применением норм уголовного закона.

В соответствии с ч. 3 ст. 88 УК РФ обязательные работы несовершеннолетним осужденным назначаются на срок до 160 часов. Таким образом, назначив Т., осужденному за совершение преступлений в возрасте до 18 лет, окончательное наказание по совокупности преступлений в виде 200 часов обязательных работ, суд первой инстанции вышел за пределы установленного законом максимально возможного для несовершеннолетних срока данного вида наказания.

Суд кассационной инстанции снизил назначенное Т. по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ наказание до 160 часов обязательных работ.

3. Нарушение требований ч. 1 ст. 62 УК РФ послужило основанием для изменения приговора.

Приговором Прионежского районного суда от 31.08.2009 г. Л., ранее неоднократно судимый, осужден ч. 1 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы, в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд при назначении осужденному наказания за содеянное неправильно применил уголовный закон.

В соответствии со ст. 62 УК РФ (в редакции ФЗ от 29.06.2009 года N 141-ФЗ) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. “и“, “к“ ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Суд признал смягчающим наказание осужденного обстоятельством явку с повинной по каждому преступлению и не установил отягчающих обстоятельств (при этом суд обоснованно не усмотрел в действиях Л. рецидива, т.к. преступления были совершены до вынесения предыдущего приговора). При таких обстоятельствах, суд не мог назначить Л. наказание: по ч. 1 ст. 161 УК РФ - более 2 лет 8 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ (с учетом положений ч. 3 ст. 66 УК РФ) - более 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия приговор суда в этой части изменен, снижено наказание по ч. 1 ст. 161 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ до 7 лет 5 месяцев лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ до 9 лет лишения свободы, окончательное наказание в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ до 11 лет лишения свободы.

4. При приведении приговора в соответствие с действующим законодательством на основании ст. 10 УК РФ надлежит учитывать положения, содержащиеся в ч. 6 ст. 88 УК РФ.

Постановлением Сегежского городского суда от 11.10.2007 г. удовлетворено ходатайство Н., осужденного приговором Санкт-Петербургского городского суда от 06.05.1999 г. по ч. 1 ст. 131 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений к 7 годам лишения свободы, о пересмотре постановленного в отношении него приговора.

В кассационном порядке указанное постановление не обжаловалось.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия постановление изменил в связи с неправильным применением уголовного закона, указав при этом следующее.

Как видно из представленных материалов, суд первой инстанции, рассмотрев ходатайство осужденного Н. в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, пришел к правильному выводу о наличии оснований для пересмотра приговора от 06.05.1999 г. в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ в ст. 88 Уголовного кодекса РФ.

Вместе с тем суд не учел положений, содержащихся в ч. 6 ст. 88 УК РФ (в редакции закона от 08.12.2003 г.), о том, что наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше 6 лет.

Оставляя наказание по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР в виде 6 лет лишения свободы без изменений, суд не принял во внимание, что данное преступление совершено Н. в четырнадцатилетнем возрасте и назначенное судом наказание в силу ч. 6 ст. 88 УК РФ является максимально возможным.

Кроме этого, согласно приговору, в качестве смягчающего наказание обстоятельства судом были признаны явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления, и при назначении наказания по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР были применены положения ст. 62 УК РФ, однако данное обстоятельство не было учтено при пересмотре приговора в порядке ст. 10 УК РФ.

При таких обстоятельствах, с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 года N 4-П о безусловном применении положений ст. 10 УК РФ на любой стадии уголовного судопроизводства, Президиум смягчил назначенное Н. наказание по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР исходя из положений ч. 6 ст. 88 УК РФ и ст. 62 УК РФ (в редакции Закона от 29.06.2009 г.) до 3 лет 10 месяцев лишения свободы, а также наказание по совокупности преступлений, определенное по правилам ст. 40 УК РСФСР, до 5 лет 10 месяцев лишения свободы.

