Решения и определения судов

Определение Новосибирского областного суда от 12.10.2009 N 22-5016/2009 Приговор по уголовному делу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном при превышении пределов необходимой обороны, отменен; дело направлено на новое судебное рассмотрение, поскольку показания осужденного, потерпевшего и свидетелей исследованы судом ненадлежащим образом, не согласуются с фактическими обстоятельствами и не подтверждены доказательствами по делу.

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2009 г. по делу N 22-5016/2009

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе: Председательствующего - Свинтицкой Г.Я. Судей: Плотниковой Е.А., Бондаренко Е.В. При секретаре - Носачевой М.А.

Рассмотрела в открытом судебном заседании 12 октября 2009 г. кассационное представление государственного обвинителя Чегодаевой О.Л., кассационную жалобу адвоката Мисюка В.М. в защиту интересов осужденного С. на приговор Ордынского районного суда Новосибирской области от 04.06.2009 г., которым:

С., осужден по ст. 114 ч. 1 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год.

С С. в возмещение
материального ущерба в пользу Л. взыскано 7786 рублей, в возмещение морального вреда - 80000 рублей.

По приговору суда С. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Л., совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Преступления им совершено 1 июля 2008 г. в с. Плотниково Ордынского района Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. вину в совершении преступления не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Плотниковой Е.А., пояснение осужденного С., поддержавшего доводы жалобы, просившего представление отклонить, и мнения прокурора прокуратуры Новосибирской области Раковой Н.С. и потерпевшего Л. об отмене приговора по доводам кассационного представления, доводы жалобы просили отклонить, судебная коллегия

установила:

в кассационном представлении государственный обвинитель Чегодаева О.Л. находит приговор суда незаконным, полагает, что он подлежит отмене в связи с нарушением требований ст. 307 УПК РФ, неверной квалификацией действий осужденного и мягкостью назначенного наказания. Органами предварительного следствия С. обвинялся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Л. По мнению автора представления, выводы суда о причинении тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, необоснованны. При этом государственный обвинитель приводит показания потерпевшего Л., анализирует их и указывает на то, что и сам С. не отрицал, что потерпевший Л. не принимал участие в ссоре. Суд установил, что удары С. нанес палкой. О наличии прямого умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему свидетельствует поведение С. после прекращения драки, в которой потерпевший не участвовал, орудие преступления, локализация телесных повреждений. Из обстоятельств установленных судом следует, что потерпевший фактически никакой угрозы жизни и здоровью подсудимого не представлял, что и было указано судом в мотивировочной части приговора, а
кроме того суд пришел к выводу, что удар в область головы был нанесен после прекращения общественно опасного посягательства. При таких обстоятельствах превышение пределов необходимой обороны не нашло своего подтверждения. Выводы суда о виновности и о квалификации действий подсудимого являются противоречивыми. Обращает внимание автор представления и на то, что суд не дал надлежащей оценки протоколу осмотра места происшествия и показания свидетеля К. Указанные доказательства противоречили показаниям Ч., Ж., К. и С.. Данные нарушения являются существенными, влекут отмену приговора. В связи с неправильной квалификацией действий подсудимого полагает, что ему назначено несправедливое наказание. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Мисюк В.М. в защиту интересов осужденного С. с приговором суда не согласен, в действиях осужденного усматривает необходимую оборону. С. находился в доме со своей сожительницей, братом, беременной женой брата, двумя несовершеннолетними детьми. Около 23-24 часов к их дому приехало около 10 человек, среди которых был и Л., последние выломав штакетины, ворвались в ограду, выкрикивали угрозы расправы над С. и его семьей, после чего неустановленное лицо ударило С., а Л. в это время удерживал его сзади. Брат дрался с приехавшими, С., видя явное численное превосходство нападающих, их агрессивность и алкогольное опьянение, поднял с земли палку стал наносить удары по нападающим, в результате чего Л. был причинен тяжкий вред. Нападавшие скрылись, С. пытался вызвать участкового по телефону, но не дозвонился до него. Через некоторое время участковый показал заявление Л. о его нежелании никого привлекать к уголовной ответственности, а потому С. не обратился с заявлением в милицию, поэтому не обращался он и
в больницу. Как оказалось позднее, материалы были сфальсифицированы участковым. Просит приговор отменить, а дело прекратить в связи с отсутствием в действиях С. состава преступления.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 380 ч. 1 п. 4 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильное применение уголовного закона или определения меры наказания.

