Решения и постановления судов

Кассационное определение Верховного суда УР от 21.10.2009 по делу N 33-2868 Поскольку истец имел необходимый педагогический стаж для назначения досрочной пенсии, постольку досрочная пенсия подлежит назначению с момента обращения лица в пенсионный орган, а не с момента вступления в силу решения суда, которым признано право истца на назначение досрочной пенсии.

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 октября 2009 г. по делу N 33-2868

Судья: Фаррухшина Г.Р.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 21 октября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 5 августа 2009 года, которым

исковые требования О. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворены.

Признано незаконным решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного
учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики N <...> от 29 января 2009 года об отказе О. в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) <...> (межрайонное) Удмуртской Республики обязано досрочно назначить О. трудовую пенсию по старости со дня обращения за назначением, а именно с 20 августа 2008 года, как лицу, не менее 25 лет осуществлявшему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от его возраста.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) <...> (межрайонное) Удмуртской Республики обязано включить О. в стаж педагогической деятельности, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости, следующие периоды:

- с 5 ноября 1983 г. по 23 апреля 1985 г. - период службы в Советской Армии;

- с 3 мая 2002 г. по 20 августа 2008 г. - период работы в должности тренера-преподавателя МУДО <...>, переименованного в МУДОД <...>.

С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики взысканы в пользу О. расходы по оплате услуг представителя в сумме 3000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 100 руб., расходы по оформлению нотариальной доверенности в сумме 400 руб., а всего 3500 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., объяснения представителя истца К., действующей на основании доверенности от 18.03.2009 г. сроком на 3 года, Судебная коллегия

установила:

О. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики (далее по тексту - Управление) о восстановлении пенсионных прав. Свои требования истец мотивирует тем, что решением ответчика N <...> от 29 января 2009 года ему отказано в назначении досрочной
трудовой пенсии как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность, в связи с недостаточностью стажа. Ответчик исключил из подсчета стажа период его службы в рядах Советской Армии с 05.11.1983 г. по 30.04.1985 г., а также периода с 03.05.2002 г. по 20.08.2008 г. его работы в должности тренера-преподавателя в МУДОД <...>. Просит признать незаконным указанное решение ответчика, обязать его назначить досрочную трудовую пенсию с момента возникновения права, взыскать судебные расходы.

В ходе рассмотрения спора представитель истца по доверенности К. изменила исковые требования. Просила признать решение Управления N <...> от 29 января 2009 года незаконным в части невключения периодов с 05.11.1983 г. по 30.04.1985 г. службы в рядах Советской Армии, с 03.05.2002 г. по 20.08.2008 г. работы в должности тренера-преподавателя в МУДО <...>. Просила также обязать Управление пожизненно досрочно назначить О. трудовую пенсию по старости с момента возникновения права, взыскать судебные расходы.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истца в порядке ст. 167 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истца по доверенности К. исковые требования поддержала в полном объеме. Уточнила период службы в рядах Советской Армии: с 05.11.1983 г. по 24.04.1985 г. Пояснила, что период работы истца тренером-преподавателем протекал в одном учреждении, поскольку 25.11.2008 г. наименование учреждения приведено в соответствие с требованием Списков, произведено переименование учреждения, при этом у истца не изменились ни условия труда, ни заработная плата. Просила назначить пенсию со дня обращения за ее назначением - 20.08.2008 г.

Представитель ответчика Романова Е.А., действующая по доверенности, исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление Правительства РФ N 781 “О списках работ, профессий, должностей,
специальностей и учреждений...“ издано 29.10.2002, а не 20.10.2002.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ввиду неправильного применения судом норм пенсионного законодательства. Так, по мнению ответчика, для включения периода службы истца в Советской Армии, тренером-преподавателем в МУДО <...> нет правовых оснований. Указывает, что наименование “Детский клуб“ отсутствует в разделе “Учреждения дополнительного образования“ Списка N 781 от 20.10.2002 г. Тождество учреждений компетентным органом - Министерством здравоохранения и социального развития РФ по согласованию с Пенсионным фондом РФ, по представлению федеральных органов исполнительной власти, не установлено. Тождественность по должностям и учреждениям, наименования которых не предусматривались нормативными правовыми актами, установлена быть не может. Ссылается на неправильную оценку доказательств судом. Оспаривает момент назначения пенсии, по мнению ответчика, этот момент следует определять датой вступления в законную силу решения суда, учитывая, что тождественность учреждений установлена судом. Указывает на необоснованное взыскание с ответчика судебных расходов.

В возражениях представитель истца К. приводит доводы о законности и обоснованности судебного решения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, оснований для отмены решения суда не усматривает. Решение является законным и обоснованным. Судом правильно установлены значимые обстоятельства дела.

Доводы кассационной жалобы Судебная коллегия находит необоснованными.

Оценивая возможность включения периода военной службы по призыву в Вооруженных Силах СССР с 05.11.1983 г. по 24.04.1985 г., суд правильно исходил из постановления Совета Министров СССР от 17.12.1959 года N 1397, действовавшего в спорный период (до 01.10.1993 года). Данным постановлением был утвержден Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, и Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет
работникам просвещения и здравоохранения (далее по тексту - Положение от 17.12.1959 года N 1397). Возможность включения в педагогический стаж службы в составе Вооруженных Сил СССР была предусмотрена пунктом 1 подпункта “г“ указанного Положения.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении N 18-П от 15.06.1998 года, в определении N 320-О от 05.11.2002 года, применение судом норм, утративших силу, но действовавших в период службы истца в Вооруженных Силах СССР, Судебная коллегия находит правильным.