5. Сроки погашения судимости для лиц, совершивших преступление средней тяжести до достижения возраста 18 лет, равны одному году после отбытия лишения свободы.

Приговором Лоухского районного суда от 26.08.2009 г., постановленном в особом порядке судебного разбирательства, Р., ранее судимый, осужден по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, в соответствии с п. “в“ ч. 7 ст. 79 и ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Из материалов уголовного дела следует, что по приговору от 21 июля 2003 года Р. судим в несовершеннолетнем возрасте, преступления, за которые осуждался по данному приговору, отнесены к преступлениям средней тяжести, и 29 ноября 2007 года освободился от наказания условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 5 дней.

В соответствии с нормами ч. 4 ст. 86 УК РФ срок погашения судимости при условно-досрочном освобождении от наказания исчисляется исходя из фактически отбытого срока с момента освобождения от основного и дополнительного наказания.

Согласно ст. 95 УК РФ, сроки погашения судимости для лиц, совершивших средней тяжести преступления до достижения возраста восемнадцати лет, равны одному году после отбытия лишения свободы.

Новое преступление Р. совершено в декабре 2008 года, к этому моменту судимость по предыдущему приговору от 21 июля 2003 года с учетом положений ч. 4 ст. 86 и ст. 95 УК РФ была погашена.

В силу ч. 6 ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, при этом все погашенные судимости не должны учитываться судом при постановлении приговора при решении любого из вопросов, указанных в ст. 299 УПК РФ.

Назначив Р. наказание по совокупности приговоров, суд допустил ошибку.

Рассматривая дело в кассационном порядке, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия с учетом конкретных обстоятельств дела, совокупности смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств, а также с учетом позиции потерпевшей нашла возможным применить к Р. условное осуждение, о чем ставился вопрос в кассационной жалобе, с возложением на осужденного дополнительной обязанности в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, исключив ссылку на судимость по предыдущему приговору и указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Процессуальные вопросы

1. Постановление о продлении срока содержания под стражей отменено, т.к. суд не проверил обоснованность утверждения о невозможности закончить расследование.

Постановлением судьи Петрозаводского городского суда от 31.12.2009 г. удовлетворено ходатайство дознавателя и продлен срок содержания под стражей М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, на 30 суток, всего до 120 суток, т.е. по 07.02.2010 года включительно.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

По смыслу уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемого под стражей суду следует выяснять обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам. Если ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения тех же следственных действий, на которые указывал следователь (дознаватель) в предыдущих ходатайствах, надлежит устанавливать причины, по которым они не были произведены.

По настоящему делу указанные требования закона судьей не выполнены.

Посчитав, что с учетом запланированных следственных действий закончить дознание до окончания срока содержания М. под стражей невозможно, и указав об этом в постановлении, судья не проверила обоснованность данных утверждений.

Как следует из материалов дела, необходимость продления срока содержания М. под стражей мотивирована дознавателем тем, что необходимо провести очную став“у между М. и свидетелем Б., выполнить действия, связанные с окончанием дознания.

Вместе с тем, выполнение тех же следственных действий было запланировано дознавателем еще 4 декабря 2009 года при возбуждении ходатайства о продлении срока дознания.

Свидетель Б. допрошен по делу 05.11.2009 года, содержится в учреждении ИЗ-10/1 УФСИН РФ по РК, т.е. в том же учреждении, где содержится и М.

Однако, по каким причинам данное следственное действие не было проведено в продленный ранее срок содержания обвиняемого под стражей, судьей не выяснено.

В судебном заседании суда кассационной инстанции сторона защиты заявила о том, что указанное следственное действие не произведено до настоящего времени, дознание по делу не окончено.

Судебная коллегия по уголовным делам, отменила постановление судьи, признав его незаконным и необоснованным, ходатайство дознавателя направлено на новое рассмотрение, М. освобожден из-под стражи.

2. Исполнение постановления в части обеспечения сохранности жилища и имущества осужденного необоснованно поручено отделу судебных приставов.

Постановлением Кондопожского городского суда от 15.05.2009 г. удовлетворено заявление осужденного Т. об обеспечении сохранности его жилища и находящегося в нем имущества.

Исполнение данного постановления в части обеспечения сохранности жилища и имущества в нем поручено отделу судебных приставов по Кондопожскому району Республики Карелия.

Согласно положениям ст. 313 УПК РФ, при наличии у осужденного имущества или жилища, остающихся без присмотра, суд выносит определение или постановление о принятии мер по их охране.

По смыслу ст. 160 УПК РФ, исполнение постановления суда об обеспечении сохранности жилища и имущества осужденного может быть возложено на органы внутренних дел, органы местного самоуправления, организации, обслуживающие жилищный фонд.

В соответствии с ч. 5 ст. 2 Жилищного кодекса РФ органы государственной власти и местного самоуправления в пределах своих полномочий обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан, приобретающих жилые помещения и пользующихся ими на законных основаниях, потребителей коммунальных услуг, а также услуг, касающихся обслуживания жилищного фонда.

Как следует из материалов дела, Т. отбывает в исправительной колонии строгого режима наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, назначенное приговором Кондопожского городского суда от 27.11.2008 г. за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

До осуждения Т. проживал один.

13 мая 2009 года осужденный обратился в суд с заявлением о принятии в соответствии с ч. 2 ст. 313 УПК РФ мер по обеспечению сохранности жилища и имущества, находящегося в нем.

Заявление Т. рассмотрено 15 мая 2009 года судом без участия осужденного и иных лиц, интересы которых могло затрагивать рассмотрение данного вопроса.

Суд пришел к выводу о необходимости удовлетворить заявление осужденного и постановил поручить отделу судебных приставов по Кондопожскому району Республики Карелия обеспечение сохранности жилища Т. и имущества, находящегося в нем.

Вместе с тем, принимая указанное решение, суд не указал, на каком основании он возлагает обеспечение сохранности жилища Т. и имущества, находящегося в нем, на службу судебных приставов по Кондопожскому району Республики Карелия. Вопрос о возможности возложения указанной обязанности на иные органы, судом не рассматривался.

В статье 12 Федерального Закона “Об исполнительном производстве“ приведен перечень документов, являющихся исполнительными. Постановление суда об обеспечении сохранности жилища и имущества, находящегося в нем, в указанный перечень не включено и не соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам.

2 июня 2009 года судебный пристав-исполнитель Отдела судебных приставов по Кондопожскому району Республики Карелия отказал в возбуждении исполнительного производства по обжалуемому постановлению суда на том основании, что Федеральная служба судебных приставов России не обладает полномочиями по охране жилища и имущества, находящегося в нем.

Рассмотрев надзорное представление прокурора Республики Карелия, Президиум Верховного Суда Республики Карелия пришел к выводу о том, что суд необоснованно возложил обязанность по обеспечению сохранности жилища и имущества осужденного Т. на орган, не наделенный такими полномочиями, отменил постановление судьи и направил материалы дела на новое рассмотрение.

3. Нарушены права осужденного, ходатайствовавшего о своем участии при рассмотрении его заявления в порядке ст. 399 УПК РФ.

Постановлением судьи Сегежского городского суда от 02.11.2009 г. удовлетворено ходатайство осужденного К. о пересмотре постановленного в отношении него приговора в связи с изменениями, внесенными в ст. 62 УК РФ Федеральным законом от 29.06.2009 г. N 141-ФЗ.

Проверив в кассационном порядке материалы производства по ходатайству осужденного о пересмотре приговора, судебная коллегия отменила постановление судьи по следующим основаниям.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством суд обязан разъяснить любому участнику уголовного судопроизводства его права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ), создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

По общему правилу, установленному ч. ч. 3 и 4 ст. 399 УПК РФ, вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судьей единолично, при этом суд принимает решение об участии или неучастии в судебном заседании осужденного, которого обязан заблаговременно известить о месте и времени судебного заседания.

По смыслу ст. 399 УПК РФ с учетом положений ст. ст. 11 и 15 УПК РФ, в тех случаях, когда осужденный отбывает наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, ему должна быть предоставлена возможность довести свою позицию относительно существа поданной жалобы до сведения суда путем представления письменных объяснений, использования помощи адвокатов и иных представителей, а также другим предусмотренным законом способом. В стадии подготовки к судебному разбирательству указанные положения закона должны быть доведены до сведения заявителя.

Как следует из представленных материалов, по данному делу указанные положения закона не были соблюдены.

Суд своевременно известил К. о месте и времени судебного заседания по рассмотрению его ходатайства, однако возможности довести свою позицию относительно существа поданного им ходатайства до сведения суда путем представления письменных объяснений, использования помощи адвоката и иных представителей, а также другим предусмотренным законом способом осужденному не предоставил.

В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ судебная коллегия отменила указанное постановление и направила производство по ходатайству на новое судебное разбирательство.

4. В случае отмены приговора суд, повторно рассматривающий дело, не вправе ухудшить положение осужденного, если прежний приговор не отменен по мотивам чрезмерной мягкости.

Приговором Сегежского городского суда от 04.08.2009 г., постановленным в особом порядке принятия судебного решения, Ш. ранее неоднократно судимая, осуждена за совершение преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено путем частичного сложения наказаний, назначенных настоящим приговором и приговором суда от 20.05.2009 года, и определено в виде 3 лет 8 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Назначая наказание, суд первой инстанции нарушил уголовно-процессуальный закон, по смыслу которого, в случае отмены приговора суда, при новом рассмотрении дела, суд не вправе ухудшить положение подсудимого, если ранее постановленный приговор не отменялся вследствие несправедливости назначенного наказания.

Как следует из материалов дела, приговором суда от 07.05.2009 года Ш. была осуждена за совершение настоящего преступления к 10 месяцам лишения свободы.

06.06.2009 г. определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия постановленный приговор был отменен в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении окончательного наказания по совокупности приговоров, т.е. не в связи с несправедливостью назначенного осужденной наказания.

Назначив при новом рассмотрении дела Ш. наказание в виде 1 года и 6 месяцев лишения свободы суд первой инстанции ухудшил положение осужденной, что недопустимо.

Судебной коллегией приговор изменен, наказание за содеянное снижено до 10 месяцев лишения свободы и по совокупности преступлений - до 3 лет 7 месяцев лишения свободы без штрафа.

5. Суд, вопреки положениям ч. 2 ст. 443 УПК РФ, назначил принудительные меры медицинского характера.

Постановлением Кондопожского городского суда от 09.12.2008 г. К. освобожден от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ и к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Согласно ч. ч. 2, 4 ст. 443 УПК РФ в случае совершения невменяемым лицом деяния небольшой тяжести суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Копия данного постановления направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении и направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар.

Данные требования закона судом нарушены.

Исследовав собранные по уголовному делу в отношении К. доказательства и оценив их в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о совершении им в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Вместе с тем, освободив К. от уголовной ответственности, суд не учел, что им совершено деяние небольшой тяжести, и, вопреки положениям ч. 2 ст. 443 УПК РФ, назначил принудительные меры медицинского характера.

С учетом указанных нарушений Президиум Верховного Суда Республики Карелия постановление отменил, производство по уголовному делу и по применению к К. принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа прекратил.

В связи с тем, что на момент рассмотрения надзорной жалобы К. в суде надзорной инстанции он на основании судебного постановления от 18.12.2008 г. находился на принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, Президиум не усмотрел оснований для направления копии принятого им постановления в орган здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психиатрический стационар.

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Карелия