Органами предварительного следствия С. обвинялся в том, что в ходе драки, с целью причинения тяжкого вреда здоровью Л., взял деревянную палку, умышлено нанес ей Л. не менее 3 ударов по голове и другим частям тела, причинив тяжкий вред здоровью. Действий его были квалифицированы по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Суд установил другие обстоятельства произошедшего. 01.07.08 г. в ночное время в ограду дома С. вошли П., Л. и неустановленные лица. Между П. и С. на почве личных неприязненных отношений возникла ссора, а затем между С., его братом и неустановленными лицами началась драка. С. с целью защиты от общественно опасного посягательства, взял палку, стал наносить удары неустановленным лицам. После этого неустановленные следствием лица, П. и Л. стали покидать ограду дома подсудимого С., последний после отражения нападения, явно превышая пределы необходимой обороны, побежал за потерпевшим Л., который выходил из ограды дома, умышленно с целью причинения тяжкого вреда здоровью нанес Л. не менее трех ударов палкой по голове и другим
частям тела, причинив ему телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга тяжелой степени тяжести, субарахноидального кровоизлияния, эпидуральной гематомы справа, закрытого перелома височной кости справа с переходом на основание мозга по средней черепной ямке, ушибленной раны правой теменной кости, которые оцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Действия С. суд квалифицировал по ст. 114 ч. 1 УК РФ.

Переквалифицируя действия С. со ст. 111 ч. 1 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ, суд в мотивировочной части приговора пришел к выводу, что С. был нанесен удар деревянной палкой в область головы потерпевшего Л., когда фактически нападение было окончено, прибывшие лица никакой опасности не представляли для подсудимого, пытались покинуть ограду дома, то есть насилие было применено после отражения нападения. Удар в область головы потерпевшему был нанесен, когда фактически никакой угрозы жизни и здоровью подсудимого С. и его семье не было, после прекращения общественно опасного посягательства.

Описывая действия С. как причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и указывая в мотивировочной части о нанесении ударов С. потерпевшему после прекращения общественно опасного посягательства, когда никакой угрозы для жизни и здоровья подсудимого, членов его семьи не было, суд допустил противоречие.

Допущенное противоречие между описательной и мотивировочной частями приговора, как правильно указывает автор представления, является существенным, поскольку повлияло или может повлиять на решение вопроса о правильности применения уголовного закона.

Изменяя квалификацию действий С., суд свои выводы обосновал, главным образом, показаниями подсудимого С. о том, что у него возник конфликт с бывшей женой по поводу ребенка. Вечером по этому поводу к
ним приехали “на разборки“ 10 человек, вошли в ограду. Незнакомый парень ударил его кулаком в лицо, после чего его ударили ногой по спине, он упал, когда поднялся, взял черенок в дровянике. В это время его брат дрался с двумя парнями. Он ударил одного из парней палкой, а когда она сломалась, взял ножку от сломанного стула, которой ударил потерпевшего по голове; наносил удары еще двоим, в руках у которых были штакетины. П. стал удерживать его за палку, он ударил П. Наносил еще по лицу удары парню, который был с наколками. После этого все разбежались. Стал наносить удары, защищая себя и свою семью, у него была цель выгнать их с ограды.

Однако, по мнению судебной коллегии, вывод суда о переквалификации действий С. является преждевременным, сделанным без должной оценки как каждого доказательства, так и всех доказательств в совокупности.

Как правильно указано в кассационном представлении, показания потерпевшего Л. не были глубоко проанализированы и не получили надлежащей оценки.

