Решения и постановления судов

Определение Новосибирского областного суда от 14.10.2009 N 22-4826/2009 Вынося обвинительный приговор, суд не выяснил технические характеристики принадлежащих потерпевшим механических транспортных средств, что является существенным условием для выводов суда о наличии в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ.

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 октября 2009 г. по делу N 22-4826/2009

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Золотаревой СВ.,

судей Сорокиной Н.Н., Ганиной М.А.,

при секретаре Будылдиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 14 октября 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Килиной Н.С, кассационную жалобу потерпевшего Б. на приговор Кировского районного суда г.
Новосибирска от 2 июля 2009 года, которым

Л., осужден по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, ведающий исполнением приговора;

Г., осужден по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ условное осуждение по приговору от 26 марта 2008 года отменено, не отбытое наказание присоединено частично и окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен со 2 июля 2009 года.

По ст. 158 ч. 2 п. “а, б, в“ УК РФ (второй эпизод обвинения) Г. и Л. оправданы за непричастностью к совершенному преступлению.

Г. и Л. признаны виновными и осуждены за угон, т.е. неправомерное завладение без цели хищения мини-мокиками “Хонда-Дио“ AF34 и “Хонда-Дио“ AF28, принадлежащими Б. и В., совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Как указано в приговоре, преступление совершено ими в период времени с 0 часов до 8 часов 30 минут 15 августа 2008 года в г. Новосибирска.

В судебном заседании подсудимые Г. и Л. виновными себя признали частично.

Заслушав доклад судьи областного суда Золотаревой СВ., объяснение прокурора Полуэктовой М.Б., поддержавшей доводы кассационного представления, объяснения потерпевшего Б., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение адвокатов Зболотских Т.Г. и Шаболтаевой Е.И. об оставлении без изменения приговора в части оправдания Л. и Г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ и отмене приговора в части их
осуждения по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ ввиду отсутствия в их действиях состава данного преступления, судебная коллегия

установила:

в кассационном представлении (с учетом дополнений, внесенных автором) государственный обвинитель Килина Н.С. просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

По мнению автора представления, оправдание Л. и Г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ является незаконным, вывод суда о непричастности названных лиц к данному преступлению не основан на фактических обстоятельствах дела и совокупности доказательств;

оправдывая подсудимых по названной статье УК РФ, суд не дал оценки показаниям потерпевшего Б., который в ходе предварительного и судебного следствия утверждал, что ворота гаража были прикрыты, со стороны не было видно, что ворота были не заперты; местность вокруг гаража не является часто посещаемой посторонними лицами, что значительно снижает вероятности проникновения в гараж третьих лиц.

Автор представления полагает, что судом допущено нарушение требований ст. 307 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ, поскольку, осудив Л. и Г. за угон по предварительному сговору иного транспортного средства, суд не исследовал, к какому виду транспортных средств относятся похищенные мини-мокики, приводятся ли они в движение двигателем, каков рабочий объем двигателей; не исследовал и не приобщил к материалам дела технические паспорта данных мини-мокиков, не провел соответствующей технической экспертизы с тем, чтобы установить являются ли данные мини-мокики предметом преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ.

Автор представления также полагает, что суд при назначении наказания не в полной мере учел характер и степень общественной
опасности совершенного Л. преступления, данные о его личности, отношение к совершенному преступлению, отсутствие намерения возмещать вред, причиненный преступлением, мнение потерпевших, настаивавших на строгом наказании; оснований для применения к назначенному Л. наказанию ст. 73 УК РФ у суда не имелось.

В кассационной жалобе потерпевший Б. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, несправедливости, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, чрезмерной мягкости назначенного наказания, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Потерпевший полагает, что суд необоснованно оправдал Г. и Л. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ, при этом дал неправильную оценку показаниям подсудимых, которые, стремясь уйти от уголовной ответственности за совершенную кражу, дали неправдивые показания.

По мнению потерпевшего, суд также назначил чрезмерно мягкое наказание за угон мокиков, при этом необоснованно признал явки с повинной смягчающим обстоятельством, поскольку при обращении в РУВД он (потерпевший), а также потерпевший В. и свидетель Д. знали, кто совершил указанные действия, требовали у Л. возврата имущества, он сообщил свой номер телефона Л. и оперативным работникам, после чего виновные были задержаны;

осужденные не признали вину в краже, не дали правдивые показания по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ, в судебном заседании в содеянном не раскаялись, не возместили причиненный ему ущерб в сумме 8870 рублей;

суд не учел того, что Г. и Л. представляют опасность для общества, т.к. вышли из-под контроля родителей, в ночное время не находятся дома, а совершают преступления, в то время как Г. был уже судим за аналогичные преступления;

суд не учел мнение
потерпевших, настаивающих на применении строгого наказания, поскольку назначенное наказание не соответствует тяжести содеянного и характеристике личности подсудимых, их исправление и перевоспитание возможно только в местах лишения свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в части оправдания Г. и Л. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ законным и обоснованным, а в части их осуждения по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ подлежащим отмене ввиду существенного нарушения судом требований уголовно-процессуального закона.