Суд применил Положение от 17.12.1959 года N 1397 до 01.10.1993 года, т.е. до его признания недействующим на территории Российской Федерации постановлением Правительства РФ от 22.09.1993 года N 953, что также является правильным.

Условия, предусмотренные п. 4 Положения от 17.12.1959 года N 1397, соблюдены, на момент обращения за пенсией истцом выработано 2/3 требуемого стажа. Судом пункт 4 Положения применен правильно, т.к. в стаж работы по педагогической деятельности период службы в рядах Советской Армии включен не более 1/3 требуемого стажа.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии оснований для включения периода службы в Советской Армии основаны на неверном применении и толковании норм материального права и не являются основанием для отмены решения суда.

Оспаривая возможность включения в педагогический стаж периодов работы истца с 03.05.2002 г. по 20.08.2008 г. в должности тренера-преподавателя в муниципальном учреждении дополнительного образования <...>, ответчик указывал на несоответствие наименования данного учреждения “Списку должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей“, в соответствии с подп. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ “О
трудовых пенсиях в РФ“, утвержденного постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781 (далее - Список от 29.10.2002 г. N 781), “Списку должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей“, утвержденному постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1067 (далее - Список от 22.09.1999 г. N 1067).

При этом ответчик не оспаривал факт работы истца в данный период в должности тренера-преподавателя, что подтверждается его решением от 29.01.2009 г. (л.д. 6, обор.).

Суд в решении дал правильную оценку этим доводам ответчика, признав их необоснованными.

Из материалов дела следует, что деятельность истца в указанный период протекала в одном и том же учреждении дополнительного образования для детей, в указанный период происходило лишь изменение наименования данного учреждения. Так, с 03.05.2002 г. истец принят на работу тренером-преподавателем МУДО <...>. 25.11.2008 г. МУДО <...> преобразован в муниципальное учреждение дополнительного образования детей <...> на основании приказа Администрации г. Ижевска от 25.11.2008 г. N 269П, утверждена новая редакция Устава МУДОД <...>.

Анализ содержания учредительных документов данных учреждений позволяет сделать вывод о тождественности целей и задач, для реализации которых они были созданы. Деятельность указанных учреждений дополнительного образования для детей была связана осуществлением физкультурно-оздоровительной и воспитательной работы среди детей по месту их жительства, направленной на укрепление здоровья и всестороннего развития. Об этом свидетельствует также и сохранение в прежнем неизменном виде наименования должности истца, размера его оклада и надбавок, что подтверждается штатными расписаниями, учебными планами-графиками, тарификационными списками. С учетом совокупности изложенного правомерен вывод суда о тождественности указанных
учреждений, по сути наименование “Детский хоккейный клуб“ приведено в соответствие с требуемыми Списками путем изменения его наименования “Детско-юношеский центр по хоккею“, наименование, имевшие в спорный период статус дополнительного детского образовательного учреждения, что в соответствии со Списками от 22.09.1999 г. N 1067 и от 29.10.2002 г. N 781 позволяет зачесть спорный период работы истца в педагогический стаж. Оценка представленным доказательствам дана судом в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ, оснований для переоценки данных выводов суда Судебная коллегия не усматривает.

Доводы кассационной жалобы о том, что тождество учреждений компетентным органом не установлено, не влияют на выводы суда. Соответствующая правовая позиция о возможности разрешения судом вопроса о тождественности должностей и учреждений, работа в которых дает право на досрочное назначение пенсии, изложена в определениях Конституционного Суда РФ от 04.03.2004 г. N 81-О, от 18.06.2004 г. N 197-О и п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.05 г. “О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии“. Доводы ответчика о невозможности в данном случае установления тождественности наименования учреждений, так как учреждение не было предусмотрено нормативными правовыми актами, устанавливающими право на пенсию, основаны на неправильном применении и толковании указанных судебных актов Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ, Судебной коллегией не принимаются во внимание.

Принимая во внимание, что педагогический стаж истца на 01.01.2001 г. в должностях и учреждениях, указанных в Списке, превышал 16 лет 8 месяцев, и в период с 01.11.1999 г. по 31.12.2000 г. истец работал в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела “Наименование
должностей“ и в пункте 2 раздела “Наименование учреждений“ Списка от 29.10.2002 г. N 781, условия п. 12 Правил от 29.10.2002 г. N 781 выполнены.

Положения п. 4 Правил от 29.10.2002 г. N 781 о включении периодов работы начиная с 01.09.2000 г. в специальный стаж при условии выполнения педагогической или учебной нагрузки, установленной за ставку заработной платы, также выполнены, что подтверждается справкой МУДОД <...> (л.д. 88).

Доводы кассационной жалобы о том, что право на назначение досрочной пенсии истцу не может быть определено ранее установления судом факта тождества учреждений, являются несостоятельными. Решением суда подтверждено, что истец имел необходимый педагогический стаж для реализации своего права на назначение досрочной пенсии, которым он фактически обладал при обращении в Управление за назначением пенсии, то есть на 20.08.2008 г. Следовательно, досрочная пенсия подлежит назначению не с момента вступления в силу решения суда, как указано в жалобе, а с момента обращения истца в пенсионный орган за назначением пенсии - с 20.08.2008 г. Данное толкование не противоречит ст. 19 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ и гарантирует гражданину своевременное пенсионное обеспечение.

Все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, всем им в решении дана надлежащая оценка со ссылкой на примененные нормы материального права. Оснований для иных выводов Коллегия не находит.

Судебные расходы взысканы судом в соответствии с требованиями ст.ст. 98,100 ГПК РФ. Основания для пересмотра выводов в этой части у Коллегии отсутствуют.

С учетом изложенного кассационная жалоба ответчика не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ Судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 5 августа
2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики - без удовлетворения.

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ГЛУХОВА И.Л.