Так, потерпевший Л. показал, что 01.07.08 г. вместе с К., П., П. и К. поехал в с. Верх-Ирмень. Он зашел в ограду дома С. вместе с П., зная о конфликте между ними, чтобы, предотвратить драку, которая могла вспыхнуть из-за вспыльчивого характера П. К. и П. остались за оградой. П. стал разговаривать с С., разговор у них был на повышенных тонах. Когда они с П. стали уходить из ограды, он почувствовал удар каким-то предметом по голове в область левого виска, от удара он упал. Когда попытался встать, увидел как в него полетели грабли, он подставил руку, удар пришелся по руке, затем
последовал удар по спине в район шеи. Когда его вывел П., К. и П. были за оградой.

Суд привел в приговоре показания потерпевшего, однако оценки им не дал, не указал в связи с чем считает их неправдивыми или несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Не получили оценку суда и показания свидетелей П., П., К.

Свидетель П. показал, что 01.07.08 г. днем ему позвонила К., сказала, что звонил С., нецензурно выражался в ее адрес. После этого у него по телефону был разговор с С., который предложил ему поговорить. Он позвонил П., К., вечером заехали за Л., поехали к С. на машине, их было 5 человек. Во дворе у С. было 4 человек. Он с братом С. отошел за веранду, где они поругались. Когда он стал выходить из ограды, Л. пошел за ним. Обернувшись, он увидел, что человек в белой кофте (возможно подсудимый) ударил Л. по голове, по спине и в область шеи. Л. упал, он шагнул к нему, его тоже ударили сзади. В ограду вошли П. и К., ударили и К., после случившегося К. было плохо, его возили в больницу.

Свидетель П. не отрицал, что приехал на машине в д. Плотниково, в машине их было 5 человек. П. и Л. вошли в ограду, он и К. остались за оградой, К. была в машине. Через несколько минут услышали крики из ограды. К. побежал, он увидел как на Л. и П., выходящих из ограды, налетели четверо мужчин, Л. ударили каким-то предметов в область виска. Они с К. пытались их разнять, кто-то из парней ударил и К. по голове.

Свидетель К.
дал показания аналогичные показаниям свидетелей и потерпевшего Л. Дополнив, что когда в ограде начались крики и суета, они подошли к ограде, увидели, что Л. лежал на земле, П. его поднимал. Они с П. зашли в ограду, стали помогать вытаскивать Л. из ограды, рядом с Л. стоял С. и еще 3 человека нерусской национальности. Когда он наклонился к Л., С. ударил его по голове граблями или тяпкой. П. били люди, которые находились в ограде. Они вытащили Л. за ограду, уехали.

Не дал должной оценки суд и показаниям свидетеля К., не приведя в приговоре его показания, которые имели существенное значение для выводов суда.

Так из его показаний К. следует, что он выезжал на осмотр места происшествия - двора дома С., забор в ограде их дома был целый. С. указывал ему, что приехавшие штакетину вырывали на соседнем заборе. Он осматривал их, все заборы были целые.

Между тем показания потерпевшего, свидетелей К., П., П., К. находятся в противоречии с показаниями осужденного. Указанные доказательства судом не сопоставлены одно с другим, хотя они взаимно противоречивы.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона, повлияли на постановление приговора, который нельзя признать законным и обоснованным, а поэтому приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела следует учесть изложенное выше, тщательно исследовать все представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, дать им надлежащую оценку, свои выводы надлежащим образом мотивировать, в зависимости от установленного принять по делу законное и обоснованное решение. В случае, если суд придет к выводу о виновности С. и наличии в его действиях более тяжкого состава преступления, следует решить о
назначении ему справедливого наказания.

Поскольку приговор отменяется в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, доводы кассационной жалобы о наличии в действиях С. необходимой обороны удовлетворению не подлежат в связи с их преждевременностью.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ордынского районного суда Новосибирской области от 4 июня 2009 г. в отношении С. отменить.

Уголовное дело в отношении его направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Кассационное представление государственного обвинителя Чегодаевой О.Л. - удовлетворить, кассационную жалобу адвоката Масюк В.М. оставить без удовлетворения.