С доводами государственного обвинителя и потерпевшего Б. о незаконности и необоснованности приговора в части оправдания Г. и Л. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ за непричастностью к преступлению судебная коллегия согласиться не может.

Как видно из материалов дела, Г. и Л. на предварительном следствии и в судебном заседании последовательно утверждали, что из гаража потерпевшего Б. забрали лишь два мини-мокика, и не брали наборов с инструментами и шлем.

Оправдывая Л. и Г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ за непричастностью к преступлению, суд в приговоре указал, что в открытый гараж в период времени с 0 часов до 8 часов 30 минут 15 августа 2008 года могли проникнуть иные лица, а бесспорных доказательств их вины в совершении данного преступления не представлено.

Оспаривая обоснованность данного вывода суда, государственный обвинитель указывает на то, что суд не дал оценки показаниям потерпевшего Б. в ходе предварительного и судебного следствия о том, что ворота гаража были прикрыты, и со стороны не было видно, что
ворота не заперты, что местность вокруг гаража не является часто посещаемой.

Данные доводы государственного обвинителя являются несостоятельными, поскольку, как видно из протокола, потерпевший Б. в судебном заседании таких показаний не давал, а государственный обвинитель не ходатайствовал об оглашении его показаний на предварительном следствии.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Поскольку стороной обвинения не представлено доказательств виновности Г. и Л. в краже принадлежащих потерпевшему Б. инструментов и шлема, суд правильно указал на то, что выводы о виновности не могут быть основаны на предположениях, все сомнения в виновности толкуются в“ пользу обвиняемых.

С учетом изложенного доводы государственного обвинителя и потерпевшего Б. о незаконности и необоснованности оправдания Л. и Г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ являются несостоятельными.

Вместе с тем, заслуживают внимания доводы автора кассационного представления о необходимости отмены приговора в части осуждения названных лиц по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ.

По смыслу уголовно-процессуального закона при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, событие преступления - время, место способ и другие обстоятельства совершения преступления.

Как следует из приговора, действия Л. и Г., связанные с завладением мини-мокиком “Хонда-Дио“ AF34, двигатель AF27, принадлежащим потерпевшему Б., и мини-мокиком “Хонда-Дио“ AF28, двигатель AF18, принадлежащим потерпевшему В., квалифицированы судом по п. “а“ ч. 2 ст. 166 УК РФ, как неправомерное завладение иным транспортным средством без цели хищения (угон), совершенное по предварительному сговору группой
лиц.

Между тем, предметом преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ является автомобиль, или иное транспортное средство.

Исходя из примечания к ст. 264 УК РФ под иным транспортным средством, за угон которого предусмотрена уголовная ответственность по ст. 166 УК РФ, понимаются механические транспортные средства, а именно троллейбусы, тракторы и другие самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства.

В соответствии с действующими Правилами дорожного движения под механическим транспортным средством понимается транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем;

мопед - это двух- или трехколесное транспортное средство, приводимое в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 куб. см и имеющее максимальную конструктивную скорость не более 50 км/ч. К мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками.

Признавая Л. и Г. виновными в неправомерном завладении (угоне) иными транспортными средствами без цели хищения, суд данных положений закона не учел, не выяснил технические характеристики принадлежащих потерпевшим Б. и В. мокиков, на что обоснованно указывает в кассационном представлении государственный обвинитель.

Поскольку вышеуказанные обстоятельства, имеющие существенное значение для вывода о наличии в действиях осужденных состава названного преступления, не были в нарушение требований уголовно-процессуального закона установлены судом, вывод суда о виновности Л. и Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ, является преждевременным, а потому приговор суда в данной части нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело в этой части - направлению в суд на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и принять новое решение в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законов.

Поскольку приговор в
части осуждения Г. и Л. отменяется в связи с нарушением судом требований уголовно-процессуального закона, доводы автора кассационного представления и потерпевшего Б. о чрезмерной мягкости назначенного наказания, о том, что суд не вправе был учитывать в качестве смягчающего обстоятельства протоколы явок с повинной, а также об отсутствии оснований для применения ст. 73 УК РФ к наказанию, назначаемому подсудимому Л., не рассматриваются судебной коллегией в связи с преждевременностью. Данные доводы суду следует оценить при новом рассмотрении дела.

Мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана Г. приговором суда, поэтому судебная коллегия, отменяя приговор и направляя уголовное дело в указанной части на новое судебное рассмотрение, изменяет Г. меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кировского районного суда г. Новосибирска от 2 июля 2009 года в отношении Л. и Г. в части осуждения по ст. 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ отменить, уголовное дело в данной части направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

Тот же приговор в части оправдания Л. и Г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а, б, в“ УК РФ оставить без изменения.

Кассационное представление помощника прокурора Кировского района г. Новосибирска Килиной Н.С., кассационную жалобу потерпевшего Б. удовлетворить частично.

Г. из-под стражи освободить, изменив ему меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении.